Всякая власть – от Бога?

200px-Anthonis_van_Dyck_005 «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» (Рим. 13:1, 2).

Значит ли это, что во время войны нельзя укрывать людей, которым угрожает смерть? Это классический вопрос к этому тексту. В более широком смысле вопрос можно поставить так: говорит ли здесь Павел, что христиане должны слепо повиноваться всем властям и должностным лицам? «Естественно», – говорили некоторые «строгие верующие» во время Второй мировой войны, сотрудничая с захватчиками и упуская возможность сохранить тысячи жизней.

Но разве государство – это некий святой институт, который нельзя критиковать? Если человек встречает на пороге своего дома служащего налогового ведомства и знает, что его ждут большие неприятности, то ему сложно смириться с этой мыслью: «они Божии служители, сим самым постоянно занятые» (Рим. 13:6). Но значит ли это, что здесь Павел называет Бога самым большим «начальником», высшим работодателем всех государственных служб (см. также Ин. 19:10,11; 1‑е Тим. 2:1-5; Тит. 3:1,2; 1‑е Петр. 2:12-3:18)?

В определенном смысле да. Но узнай Нерон об этом тексте, он бы его не обрадовал. Потому что в тексте сказано, что он, Нерон, не божественен и даже не величайший из людей, и что он должен примириться с тем, что кто-то стоит выше него.

Зимой 390 года этот текст Павла достиг своеобразного пикового воплощения. К тому времени уже несколько поколений римских правителей были христианами и пытались христианизировать свое государство. Почти всегда эти меры ограничивались словами. Но когда император Феодосий услышал, что в Фессалониках поднялся большой мятеж, он приказал подавить его. Ситуация вышла из-под контроля; тысячи были убиты. Феодосий был потрясен этим и своих письмах выказывал сожаление по этому поводу. Само себе это было неслыханно, ведь император не был в ответе ни перед кем. Но произошло то, что имело далекоидущие последствия: епископ Амвросий требовал от Феодосия исповедать свою вину при входе в церковь. Феодосий раскаялся и, что примечательно, в оставшееся время своего правления воздерживался от применения силы.

Если на небе никого нет, или, по крайней мере, если небо заселено капризными божками, тогда нет никого выше императора. Тогда его слово определяет все. Если же Бог есть наивысший судья, тогда люди хоть и могут быть «производными» судьями, но в любом случае они всегда подлежат исправлению. Языческий император не склонялся ни перед кем; Феодосий же мог склониться. В лице Феодосия мы впервые в истории видим императора, который подвергается критике, исправлению.

Таким образом, читая между строк, можно увидеть, что сказанное Павлом подразумевает революцию. У этой революции есть особенности. Это видно из контекста. Прямо перед нашим текстом Павел взывал к ненасильственному сопротивлению (Рим. 12:17-21). И собственно наш текст оканчивается призывом давать то, что мы должны другим: подати, оброки, честь, почтение (Рим. 13:7). Павел продолжает эту тему удивительным предложением: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви» (Рим. 13:8). Другими словами: платите налоги, не работайте «в тени», выказывайте почтение полиции и суду – и тогда, возможно, любовь будет единственным, в чем вы еще не преуспели до конца.

Нерон в начале своего правления был сравнительно мягким императором. В этот период Павел писал его подданным в Рим. Но уже в то время в городе были определенные беспокойства из-за податей, поднимались мятежи. В панике Нерон обещал отменить некоторые налоги, но затем возвращался к старому. И так по кругу. Эта ситуация служит фоном для того, что Павел советует в Рим. 12 и 13: он не хочет, чтобы христиане развязывали очередную кровавую революцию. Они должны завоевать мир своей удивительной вестью – в Духе Того, Кто не организовывал восстания, но позволил Себя распять (Ин. 18:36-38).

Чтобы понять какой-то текст, иногда полезно определиться и с тем, что он не означает. Итак, в Рим. 13 не подразумевается, что власти или должностные лица всегда правы или что Бог их непосредственно вдохновляет. Не сказано и того, что власть во всех своих структурных частях следует Божьей воле. Сказано то, что Бог назначил, или поставил существующие власти в целом. Любая аналогия будет несовершенной, но можно сравнить с президентом: президент также назначает сотрудников, но это не значит, что они из-за этого не делают ошибок. Или представьте, что вы работаете в библиотеке: вы должны регулярно закупать и размещать на полке такие книги, которые вам не интересны или с которыми вы даже полностью не согласны. Но вы все же покупаете их.

В тексте также не утверждается, что вы должны слепо повиноваться властям. Такое прочтение текста ошибочно. Эту ошибку разделяли «строгие верующие» во время Второй мировой войны. Здесь говорится о том, что вы должны признавать власти, а это уже немного другое. Вы можете обоснованно не повиноваться им (например, не называть кесаря «Господом») и в то же время признавать их (например, принимать наказание за такое поведение). Когда Иисус очистил Иерусалимский храм, Он не выходил за рамки того, о чем позже напишет Павел: конечно, Иисус делал то, что не приветствовалось властями, Он нарушил какие-то общественные правила или правила приличия, но далее Он также принял последствия Своего вызывающего поступка. То же самое можно сказать об Оскаре Шиндлере в Кракове или о повивальных бабках в Египте (Исх. 1:17): они уважали власти, но проявляли гражданское неповиновение.

Павел, как обычно, пытается найти баланс. С одной стороны, он пытается соблюсти здоровую дистанцию между Богом и властями; но, с другой стороны, он всячески пытается показать благословения от правильно работающей власти. Такая власть заботится о добре и справедливости (Рим. 13:2), она установлена для нашего благополучия (Рим. 13:3) и поэтому может наказывать (Рим. 13:4). Один из мотивов Павла состоит в том, чтобы показать, что Бог правит через  поставленные власти (Рим. 13:4, 5). Но главный мотив апостола – это любовь (Рим. 12:17-21; Рим. 13:8-10). Любой начальник – человек, и как таковой достоин нашей любви.

Отсюда и призыв Павла верно платить все налоги «по совести» (Рим. 13:5-7).  Мошенничество с налогами подразумевает неуважение к соответствующим властям, полагает апостол. В наше время было бы разумно помнить об этом. Заполнение декларации, в конечном счете, отражает нашу личность; за бумагой стоит конкретное лицо. Проявить должную любовь всем мы не можем (13:8), но во всем остальном оказывайте должное уважение всем властям.

Рейньер Сонневелд

Опубликовано в Богословие, Его Слово для нас, Как нам жить? « Взгляд на Павла Откуда эта цитата? »

Оставить комментарий

Нажмите, чтобы отменить ответ.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)