Отношение христиан к правительству – часть 1


всякая власть от Бога

 

Подчинение правительству

 

"Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите; ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь" (Рим.13:1-7)
 
 
Эти семь стихов содержат наиболее ясное изложение Новозаветного учения об ответственности христианина перед гражданскими властями. Каждый христианин, независимо от того, какому правительству он подчиняется, пребывает под управлением Господа, требующего надлежащего подчинения этому правительству ради мирной жизни и действенного свидетельства. Много раз повторяющаяся тема подчинения власти нигде не изложена так убедительно, как здесь.
 
Первые одиннадцать глав Послания к Римлянам (особенно гл. 1-8) детально рассказывают о том, что значит быть спасенным, и как спасаются люди, получая оправдание по Божьей благодати, действующей через веру. Павел говорит: "Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия чрез веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих; ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе" (3:21-24).
 
Изумительное чудо спасения влияет на все, что связано с жизнью верующего. Павел говорит об этом в 12-й главе. Самое важное и очевидное влияние касается наших взаимоотношений с Богом. Когда мы спасены, наше главное стремление – представить наши "тела в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для [нашего] разумного служения" (12:1). Апостол беспокоится также о том, чтобы мы обладали правильными взаимоотношениями с нашими братьями и сестрами в Христе (см. 12:3-16) и с нехристианами, включая даже наших врагов (ст. 17-21).
 
Коснувшись этих вопросов, вдохновленный писатель затрагивает тему о необходимости правильного отношения к управляющему нами человеческому правительству (см. 13:1-7).
 
Из-за религиозной свободы, в условиях которой большинство западных граждан живут уже в течении многих поколений, верующим из этих стран трудно представить, какое давление испытывают многие из их братьев и сестер в Христе, живущие при режимах, ограничивающих свободу и притесняющих христиан.
 
"Священные войны", такие как Крестовые походы, которые велись во имя христианской веры, находят справедливое осуждение. Но исторически христиане принимали участие, часто во имя своей веры, в насильственных ниспровержениях репрессивных, а иногда и деспотических правительств. Демократия и политическая свобода традиционно ассоциируется с христианством. По этим причинам для многих христиан трудно быть точными или хотя бы честными и объективными в отношении недвусмысленных ограничений, изложенных в Рим. 13:1-7.
 
Многие евангельские верующие абсолютно уверены в том, что Американская Революция полностью оправдана не только с политической, но и с Библейской точки зрения. Они считают, что право на жизнь, свободу и стремление к счастью не только дано Божественно, но его достижение и защита – христианский долг и, таким образом, оправданы любые средства, включая, когда это необходимо, также вооруженное восстание. Из цитаты, приведенной в начале главы, очевидно, что такие действия запрещены Богом и подлежат осуждению. Также очевидно, что Соединенные Штаты были рождены вследствие нарушения законов Св. Писания. Но это не означает, что милостивый Бог не послал великого благословения Америке. Однако, это говорит о том, что Он благословил Америку, несмотря на неповиновение Его Слову во время революции, которая привела к рождению нации.
 
Полагая, что цель иногда оправдывает средства, многие евангельские верующие утверждают, что ненасильственное гражданское неповиновение оправдано, когда порождающая его причина (например, возражение против абортов) – Библейская. Некоторые евангельские верующие отказываются даже платить налоги, поскольку часть денег будет использована для совершения несправедливых и безнравственных действий. Многие евангельские верующие считают, что христиане должны быть активными в политических делах, используя социальные выступления и тактику давления, чтобы изменить неправедные законы или правительственную политику и защитить религиозные права от посягательств. Ради осуществления таких концепций как "совместная борьба" некоторые евангельские верующие объединяют усилия с отдельными людьми и организациями, которые не только не христианские, еретические, но даже провозглашают лжеучения. Они думают, что иногда допустимо объединиться с одним злом, для того, чтобы вести борьбу с другим, еще большим. Стремление к сохранению христианской веры, часто смешивается с определенными воззрениями на экономику, налогообложение, социальные проблемы, так что Библия оказывается завернутой в знамя.
 
Даже совершенно справедливые социальные и политические действия, могут поглощать чрезвычайно много времени, энергии и денег верующего, необходимых для его главной работы – благовествования. Центр его усилий смещается от его призвания – возводить духовное царство посредством Благой вести – к морализации общества, т.е. стремлению изменить его извне, вместо того, чтобы сделать это изнутри. Когда церковь политизирована, даже если это объясняется стремлением поддержать справедливые требования, она теряет свою духовную силу и моральное влияние. А когда эти требования поддерживаются мирскими способами и средствами, трагедия неизбежна. Мы должны быть совестью народа, преданно проповедуя и живя благочестивой жизнью, которая согласуется не с политическими действиями, побуждаемыми человеческим разумом, в том числе и нашим собственным, а с духовной силою Божьего Слова. Достижение поверхностной мирской "христианской моральности" при помощи законодательства, судебных решений и запугивания – не наше призвание, это не имеет вечной ценности.
 
В речи, произнесенной в Оксфордском Университете в 1898 году, британский богослов Роберт Л. Оттли отметил:
 
"Ветхий Завет можно изучать… как руководство по социальной справедливости. В нем изображено моральное управление Бога, более проявившееся в Его отношениях с нациями, чем с индивидуумами; и именно осознание ими действия и присутствия Бога в истории, побуждало пророков к пророчествованию и обращению не только к своим соотечественникам, но и к миру в целом… Имеет большое значение тот факт, что несмотря на их горячее желание осуществить социальной реформы, они, как правило, не принимали участия в политической жизни и не выдвигали требований о необходимости политических изменений. Они желали… не улучшения институций, а улучшения людей."
 
Некоторые евангелистские пасторы и другие христианские руководители вместо проповеди Благой вести занялись политикой; вместо провозглашения Слова Божьего, создают коалиции, чтобы "воздействовать на окружающую культуру". Некоторые христиане надеются, что правительство будет не только союзником церкви, но и ее главным партнером. Но государство – это временное образование, оно способно влиять лишь на то, что тоже есть временным. Оно управляет неразумно и нерационально, посвящая много времени попыткам привести народ к более высокому состоянию морали – явлению, в лучшем случае, временному и совсем мало внимания уделяет приносящей вечную жизнь Благой вести. В действительности не важно, какие люди попадают в ад – полицейские или проститутки, судьи или преступники, выступающие за или против абортов. Люди моральные будут пребывать там вместе с аморальными. Наше призвание – провозглашение Благой вести. Пренебрежение им – духовный эквивалент поступка, в результате которого квалифицированный хирург, занимающийся операциями на сердце, отказывается от своей профессии, чтобы стать гримером, и тратит свое время, улучшая внешний вид людей, вместо того чтобы спасать их жизнь. Предназначение церкви состоит не в том, чтобы изменить общество, хотя часто это полезный побочный результат преданного служения и верной жизни, а в том, чтобы поклоняться и служить Господу и приводить других к спасительной вере в Него.
 
Как и многие либеральные христиане середины столетия, многие евангельские верующие утратили ориентацию на вечные ценности и занялись мирскими проблемами, создавая нечто подобное консервативной политической версии социального христианства. Как и либералы, проповедующие лишь социальные идеи, евангелисты, ставящие социальные потребности выше духовных, все больше и больше относятся к правительству как к мирскому, земному союзнику или врагу. Но даже самое лучшее из человеческих правительств не принимает участия в Божьей работе, и самая плохая из человеческих общественных систем не может помешать силе Слова и Духа. Бог учредил гражданские власти для совершенно другой, мирской и временной цели.
 
Это не означает, что христиане не должны принимать участия, иногда даже непосредственного, в гражданском правительстве. Это, конечно, не означает, что верующие должны избегать выражения своих взглядов путем голосования за лучших политических кандидатов и положительные законопроекты. Это – часть добрых дел, совершаемых для нашего общества (ср. Гал. 6:10; Тит. 3:1-2). Мы должны быть благодарны Богу за гражданские свободы – поклоняться, проповедовать и преподавать Евангелие – и за отсутствие в нашей жизни почти всяких ограничений. Это – добрые привилегии, но не только это необходимо для действенности истины Благой вести и духовного роста. Мы также должны быть благодарны за наши многочисленные возможности изменять плохие законы и смещать плохие правительства. Но и это не должно влиять на осуществление главного предназначения христианина – благовествовать и жить святой жизнью, чтобы свидетельствовать о том, что наш Бог – Бог спасения.
 
И в Ветхом, и в Новом Заветах упоминается о верующих, которые в своей земной жизни пребывали на государственной службе и, исполняя ее, приносили пользу Господу. Иосиф в Египте и Даниил в Вавилоне – два самых ярких Ветхозаветных примера такой службы. Исцелив слугу сотника, Иисус не посоветовал ему оставить армию (см. Матф. 8:5-13). Закхей, после того как был обращен, не оставил своей гражданской службы, но стал честным сборщиком налогов (см. Лук. 19:1-10). Корнилий, еще один римский сотник, был спасен благодаря служению Петра и продолжал после этого служить в армии (см. Деян. 10). Нет никаких оснований предполагать, что проконсул Сергий Павел оставил высокий пост после своего спасения (см. Деян. 13:4-12).
 
Очень важно понимать, что даже наибольшее земное добро, которое мы в состоянии совершить в этом преходящем мире, – ничто в сравнении с духовной работой, которую может совершить через нас Господь в Своем Царстве. Подобно древнему Израилю (см. Исх. 19:26), Церковь призвана быть царственным священством, а не собранием общественных активистов. "Но вы – род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел, – напоминает нам Петр, – дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (1 Пет. 2:9).
 
Наш Господь родился в обществе, где политическое разложение и деспотическое правление были нормой. Властвовали безжалостные тираны и кровожадные диктаторы, и все это сопровождалось рабством – полной противоположностью демократии. И так было почти повсюду. По некоторым оценкам, в то время в Римской империи на каждого свободного гражданина приходилось три раба. Будучи вассалом Рима, царь Ирод, тем не менее, управлял с деспотичной жестокостью и Иудеей, и Самарией. "Ирод, увидев себя осмеянным волхвами", не сказавшими ему, где найти младенца Иисуса, "весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже" (Матф. 2:16). Налоги в те времена были непомерны, правительственные нововведения и поборы сборщиков подати усиливали финансовое давление на народ.
 
Подобно другим побежденным народам, евреи Палестины значили для победителей не намного больше, чем римское движимое имущество, то есть представляли собой угнетенное и бесправное меньшинство. Они никогда не имели права голоса и обладали очень ограниченными возможностями для защиты от несправедливости. Как следствие, многие евреи испытывали постоянное чувство возмущения Римом, у некоторых оно находило внешнее проявление, у других затаивалось внутри. Некоторые начальники народа отказывались принимать реальное положение дел, потому что оно было слишком ужасно. Они отказывались понимать очевидное. Когда Иисус сказал "уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоан. 8:31-32), они холодно ответили: "мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: "сделаетесь свободными?" (ст. 33). В течении пятидесяти лет они подчинялись Риму, а перед этим Греции, Персии, Вавилону, Ассирии и Египту. Конечно, они имели в виду, что никогда не были внутренне порабощены, что несмотря на то, что они вынуждены были преклонять колени, их сердца никогда не поклонялись языческой власти.
 
Несмотря на строгие ограничения, Рим предоставил иудеям значительную степень религиозной свободы. Во времена Христа от них не требовали поклоняться цезарю или языческим божествам. Им было позволено иметь своих священников и храм и поддерживать пожертвованиями свои религиозные структуры. Римляне разрешили соблюдение субботы, исполнение обрядов, отвечающих закону Моисея, и законов, касающихся питания, а также поддержали желание евреев запретить идолов, включая также изображения императора, за исключением изображений на монетах, что оскорбляло евреев. Римляне даже поддержали еврейский закон, который требовал казнить язычника, который вошел во внутреннее пространство храма. Поскольку римляне относились к христианству, как к иудейской секте, то раннехристианская Церковь смогла воспользоваться многими религиозными свободами, данными иудеям.
 
Большинство евреев, однако, раздражало римское господство; националисты-фанатики, называвшиеся зилотами, отказывались платить налоги, организовывали террористические нападения на своих правителей. Руководствуясь Втор. 17:15 ("не можешь поставить над собой царем иноземца, который не брат тебе"), некоторые иудеи считали, что само признание язычника правителем греховно. Многие зилоты становились убийцами, совершая месть не только по отношению к римлянам, но уничтожая даже тех из своих соплеменников, кого они считали предателями. Даже во время зарождения Церкви произошло еврейское восстание, закончившееся разрушением Иерусалима в 70 г. Р.Х., когда город и храм были полностью уничтожены и было убито более 1 млн. жителей, включая женщин, детей и священников. Римляне безжалостно подавили это выступление.
 
Большинство евреев в те времена думали, что Мессия явится как политический избавитель; поэтому многие ученики Иисуса надеялись, что Он освободит их от римского ига. Но Он никогда не призывал ни к каким социальным реформам, даже мирными средствами. Он никогда не пытался привести общество к Библейской морали, и не стремился к обретению для него большей свободы. Напротив, Он ясно заявил: "Отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф. 22:21). Позднее Он сказал Своим ученикам: "На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают" (Матф. 23:2-3). Этим греховным начальникам не следует подражать, но им необходимо повиноваться. Изменение формы правления и поверхностная морализация не были той целью, которую преследовал Иисус. Он хотел спасти души людей.
 
Когда Он не проповедовал, Он проявлял Свое великое сострадание к боли и трудностям, которые люди испытывали в своей жизни. Даже поверхностное чтение Евангелия показывает, что Его сострадание было не просто проявлением эмоций или идеалистического отношения. Он не просто сочувствовал грешникам, но излечил многие тысячи из них от всякого рода болезней и несчастий, часто принося за это большую личную жертву. Общественное устройство и общественная мораль никогда не были предметом Его внимания.
 
Но и удовлетворение физических потребностей не было целью Его жизни и служения. Он пришел, чтобы прежде всего восполнить нужду, которая превосходит все остальные потребности, которые мог удовлетворить только Он. Поэтому Он обращался к сердцам и душам мужчин и женщин и никогда не касался их политических, социальных, экономических или расовых прав, не говорил о физической боли и несчастьях. Он учил их спасительной Благой вести, обладавшей силой оправдать их души перед Его Отцом и даровать им вечную жизнь, в свете которой мирские права и моральные обязательства не имеют никакого значения. Он пришел не для того, чтобы провозглашать или устанавливать новый социальный или моральный порядок, но для учреждения нового духовного порядка, Своей Церкви. Он не стремился сделать моральным ветхого человека, но сотворить нового святого человека. И Он дал Своей Церкви право продолжать Свое служение для достижения той же цели. Он сказал: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (Марк 16:15).
 
Ни одно меньшинство в Соединенных Штатах или в любой другой части западного мира не переживало резни, во время которой уничтожали бы спящих младенцев. Многие люди, живущие сегодня на социальное пособие, обладают привилегиями, возможностями и правами, о которых не могли мечтать даже самые богатые люди во времена Иисуса. Однако ни Господь, ни Его апостолы никогда не оправдывали никаких политических бунтов, восстаний или актов гражданского неповиновения. Он не предпринимал попыток уничтожить социальную или политическую несправедливость.
 
Что же тогда есть христианский долг перед обществом, в частности перед правительством, если мы должны оставаться в этом мире "пришельцами и странниками" (см. 1 Пет. 2:11), находящимися на возвышении, чтобы призывать к спасению? Как мы должны жить в мире и не принадлежать ему (см. Иоан. 17:11, 16)? В цитате, приведенной в начале главы, Павел формулирует два основополагающих принципа, которые дают ответ на эти вопросы. Первый – будь покорен властям (ст. 1); второй – плати подати (ст. 6). Соблюдение этих заповедей – долг христианина перед обществом. Выполняя эти две обязанности мы отдаем "кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф. 22:21).
 

 

Установление: будь покорным властям

 

"Всякая душа да будет покорна высшим властям" (13:1а)
 
 
Главное правило звучит просто и лаконично: всякая душа да будет покорна высшим властям. В самом широком смысле выражение "всякая душа" означает "каждый человек", поскольку принцип, о котором идет речь, относится к Божьему замыслу для всего человечества. Но в особенности Павел обращается к христианам. Апостол провозглашает, по сути, мысль о том, что в верующем должны сосуществовать приверженность христианству и желание выполнять свои гражданские обязанности. И, как продолжает он объяснять, покорность высшим властям означает намного больше, чем просто соблюдать законы. Она также подразумевает искреннее уважение и почтение к правительственным чиновникам, как к Божьим представителям, поддерживающим порядок и справедливость в обществе.
 
Поскольку апостол писал церкви в Риме, который был столицей империи, то некоторые толкователи полагают, что он включил в свое послание это единственное в своем роде предостережение из-за большой опасности со стороны предателей и мятежников, истинных или мнимых. Большинство людей не пользовались правом презумпции невиновности, особенно в отношении преступлений против государства. Церковь, долгое время считавшаяся иудаистской сектой, находилась под особым подозрением, учитывая мятежные настроения иудеев.
 
Но Павел поясняет здесь, и об этом говорится также в других местах Нового Завета, что правило о подчинении человеческим властям применимо к каждому верующему, живущем в любой части света и при любом правительстве. Обращаясь к верующим, "рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии" (1 Пет. 1:1), Ап. Петр сказал: "Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, – ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии. Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите" (1 Пет. 2:13-17).
 
И как всегда, апостол сам следовал своим предписаниям. В Филиппах, после ложного обвинения в нарушении римского закона, Павел и Сила были жестоко избиты, брошены в тюрьму и забиты в колоду. Но вместо того, чтобы бранить тех, кто так плохо обошелся с ними, и требовать справедливости у властей, они провели первую ночь в тюрьме (после чего Господь чудесным образом освободил их), молясь и воспевая Бога (см. Деян. 16:25).
 
Георгий Винс – русский пастор, который за много лет до крушения коммунизма испытал вместе со многими другими жестокие преследования за веру. Однако, вспоминает он, несмотря на жестокие репрессии и плохое отношение, пасторы и другие христиане выполняли все законы, справедливые и несправедливые, за исключением тех, которые требовали от них прекратить поклоняться Богу или не следовать Слову Божьему. Следуя увещеванию Петра, они считали, что "лучше пострадать за добрые дела, нежели за злые" (1 Пет. 3:17). Они страдали не как убийцы, воры, злодеи или посягающие на чужое, но с готовностью страдали как христиане (см. 4:15-16).
 
Верующие должны быть образцовыми гражданами, известными своим законопослушанием, а не непредсказуемостью; покорностью, а не бунтарством; уважением к правительству, а не пренебрежением к нему. Мы должны бесстрашно и самоотверженно выступать против несправедливости, аморальности и безбожия, но делать это мы должны в рамках закона и с уважением к властям. Мы должны являть собою благочестивое товарищество, творящее добро и мирно живущее в безбожном обществе, чтобы в нашей преобразованной жизни ясно была видна Божья спасительная сила.
 
В своей замечательной книге "О Библейской точке зрения на гражданское правительство", Роберт Д. Калвер пишет:
 
"Деятели церкви, чья христианская активность используется главным образом для демонстраций, маршей, протестов и митингов, должны были бы обратить свое внимание на того, кто написал эти стихи [Рим. 13:1-7], затем рассмотреть его молитвенное служение и его совет с друзьями и лишь после этого его проповедь в домах и на рыночных площадях. Когда Павел вышел, чтобы быть услышанным власть имущими, он сделал это, чтобы защитить (хотя бы на улицах) свое дело проповеди о дороге в небеса".
 
Выражение "будет покорна" – перевод греческого "хупотассо", военного термина, обозначающего абсолютное подчинение солдат командиру. Греческий глагол употреблен в форме страдательного залога повелительного наклонения, указывая на то, что речь идет о приказе и означая, что христианин должен повиноваться высшим властям, независимо от того, какие они.
 
Ап. Павел не упоминает ни о каких оговорках или условиях. Необходимо подчиняться любым гражданским властям. В 1-ом Послании к Тимофею Павел учит: "Прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодеяния за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте" (1 Тим. 2:1-2), и снова не проводиться никаких различий между правителями мудрыми и некомпетентными, нравственными и безнравственными, жестокими и милосердными и даже между набожными и безбожными. Апостол дает подобные наставления в Послании к Титу: "Напоминай им [верующим, о которых он заботился] повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовым на всякое доброе дело, никого не злословить, быть не сварливым, но тихим, и оказывать всякую кротость ко всем человекам" (Тит. 3:1-2). Он советовал фессалоникийским христианам "жить тихо, делать свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедывали вам; чтобы вы поступали благоприлично пред внешними и ни в чем не нуждались" (1 Фес. 4:11-12).
 
На протяжении первых нескольких столетий существования Церкви, многие христиане так мало были связаны с обществом, в котором жили, что иногда их даже считали чужаками. Это не значит, что они не любили других людей, не заботились о них или были черствыми, но что они жили особой, отличной от других жизнью. И хотя они не были пацифистами и не состояли в оппозиции к правительству, очень немногие христиане поступали на военную службу или стремились занять место в правительственных структурах. Тертуллиан, христианский автор третьего столетия, писал, что в языческой Римской империи христиан казнили не за их будоражившее умы учение или поведение, а за предполагаемые антиобщественные наклонности. И хотя подобное мнение тенденциозно, оно отражает тот факт, что церковь думает прежде всего о Божьем царстве, а не о царстве людей. К сожалению, этого нельзя сказать о сегодняшней церкви. Даже духовные и этические сражения часто ведутся при помощи мирских, материальных средств. Многие "оружия воинствования нашего… плотские", а не духовные и "сильные Богом на разрушение твердынь" (2 Кор. 10:4).
 
Принцип гражданского повиновения сформулирован также и в Ветхом Завете. Даже когда Его народ находился в плену в далеком языческом Вавилоне, Господь говорил ему: "Заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир" (Иер. 29:7).
 
Как уже было сказано выше, существует только одно условие, упраздняющее обязанность верующего перед Господом абсолютно повиноваться властям, а именно, верующий не должен соблюдать закон или указ, требующий невыполнения Слова Божьего.
 
Когда фараон приказал повивальным бабкам евреек, Шифре и Фуа, убивать всех родившихся мальчиков, они "боялись Бога, и не делали так, как говорил им царь Египетский; и оставляли детей в живых" (Исх. 1:17). Поскольку эти женщины отказались ослушаться Бога и совершить убийство, Бог поощрил такое гражданское неповиновение и "делал добро повивальным бабкам; а народ умножался и весьма усиливался" (ст. 20). Когда четырем молодым евреям, Даниилу, Седраху, Мисаху и Авденаго, было приказано есть "пищу с царского стола и вино", которое он пил, они почтительно отказались, поскольку это означало бы для них осквернить себя нарушением законов Моисея о пище. Чтобы не оскорбить царя, Даниил предложил начальнику: "В течении десяти дней пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья. И потом пусть явятся пред тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь". Тот послушался совета и испытывал их в течении десяти дней. Бог отметил и благословил их преданность, "по истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами" (Дан. 1:12-15)
 
Важно отметить, что даже отказываясь совершать действия, запрещенные Богом, эти четверо верующих проявили уважение к человеческим властям, требования которых они не могли выполнить. Говоря о себе и о трех своих товарищах, Даниил не требовал уважения к своим убеждениям, но почтительно "просил [разрешения] начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему" (ст. 8), называя при этом себя "рабом" начальника (ст. 12-13). Повинуясь Господу, они не клеветали, не боролись с властями и не осуждали их.
 
Еще два известных случая гражданского неповиновения, которое может быть оправдано, описано в этой книге. Когда царь Навуходоносор приказал Седраху, Мисаху и Авденаго поклоняться его богам и сделанному им золотому истукану, они сказали: "Нет нужды отвечать тебе на это. Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем, и золотому истукану, который ты поставил, не поклонимся" (Дан. 3:16-18). И снова Бог благословил их преданность настолько, что "над телами мужей сих огонь не имел силы, и волоса на голове не опалены, и одежды их не изменились, и даже запаха огня не было от них" (ст. 27).
 
По подстрекательству князей и сатрапов, завидовавших расположению царя к Даниилу, вавилонский царь Дарий издал указ о том, что тот, "кто в течении тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров" (Дан. 6:7). Даниил почтительно, но твердо отказался выполнить этот указ, и царь был вынужден приказать бросить его в львиный ров. И снова Бог воздал своему рабу за его верность. "И поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего" (ст. 30). И снова необходимо отметить отсутствие у Даниила злых умыслов и его искреннее уважение к человеческой власти, которую он вынужден был ослушаться из-за своей совести. Будучи освобожден невредимым, он сказал: "Царь! Во веки живи!" (ст. 21).
 
Когда иудейские начальники Иерусалима потребовали от Петра и Иоанна "не говорить и не учить об имени Иисуса" (Деян. 4:18), апостолы ответили: "Судите, справедливо ли пред Богом – слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали" (Деян. 4:19-20). Господь повелел: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (Марк 16:15; Матф. 28:19-20), поэтому выполнить правила, установленные человеческими правителями, означало бы ослушаться их Божественного Правителя, чего апостолы сделать не могли. Петр и Иоанн упорно продолжали свою евангельскую деятельность, и еврейские начальники предупредили их снова: "Не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? И вот, вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека. Петр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деян. 5:28-29).
 
И отдельные верующие, и поместные церкви обязаны соблюдать гражданские законы, такие как закон об использовании городской территории, строительный кодекс, противопожарные правила и все остальные законы, которые не требуют ослушания Слова Божьего. Церкви имеют право не выполнять лишь те законы, которые, например, требуют принятия в ее члены гомосексуалистов или требуют принятия их на работу в церкви.
 
Сегодня в большинстве стран мира, включая даже многие бывшие коммунистические страны, христиане редко вынуждены выбирать, кому им повиноваться – Богу или людям. Как правило, мы должны служить и Богу, и людям.
 
Несколько лет назад налоговый департамент Калифорнии издал объемистый документ, требовавший ото всех организаций, освобожденных от уплаты налогов, включая и церкви, подтвердить, что они не участвуют и не будут участвовать в политической деятельности. Большое количество общин восприняли подобные действия с возмущением и отказались подписать документ; это привело к тому, что их здания были опечатаны властями. По собственной инициативе в дело вмешался один известный христианский адвокат. Он пояснил властям, что христианская совесть иногда побуждает его занимать четкую позицию в моральных вопросах, связанных с гражданским законодательством, но эта позиция проистекает из его религиозных убеждений, которые основаны на Св. Писании, а не на идеологии. Прислушавшись к замечаниям, власти пересмотрели документ, с тем чтобы он лучше защищал религиозные свободы. Конфликты, конечно, не всегда заканчиваются так хорошо, но и церкви, и отдельные верующие должны прилагать все усилия, чтобы деликатно и уважительно объяснить причины, побуждающие их стремиться к изменению закона или распоряжения, которое, как они считают, принуждает их к неповиновению Господу.
 
В большинстве вопросов мы должны уважать и выполнять гражданские законы и распоряжения, делая это без нареканий. Даже когда совесть лишает нас возможности повиноваться человеческим властям, мы должны делать это, проявляя уважение, и быть готовыми понести любое наказание за свое ослушание.
 
Хотя Он посылает Свой собственный народ, "как овец среди волков", наш Господь хочет, чтобы мы были "мудры, как змии, и просты, как голуби" (Матф. 10:16). Мы должны быть в курсе всего происходящего, знать о том, что происходит в мире и вокруг нас. Но не это должно быть в центре нашего внимания, наша жизнь должна быть простой – свободной от беспокойства, злой воли, затаенной вражды и самоправедности. Иисус предупреждает: "И поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства пред ними и язычниками. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать; ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Матф. 10:18-20). Более того, "предаст же брат брата на смерть, и отец – сына; и восстанут дети на родителей и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется" (ст. 21-22).
 
Преследования – это повод не к восстанию, а к терпению и праведности. Из этого вовсе не следует, что христианин должен искать преследований или не должен избегать их, когда это возможно. Само по себе преследование не несет духовной ценности. Поэтому Иисус говорит: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой" (ст. 23).
 
Невзирая на недостатки правительства, а многое из того, что оно делает, аморально, несправедливо и безбожно, христиане должны молиться и жить спокойной жизнью, воздействуя на мир своим благочестием и самоотверженностью, а не протестами, сидячими забастовками и маршами, а тем более бунтами. Подобно Ветхозаветным пророкам, мы обладаем правом и обязанностью противостоять греху и злу в нашем обществе, но делать это мы должны только при помощи Божьей силы и Божьими средствами, а не мирскими. Павел говорит, что уверовавшие в Бога должны быть "прилежными к добрым делам: это хорошо и полезно человекам" (Тит. 3:8), поскольку показывает им силу Божью, выраженную в спасении. Они видят, каков человек, спасенный от греха.
 
 

Основание: Божье обоснование нашего подчинения властям

 

"ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро и получишь похвалу от нее; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести" (13:16-5)
 
 
Далее Павел перечисляет семь причин, объясняющих, почему христиане должны подчиняться человеческому правительству: правительство от Бога (ст. 1б); противящийся правительству восстает против установленного Богом (ст. 2а); противящиеся будут наказаны (ст. 2б); правительство ограничивает зло (ст. За); правительство способствует доброму (ст. 36-4а); Бог позволил правителям наказывать за ослушание (ст. 4б); совесть побуждает нас повиноваться правительству (ст. 5).
 
 

Правительство от Бога

 

"ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены" (13:1б)
 
 
Прежде всего Павел говорит о том, что человеческое правительство учреждено Богом для общественного блага. В какой бы форме оно (это правительство) ни существовало, оно происходит непосредственно от Бога. Как и брак, это Божье установление имеет всеобщий характер, оно действительно и независимо от места, обстоятельств или каких-либо других условий.
 
"Нет власти не от Бога", – говорит Павел. Независимо от его формы, ни одно человеческое правительство никогда и нигде на земле не могло существовать и не будет существовать вопреки владыческой Божьей власти, поскольку "сила у Бога" (Пс. 61:12). Весь мир, все на небесах и на земле, включая сатану и его полчища, подчиняется Богу. Бог владычески создал вселенную и Ему принадлежит в ней абсолютная власть, без всяких исключений или ограничений. Точно так же власть, которой обладает какой-либо человек, группа людей или общество, дана свыше, и у этого правила нет исключений. Насколько хорошо или плохо используется эта власть – другой вопрос. Мысль Павла, которую он здесь высказывает, заключается в том, что у власти лишь один источник – Бог.
 
Тем не менее в Своей владыческой мудрости Бог позволил сатане обладать большой, но не безграничной властью над миром и человеческими делами. Хотя сатана не несет прямой ответственности за грехопадение человека, это его соблазн побудил Адама и Еву ослушаться Бога и совершить первый грех, который перешел от них к потомкам. Сатана не обладает силой, достаточной для того, чтобы заставить человека согрешить, но с того трагического дня в Едемском саду он использует все доступные ему средства, чтобы склонить людей к потворствованию своим греховным побуждениям, выражая этим пренебрежение к Богу. Павел напомнил ефесским верующим, что они были мертвы "по преступлению и грехам вашим, в которых вы некогда жили, и обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления" (Ефес. 2:1-2). Иными словами, сатана в своих злых ухищрениях использует естественную человеческую склонность к греху.
 
Следовательно, "весь мир лежит во зле" (1 Иоан. 5:19), находясь в подчинении "князя мира сего" (см. Иоан. 12:31; 16:11; 14:30). Будучи искушаем, Иисус не подверг сомнению притязания сатаны на все царства вселенной или его способность дать Иисусу "власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне [то есть сатане], и я, кому хочу, даю ее" (Лук. 4:6).
 
Из Дан. 10 мы знаем, что многие, если не все, народы находятся под управлением демона или демонов. Из текста главы мы узнаем, что князь царства Персидского (ст. 13), который противостоял святому ангелу (ст. 5-6, 11-12) двадцать один день, был не человеком, а сверхъестественным существом. Его не удавалось победить, пока Михаил, один из первых князей святых ангелов, не пришел на помощь (ст. 13). Предсказав смерть гордого и богохульствующего царя Вавилонского, Исайя обращается к тому, кто упал с неба, и называет его "денница, сын зари [люцифер]" (ст. 12). Тесная связь человеческого царя и сверхъестественного существа, по-видимому, указывает на то, что сам сатана особо заботился об этом языческом народе.
 
Названное царем Тирским существо, о котором Иезекииль говорит, что оно "печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты" и которое находилось в "Едеме, в саду Божием" и было "помазанным херувимом" (Иез. 28:12-14), без сомнения, сверхъестественное, и им может быть лишь сатана.
 
Из сказанного Исайей и Иезекиилем можно заключить, что сатана тесно связан с царями наций, о которых идет речь. Становится ясно, что хотя человеческие правительства учреждены Богом и выполняют до некоторой степени Его замысел, поддерживая порядок на земле, многие правительства, если не большинство из них, находятся под влиянием сатаны и служат средствами, обеспечивающими и поддерживающими его деятельность.
 
Автократические, безжалостные и дьявольские режимы Адольфа Гитлера, Иосифа Сталина и Мао Цзэдуна не были исключением из Божьего замысла и были призваны управлять обществом. Не были исключением и не менее жестокие древние империи – Ассирийская и Вавилонская. Не была исключением и Римская империя, которой время от времени управляли цезари, провозглашавшие себя богами. Не были исключением отступнические и еретические "христианские" царства средних веков. Не были исключением и управляемые шаманами анимистические племена Южной Америки. Исключений не существует.
 
Вот часть истины, провозглашенной Павлом в Афинах перед языческими философами: "Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все; от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию" (Деян. 17:24-26).
 
Вот главная причина, побуждающая нас подчиняться человеческому правительству: оно учреждено по воле Божьей и составляет неотъемлемую часть Его Божественного замысла в отношении падшего человечества.
 
 

Противящийся правительству восстает против того, что установлено Богом

 

"Посему противящийся власти противится Божию установлению" (13:2а)
 
 
Логика проста: поскольку гражданское правительство – Божье установление, то восставать против этого правительства значит восставать против Бога, Который учредил его. В комментарии к Посланию к Римлянам шотландский евангелист 19-го столетия Роберт Холдейн писал:
 
"Божий народ должен воспринимать сопротивление правительству, которое им управляет, как ужасное преступление, даже как сопротивление Самому Богу".
 
Серьезность, с которой Бог воспринимает такое противление, ясно показана в книге Числа. Бог избрал Моисея не только человеческим законодателем, но и человеческим вождем Израиля в то время, когда Он освободил его из Египта и вел через пустыню к Земле Обетованной. Бог назначил также брата Моисея, Аарона, первосвященником. Во время путешествия через пустыню двести пятьдесят мятежников во главе с Кореей, Дафаном, Авироном и Авнаном "собрались против Моисея и Аарона, и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! Почему же вы ставите себя выше народа Господня?.. Разве мало того, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, чтобы погубить нас в пустыне, и ты еще хочешь властвовать над нами!" (Числ. 16:3,13).
 
Бог был так разгневан их дерзостью, что "расселась земля под ними… И вышел огонь от Господа, и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение" (ст. 31-35). Невероятно, но это страшное наказание ничему не научило людей. Вместо того, чтобы приблизить их к Господу, оно только усилило их ненависть к избранным Им вождям. "На другой день все общество сынов Израилевых возроптало на Моисея и Аарона, и говорило: вы умертвили народ Господень" (ст. 41). В ответ на это дерзкое обвинение Господь послал ужасное наказание, тотчас же умертвившее "четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших по делу Корееву" (ст. 49). Если бы не вмешательство Аарона, совершившего заступничество за народ, все общество было бы уничтожено (ст. 46-48).
 
 

Противящиеся будут наказаны

 

"а противящиеся сами навлекут на себя осуждение" (13:2б)
 
 
Не вызывает сомнений, что Павел говорит не о прямом наказании со стороны Бога противящихся гражданским властям, а об осуждении, которое люди несут от самих властей как наказание за преступление. Несколькими стихами ниже апостол замечает, что "начальник есть… Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое" (Рим. 13:4).
 
Выразительный и впечатляющий пример применения этого принципа дает Сам Господь. Когда Его арестовывали в саду, чтобы несправедливо обвинить и казнить, Петр выхватил меч, чтобы сражаться с солдатами [с властью], желавшими схватить Его. Если и существовало бы справедливое основание к сопротивлению, то это было именно оно. Но Иисус сказал Петру: "Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечем погибнут" (Матф. 26:52). Иисус подтвердил, что независимо от того, насколько благородны побуждения совершившего убийство, власти обладают правом казнить его.
 
Закон Моисея предусматривал различные наказания, каждое из которых соответствовало совершенному проступку. Наказание за кражу предусматривало возмещение убытков, возвращение украденного или выплату его стоимости. Если у вора не было денег и имущества, достаточного для возмещения убытков, он должен был отработать стоимость похищенного.
 
По закону Моисея наказание всегда было публичным. Преступник был опозорен перед своей семьей, друзьями и обществом, это было средством предотвращения преступлений. Практиковались, в основном, телесные наказания. Удары плетью, например, немедленно вызывали физическую боль и страдания. Но за некоторым исключением, наказания были краткосрочными. Понеся наказание, преступник жил на свободе.
 
По закону Ветхого Завета, преступника следовало наказывать без всякой жалости. "Да не пощадит его глаз твой; смой с Израиля кровь невинного, и будет тебе хорошо" (Втор. 19:13). Подобная практика – полнейшая противоположность тому, что мы можем наблюдать во многих странах сегодня, когда по отношению к преступникам проявляется большая жалость, чем по отношению к их жертвам.
 
В соответствии с законом Моисея, наказание преследовало несколько целей.
 
Во-первых, оно было установлено в качестве инструмента справедливости, как возмездие за преступление или зло: "глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу" (Втор. 19:21). Широко известное правило "зуб за зуб", сильно раскритикованное в наши дни, было дано Господом, чтобы не допустить слишком мягкого или слишком сурового наказания. Следует отметить, что наказание должно устанавливаться соответствующими органами власти, а не жертвами преступления. Личной мести не должно быть.
 
Во-вторых, наказание должно быть средством предотвращения преступления, оно должно удерживать виновного от совершения новых преступлений, а других людей – от следования его примеру. "И весь народ услышит, и убоится, и не будут впредь поступать дерзко" (Втор. 17:13; ср. 13:11; 19:20).
 
В-третьих, закон Моисея требовал непредвзятости. Виновные должны были быть наказаны независимо от их богатства, социального статуса или положения в обществе, даже если они были членами семьи, даже если это "брат твой, сын матери твоей, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя" (Втор. 13:6).
 
В-четвертых, наказание должно было следовать без промедления. "И если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету" (Втор. 25:2). Большинство наказаний осуществлялось сразу же после объявления приговора и на том же месте. Положения о быстром судебном разбирательстве и наказании присутствуют в конституциях большинства современных демократических государств, но к сожалению, их чаще игнорируют, чем соблюдают. По-видимому, этим принципом иногда пренебрегали и в Израиле. Так в книге Екклесиаста сказано: "Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшиться сердце сынов человеческих делать зло" (Еккл. 8:11).
 
В-пятых, за исключением смертной казни, закон Ветхого Завета служил для прощения и исправления. "Сорок ударов можно дать [виновному], а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими" (Втор. 25:3). Совершившие преступление не были заклеймены навсегда. Понеся наказание, человек снова становился полноправным членом общества.
 
 

Правительство ограничивает зло

 

"Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых" (13:3а)
 
 
Мы должны подчиняться властям, поскольку Бог учредил их для ограничения зла.
 
Конечно, высказывание Павла о том, что начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых, следует понимать в самом общем смысле. Он сам испытал со стороны начальствующих много преследований, единственной причиной которых были его добрые дела. Но в те времена, как и на протяжении всей истории человечества, даже самые порочные режимы были средством предотвращения убийств, воровства и многих других преступлений. Очень часто уровень преступности в странах с тоталитарной формой правления ниже, чем в демократическом мире, хотя это и не может служить оправданием существования таких режимов. До недавнего времени, по крайней мере, такие преступления, как убийства, разбойные нападения и изнасилования были почти не известны в некоторых коммунистических странах. Суровое наказание – серьезное средство, сдерживающее подобные преступления у мусульманских народов.
 
Когда Адам и Ева согрешили, вкусив запретный плод (см. Быт. 2:17; 3:1-7), они получили знание добра и зла, и это знание передалось всем их потомкам. Это знание составляет основу совести, даже если это совесть неспасенных. "Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, – объясняет Павел, – то, не имея закона, они сами закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую" (Рим. 2:14-15). Люди грешат не потому, что не знают, чем отличаются добро и зло, но потому что они подавляют истину неправдою, "ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им" (Рим. 1:18-19).
 
Следовательно, через естественное Божье откровение в совести и разуме и благодаря Его всеобъемлющей благодати даже нераскаявшиеся правители интуитивно отличают добро от зла, и, таким образом, знают о том, что одна из их обязанностей – наказывать за злые дела и поощрять добрые дела. Власти понимают также, что для устойчивости общества необходимо соблюдение основных моральных норм. Ни одно общество не способно длительное время существовать в условиях разгула преступности. Добрые дела важны для выживания нации. Общество саморазрушается, если в нем процветают воровство, мошенничество, сексуальная распущенность и насилие.
 
Важно отметить, что хотя в Библейские времена существование тюрем было обычным явлением для языческих стран, очень мало фактов говорит о том, что они использовались в древнем Израиле. Преступники либо подвергались казни, либо работали, чтобы возместить нанесенные ими убытки. Просто заключение преступников в тюрьму не послужило бы никакой доброй цели. Упоминание о заключении в тюрьму в Езд. 7:26 относиться к пятому столетию до Р.Х.; оно сделано после того, как Божий народ провел семьдесят лет в плену в Вавилоне, а там заключение в тюрьму было распространенным наказанием. Однако явленный Богом закон Ветхого Завета не предусматривал длительного тюремного заключения.
 
Хотя в Европе на протяжении столетий тюрьмы были обычным делом, в Америке их не было до конца 18-го столетия. Интересно, что учредить их предложили квакеры, полагавшие по-видимому, что заключение – это более гуманное наказание, чем телесное. Но сегодняшние Соединенные Штаты характеризует двойственная особенность, и я думаю, что это не случайно, – наибольшее количество заключенных на тысячу населения и самый высокий в западном мире уровень преступности. Тюрьмы – источник преступности, гомосексуализма и насилия. Поскольку заключенные не могут возместить убытки, нанесенные их преступлениями, к ним не может вернуться чувство собственного достоинства. Поэтому, хотя это и противоречит их предназначению, тюрьмы в сущности представляют собой финансируемые правительством школы преступности. А тот факт, что невообразимое количество преступников никогда не были наказаны и даже не были обвинены в совершении преступлений, еще больше увеличивает уровень преступности. "Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло" (Еккл. 8:11). Насколько же больше людей не будут страшиться делать зло, зная, что наказания вообще не последует.
 
 

Правительство способствует доброму

 

"Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро" (13:3б-4а)
 
 
Бог поручил правительству способствовать общественному благу. Вообще говоря, правительства всегда хорошо обращались с мирными и законопослушными гражданами. За некоторым исключением, такие люди не боялись власти. Пока они делают добро, они не только не боятся плохого обращения со стороны правительства, но и получают похвалу от него.
 
Христиане обладают правом искать у правительства помощи в защите своей жизни и имущества. Павел воспользовался тем, что правительство способствует доброму, когда использовал свое римское гражданство, обратившись к кесарю для того, чтобы добиться справедливости (Деян. 25:11). Римский закон также защитил апостола во время его пребывания в Ефесе, когда он совершал третье миссионерское путешествие. Когда серебряник Димитрий подстрекал толпу против Павла, блюститель порядка взял апостола под свою защиту и предостерег народ от мятежа, сказав: "Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания, и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга; а если вы ищите чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании" (Деян. 19:38-39).
 
Поскольку официальное лицо представляет учрежденную Богом институцию гражданского правительства, это официальное лицо по сути есть Божий слуга, независимо от того, что он думает об этом, и независимо от своего отношения к Богу. Он выполняет Господню работу, обеспечивая людям мир и безопасность, независимо от того, понимает он это или нет.
 
Роберт Холдейн объясняет:
 
"Учреждение гражданского правительства – выражение милосердия. Такое правительство настолько необходимо, что стоит ему прекратить свое существование в одной форме, как оно появляется в другой. Со времени грехопадения, когда было установлено господство одной человеческой расы над другой (см. Быт. 3:16), мир всегда находился в состоянии такого морального разложения и греховности, что без мощной преграды пагубным эгоистическим человеческим страстям, которую представляет собой правительство, было бы лучше жить среди диких зверей в лесу, чем в обществе людей. Об ужасных последствия отсутствия царя в Израиле, когда каждый делал, что хотел, мы узнаем из трех последних глав книги Судей".
 
 

Бог позволил правителям наказывать за неповиновение

 

"Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое" (13:46)
 
 
Чтобы обеспечить и защитить доброе в обществе, человеческое правительство должно наказывать зло. Следовательно делающий зло, имеет основание бояться.
 
Поскольку меч – инструмент убийства, это оружие здесь олицетворяет право правительства применять наказание, включая и высшую меру – смертную казнь – когда это необходимо. На заре существования человечества Господь учредил смертную казнь. "Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию" (Быт. 9:6). Сказав Петру: "Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечем погибнут" (Матф. 26:52), Иисус напомнил Своему ученику, что если тот убьет одного из Его врагов, тот обречет себя на казнь, которую Господь признает справедливой.
 
Представ перед римским наместником Фестом с просьбой о суде кесаревом, Павел говорил: Ибо, если я не прав и сделал что-нибудь достойное смерти, то не отрекаюсь умереть" (Деян. 25:11). Произнеся эти слова, апостол признал, что смертная казнь иногда бывает оправдана, и что он готов принять ее, если будет признан виновным в преступлении, заслуживающем такого наказания.
 
Роберт Калвер снова напоминает нам:
 
"Нельзя забывать, что хотя это и неприятный факт, но тюремщик, кнут, камера, петля и гильотина поддерживают стабильность цивилизованного общества; они необходимы, как сказал Бог, и согласуются с реальностью, а не с отступническим социологическим мнением. Правительство, обладающее правом принуждать – это социальная необходимость. Оно учреждено Творцом, а не статистическими таблицами какой-нибудь университетской группы, исследующей социальные явления! Ни одно общество не может надолго отменить штрафы, тюремное заключение, телесные наказания и смертную казнь. Общество, которое пытается сделать это, утратило связь с реальностью; забыло о природе человека (о его падшем греховном состоянии); о том, что есть мир; забыло об истине, Божественно явленной в природе, в человеческой совести и в Библии".
 
Когда общество отменяет смертную казнь даже за самые серьезные преступления, включая убийства, Бог возлагает на него вину за пролитую кровь. После того, как Каин убил Авеля, Господь сказал ему: "Где Авель, брат твой?" А Каин ответил: "Не знаю; разве я сторож брату моему?" И сказал Бог: "Что ты сделал? Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли" (Быт. 4:10). Как и сатана, которому, не зная этого, служил Каин, он был убийцей и лжецом (см. Иоан. 8:44). Сразу после потопа Бог учредил закон о смертной казни за убийство (Быт. 9:6). В установленном Господом законе Моисея есть такие слова: "Не оскверняйте земли, на которой вы будете жить; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровию пролившего ее" (Числ. 35:33).
 
Одной из причин Вавилонского пленения Израиля, было то, что оставались безнаказанными многие кровавые преступления. "Сделай цепь, – сказал Бог, – ибо земля эта наполнена кровавыми злодеяниями, и город полон насилия. Я приведу злейших из народов, и завладею домами их. И положу конец надменности сильных, и будут осквернены святыни их" (Иез. 7:23-24). Если народ не отправляет правосудия, он в конце концов сам становиться объектом Божьего суда.
 
Аборты – это убийство не родившихся детей, и народы, которые допускают или даже поощряют это ужасное убийство самых невинных и самых беспомощных из тех, кто создан по образу и подобию Божьему, не могут избежать Его наказания. Земля кричит о крови миллионов убитых младенцев. Бог ответит.
 
 

Совесть побуждает нас повиноваться правительству

 

"И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести" (13:5)
 
 
Христиане должны "повиноваться властям не только из страха наказания, но и по [своей] совести", что для христиан означает повиноваться ради Господа. "Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа, – говорит Павел, – царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, – ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей" (1 Пет. 2:13-15). Будучи Божьими детьми, в которых пребывает Св. Дух, мы должны обладать внутренним духовным чувством, что неповиновение правительству или неуважение к нему – это зло независимо от того, наказуемо такое отношение или нет, а послушание и уважение – добро, независимо от того, приносит оно нам пользу или нет.
 
 
С уважением Андрей


Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий