Неверие Израиля согласуется с Божьим замыслом – часть 1

Оно согласуется с Божьими обетованиями

“Но не то, чтобы слово Божие не сбылось: ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя. То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя. А слово обетования таково: в это же время приду, и у Сарры будет сын. И не одно это; но так было и с Ревеккою, когда она зачала в одно время двух сыновей от Исаака, отца нашего. Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет в порабощении у меньшего, как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел” (Рим.9:6-13)

В то время как главная тема глав 9-11 – это то, как Бог поступает со Своим избранным народом, ведущая тема, в особенности главы 9 – это вседержавность, с которой Бог это осуществляет. Здесь требуется больше, чем поверхностное понимание. И все же при тщательном рассмотрении глубочайшего смысла и применения этого отрывка, в особенности, о сделанном в нем недвусмысленном заявлении об абсолютной и неограниченной власти Бога, то самый посвященный верующий остается перед некоторыми глубокими тайнами.

В 1948 году евреи восстановили Государство Израиль в части древней земли, которую Бог обещал им через Авраама. В Шестидневной войне 1967 года они приобрели еще одну часть этой земли, включая полный контроль над их святым городом Иерусалимом.

Однако современное государство Израиль – это не теократия, где Бог – вседержавный Господь; это даже не нация, которой управляют служащие Богу руководители. Хотя там есть большие и влиятельные религиозные группы, Израиль, подобно большинству стран сегодняшнего дня – – это мирское государство.

Некоторые израильтяне – откровенные атеисты. Другие хранят свое религиозное Библейское наследие и рассматривают его как ключ для оправдания их права на землю. Некоторые даже полагают, что государство Израиль – это и есть мессия, о котором образно сказано в Ветхом Завете, обетованный искупитель, который вновь приобретет для евреев права и влияние в мире, где народ так долго был преследуем и угнетаем.

Одна такая группа даже проводит параллель между подобным национальным взглядом и заявлениями христиан, что историческая личность Иисуса Христа – это Мессия. Они, например, заявляют, что, подобно Иисусу Христу, народ Израиля был владычески призван или предназначен к существованию как свой собственный мессия. Этот народ сталкивался с истреблением посредством голода и был защищен в Египте, как Младенец Иисус столкнулся с угрозой уничтожения со стороны Ирода и был взят Иосифом и Марией в Египет для Его охраны. Этот народ-мессия стал презираем и ненавидим этим миром, был распят римлянами в 70-м году Р.Х., подобно тому, как Иисус был распят римлянами за 40 лет до этого. И наконец, как Иисус воскрес к жизни на третий день, так и народ-мессия Израиль поднялся к национальной жизни в третьем тысячелетии (период времени 1948-1976).

С другой стороны, многие религиозные евреи в Израиле еще ожидают первого прихода своего обетованного Царя-Мессии. Они ожидают человека, который придет как их искупитель от человеческого угнетения, а не от греха.

Они верят в то, что Он когда-нибудь с триумфом войдет Восточными вратами Иерусалима и утвердит Свой престол в этом городе, восстановив их национальное превосходство, отталкиваясь от которого Он будет править миром.

В земле, обетованной им Самим Богом, лишь немногие евреи признают своего истинного Мессию. Они живут там, где жили пророки и ходят там, где ходил Иисус. Однако они не верят по-настоящему пророкам (почитая лишь память о них) и, что хуже всего, они отвергают истину, о том, что Мессия принес Свою жизнь в жертву за грех.

Многие израильтяне прагматически благодарны евангельским христианам, которые сильно поддерживают государство Израиль. Однако благодарность евреев за такую поддержку христиан основана главным образом на том, что это помогает им достичь собственные экономические и политические цели.

Вопросы, которые евреи повсюду задают христианам, можно сформулировать приблизительно так: “Если по вашим словам Бог послал Своего Сына на землю как обетованного Царя и Спасителя для искупления Израиля и мира для Себя, то каким же образом Его издревле избранный народ не смог узнать и принять Его? Как могли евреи, которых христиане сами признают уникальным Богом избранным народом, отвергли обещанное и долгожданное упование и даже предали Его смерти? Если еврейские начальники времен Иисуса, как и обширное большинство других евреев того времени и всех последующих времен, не признали Его как своего Мессию, тогда становится крайне нерационально верить в то, что Иисус из Назарета был, а тем более есть Тот, Кем Его называют христиане”.

Поскольку они исходят из того, что сами эти дилеммы развенчивают Иисуса как Мессию, евреи заключают из этого, что христианство не что иное, как извращение истин Богом данной религии иудаизма.

Две другие причины, по которым евреи не принимают христианства, заключаются в том, что оно выходит за пределы Ветхого Завета Моисея и открывает двери, чтобы язычники прямо приходили к Богу на тех же условиях, что и евреи, и тем самым становились полными и неоспоримыми членами семьи Божией, не проходя через преддверие иудаизма. Принять Новый Завет в Иисусе Христе означало признать, что Он исполнил и заменил Ветхий Завет, то есть полностью отменил церемонии и все человеческие раввинские предания и что Он отодвинул Израиль как уникальный Богом избранный народ, чтобы призвать новый народ из язычников, которым тем самым предлагался равный доступ к Божьей благодати и милости.

В умах большинства евреев времен Иисуса и Павла христианство, которое в скором времени получило это название (см. Деян. 11:26), было не чем иным, как еретическим движением, которое пыталось отменить Божий древний завет и обетования, данные через Авраама и подтвержденные другими патриархами, а также завет и закон, который Он дал через Моисея и Давида. Большинство евреев, следовательно, рассматривало христианство как полное перечеркивание Божией правдивости и праведности.

Поскольку иудаизм тех дней так глубоко ушел в законнические дела праведности по раввинским преданиям, и поскольку Божий план предложения спасения на равных условиях язычникам был тайной, не вполне открытой в Ветхом Завете, то Павел посвящает главы 9-11 Послания к Римлянам для прояснения места Израиля в нынешний век Церкви.

Апостол так объяснял Ефесской церкви:

“Мне через откровение возвещена тайна (о чем я и выше писал кратко) то вы, читая, можете усмотреть мое разумение тайны Христовой, которая не была возвещена прежним поколениям сынов человеческих, как ныне открыта святым Апостолам Его и пророкам Духом Святым, чтоб и язычникам быть сонаследниками, составляющими одно тело, и сопричастниками обетования Его во Христе Иисусе посредством благовествования” (Ефес. 3:3-6).

В Рим. 9:6-33 Павел приводит четыре основные причины, по которым благовествование Иисуса Христа не есть богохульная ересь и, в частности, почему отвержение Его большинством евреев и Израилем как нацией, не опровергает Божьей праведности и справедливого характера, не извращает Его откровения, данного в еврейских писаниях (Ветхий Завет), не изменяет средства спасения и не отбирает у Израиля его места в конечном плане искупления.

Прежде всего Павел заявляет, что неверие Израиля согласуется с Божьими обетованиями (9:6-13); во-вторых, что оно согласуется с Его Личностью (ст. 14-24); в-третьих, оно согласуется с Божиим пророческим откровением (ст. 25-29); и в-четвертых, оно согласуется с Божиим требованием спасения по вере (ст. 30-33).

“Но не то, чтобы слово Божие не сбылось: ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля; и не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя. То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя. А слово обетования таково: в это же время приду, и у Сарры будет сын. И не одно это; но так было и с Ревеккою, когда она зачала в одно время двух сыновей от Исаака, отца нашего. Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет в порабощении у меньшего, как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел” (9:6-13).

Как обсуждалось в предыдущей главе, Павел начал исправление неправильных представлений евреев о Евангелии Иисуса Христа, заявив о своей неизменной любви к неверующему Израилю (Рим. 9:5). Почти невероятно, призвав в свидетели Святой Дух, он заявил, что по причине непрестанной печали об их вечном отчуждении от Бога, он бы с радостью пожертвовал своим собственным спасением, если бы этим мог искупить своих соплеменников евреев “за братьев моих, родных мне по плоти” (ст. 1-3). Кроме заявлений Самого Иисуса в Его воплощении нет большего человеческого свидетельства сочувствия и готовности самопожертвования для других, записанного во всем Св. Писании.

Апостол, конечно же не мог совершить подобное дело, но он испытывал побуждение уверить неверующих евреев в своей великой любви к ним и о своем желании их спасения, прежде чем провозглашать им более, чем неприятную новость о том, что все их уникальные, милостью Божией данные преимущества и благословения, не учитывались перед Его глазами, если они отвергли Его Сына как Спасителя и Господа (ст. 4-5). Тем самым он говорил, что отвергая Иисуса Христа, Израиль отвергал Бога и терял свой статус благословенного народа, находящегося в милости у Бога. Он более не будет зеницей ока Божия, это более не народ, на который Бог изливает Свои великие благословения, заботу и защиту. Возникает вопрос: “Не представляет ли собой это отвержение Богом нарушение Его обетовании и тем самым отречение от Его правдивости?” Именно на основании подобного размышления евреи отвергли Иисуса как своего Мессию и считали себя оправданными в таком отвержении, потому что они заключали, что Авраама, был Измаил, которого родила ему Агарь, рабыня-египтянка его жены Сарры. Не веря Божиему обетования, что у Авраама будет наследник через нее, бесплодная Сарра дала Агарь Аврааму в жены и настаивала, чтобы ее муж родил через нее наследника (Быт. 16:1-3). Однако как только Агарь забеременела, Сарра начала злиться и ревновать. Измаил родился в положенное время и, если бы он был единственным сыном Авраама, то стал бы единственным наследником. Скоро Сарра потребовала, чтобы Агарь и ее младенец были удалены от дома (ст. 4-6).

Хотя Измаил был сыном Авраама, и хотя Сарра вышла из нормального возраста деторождения, все же именно через нее, настоящую жену Авраама, Бог дал уверение, что родится настоящий сын Его обетования: “Именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным и потомству его после него… Но завет Мой поставлю с Исааком, которого родит тебе Сарра в сие самое время на другой год” (17:19, 21; ср. 18:10-14).

Именно на это конкретное место ссылался Павел, когда напомнил своим читателям о словах Бога Аврааму: “в Исааке наречется тебе семя”. Как сын Авраама Измаил получил от Бога свои собственные благословения (Быт. 17:18), но он никогда не был и не мог быть наследником Божьего обетования. После смерти Сарры у Авраама было шесть сыновей от его новой жены по имени Хетурра (25:1-2); однако, как и Измаил, ни один из них не мог быть наследником обетования.

Не только потомки этих сыновей не могли быть детьми Божьего обетования, но даже привилегированные потомки Сарры через Исаака не могли стать полными наследниками обетования просто по линии своего физического происхождения.

Бог всегда знал, что евреи будут духовно мертвы и отторжены от обетования и от спасения. И не все дети Авраама, которые от семени его – указывает на ту же истину. То, что некоторые евреи отвергли Иисуса, не доказывает, что Он не Мессия. Это также не отрицает правдивости Бога. Он знал, что в продолжении истории Израиля в нем будут неверующие евреи.

Для иллюстрации этой реальности Павел возвращается к Исааку. Поскольку Исаак был у Авраама единственным сыном Божественного обетования (Быт. 17:19-21), то Павел называет здесь детей Исаака – дети Авраама (евреи); следовательно, они единственно настоящие дети Божии в племенном смысле. Весь народ Израиль был избран и приведен к Божественной привилегии.

Это не плотские дети, как другие дети Авраама от Агари и Хетурры, но дети Исаака, сына обетования, они были дети обетования. Суть в том, что подобно тому, как не всем физическим детям Авраама положено унаследовать обетование принадлежности к народу Божьему физическим образом, но лишь детям Исаака, точно так же не все дети Авраама через Исаака принадлежат к народу Божьему в духовном смысле. Неверие, грех, отвержение и враждебность Израиля в отношении Христа не есть доказательство того, что Он не Мессия. Напротив, это совершенным образом согласуется с Божьим обетованием, предупреждающим, что не все евреи будут веровать в Иисуса и будут спасены.

Есть замечательный пример этой истины во времена Илии. Из-за постоянных угроз его жизни не только со стороны священников Ваала, но также царя Израиля Ахава и царицы Иезавели, Илия убедился в том, что весь Израиль стал отступником. Позже в Послании к Римлянам Павел напоминает своим читателям о жалобе напуганного пророка и о заверении Бога: “Господи! Пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один и моей души ищут”. Что же говорит ему Божий ответ? “Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени пред Ваалом”. (Рим. 11:3-4; ср. 1 Цар. 19:10, 18). Иными словами, даже во времена служения этого великого пророка-чудотворца подавляющее большинство Израиля было полностью и откровенно языческим.

От самого времени грехопадения задолго до Божьего завета с Авраамом Бог установил, что единственный путь для человека стать праведным пред Ним – это вера. В Послании к Евреям объясняется, что в отношении детей Адама жертва Авеля была принята Богом, потому что была принесена в вере, а жертва Каина была отвергнута, потому что не была принесена в вере: “Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще” (Евр. 11:4).

Исаак также прекрасный пример дитяти Божьего, потому что еще задолго до своего зачатия он был избран Богом среди потомков Авраама, чтобы быть наследником обетования. Становление его духовным чадом Божьим было таким же владыческим и сверхъестественным образом предопределено, как и его становление физическим чадом Авраама. Это владыческое избрание, осуществленное через веру, касается каждого человека, который был спасен как до, так и после Исаака.

Еще прежде встречи Иисуса с Нафанаилом Он сказал о нем: “Вот, подлинно израильтянин, в котором нем лукавства” (Иоан. 1:47). “Подлинно” на греческом “алетос” означает по-настоящему. Иными словами, из многих и многих тысяч евреев в Израиле того времени Иисус обозначил Нафанаила как настоящего, подлинного израильтянина, заявляя тем самым, что большинство других евреев таковыми не были, невзирая на безупречность их родословия от Авраама. Нафанаил в духовном смысле был без “лукавства”, без обмана или претензии, духовным потомком Авраама, который доверял Богу, а не своему человеческому происхождению или делам.

В полную противоположность Нафанаилу религиозные начальники, которые противились Иисусу у храмовой сокровищницы (Иоан. 8:20) возмутились, когда Он заявил, что им нужно принять истину, чтобы быть свободными. “Мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же ты говоришь: “сделаетесь свободными”? Когда Иисус объяснил, что Он говорил о свободе от греха, от которого лишь Он, Сын Божий мог их избавить, то они с возмущением сослались на предполагаемую праведность, основанную на их физическом происхождении от Авраама. Но Иисус сказал им: “Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраама делали бы; а теперь ищете убить Меня, человека, сказавшему вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал” (Иоан. 8:32-40). Спустя несколько минут Он назвал этих неверующих еврейских начальников сыновьями их отца диавола и обвинил их в том, что из-за отвержения Его и Его Евангелия они были “не от Бога” (см. ст. 43-47).

Утверждения Павла в Рим. 9 перекликается с тем, что сказал Иисус этим неверующим евреям в храме и что Он Сам подчеркивал несколько лет до этого в Своем послании Галатийским церквям: “Так Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность. Познайте же, что верующие суть сыны Авраама” (Гал. 3:6-7).

Павел указывает в Рим. 9:6-33, что отвержение Израилем Иисуса как Мессии не доказывало, что Иисус не был от Бога, но напротив, что неверующий Израиль и израильтяне были не от Бога. Их отвержение не отменяло Божьего обетования, но попросту давало дальнейшее свидетельство, что Его обетование всегда было тем, кто верил так, как Авраам, а не тем, которые были просто Его физическими потомками. В конце цитируемой выше главы из Послания к Галатам Павел повторяет: “Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники” (Гал. 3:29).

Божий справедливый и праведный характер не допускает возможности невыполнения Им какого-либо из Его обетовании. В дополнение к изначальной проблеме любви к греху и отсутствия веры, большим препятствием для евреев дней Павла, как и большинства евреев сегодня, было отсутствие понимания истинного смысла Божьих обетовании.

Пророки многократно ясно указывали на то, что как лишь один Исаак, избранный сын Авраама, был физическим наследником обетования, так лишь Богом избранный остаток народа будет годен для восприятия Божьих обетовании, данных Аврааму. Ближе к концу 9-й главы Послания к Римлянам Павел записал, что “если бы Господь Саваоф не оставил нам семени, то мы сделались бы, как Содом, и были бы подобны Гоморре” (Рим. 9:29).

Как указывалось выше, ссылка Павла на слово Божьего обетования было его заявлением Аврааму: “Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры, жены твоей” (см. Быт. 18:10, 14). Как было рассмотрено ранее, в предыдущем заявлении этого обетования Господь даже сказал Аврааму, что имя сыну будет Исаак (17:19, 21).

Бог всегда ставит в нужное время и в нужном месте тех, кого Он избирает для употребления в Своем Божественном замысле. Господь руководил возвращением Руфи в Иудею вместе с Ноеминь, ее свекровью, чтобы ей стать предком царя Давида. Мардохей знал об этой истине, когда сказал своей племяннице Есфирь: “Кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?” (Есф. 4:14).

Высшим проявлением определения правильного человека в правильное время явилось то, что Он послал Своего Сына, чтобы принести спасение Израилю и миру: “Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление” (Гал. 4:4-5).

“И не одно это, – продолжает Павел, приведя второй пример этой истины, – “но так было и с Ревеккою, когда она зачала в одно время двоих сыновей от Исаака, отца нашего”. Бог конкретно избрал Ревекку не только в жены Исааку, но чтобы родить ему сыновей-близнецов. И все же вместо того, чтобы позволить этим близнецам быть равными наследниками Исаака, Господь владычески избрал Иакова прежде Исава “ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет у порабощении у меньшего”.

Бог не избрал двух сыновей для продолжения физической линии обетования, но владычески избрал Иакова, пропустив Исава еще прежде их рождения. И точно так же, как Он избрал их, невзирая на то, что они сделают в своей жизни, но исключительно, дабы изволение Божие в избрании происходило без какого-либо учета какого-либо человеческого труда, точно так же Бог избрал некоторых евреев, а не всех для спасения.

Без всяких условий и совершенно вне каких-либо соображений человеческих заслуг Бог избирает тех, кто становится Его наследниками обетования. Иаков и Исав не только были от одного отца и матери, но и родились одновременно. Исав первый появился на свет, немного раньше Иакова, но Бог намеренно отвергнул этот факт, сказав их матери, что в противоположность обычаю тех дней “больший будет в порабощении у меньшего” (ср. Быт. 25:23).

Жизнь самого Исава и жизнь его потомков являют собой ясное свидетельство того, что они отвергли Бога. А заявление Бога о том, что Исав будет в порабощении у своего младшего брата касалась также их потомства. В Библии нет указания на то, что Исав лично служил Иакову, но есть много свидетельств, что народ Едом, который произошел от Исава, был часто прямо или косвенно в порабощении и в конфликте с народом Израиля, который произошел от Иакова, имя которого позже было изменено на Израиль.

Едомиты вскоре стали идолопоклонниками, и много столетий спустя пророк Амос заявил им: “Так говорит Господь: за три преступления Едома и за четыре не пощажу его, потому что он преследовал брата своего мечом, подавил чувства родства, свирепствовал постоянно во гневе своем и всегда сохранял ярость свою. И пошлю огонь на Феман, и пожрет чертоги Восора [древней столицы Едома]” (Ам. 1:11-12). Авдий предупреждал их, что “за притеснения брата твоего, Иакова, покроет тебя стыд, и ты истреблен будешь навсегда” (Авд. 10).

Поскольку Господь – Бог правды и справедливости, Он не простил Иакову и его матери обман слепого отца для получения благословения первородства. Он, как часто это бывало, употребил обман Иакова для выполнения Своих Божественных целей, которых Он в совершенстве достиг бы во всяком случае без греховного вмешательства человека.

Грех Иакова нисколько не отменил Божьего обетования, но принес много болезненных и ненужных проблем самому Иакову и многим другим. В отличие от своего брата-близнеца Иаков стремился к Богу, его сердце было расположено к Богу, но он страдал от недостатка доверия Богу в выполнении Его целей Его Божественными способами и в Его собственные Божественные сроки.

Следующие слова Павла, обобщающие то, о чем он только что писал, приведены из Мал. 1:2-3 и кажутся шокирующими и полностью противоположными взгляду большинства людей на Божью непредвзятость: “Как и написано: “Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел”. Однако, как и Божье предсказание о том, что старший Исав будет служить младшему Иакову не применялось непосредственно к этим двум людям, но скорее к их потомкам, точно так же это заявление Господа, похоже, имеет такое же применение. Книга Бытие не упоминает о ненависти Бога к Исаву. Заявление Авдия о том, что Бог возненавидел Исава, было записано через тысячу лет после жизни Исава, и наиболее здравое толкование слов пророка со всей очевидностью указывает на то, что ненависть Господа направлена на идолопоклонных потомков Исава. Точно так же любовь Бога к Иакову касается потомков Иакова, которые, хотя часто противились Богу, а иногда поклонялись идолам, были Его владычески избранным народом, через который предстояло прийти Искупителю мира.

Аналогичным образом, через пример Исаака и Иакова Павел показывает, что из чресл Авраама, Исаака и Иакова произойдет избранный остаток избранных евреев, а остальные останутся в неверии и, следовательно, потеряют духовные обетования Бога.

Но Павел уже недвусмысленно заявил, что оправдание Богом избрания Иакова, а не Исава, не основывалось на их личных характеристиках или делах, но исключительно на основе Его Божественной непогрешимой прерогативы (ст. 13), тайны, которую наш ограниченный человеческий разум не может вместить. Из их чресл вышло два народа, один из которых Бог избрал для Божественного благословения и защиты и другой, который Он избрал для Божественного осуждения.
Павел уже установил абсолютную необходимость человеческой веры в спасением, причем Авраам – это духовный отец всех, кто верит в Бога (Рим. 4:11). Но сила спасения полностью от Божьей благодати, а первая цель спасения – воздать Ему славу.

Мыслящий только о себе человек противится подобному понятию; даже многие христиане тщетно стремятся объяснить ясную истину, что Бог есть Бог, и в силу этого, что бы Он не делал, может быть только справедливым и праведным. Он не нуждается в оправдании того, что Он делает, включая призвание некоторых людей к спасению и не призвание других. Он всегда так поступал.

Мы можем лишь вместе с Павлом согласиться с полной верой, но далеки от полного понимания, что “верен Бог, Которым [мы] призваны в общение Сына Его, Иисуса Христа, Господа нашего” (1 Кор. 1:9).

Неверие Израиля согласуется с Божьим замыслом

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий