Неверие Израиля согласуется с Божьим замыслом – часть 2

Оно согласуется с Его Личностью

 

"Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак. Ибо Он говорит Моисею: кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею. Итак помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего. Ибо Писание говорит фараону: для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле. Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает. Ты скажешь мне: "за что же еще обвиняет? Ибо кто противостанет воле Его?" А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: "зачем ты меня так сделал?" Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого? Что же, если Бог, желая показать гнев и явить могущество Свое, с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели, дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе, над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников?" (Рим.9:14-24)
 
 
Вторая мысль Павла в объяснении соответствия неверия Израиля откровению Божия замысла состоит в том, что его неверие ни в коем случае не свидетельствует против Личности Бога или умаляет ее, в частности, Его вседержавную власть и справедливость. В этом месте апостол предваряет ответы на два наиболее часто задаваемых вопроса об избрании Богом некоторых людей для спасения, в то время как другие оставлены для проклятия.
 

Ответ на первый ожидаемый вопрос

 

"Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак. Ибо Он говорит Моисею: кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею. Итак помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего. Ибо Писание говорит фараону: для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле. Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает" (9:14-18)
 
 
За всем этим отрывком стоит вопрос о правдивости Бога. Если Он избрал лишь некоторых наследниками обетования, а не других, то люди скажут, что Он несправедлив. Павел только что напомнил своим еврейским читателям, что Бог вседержавно избрал Исаака над Исмаилом, а Иакова над его братом-близнецом Исавом прежде их рождения (Рим. 9:6-13). Они не были избраны или отвергнуты по причине их сущности или кем они станут или по причине того, что они сделали или сделают, "но от Призывающего" (ст. 12), то есть целиком на основе вседержавной Божьей воли. Исаак и Иаков были детьми обетования (ст. 8); Исмаил и Исав не были таковыми. Следовательно, в смысле духовного спасения Бог избрал некоторых к вере.
 
Природная человеческая реакция состоит в утверждении, что Бог был произвольно несправедлив, избрав одного, а не другого задолго до того, как у них появится возможность довериться Ему или отвергнуть, быть послушными или строптивыми. Такая природная реакция, однако, ведет к утверждению, что у Бога неправда. Следовательно, Павел задает риторический вопрос, вправе ли мы обвинять Бога в неправедности.
 
Подобное обвинение выдвигалось в продолжении истории Церкви и слышно еще и сегодня, когда провозглашается Божие избрание и предопределение. Как может Бог избирать одного человека и отвергать другого прежде даже их рождения? В свете человеческой мудрости и стандартов, особенно в демократических странах, где все люди рассматриваются как равные перед законом, идеи избрания и предопределения вызывают отвержение и неприятие. Заявляют о том, что эти доктрины никак не могут характеризовать Бога, Который воистину справедлив и праведен. Для спасенного, но невежественного или незрелого разума Бог попросту не мог совершать подобное дело, а для разума неспасенного человека такой Бог недостоин признания, а тем более поклонения.
 
В скором времени после начала великих страданий Иова жена посоветовала ему: "Похули Бога, и умри" (Иов. 2:9), говоря тем самым, что Бог чрезвычайно несправедлив и не заслуживает поклонения верного человека, в отношении которого были допущены такие мучения.
 
В свете подобных человеческих возражений и предположений Павел приступает к защите личности Бога. Никак, заявляет он, употребив чрезвычайно сильное отрицание в греческом языке (мегеноито), которое он около десяти раз употребляет в этом послании. Эта фраза иногда переводится "да запретит Бог!" Мысль здесь такая: нет, нет и тысячу раз нет! Сама мысль о том, что Бог может хоть в малейшей степени быть несправедливым или неправедным – это богохульство. Даже при своем ограниченном понимании Бога еще задолго до того, как было записано слово Божественного откровения, Авраам сделал риторическое заявление: "Судия всей земли поступил ли неправосудно?" (Быт. 18:25).
 
Так как Сам Бог есть мера праведности и правосудия, то Он неспособен к неправедности или неправдивости. По самому Своему характеру Он милостивый, сострадательный, милующий и любящий. Псалмопевец неоднократно заявляет об этой существенной истине. Давид утверждает: "Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже!" (Пс. 7:10), а также "щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив" (Пс. 144:8). Другой псалмопевец провозгласил: "Десница Твоя полна правды" (Пс. 47:11); "Правда Твоя, Боже, до превыспренних" (Пс. 70:19); "Милостив Господь и праведен" (Пс. 114:5); "Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои" (Пс. 118:137); а также "Правда Твоя – правда вечная" (Пс. 118:142).
 
Столь же точно есть и свидетельство Иеремии: "Так говорит Господь: да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силою своею, да не хвалится богатый богатством своим. Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я – Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне, говорит Господь" (Иер. 9:23-24). По самой Своей природе Бог всегда был и всегда будет праведным и справедливым. Он так открывается через Малахию: "Ибо Я – Господь, Я не изменяюсь" (Мал. 3:6).
 
Как и с предыдущим вопросом, в ответ на обвинения о несправедливости Божественного вседержавного избрания Павел приводит два текста Ветхозаветных писаний, которые с ясностью показывают обратное. Он не обращается к рациональным аргументам или философской апологетике, но основывает свое утверждение непосредственно на слове Самого Бога.
 
Прежде всего он приводит Исх. 33:19, где заявлено: "И сказал Господь [Моисею]… кого помиловать, помилую, кого пожалеть, пожалею".
 
Моисей как раз пережил испытание. Пока он находился на горе Синай, где ему были даны две скрижали свидетельства от Бога, его брат Аарон, первосвященник, руководил неспокойным народом Израиля, который расплавил свои золотые украшения и сделал тельца для поклонения, который якобы представлял истинного Бога (Исх. 32:2-6). В ответ на это великое отступничество Бог повелел, чтобы было убито около "трех тысяч человек" (ст. 28). Было бы совершенно справедливо с Его стороны убить всех израильтян, которые участвовали в идолопоклонстве, но Он вседержавно избрал казнить лишь эти три тысячи в качестве предупреждения другим и чтобы сберечь народ, свидетельствующий о Нем.
 
В ужасе от такого великого греха Моисей ходатайствовал за свой народ в молитве: "Прости им грех их. А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал" (Исх. 32:32). Господь сказал в ответ: "Того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей. Итак иди", веди народ сей, куда Я сказал тебе. Вот, ангел Мой пойдет пред тобою, и в день посещения Моего Я посещу их за грех их" (Исх. 32:33-34).
 
Несмотря на уверения Бога, что Он будет вести и защищать Свой народ, когда он входил в землю обетованную и завоевывал ее (33:1-3), и невзирая на близость самого Моисея к Господу, Который говорил с ним "как бы говорил кто с другом своим" (Исх. 33:11), этот верный человек Божий осознавал свое глубокое несоответствие для такой замечательной задачи, а также свою собственную нужду и нужду своего народа в постоянном присутствии, руководстве и силе Господа (ст. 12-13). В ответ на эту дополнительную просьбу Бог дал уверение, отмеченное провозглашением его Божественной прерогативы: "Я проведу пред тобою всю славу Мою, и провозглашу имя Иеговы пред тобою; и, кого помиловать, помилую, кого пожалеть, пожалею" (ст. 19). Иными словами, то, что Он щадил народ и продолжал вести и защищать его, было чистым отражением Его милосердия и благодати. Он имел абсолютное право покарать или спасти по Своему Божественному усмотрению. Божье владычество и Его благодать не только совместимы, но и неразделимы.
 
Поскольку все люди грешные и заслуживают Божьей кары, то в отношении ни одного человека не допускается ошибки или несправедливости, если Бог избирает покарать его. В этом справедливость. Его милосердие в отношении любого человека – это чистое действие Его благодати.
Милость и жалость – это по сути синонимы, но милость прежде всего указывает на действие, в то время как жалость указывает больше на чувство или расположение, которое находится за этим действием.
 
Продолжая просто провозглашать Божественную истину вместо того, чтобы бесплодно пытаться объяснять логику того, что находится за пределами человеческого понимания, Ап. Павел продолжает дальше: "Итак помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего". Это не выбор человека или его стремления, но Бог начинает жалеть человека. Спасение никогда не начинается по выбору человека, оно не заслуживается рвением человеческого усилия. Оно всегда начинается по вседержавной, милосердной и вечной Божьей воле. Получающие Божью милость получают ее исключительно по Его благодати. Исмаил желал благословения, но не получил его. Исав бежал за благословением, но также не получил его (см. Быт. 27).
 
Писатель Послания к Евреям объясняет: "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя" (Евр. 11:17-18).
Однако тот же писатель с ясностью указывает также, что Божий выбор должен подтверждаться верой человека. "Верою в будущее Исаак благословил Иакова и Исава. Верою Иаков, умирая, благословил каждого сына Иосифова и поклонился на верх жезла своего" (Евр. 11:20-21). Исав принял благословение от своего отца, но не то благословение, к которому он стремился со слезами, потому что он не был благочестивым и стремился к благословению без покаяния или веры (12:16-17).
 
Далее Павел приводит в поддержку место из книги Исход, на этот раз стих 16 из главы 9: "но для того Я сохранил тебя, чтобы показать на тебе силу Мою, и чтобы возвещено было имя Мое по всей земле". Будучи абсолютным монархом, фараон исходил из того, что в пределах, безусловно, своего царства все сказанное и сделанное им было по его собственному свободному выбору, чтобы служить его собственным человеческим целям. Однако Господь ясно показывает через Моисея, что фараон был поставлен Божественным промыслом, чтобы послужить целям Бога, целям, о которых царь даже не догадывался.
 
"Эксегеиро" (поставил) несет в себе идею выдвижения или возвышения. Это слово употреблялось для обозначения возвышения исторических личностей на значительные посты. Это слово несколько раз применяется в Септуагинте. Говоря о Мессии, Валаам заявил Валаку, царю Моава: "Происшедший от Иакова овладеет и погубит оставшееся от города" (Числ. 24:19). Через пророка Нафана Господь сказал Давиду, что из-за убийства им Урии и взятии его жены для себя: "Вот, Я воздвигну на тебя зло из дома твоего" (2 Цар. 12:11). Один из "утешителей" Иова справедливо сказал о Боге, что Он "униженных поставляет на высоту, и сетующие возносятся во спасение" (Иов. 5:11). Во многом, подобно тому, как Он поставил фараона, Господь также поднял халдеев для совершения Его воли (Авв. 1:6), и настанет день, когда Он поставит "на этой земле пастуха [антихриста], который о погибающих не позаботится, потерявшихся не будет искать и больных не будет лечить, здоровых не будет кормить, а мясо тучных будет есть и копыта их оторвет" (Зах. 11:16).
 
Фараон, о котором говорят Моисей и Павел был, вероятно, Аменхотеп II, которого Господь владыческой рукой возвысил для власти. "Но для того, – заявил Бог, – Я сохранил тебя, чтобы показать на тебе силу Мою, и чтобы возвещено было Имя Мое по всей земле". Господь всей истории возвысил царя на позицию большой власти, чтобы показать Свою далеко превосходящую Божественную власть и силу, чтобы прославилось имя Божие… по всей земле.
 
Именно эту Божественную искупительную власть иудеи в течении тысячи лет отмечали на Пасху, вспоминая избавляющую милостивую власть Господа, явленную в том, что Он спас их от угнетающей руки фараона. Праздник этот – отправная точка искупления в Ветхом Завете, физическое избавление Израиля от человеческого рабства, это предвестие бесконечно большего духовного избавления людей Христом от духовного рабства греха.
 
Используя гордую заносчивость фараона, Господь показал, что Его чудесная сила далеко превосходит чудеса волхвов фараона, действующих силой сатаны. Он сделал проход через Красное море, чтобы избавить Свой народ, а затем вернул обратно то же самое море, чтобы оно накрыло и потопило всю армию фараона. Празднуя это милостивое избавление, Моисей и сыны Израилевы воспели Господу песнь сию и говорили: Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море. Господь крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он Бог мой, и прославлю Его; Бог отца моего, и превознесу Его. Господь муж брани, Иегова имя Ему. Колесницы фараона и войско его ввергнул Он в море, и избранные военачальники его потонули в Чермном море. Пучины покрыли их: они пошли в глубину, как камень. Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага. (Исх. 15:1-6)
 
Эта песня продолжается до ст. 18 и провозглашает владыческое милосердие Бога в отношении Его народа, а также Его Божественный гнев против врагов Его народа. Израиль пел: "Услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских; тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана" (Исх. 15:14-15). Как и предсказал Господь, это великое избавление послужило тому, чтобы возвещено было имя Мое по всей земле. Он стал известен даже язычникам как великий и страшный Бог, Который избавил Израиля от Египта (ср. И. Нав. 9:9).
 
Даже в начале истории Израиля, когда началось завоевание Ханаана, язычница-блудница Раав удостоверила, что намерение Господа исполнялось, когда сказала израильским соглядатаям в Иерихоне:
"Я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость; ибо мы слышали, как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили; когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком из нас не стало духа против вас; ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу". (И. Нав. 2:9-11)
Псалмы 104,105 и 135 празднуют проявление Богом Его вседержавной власти и славы при выведении Его народа из Египта. Как заметил один толкователь, фараон был открытым противником Богу, врагом, который следовал своим собственным планам; и все же в его жизни совершалось Божественное изволение. Только эта цель и ничего больше может объяснить само существование фараона.
 
Эти всесильные действия Бога показали две великие истины. Он вывел Израиль, чтобы явить Свою владыческую милость к тому, кого хочет, а также возвысил и уничтожил фараона, чтобы в итоге явить истину, что Он, кого хочет, ожесточает. Только Его Божественное желание определяет этот выбор.
 
Моисей был иудеем, в то время как фараон был язычником, но оба они были грешниками. Оба были убийцами, и оба свидетельствовали о Божьих чудах. Но Моисей был искуплен, а фараон нет. Бог возвысил фараона, чтобы явить Свою славу и силу, и Бог пожалел Моисея, чтобы употребить его для избавления Его народа Израиля. Фараон был правителем, в то время как народ Моисея был в рабстве у фараона. Однако Моисей воспринял Божью милость и жалость, потому что в этом состояла Божья воля. Труд Господа совершается владычески, и Он действует полностью в соответствии со Своей собственной волей для выполнения Своих собственных целей. Вопрос был не во внешних правах одного или другого, но во вседержавной воле Божьей.
 
"Ожесточает" – перевод слова "склеруно", что буквально означает "сделать твердым", а в метафорическом смысле означает "стать упрямым и навязчивым". В книге Исход, рассказывающей о столкновении Моисея с фараоном, десять раз говорится, что Бог ожесточал сердце правителя (например, 4:21; 7:3, 13). То же самое место повествует нам также о том, что фараон ожесточил свое сердце (например, 8:32; 9:34), подтверждая Божье действие своим собственным. Подобные места указывают на непримиримые, с человеческой точки зрения, противоречия между вседержавностью Бога и волей человека. Исав был отвержен прежде своего рождения, также Иуда был предназначен предать Христа прежде своего рождения (см. Деян. 1:16; Иоан. 6:70-71). И все же оба они избрали следовать за грехом и неверием.
 
В Своем воплощении Иисус ясно показал, что избрание Богом людей всегда предшествует избранию ими Бога. Он сказал группе неверующих евреев: "Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, Пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день" (Иоан. 6:44). Он далее объяснил Своим ученикам: "Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас" (Иоан. 15:16). Но Он также сказал неверующим евреям: "Вы умрете во грехах ваших: ибо, если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших" (Иоан. 8:24). В известных словах Иоан. 3:18 Иисус сказал, что "неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия". По причине естественного и избираемого людьми неверия Бог по справедливости карает тех, кто уже заслуживает этого.
 

Ответ на второй ожидаемый вопрос

 

"Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает. Ты скажешь мне: "за что же еще обвиняет? Ибо кто противостанет воле Его?" А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: "зачем ты меня так сделал?" Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого? Что же, если Бог, желая показать гнев и явить могущество Свое, с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели, дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе, над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников?" (9:18-24)
 
 
Второй вопрос или возражение, который Павел предваряет в своем ответе, это следующий: "За что же еще обвиняет [Бог]? Ибо кто противостанет воле Его?"
 
Иными словами, если Бог по вседержавному праву, кого хочет, милует, а кого хочет, ожесточает, то как люди могут быть ответственными? Как можно винить их в их неверии и грехе, если их судьба уже была Божественно определена? И снова подобные рассуждения бросают вызов Божьей справедливости и праведности.
 
Когда Израиль завоевывал Ханаан, "Долгое время вел Иисус войну со всеми сими царями. Не было города, который заключил бы мир с сынами Израилевыми, кроме Евеев, жителей Гаваона: все взяли они войною; ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля – для того, чтобы преданы были заклятию и чтобы не было им помилования, но чтобы истреблены были так, как повелел Господь Моисею" (И. Нав. 11:18-20).
 
Подобные повеления Бога, которых есть достаточно в Ветхом Завете, кажутся совершенно капризными и жестокими мирским плотским умам, которые принимают лишь то, что укладывается в выработанные ими представления о правильном и неправильном, справедливом или несправедливом. Следовательно, они судят даже Бога, исходя из своих собственных, ограниченных предвзятых и греховных стандартов.
 
Бесконечная вседержавность Божьей воли с такой же ясностью преподается и в Новом Завете. Ниже в этом же послании в Рим Павел говорит своим читателям: "Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились" (Рим. 11:7). В своем первом письме в Фессалонику он заявляет, что: "Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа" (1 Фес. 5:9).
 
В Своей совершенной мудрости и в совершенной праведности и справедливости Бог предназначил некоторых людей для спасения по Своей благодати, а других по причине их греха и неверия Он предоставил покаранию от Своего гнева. Говоря о некающихся верующих, Петр пишет: "Они, как бессловесные животные, водимые природою, рожденные на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают, в растлении своем истребятся" (2 Пет. 2:12).
 
Многие критики подобного учения, думая, что они выступают в защиту Божьей справедливости, отказываются признать, что каждый человек от времени грехопадения ничего не заслуживает, но лишь Божьего справедливого осуждения на вечность в аду. Если бы Богу пришлось употребить только Свою справедливость, то ни один человек никогда не был бы спасен. Следовательно, едва ли будет несправедливо то, что согласно Своей владыческой благодати, Он избирает некоторых избранных грешников для спасения.
 
И не в том, конечно же, дело, что мы можем полностью понять, что Бог открывает о Своем владыческом избрании и предопределении. Это можно лишь принять по вере, признав Его истинность, просто потому, что Бог открыл, что это истина. Как верующие мы знаем, что сами по себе заслуживаем лишь Божьего отвержения и покарания. Но мы также знаем, что по Его собственным вседержавным причинам Бог избрал нас быть Его детьми и в Свое время и Своим путем привел нас к спасающей вере в Иисуса Христа. С другой стороны, мы также знаем, что наша человеческая воля имела роль в нашем спасении. Иисус сказал: "Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет". В этом выбор Божьей воли. Но Иисус тут же продолжает и говорит, что "приходящего ко Мне не изгоню вон" (Иоан. 6:37). В этом выбор воли человека, с которой Бог милосердно соглашается в отношении всех, кто верит в Его Сына.
 
Продолжая просто провозглашать Божью вседержавную праведность и справедливость вместо того, чтобы стремиться объяснить ее, Павел возвращает вопрос тем, кто ставит под вопрос Господа: "А ты кто, человек, что споришь с Богом?" Иными словами, будет ставить под вопрос, не говоря уже об отрицании, Божье право спрашивать у людей отчет, когда они пленники Его вседержавной воли.
Из слов Павла становится очевидным, что спрашивающие подобные вопросы не стремятся к Божьей истине, но к самооправданию. Стремясь найти извинение своему неверию, греховности, неведению и духовному противлению, они способны обвинить Бога в несправедливости.
 
Однако, по причине большой ограниченности человеческого понимания даже искренние вопросы о Божьем вседержавном избрании и предопределении в конечном итоге должны остаться без ответа. Как уже было указано, это одна из многих истин о Боге, которую мы должны принять по вере по той простой причине, что Он открыл ее в Своем Слове.
Опять беря поддержку в Ветхом Завете, Ап. Павел продолжает укорять заносчивых неверующих, показывая абсурдность чьих-либо вопросов о правах Бога. Изделие скажет ли сделавшему его: "зачем ты меня так сделал?" Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?
 
За много столетий до этого пророк Исайя употребил такую аналогию:
 
"Все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша – как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас. И нет призывающего имя Твое, который положил бы крепко держаться за Тебя; поэтому Ты сокрыл от нас лице Твое и оставил нас погибать от беззаконий наших. Но ныне, Господи, Ты – Отец наш; мы – глина, а Ты – образователь наш, и все мы – дело руки Твоей". (Ис. 64:6-8)
 
Употребив такой же образ, Иеремия написал:
 
"И сошел я в дом горшечника, и вот, он работал свою работу на кружале. И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в руке его; и он снова сделал из него другой сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать. И было слово Господне ко мне: не могу ли Я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику сему? Говорит Господь. Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке, дом Израилев". (Иер. 18:3-6).
 
Бог есть Создатель людей подобно тому, как горшечник создает свои глиняные сосуды, хотя в бесконечно большей степени. Лишено всякой рациональности, более того, заносчиво и глупо человеку ставить под сомнение справедливость и мудрость Бога, как и глиняной миске задавать вопрос, если бы такое было возможно, о мотивах и целях горшечника, который создал ее.
 
Мартин Лютер сказал своему другу гуманисту Эразму:
 
"Просто человеческий разум никогда не может понять, как благ и милосерд Бог; и поэтому вы создаете себе Бога на свой вкус, который никого не ожесточает, никого не карает, но каждого жалеет. Вам не понятно, как справедливый Бог может осудить людей, рожденных в грехе, и не могут сами себе помочь, но должны из необходимости их природного устройства продолжать оставаться в грехе и оставаться чадами гнева. Ответ в том, что Бог непостижим и, следовательно, Его справедливость, как и другие Его свойства, должны быть непостижимыми. Именно на этой почве восклицает Св. Павел: "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и непостижимы пути Его!" Так вот, Его пути не были бы неисследимыми, если бы мы могли всегда воспринимать их как справедливые."
 
Для полного понимания Бога нам пришлось бы быть равными Богу, создавшему нас, что даже еще более абсурдно, чем равенство глиняного сосуда и горшечника, слепившего его.
 
Что бы не означала вседержавность Бога в ее полноте, это не означает и не может означать, что люди стали грешными по Его выбору. Совершенный в Свое святости и праведности Бог не ответственен ни в малейшей мере за греховность Его создания. Эту истину ясно излагает Иаков: "В искушении никто не говори: "Бог меня искушает"; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого" (Иак. 1:13). "Чистым очам Твоим не свойственно глядеть на злодеяния, – сказал о Господе Аввакум. – И смотреть на притеснения Ты не можешь" (Авв. 1:13).
 
Как и во всей девятой главе Послания к Римлянам, а вернее, и во всем Св. Писании, заключительные три стиха этого места не стремятся показать источник или происхождение зла или не стараются объяснить необъяснимую с человеческой точки зрения согласованность Божьей справедливости и Его праведности. Апостол просто делает заявление в виде риторического вопроса: "Что же, если Бог, желая показать гнев и явить могущество Свое, с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели?"
 
Затем Павел приводит две причины, по которым, хотя это и неполное объяснение, Бог позволяет греху войти в Его мир и заражать его. Греческое слово, означающее "желая", содержит более сильный смысл, чем в переводе. Греческое слово содержит мысль о решимости и намеренности, а не безразличия и беспомощной уступки.
 
Во-первых, Павел говорит, что Бог постановил допустить грех в Его творении, потому что это давало Ему возможность показать Свой гнев. Бог прославляется, когда являет Свой гнев, как и тогда, когда являет Свою благодать, потому что оба эти свойства, наряду со всеми другими, составляют Его Божественную природу и характер, которые совершенным и постоянным образом есть самосодержательны и достойны преклонения и поклонения. Даже Божий гнев, мщение и возмездие, излитые на грешных – славные, потому что они являют Его величественную святость.
 
Во-вторых, Бог позволил греху войти в мир, чтобы явить могущество Свое. Его могущество явлено в Его суде и наказании греха. Яркие и отрезвляющие события, встречаемые в завершающих главах книги Откровения, отражают конечный гнев Бога как Судьи. Бедствия, жестокие кары и все другие проклятия Апокалипсиса не оставляют места для сомнения, что Господь осудит и устранит всякий грех и грешников с земли прежде установления Своего Тысячелетнего Царства. Когда Христос сойдет с небес в Своей обагренной кровью одежде, на белом коне и мечом, Он поразит антихриста и всех его нечестивых последователей. Божье могущество, явленное первоначально в творении, будет в равной степени славным при разрушении. Оно будет мощно проявлено в Его возмездном, но полностью правдивым и праведным, завоеванием всех врагов, которые пытались завоевать Его.
 
Бог имеет все права действовать славно в этом суде, однако Он, по милосердию Своему с великим долготерпением щадил мир грешников. Он щадил их в их неверии, отвержении, ненависти, богохульстве, неправедности и в долготерпении оставлял время для покаяния (ср. Пс. 102:8; 2 Пет. 3:9).
 
Сосуды гнева, готовые к погибели – это, пожалуй, одно из наиболее трагических определений неверующих во всем Св. Писании. Павел, конечно же, говорит о нечестивых и непокаянных человеческих сосудах, которые все испытают конечный гнев Божий, к которому они были приготовлены к погибели своим собственным отвержением Его. Как уже было указано, не Бог делает их грешными, но Он их оставляет в их грехе, пока они не покаются в грехе и не обратятся к Его Сыну за избавлением.
 
Греческое слово "готовые" стоит в страдательном залоге. Не Бог проводит эту подготовку. Здесь есть очень ясный смысл в подобном употреблении страдательного залога глагола, который освобождает Бога от ответственности и возлагает ее полностью на плечи тех, которые отвергают обратиться к Его слову и уверовать в Его Сына. Через свое отвержение они готовы к месту (ад), приготовленному Богом не для них изначально, но "диаволу и ангелам Его" (Матф. 25:41).
 
Из этой отрезвляющей истины в отношении неверующих следует утешительная истина в отношении верующих: "Дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе, над нами, которых Он призвал не только из иудеев, но и из язычников".
 
Бог позволил, чтобы грех вошел в мир, не только чтобы показать Свой гнев и явить Свое могущество, но также чтобы явить богатство славы Своей, даровав Свою благодать сосудам милосердия (ср. Ефес. 2:6-7). Это люди, которых Он приготовил к славе. В этом примере греческий глагол "приготовил" стоит в действительном залоге, а субъект, производящий действие, это конкретно Бог (Он). Великий труд, совершаемый Богом в спасении избранных, являет Его славу перед всеми ангелами и всеми людьми (ср. Откр. 5:9-14). Он обладает абсолютным правом открыть и явить Свой характер способом, который Он Сам избирает: через Его справедливое покарание неверующих или через Его милостивое избавление верующих.
 
Св. Писание ясно указывает, что ни один человек не спасается без веры в Христа, потому что Бог вседержавно требует именно такого ответа от человека на Его благодать. Но самая первая цель спасения – это не преимущество, которое оно приносит спасаемым, но скорее честь, приносимая Богу, спасающему их, дабы явить богатство славы Своей над сосудами милосердия. Верующие есть спасаемые без какой-либо заслуги или их собственного труда для того, чтобы у Бога было средство явить Свою славу, которая видима в благодати, милосердии, жалости, милосердии и прощении, которые Он лишь один представляет приходящим к Христу.
 
Ап. Павел завершает это место, называя нас, то есть себя и всех других верующих, Богом предопределенными сосудами милосердия. Каждый верующий находится среди тех, которых Он призвал не только из иудеев, но и из язычников. В этом – славная истина всеобщего дара Божьей благодати.
 
Непостижимая истина, что Бог избирает некоторых для спасения, а иных для гибели, не явлена для того, чтобы смущать или расстраивать нас; и, конечно же, не для того, чтобы искушать нас ставить под сомнение характер личности Бога. Эта истина дана, чтобы всем людям явить Божью славу и вседержавность. Она также дана, чтобы вызвать у верующих благодарность за то, что Он избрал нас, которые сами по себе не были и не есть больше достойны спасения, чем те, кто остается в погибшем состоянии.
 
В проявлении милосердия и в осуждении греха Бог не проводит различий на основе расы, этнического происхождения, национальности, ума или нравственных и религиозных достоинств. Он проводит различия лишь между теми, кого Он избрал и кого не избрал. Эту истину трудно принять, потому что она непосредственно направлена против природных человеческих наклонностей и стандартов. Плотскому человеку это кажется в высшей степени несправедливым. Даже самый обученный и самый преданный верующий не может полностью объяснить эту истину. Но это вполне Библейская истина, и она находится среди истин, которым учит Ап. Павел, и о которых Ап. Петр говорит, что в них есть "нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели превращают, как и прочие писания" (2 Пет. 3:16).
 
Для тех кто принимает Слово Божье, как непогрешимое, всегда будет противоречие между полным признанием Божьей владыческой воли и полным признанием Его требования веры от человека. Мы можем верить лишь в то, чему учит Св. Писание, сердцем принимая то, что мы не можем объяснить с помощью разума.
И хотя Св. Писание ясно указывает, что Бог избирает и отвергает исключительно на основании Его Божественной вседержавности, оно с той же ясностью указывает, что Богу неугодна смерть нечестивых (Иез. 18:32), Он также не желает, чтобы даже один человек погиб (2 Пет. 3:9). Не подвергая компромиссу ни Свою святость, ни Свою справедливость, Иисус уверяет нас, что "приходящего ко Мне не изгоню вон" (Иоан. 6:37).
 
"И поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? Ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои" (Откр. 15:3-4).
 
 
С уважением Андрей

 

У нас можно купить лобовое стекло на хонду акорд оригинального сертифицированного производства по самой приемлемой стоимости. Лобовые автостекла, изготовленные по самым совершенным технологиям. И, разумеется, любое ветровое и заднее стекло для Honda любой марки и модификации.

 

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий