Вопрос иных языков – часть1

 Что говорит Библия об иных языках?

Вне всякого сомнения, самым спорным “даром” харизматического движения являются “иные языки”. Десятки книг – и за, и против, а также ни за, ни против – были написаны по поводу иных языков. Некоторые считают иные языки высшим духовным благом и особым переживанием, которому нет равных в вашем приближении к Иисусу. Джон Шеррил делится свидетельством Роберта В. Морриса:
“Для меня дар языков… обернулся даром хвалы. Говоря неизвестным, данным мне от Бога, языком, я ощущал в себе такой наплыв чистейшей любви, благоговения и восторга, какого я не мог достигнуть через обычную молитву.” 

С этим рассуждением согласятся многие верующие, которые говорят на иных языках. Другие же осуждают явление иных языков, как нечто опасное и обманчивое погода Омск. Говоря об этом явлении в харизматическом движении, бывший пятидесятник, Дж. Гардинер, описывает потенциальную опасность и разочарование для говорящего на иных языках:

“Ищущий этого переживания повторяет ритуал снова и снова, но постепенно начинает обнаруживать, что состояние экстаза, как и пристрастие к наркотику, требует для удовлетворения все большей и большей дозы. Иногда прибегают к чудовищному: я видел, как люди бегали по комнате до изнеможения, карабкались вверх по столбам палаток, истерически хохотали, впадали в транс на несколько дней или совершали другие дикие поступки по мере того, как желаемое состояние ‘приподнятости’ становилось все более и более недосягаемым. В конце концов наступает кризис и принимается соответствующее решение: остаться ли сидеть на задней скамейке и быть только зрителем, или “притворяться” и продолжать, как ни в чем ни бывало, в надежде, что это состояние возвратится. Самым трагичным бывает решение все бросить и отказаться вообще от всего духовного, как от чего-то ложного. Зрители переживают чувство бессилия, притворяющиеся страдают от чувства вины, надеющиеся предельно несчастны, а участь оставляющих всё трагична. Нет, подобные движения крайне опасны.” 

Некоторые авторы пытались занять среднюю позицию, стараясь представить обе стороны. У. Робинсон, который работал главным редактором в журнале Орала Робертса Evangelical Association, когда-то активно говорил на языках. Однако потом он выступил против этого. Во вступлении к своей книге “I Once Spoke in Tongues” (“Когда-то я говорил на языках”), он пишет:

“… в последние годы я стал все более и более убеждаться, что пробным камнем как для дара языков, так и для всякого другого религиозного переживания, не может служить только его логичность или же степень его правдивости. Но основной вопрос заключается в том: ‘Что делает оно в жизни данного человека?’ И более специфично: приводит ли оно человека только к самоуглублению и удовлетворению себялюбивых интересов, или же открывает его сердце навстречу нуждам других?
Я знаю людей, которые свидетельствуют, что дар иных языков стал величайшим освободителем в их жизни. Но, с другой стороны, для многих других говорение на иных языках послужило оправданием того, что они отстранили себя от нужд страдающего и разделенного мира. Для одних иные языки стали величайшим явлением в их жизни, а другие считают их разделяющими церкви и разрушающими личные взаимоотношения.”

Три книги в Библии упоминают об иных языках

Иные языки упоминаются в трех книгах Библии: в Евангелии от Марка 16 главе, в Деяниях Апостолов 2, 10 и 19 главах, и в 1 Коринфянам 12-14 главах. Мы уже затронули некоторые места из Деяний Апостолов в связи с вопросом крещения Духом (см. гл. 9). В данной главе мы снова коснемся вышеназванных отрывков из Деяний Апостолов, а также рассмотрим, что в Священном Писании говорится по этому вопросу в 1 Коринфянам, особенно в главах 12-14.

В 1 Коринфянам 12 гл. ап. Павел обсуждает вопрос, как даются дары, как они принимаются и как используются Богом в Церкви. А затем ап. Павел сосредотачивает внимание в 14 гл. 1 Коринфянам на второстепенном значении дара иных языков в сравнении с даром проповеди, а также на правильном использовании дара иных языков. Между этими двумя главами, в 13 главе, ап. Павел обсуждает, на основании чего должны действовать дары, а именно – на основании любви. 13 главу 1 Коринфянам часто называют “Библейской главой любви” и считают вершиной литературного достижения, однако ее часто используют вырванной из контекста. Но крайне важно помнить, что 13-я глава 1 Коринфянам является частью обсуждения ап. Павлом вопроса о злоупотреблении дарами Духа в коринфской церкви. Вполне возможно, что ни одним другим даром не злоупотребляли больше, чем даром иных языков.

Первое место отводится любви, а не дарам

Первостепенная важность любви выражена ап. Павлом в 1 Коринфянам 13:1-3. В первом стихе ап, Павел ясно говорит, что без любви иные языки – ничто. Он был озабочен тем, что верующие в коринфской церкви применяли дары Духа без любви. Их гораздо более интересовало то, чтобы как-то проявить себя или насладиться духовной эйфорией, чем заботливо, с самопожертвованием служить друг другу, проявляя христианскую любовь “агапе”.

Ап. Павел писал им, что он также, если бы захотел, мог применять свой дар иных языков (см. 1 Кор. 14:18). Но если он будет применять этот дар без любви, это будет просто громким шумом, наподобие ритмического оркестра в детском саду. Здесь возникает основной вопрос: что же имел в виду ап. Павел под словами “если я говорю языками человеческими и ангельскими”? Что такое дар иных языков? По этом вопросу в наши дни идет много споров. Я считаю, однако, что Библия предельно ясно говорит о том, что этот дар означает. И лучше всего для понимания этого вопроса обратить внимание на Деяния Апостолов 2 главу, где иные языки впервые упоминаются.

В книге Деяний Апостолов 2:1-11 описывается день Пятидесятницы – день рождения Церкви. Там был слышен шум, как бы от сильно несущегося ветра. Разделяющиеся огненные языки почили на каждом из апостолов, они исполнились Святого Духа и начали говорить на иных языках. Греческое слово glossa, употребленное здесь, обычно означает “язык”. Многие в сегодняшнем харизматическрм движении утверждают, что иные языки – это “частный язык молитвы”, речь экстаза, понятная только Богу. Но из второй главы Деяний Апостолов нам ясно, что Апостолы говорили на известных уже языках. Неверующие евреи, проживавшие тогда в Иерусалиме, “изумлялись и дивились… каждый слыша свое родное наречие”. Автор этой книги Лука перечисляет пятнадцать из тех стран и районов, на наречиях которых говорили в тот день (ст. 8-11).

Семь причин, почему “иные языки” означают “языки или наречия”

Есть несколько причин, почему, когда в Священном Писании идет речь о даре “языков”, имеются в виду именно известные уже языки. Привожу некоторые, основные доводы:

1. Греческое слово “glossa” означает в Писании в первую очередь человеческий язык. В Новом Завете оно несколько раз применяется, обозначая язык, как орган, но обычно означает язык, как речь. Это верно в отношении как Ветхого, так и Нового Завета. Раз тридцать слово glossa употребляется в греческом Ветхом Завете (Септуагинте), и каждый раз имеется в виду нормальный человеческий язык или речь.

2. Здесь также употребляется греческое слово “dialektos”, от которого мы получили свое слово “диалект” или наречие (Д. Ап. 2:6, 8). Некоторые из присутствовавших на собрании в день Пятидесятницы услышали Божие Слово на своем родном языке, а другие на родном наречии. Если бы речь шла о каком-то экстатическом языке, не было бы этого разделения на язык и наречие.

3. Тот же термин “glossa” употребляется позднее в книге Деяний Апостолов и в 1 Коринфянам 12-14 главах. Некоторые пятидесятники и харизматики утверждают, что “действительно, обычные языки упоминаются во второй главе Деяний Апостолов, но после того они уже имеют другое значение”. Но если мы рассмотрим упоминание языков позже в книге Деяний Апостолов (10:46; 19:6). мы опять найдем то же самое слово glossa, подразумевающее язык или известную уже разговорную речь. Во всей книге Деяний Апостолов греческое слово, означающее язык, неизменно одно и то же, и означает оно нормальную речь. Интересно заметить, что glossa всегда и во всей книге Деяний Апостолов дается во множественном числе, подразумевая множество языков. Неразборчивый же лепет никогда не упоминается во множественном числе, потому что у лепета нет разновидностей, и его можно классифицировать только в единственном числе.

Мы встречаем это и в 1 Коринфянам 14 главе: применяя это слово в единственном числе в стихах 2, 4, 13, 14 и 19, an. Павел имеет в виду поддельный языческий лепет (неразборчивую речь), применяемый многими коринфскими верующими взамен настоящих известных языков. Всякий раз, когда ап. Павел хотел говорить об истинном даре языков, он прибегал к множественному числу. Единственным исключением будет 1 Кор. 14:27, где несомненно ап. Павел имел в виду настоящий дар, но писал об одном человеке, говорившем на одном языке, и потому применил единственное число. В нашей Библии курсивом добавлено при единственном числе – “на незнакомом языке” – для различия между языческой речью экстаза и истинным даром языков во множественном числе, перед которым не стоит слово “незнакомый”. Видно, что переводчики именно по вышеуказанной причине правильно применили термин “незнакомый” во всей 14 главе, кроме 27 стиха. 

4. В 1 Коринфянам 12:10 употребляется тот же термин “glossa”, а затем говорится об истолковании языков. Греческое слово “истолкование” – здесь “hermeneuo” – означает “перевод”. Язык экстаза или невнятный лепет непереводимы. При переводе берется слово на одном известном языке и в точности переводится на другой известный язык. Необходим был сверхъестественный дар для перевода с языка, которого сам не знаешь, чтобы присутствующие верующие могли получить назидание (1 Кор. 14:5). В таком случае никак невозможно переводить что-то правильно.

5. В 1 Коринфянам 12:10 упоминаются “разные” (разного рода) языки. Примененное здесь греческое слово genos есть то, от которого мы получили, слово “genus,” означающее род, семью, расу, нацию, группу тесно связанных видов. Лингвистам известен термин “группа языков”. Опять-таки, имеется в виду нормальная человеческая речь.

6. 1 Коринфянам 14:21 дает понять, что языки (иностранная речь) были даны, как знамение неверующему Израилю. Ап. Павел ссылается на Исаии 28:11-12 в 1 Кор. 14:21: “В законе написано: ‘иными языками и иными устами буду говорить народу сему, но и тогда не послушает Меня, говорит Господь'”. И дальше ап. Павел говорит, что языки даны как знамение не для верующих, а для неверующих – неверующего Израиля, на что и пророк Исаия указал в 28:11-12.
Кем же были эти люди, говорившие на незнакомых языках, через которых исполнилось пророчество Исаии? Ими были ассирийцы, которые говорили на чистом ассирийском языке!

7. 1 Коринфянам 14:27 указывает на подлинный язык, если его нужно было переводить. Ап. Павел предупредил коринфских верующих, что когда кто-то из них заговорит в собрании на незнакомом языке, “говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй”. Это означает настоящий язык, потому что его необходимо переводить. Неисполнение этого указания привело бы к неразберихе, о которой говорится в 23 стихе: “Если вся церковь сойдется вместе, все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, – то не скажут ли, что вы беснуетесь?”

Как уже было отмечено в восьмой главе, мистические религии были хорошо известны в Коринфе в первом веке. В мистических религиях широко использовались языки – непонятный лепет в состоянии экстаза. И коринфяне, по-видимому, извратили дар языков, применяя экстатическую подделку. Ап. Павел пытался исправить это положение, говоря, что лепет в состоянии экстаза вовсе не является даром языков, и если они применяют его, то приносят не пользу, а вред делу Христову.

В 1 Коринфянам 14 главе ап. Павел критикует извращение даров. Коринфяне пользовались своим “даром иных языков”, чтобы говорить к Богу, а не к людям (см. стих 2). Но духовные дары никогда не предназначались для Божьей пользы, об этом ап. Петр совершенно ясно говорит в 1 Петра 4:10: “Служите друг другу каждый тем даром, какой получил”.

Замечание ап. Павла в 1 Коринфянам 14:2 является не одобрением, а насмешкой. На основании греческого текста, где отсутствует определенный артикль, можно также перевести “Бог”, как “бог”, имея в виду языческое божество. И будем ли мы рассматривать 1 Кор. 14:2 как насмешку, или как ссылку на языческое божество, так или иначе в этом выражено не одобрение, но осуждение. Это ясно из контекста.

Другая причина, почему коринфяне неправильно применяли дар языков, заключалась в том, что они делали это, чтобы похвалиться перед другими и возвысить себя. Ап. Павел говорит об этом в 1 Кор. 14:4: “Кто говорит на незнакомом языке, тот назидает себя, а кто пророчествует, тот назидает церковь”. В 1 Кор. 10:24 ап. Павел уже изложил этот принцип: “Никто не ищи своего, но каждый пользы другого”.

Ап. Павел дает понять, что применение коринфянами этого дара было также эгоистично. В 1 Коринфянам 14:16-17 говорится: “ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет ‘аминь’ при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается”. Ап. Павел хочет этим сказать, что говорящий на языках и пренебрегающий при этом всем остальным собранием – эгоист.

Изучение книги Деяний Апостолов и 1 Коринфянам неоднократно доказывает, что Библия не считает, что иные языки – это проявление молитвенного экстаза. Однако, именно невнятная речь экстаза обычно принимается за “дар иных языков” в движении пятидесятников и харизматиков. Вильям Самарин, профессор лингвистики при университете в г. Торонто, писал:

“В течение пяти лет я присутствовал на собраниях в Италии, в Голландии, на Ямайке, в Канаде и в Соединенных Штатах, наблюдая как за традиционными пятидесятниками, так и за неопятидесятниками. Я бывал как на небольших собраниях в частных домах, так и на огромных многолюдных собраниях. Я повидал разнообразие культурной среды: как, например, у пуэрториканцев в Бронксе или у берущих в руки змей в Аппалачах… Я проводил интервью с говорящими на иных языках, а также записывал на магнитофонную ленту бесчисленные образцы глоссолалии, и во ВСЕХ случаях это была полная лингвистическая бессмыслица. Несмотря на некоторое сходство при поверхностном рассмотрении, глоссолалия не является языком.” 

Вильям Самарин – один из многих, основательно изучивших явление глоссолалии. И все эти исследования в один голос подтверждают, что то, что мы слышим сегодня, не является языком. А если это не язык, тогда это совершенно не то, что Библия называет настоящим даром языков.

Что такое ангельский язык?

Если Библия всегда подразумевает под языком нормальную человеческую речь, что же тогда означает 1 Коринфянам 13:1? An. Павел говорит: “Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий”. Может быть, “ангельский язык” и есть речь экстаза, которую хариэматики называют истинным даром?

Проблема с попыткой отождествить речь экстаза в 1 Кор. 13:1 с даром языков заключается в том, что в Библии ничего не говорится об “ангельском языке”.

Наоборот, при всяком общении ангелов с людьми речь всегда велась на нормальном человеческом языке (см. Луки 1:26 и дальше). Единственный другой вид языка, кроме человеческого, упоминание о котором мы находим в Священном Писании, – это применяемый духом Святым, когда Он ходатайствует за нас перед Отцом “воздыханиями неизреченными” (Рим. 8:26).

О чем же говорит здесь ап. Павел? Он не обязательно констатировал фактическую реальность, но прибегнул к гиперболе (преувеличению), желая выразить определенную мысль. В греческом тексте в 1 Коринфянам 13:2-3 применяется сослагательное наклонение, что обычно означает невероятную ситуацию, гиперболическое преувеличение. Для того, чтобы заострить мысль о важности любви, ап. Павел попытался выразить свою мысль преувеличенно, доведя до крайнего предела. Он как бы говорит: “Какой бы прекрасной и чудесной не была бы ваша речь, даже если бы вы могли говорить по-ангельски, но без любви все это только пустой звук”.

Хотя и трудно установить абсолютную связь, но интересно обратить внимание на то, что в двух мистических религиях, распространенных в те времена, имелись лжебожества по имени Сивилла и Дионисий. При поклонении этим божествам практиковался разговор на иных языках (экстатический лепет), сопровождаемый ударами кимвалов, гонгов и громким звуком труб.  И хотя невозможно с уверенностью сказать, что ап. Павел имел в виду именно эти мистические религии, когда писал 1 Коринфянам 13:1, однако несомненно то, что в этих главах своего первого послания коринфской церкви он имел в виду извращение дара языков.

Если главное назначение иных языков (известных уже языков) – быть знамением для неверующего Израиля (см. 1 Кор. 14:21-22), тогда иные языки могли бы иметь какое-то значение для христианина только в том случае, когда их переводят. Утверждать же, что библейский дар языков – это та экстатическая речь, которой пользуются сегодня харизматики в своей частной молитве – значит навязывать библейскому тексту значение, которого он не имеет.

Языки прекратятся, а любовь никогда не перестанет

В 1 Коринфянам 13:8 ап. Павел высказал очень интересную, даже поразительную мысль, что любовь никогда не перестает, хотя и пророчества “прекратятся”, знание “упразднится”, а языки умолкнут. В греческом тексте слово “прекратится” означает “отпадёт” или “отменится”. Ап. Павел не говорит здесь, что любовь не может быть отвергнута или разрушена тем, кто отказывается принимать ее. Но он утверждает, однако, что любовь вечна – она всегда будет доступна и никогда не прекратится.

Ап. Павел хотел особенно подчеркнуть временный характер даров, чтобы помочь коринфским верующим увидеть, что их чрезмерный упор на дары Духа неправилен. Особенно, когда их главным побуждением было желание похвалиться своей духовностью перед другими. При этом во многих случаях ими проявлялась плотская природа и подделка под истинный дар.

Ап. Павел говорил верующим, что прекратятся три самых выдающихся дара. Дар пророчества, часто принимаемый за дар предсказания будущего, был на самом деле даром проповеди Божьего Слова. Греческое слово, которое употребляется здесь, происходит от глагола propheteuo, буквально означающее “говорить перед кем-то”, хотя во втором значении оно и может означать “говорить вперед” – в смысле предсказывать, что обычно ясно из контекста. Итак, этот дар означает способность говорить перед людьми, провозглашать Божие Слово, иногда с элементом предсказания.

В 1 Коринфянам 14:3 говорится: “кто пророчествует, говорит людям в назидание, увещание и утешение”. Дар пророчества практиковался для назидания людей, поощрения их на добрые дела и утешения в беде. Ап. Павел также говорит, что дар знания упразднится. Дар знания – это способность вести наблюдение за фактами с тем, чтобы извлекать духовные истины из Слова Божьего. Это дар понимать Божье Слово и делиться этим пониманием с другими.

Третьим даром, который прекратится, согласно 1 Кор. 13:8 является дар иных языков. Как уже отмечалось ранее в этой главе, даром иных языков была не экстатическая речь, но способность говорить на иностранных языках, которым человек никогда не учился, для знамения перед неверующими евреями о приближении Божьего суда.

Важно помнить, что дар иных языков был также знамением, удостоверяющим апостольский авторитет. В частности в Д. Ап. во 2, 8, 10 и 19 главах этот дар служил для удостоверения авторитета апостолов, как новых проводников слов и дел Божиих.

1 Коринфянам 13:8 ясно говорит, что эти три дара упразднятся, но остается вопрос: когда? Братья во Христе, пятидесятники и харизматики уверяют, что ни один из этих даров не прекратился. Так что это “когда” находится где-то в далеком будущем. С другой стороны, я слышал объяснения весьма известного проповедника и учителя Библии, который говорит, что все дары уже прекратились. Согласно понятиям этого человека, сегодня вообще уже нет никаких духовных даров. А еще есть те, кто утверждает, что некоторые дары остались, а некоторые прекратились. Этот взгляд соответствует и моему понятию.

Важно отметить, что подбор слов в 1 Кор. 13:8 дает ясно понять, что языки прекратятся не одновременно с пророчеством и знанием. Относительно пророчества и знания там говорится, что они “прекратятся”, “упразднятся” или “отменятся” (в зависимости от перевода), и корнем греческого слова здесь является глагол katergeo, который употребляется для пророчества и знания, но в отношении иных языков ап. Павел применяет другой глагол – pauo – означающий просто, что они “остановятся”, умолкнут и не будут больше звучать.

Важно также понять, что глагол katargeo пассивного наклонения. По грамматическим правилам, когда в предложении есть пассивный глагол, это указывает на то, что что-то производит воздействие на подлежащее. И в данном случае, в 1 Кор. 13:8 говорится, что это что-то отменит пророчества и знание. Так что под воздействием какой-то другой силы пророчество и знание прекратятся, и эту другую силу ап. Павел называет “совершенное”. (“Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится” 13:9-10) Оно-то и принесет отмену пророчества и знания, между тем как дар языков прекратится сам по себе еще до наступления “совершенного”. Этим и объясняется то. что ‘языки’ исчезают из текста после 8 стиха, между тем как “пророчества и знания” все еще упоминаются и дальше: “Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; когда же настанет  совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится” (I Кор. 13:9-10).

Делалось также немало предположений относительно того. что такое “совершенное”. Некоторые думают, что это завершение канона Священного Писания, другие – что это зрелость Церкви, некоторые считают, что это будет восхищение Церкви, а еще одни – что речь идет о втором пришествии. Но, скорее всего, “совершенное” относится к состоянию вечности – новому небу и новой земле, которые будут сотворены после тысячелетнего царства, что подтверждается следующим:

1. Во время тысячелетнего царства будет как пророчество, так и учительство, и результатом этого – знание (см. Ис. 11:9; 30:20-81; 32:3-4; Иер. 3:14-15; 23:1-4; Иоиля 2:28 и дальше; Откр. 11:1 и дальше). Все эти места Писания указывают на то, что будет еще ни с чем не сравнимое учительское служение Святого Духа, и как результат, всемирное умножение знания.

2. К тому же. мне кажется, что выражение “лицом к лицу” в 1 Кор. 13:12 можно объяснить только пребыванием с Богом в новом творении. В известном смысле, “совершенное” наступает для любого верующего в тот момент, когда он переходит к Господу Иисусу Христу (в момент смерти). Но хронологически “совершенное” придет в истории при наступлении вечного состояния, когда все будет совершенным.

Почему языки прекратились?

В 1 Коринфянам 13:8 просто говорится, что “языки умолкнут”. Греческий глагол в данном случае не пассивен, и это значит, что само подлежащее совершает действие. То есть, по грамматическим признакам, в этой фразе в 8 стихе говорится, что “языки умолкнут сами по себе”.

Если иным языкам надлежит прекратиться самим по себе, то возникает вопрос: когда? После семилетнего исследования этого предмета и всестороннего ознакомления с литературой на эту тему, а также многократных обсуждений его как с харизматиками. так и с нехаризматиками, я убежден, что языки прекратились во времена апостолов, и что это произошло навсегда.

Есть, по крайней мере. шесть веских причин, почему языки прекратились:

1. Языки были чудодейственным даром, а век чудес окончился вместе с веком апостолов. Последнее записанное в Новом Завете чудо произошло в 58 г. н.э. Это было исцеление отца Публия (Д. Ап. 28:7-10). Начиная с 58 г. и по 96 г. н.э., когда ап. Иоанн закончил писать книгу Откровения, не отмечено ни одного совершенного чуда. Упоминания о таких чудодейственных дарах, как иные языки и исцеления, мы находим только в самых ранних посланиях, как, например, в 1 Коринфянам. Дойдя до более поздних посланий, например, к Ефесянам или к Римлянам, в которых также подробно обсуждаются дары Духа. мы не найдем упоминания о чудодейственных дарах. К тому времени обыденность чудес рассматривалась уже, как нечто прошедшее, потому что Божие Слово и откровение было уже в значительной мере установлено и утверждено.
Разумно полагать, что к концу первого века Церковь была предана распространению Слова, тогда как иные языки совместно с другими дарами-знамениями утратили свою полезность. Смерть апостолов тоже положила конец их применению, потому что эти дары были тесно связаны с апостолами (2 Кор. 12:12; Евр. 2:3, 4).

2. Чудо иных языков было знамением осуждения Израилю за его неверие. Как мы уже видели в начале этой главы, 1 Кор. 14:22 ясно говорит, что языки даны как знамение не для тех, кто верует, а для тех, кто не верует. В 1 Кор. 14:21 определенно имеется в виду неверующий Израиль, так как ап. Павел ссылается на Ис. 28:11-12, где пророк писал Израилю: “Зато лепечущими устами и на чужом языке будут говорить к этому народу. Им говорили: ‘Вот – покой, дайте покой утружденному и вот успокоение’. Но они не хотели слушать”. Контекст в Исаии 28 гл. относится к периоду царствования иудейского царя Езекии (7Q5-701 г. до. Р.Х.), когда ассирийцы вторглись в Палестину, захватив и уничтожив Израиль – Северное царство.

Пророк Исаия укоряет вождей Иуды за их вероломство. Они насмехались над ним, а пророк Исаия отвечает на их насмешки строгим предупреждением о грядущем суде. И в самом деле, Бог заговорил к ним на чуждом языке и лепечущими устами.

Иными словами, евреи не слушали Бога, когда Он обращался к ним по-еврейски, поэтому Он заговорил на языке, которого они не смогут понимать. Этим языком стал язык ассирийских захватчиков. По причине постоянного неверия Иуды и его отпадения от веры, Бог намеривался навести на них осуждение, которое ознаменуется чужими языками – “которых ты не знаешь” (см. Вт. 28:49 и Иер. 5:15).

Это пророчество исполнилось, когда вавилоняне захватили Иуду в 586 г. до Р.Х., а позднее в еще более суровом суде, наступившем в 70 г. н.э. Сам Иисус сказал: “Се, оставляется вам дом ваш пуст” (Луки 13:35). Иисус ясно предупредил: “Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его… И падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников” (Луки 21:20, 24).

В 70 г. н.э. римский император Тит разгромил и разграбил Иерусалим и увел в плен 1 100 000 евреев, а остальных рассеял по всему миру. Дар иных языков был знамением этого суда для неверующего Израиля (1 Кор. 14:22). Неверующих же язычников проявление этого дара только сбивало с толку, что и видно из 23 стиха: “Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, – то не скажут ли, что вы беснуетесь?”

Слово к Израилю было ясным: Бог не будет более ограничиваться только одним народом для передачи Своего Слова; Он не будет более проявлять Свою благодать через один только народ и говорить на одном только языке. Их неверие изменило все это. Следовательно, языки были знамением снятия с Израиля, как нации, его особого благословения.

Иные языки стали также знамением расширения границ этого благословения, потому что Бог будет отныне говорить ко всем народам на всех языках. Преграды рухнули, и потому языки были знамением не только бедствия, грядущего от Бога на Израиль, но и благословения от Бога для всего мира. Иные языки были знамением этого переходного периода. Для народа Божьего наступил новый день. Бог будет говорить на всех языках. О. П. Робертсон хорошо выразил последствия этого явления:

“Сегодня нет нужды в особом знамении, чтоб показать, что Бог переходит от одного народа, Израиля, ко всем народам. Этот переход уже – совершившийся факт. Послужив основанием деятельности апостолов, а также будучи специфическим переходным даром, иные языки выполнили свое предназначение, став особым знаком как для ветхозаветного, так и новозаветного народа Божьего. Исполнив однажды эту роль, они утратили свое значение среди Божьего народа.” 

3. Дар языков был меньшим даром, чем дар пророчества. Ал. Павел ясно выразил это в 1 Кор. 14:1-3, когда призывал коринфян стремиться к любви и желать духовных даров, но отдавать пророчеству первое место, потому что оно более назидает других. В 1 Кор. 14 гл. делается упор на то, что дар пророчества (проповеди) превосходнее дара иных языков.

Иные языки не могут правильно назидать церковь, поэтому возможно только ложное самоназидание (см. ст. 4), а это и было именно то. что ап. Павел запрещал в 13:5: “Любовь не ищет своего”. Церковь собирается для назидания, а так как иным языкам нет места в частном назидании, то и для назидания церкви их тоже не следует употреблять. Церковь должно назидать пророчество (см. 1 Кор. 14:3).

4. Когда был завершен Новый Завет, иные языки стали лишними. Теоретически, человек, говорящий на иных языках, получал откровение от Бога. Как мы уже обсуждали во 2 и 3 главах, прямое откровение от Бога прекратилось. Дар иных языков служил для удостоверения авторитета писавших откровение. После их смерти, подобные знаки удостоверения стали больше не нужны.

5. Языки упоминаются только в самых ранних книгах Нового Завета. Первое пос. к Коринфянам – единственное послание, где иные языки вообще упоминаются. Ап. Павел написал, по крайней мере, еще двенадцать посланий и нигде больше не упоминал иных языков. Ап. Петр также никогда не упоминал иных языков, никогда не упоминал их ап. Иаков, а также ап. Иоанн и ап. Иуда не делал этого. Иные языки появились на короткое время в ранний период Церкви, когда новое Слово от Бога распространялось, а также утверждалась Церковь. Но как только это было завершено, иные языки исчезли. Они прекратились, умолкли.

6. История зафиксировала гот факт, что иные языки прекратились. В 1 Коринфянам 13:8 глагол pauo говорит нам, что иным языкам надлежало умолкнуть, чтобы уже никогда больше не возвратиться. Более поздние книги Нового Завета больше уже не упоминают иных языков. К. Роджерс, миссионер и ученый, писал так: “Важно отметить, что о даре иных языков не только не упоминается, но, более того, о нем нет даже и намека во всех трудах послеапостольских отцов Церкви.” 

Клемент Римский, Иустин Мученик, Ориген, Златоуст и Августин – некоторые из величайших богословов древней церкви – считали иные языки занятием прошлого, чем-то, практиковавшимся только на заре христианства.

В первые пять или шесть столетий церкви единственными, о ком пишется, что они говорили на “языках”, были последователи Монтануса, признанного еретиком (см. гл. 3), а также его ученика Тертуллиана.

Следующее упоминание в христианстве о “языках” связано с группой людей, которых называли Севенольскими священниками (Cevenol priests). Они жили во Франции в конце семнадцатого века. Их тоже называли еретиками, потому что их пророчества не исполнялись и была неприемлема их воинственность.

Сохранилась запись приблизительно за 1731 год о группе римо-католических реформаторов, так называемых янценистов, которые проводили ночные собрания в гробнице своего основателя, где они в состоянии экстаза говорили на “иных языках”.

Другой группой, которая говорила на языках, были трясуны (Shakers), последователи матери Анны Ли, жившей в 1736 – 1784 годах. Мать Анна Ли считала себя женским эквивалентом Иисуса Христа. Она основала общину трясунов в Трое, в штате Нью-Йорк, и утверждала, что получила особые откровения от Бога. 

В 1830 г. Эдуард Ирвинг основал в Лондоне маленькую группу под названием ирвингиты (Irvingites). У них были откровения, противоречащие Священному Писанию, их пророчества оставались неисполненными, а мнимые исцеления кончались смертью. Они тоже говорили на “иных языках”.
От Монтануса до Ирвинга случаи “иных языков” в церкви никогда не считались частью подлинного христианства.

Но в 1901 г. в Bethel Bible College в городе Топика в штате Канзас Агнес Озман получила то, что она называла крещением Духа, и стала говорить на “иных языках”. Это событие положило начало движению “святости” (“Holiness”) в Соединенных Штатах Америки. В 1906 году на “иных языках” стали говорить в церкви в Лос-Анжелесе, в штате Калифорния, и в результате этих двух явлений в 1901 и 1906 гг. произошли главные деноминации пятидесятников, к которым многие из наших братьев и сестер во Христе принадлежат и сегодня.

А в 1960 году в епископальной церкви в г. Ван Найс, в штате Калифорния, зародилось современное харизматическое движение. Вскоре оно распространилось на многие другие деноминации, включая римо-католическую, лютеранскую, пресвитерианскую и баптистскую.

Напрашивается вопрос: “Если языки прекратились, как могли они снова появиться в двадцатом веке?”
Наши братья и сестры из пятидесятников и харизматиков относятся к этому вопросу двояко:

1. Одни считают, что Монтанус, мать Анна Ли и другие, кто говорил на иных языках в прошлом, были их предшественниками. Некоторые пятидесятники и харизматики на самом деле утверждают это, однако этим самым они причисляют себя к еретикам.

2. Другие харизматики – и их, вероятно, большинство – говорят, что иные языки в определенный период прекратились, но теперь возобновились опять, потому что мы живем в последние дни и Бог дарует нам последнее излияние Своего Духа.

Неправильное толкование харизматиками Иоиля 2:28

Ключевым местом из Священного Писания для харизматиков и пятидесятников является Иоиля 2:28: “И будет после того, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения”. Проблема с нынешним применением Иоиля 2:28 в том, что Иоиль пророчествовал о чем-то, что произойдет в далеком будущем, а не о том. что случится в первом или двадцатом веке.

Согласно Иоиля 2:19-32, Божий Дух изольется так, что в то время будут знамения в небе и на земле – кровь, огонь и столбы дыма: “Солнце превратится во тьму и луна в кровь, прежде нежели наступит день Господень великий и страшный”. Это пророчество – явно о грядущем тысячелетнем царстве в конце времен, и не может относиться ни к чему-то в более ранний период. При изучении в полном контексте стихов из Иоиля, приемлема единственная интерпретация.

Например, Иоиля 2:20 – это ссылка на поражение северной армии, которая выиграет войну против Израиля в период великой скорби. Стих 27 той же главы говорит о великом пробуждении, которое возвратит Израиль к Богу, и это – еще одно событие великой скорби, которому предстоит исполниться. В Иоиля 3 гл. описан суд над народами – еще одно событие, которое произойдет в конце великой скорби, перед самым утверждением земного царства Иисуса Христа (ст. 2. 12, 14). Дальше в 3 главе Иоиль дает прекрасное описание царства (ст. 18). Ясно, что 3 гл. Иоиля – это пророчество о царстве, и все это до сих пор еще не исполнилось – ни в день Пятидесятницы (Д. Ап. 2), ни при каких-либо других обстоятельствах с тех пор. Эти пророчества относятся к будущему, которое для нас еще впереди.

Однако, все еще остается вопрос о том, почему ап. Петр упомянул Иоиля 2:28-32 в день Пятидесятницы (Д. Ап. 2:17-21). Некоторые исследователи Библии считают: ап. Петр утверждал, что исполнение пророчества Иоиля 2 28 было даром Святого Духа для Церкви в день Пятидесятницы. Однако, это было, в лучшем случае, только частичным исполнением, или же, пользуясь придуманным кем-то словом – “предъисполнением”.

Были ли в день Пятидесятницы знамения в небесах и на земле? Были ли там кровь, и огонь, и столбы дыма? Превратилось ли солнце во тьму и луна в кровь, и наступил ли великий и страшный день Господень? Нет, ничего этого не произошло, так как все это еще в будущем.

Ап. Петр сказал присутствующим в Иерусалиме в день Пятидесятницы, что они видят предварительное явление той силы, которая явится над всеми в тысячелетнем царстве. То. что они увидели в Иерусалиме происшедшим с горсткой людей, было предзнаменованием того, что Божий Дух совершит когда-то во всемирном масштабе.

Дж. Питерс, известный библейский исследователь девятнадцатого века, писал: “Крещение в день Пятидесятницы – это залог будущего исполнения, в знак доказательства того, что Дух Святой еще исполнит в будущих веках”.

 Немецкий богослов Г. Тилике придерживался того же мнения, что и Дж. Питерс. Г. Тилике говорил, что чудеса первого века – это “молния на горизонте Божьего Царства”. Чудеса, которые начались в день Пятидесятницы для подтверждения Божьего откровения в момент зарождения Его церкви – это полыхающие зарницы для привлечения нашего внимания к тому, что лежит за горизонтом – к грядущему царству Иисуса Христа.

Здесь было бы уместно сказать, что харизматики придают огромное значение “раннему и позднему дождю” в книге Иоиля 2:23. Они хотят, чтобы мы поверили, что ранним дождем был день Пятидесятницы, когда сошел Дух Святой, а поздний дождь пошел сейчас, при нынешнем излиянии Духа Святого в двадцатом веке.

Ранний дождь падает на засеянные поля осенью, а поздний – весною. Пророк Иоиль говорил, что на землю тысячелетнего царства оба эти дождя пойдут “в первом” (дословно, по-еврейски) месяце. Суть здесь в том, что в царстве Бог будет производить плоды земли в обилии. Это совершенно ясно видно из Иоиля 2:24-26. “Ранний и поздний дождь” не имеет ничего общего с Пятидесятницей, двадцатым веком или Духом Святым.

Подводя итог, следует сказать, что пятидесятники и харизматики встречаются с определенными трудностями, пытаясь применить Иоиля 2:28 для подтверждения идеи, что иные языки возобновились опять.

Во-первых, пророк Иоиль не говорил, что иные языки возобновятся, когда изольется Дух Святой.

Во-вторых, излияние Святого Духа в день Пятидесятницы не было тем событием, о котором пророчествовал Иоиль. Он имел в виду то, что произойдет в тысячелетнем царстве, что еще является будущим. Как знамение, иные языки имели уникальную цель. И как все знамения, они указывали на что-то. Когда же указанное совершилось, знамение стало излишним. И нет никакого указания на то, что они возвратились.

С уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

Добавить комментарий