Мертвые для закона

“Разве вы не знаете, братия (ибо говорю знающим закон), что закон имеет власть над человеком, пока он жив? Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа. Так и вы, братия мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти; но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве” (Рим.7:1-6)

При изучении Ветхого Завета нельзя не изумиться достоинству и чести, присущим Божьему закону, который называют также Божьим уставом, Его заповедями, Его таинством и Его скрижалями. Бог вдохновил Моисея написать:

“Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить вас, чтобы вы поступали так в той земле, в которую вы идете, чтоб овладеть ею; дабы ты боялся Господа, Бога твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые заповедую тебе, соблюдал ты и сыны твои и сыны сынов твоих во все дни жизни твоей, дабы продлились дни твои. Итак слушай, Израиль, и старайся исполнить это, чтобы тебе хорошо было, и чтобы вы весьма размножились, как Господь, Бог отцов твоих, говорил тебе, что Он даст тебе землю, где течет молоко и мед. Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем, и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих” (Втор. 6:1-9).

Соломон писал: “Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека” (Еккл. 12:13).

В Псалме 118 используется около десяти различных синонимов, обозначающих Божий закон. Автор говорит:

“Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем (ст. 1); Ты заповедал повеления Твои хранить твердо (ст. 4); 0, если бы направлялись пути мои к соблюдению уставов Твоих! (ст. 5); В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою (ст. 11); Благословен Ты, Господи! научи меня уставам Твоим (ст. 12); Уставами Твоими утешаюсь; не забываю слова Твоего (ст. 16); Вразуми меня, и буду соблюдать закон Твой и хранить его всем сердцем (ст. 34); Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем (ст. 97); Основание слова Твоего истинно, и вечен всякий суд правды Твоей (ст. 160); Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения (ст. 165); Язык мой возгласит слово Твое; ибо все заповеди Твои праведны (ст. 172)”.

Своему тестю Иофору Моисей объяснил, что главное предназначение его как Богом назначенного вождя Израиля – это объявление уставов Божьих и законов Его (см. Исх. 18:16). Исайя провозглашал: “Господу угодно было ради правды Своей возвеличить и прославить закон” (Ис. 42:21).

Великий царь Давид получил вдохновение написать замечательную декларацию о возвышенности и нравственном величии Божьего закона: “Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых. Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи. Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни – истина, все праведны. Они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота” (Пс. 18:8-11). Последнее повеление, данное Богом в Ветхом Завете, таково: “Помните закон Моисея, раба Моего, который Я заповедал ему на Хориве для всего Израиля, равно как и правила и уставы” (Мал. 4:4).

Божий закон господствовал в древнем Израиле настолько, что многие евреи фактически сделали из него идола. В Вавилонском Талмуде, главном сборнике древних раввинских толкований Торы (закона Моисея), раввин Раба писал:

“Святой создал злые наклонности человека, но создал также и Тору [закон Моисея], чтоб победить их” (“Baba Bathra”, 16a). Несмотря на то, что он очевидно противоречит самой Богом открытой Торе, комментарий раввина показывает, какое высокое положение занимал закон в умах большинства иудеев. Раввин Иуда, другой знаменитый толкователь Талмуда, говорил: “Сущность Святого отличается от сущности смертных людей. Когда человек предписывает лекарство, оно может принести пользу одному и повредить другому. Но Бог дал Тору Израилю как источник излечения для всех” (“Erubin”, 54a).

Во времена Христа многие евреи считали, что послушание Божьему закону – это не только проявление спасительного благочестия, как предусматривает Бог, но и средство спасения, чего Бог никогда не предусматривал. Верность закону вытеснила веру в Бога, который дал этот закон. Как говорится повсеместно в Евангелии, такие иудеи часто обвиняли Иисуса в том, что Он противоречит закону Моисея и нарушает его.

Неверующие еврейские оппоненты Павла неистово критиковали его за якобы игнорирование закона Моисея. Когда Павел возвратился из своего третьего миссионерского путешествия, старейшины иерусалимской церкви посоветовали ему присоединиться к группе из четырех евреев и принять участие в назорейском очистительном обряде в храме. Участием в этом обряде он продемонстрировал бы свое уважение к закону и, возможно, уменьшил бы ложную критику. Поскольку такой поступок никоим образом не компрометировал Благую весть, апостол охотно согласился (Деян. 21:20-26). Но как оказалось, его действия были неверно истолкованы и представлены в ложном свете и противодействие со стороны иудеев возросло еще больше (см. ст. 27-30). Тем не менее, это событие ясно показывает, как благоговели евреи по крайней мере перед внешней обрядовой стороне закона.

До своего обращения Павел (тогда носивший имя Савл) был воплощением иудейского фарисейства. В своем послании филиппийской церкви он свидетельствует о вере, которую имел, когда соблюдал закон по своим человеческим понятиям. “Если кто другой думает надеяться на плоть, – писал он, – то более я, обрезанный в восьмый день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности гонитель Церкви (Божией), по правде законной – непорочный” (Фил. 3:4-6).

Противоположная точка зрения на закон Ветхого Завета также была проблемой во время служения Иисуса и в раннехристианской церкви. Как и во все времена, многие люди искали способ быть религиозными и в то же время не быть стесненными многими ограничениями. Для них мысль о спасении по благодати исключительно через веру вне зависимости от закона казалась совершенным путем, позволяющим съесть один пирог дважды (то есть совместить несовместимое). Они будут просто “верить в Бога” и делать все, что хотят.

Чтобы показать Свою высокую оценку Божьего закона, данного через Моисея, Иисус заявил в начале своего служения: “И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их. И когда Он вошел в лодку, бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя” (Матф. 5:17-19).

Ап. Павел свидетельствует, что Слово Божье (Рим. 3:2; ср. Деян. 7:38), которое было дано и предписано Божьими ангелами (Евр. 2:2; Деян. 7:53), не может быть никаким другим, кроме как священным и нерушимым. Апостол уже свидетельствовал: “Итак мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем” (Рим. 3:31). Ниже он недвусмысленно заявляет, что несмотря на ограничения и неспособность спасти “закон свят, и заповедь свята и праведна и добра” (7:12; ср. 1 Тим. 1:8).

Павел также провозгласил, что “делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех” (Рим. 3:20) и “закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать” (5:20). Христиане не спасаются по закону и находятся “не под законом, но под благодатью” (6:14).

Зная, что его читатели, особенно еврейские верующие, все равно будут иметь много вопросов о законе в связи с их верой в Христа, Павел продолжает в представленном отрывке объяснять эти важнейшие взаимоотношения.

В заключительной части 6-ой главы он разъясняет первую истину ст. 14, а именно, что верующие не находятся более под осуждающей властью закона. В 7-ой главе он разъясняет вторую истину этого стиха, что верующий теперь находится под благодатью. Однако, делая это, он в данной главе 23 раза упоминает закон, из них 8 раз в первых шести стихах. В своем объяснении он представляет аксиому (ст. 1), аналогию (ст. 2-3), применение (ст. 4-5) и утверждение (ст. 6).

Аксиома

“Разве вы не знаете, братия, – ибо говорю знающим закон, – что закон имеет власть над человеком, пока он жив?” (7:1)

Тактичный и в то же время риторический вопрос: “Разве вы не знаете?” указывает, что апостол снова использует очевидную истину как основание для своих доводов. Слово “братия” обозначает еврейских собратьев Павла (знающих закон). Возможно, он выделяет это слово, чтобы убедить еврейских верующих в своем внимании к их глубокой озабоченности его кажущейся клеветой на закон Моисея.

Однако сказанное Павлом здесь имеет отношение к любому закону, на что указывает грамматическая конструкция (отсутствие определенного артикля перед существительным, которым в данном случае есть слово “закон”) в греческом тексте. Буквальный перевод таков: “Тем, кто знает закон”. Павел говорит, что должно быть очевидно, что любой закон – римский, греческий или даже Богом данный Библейский закон – “имеет власть над человеком, пока он жив”. Если преступник умирает, то он больше не объект преследования и наказания, независимо от того, насколько многочисленными и отвратительными могли быть его преступления. Ли Харви Освальд, обвиненный в убийстве президента Джона Ф. Кеннеди, так никогда и не предстал перед судом, поскольку сам был убит до его начала. Закон имеет власть лишь над живыми.

Аналогия

“Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона и не будет прелюбодейцею, вышедши за другого мужа” (7:2-3)

В отличие от приводящих в смущение толкований некоторых исследователей, апостол не только не использует сложные аллегории, но никакие аллегории вообще. Он просто проводит аналогию с брачным законом, чтобы проиллюстрировать уже высказанную им только что мысль, а именно, что никакой закон не имеет власти над человеком после его смерти. В этом отрывке нет ничего, что говорило бы о разводе и его нельзя использовать как аргумент в учении, что развод не может быть оправдан для христианина, и, следовательно, лишь смерть одного из супругов дает право на вступление в новый брак. (Подобное обсуждение требует обращения к другим местам, таким как Матф. 5:31-32; 19:3-12 и 1 Кор. 7:10-15. Для дальнейшего изучения см. книгу автора “Ваша семья”).

Павел привлекает внимание к тому факту, что брачные законы обязательны лишь когда оба партнера живы. “Выходя за другого” при живом муже, женщина становится “прелюбодейцею”, преступницей закона. Но вступление в брак с другим мужчиной после того, как “умрет муж” – абсолютно законно и приемлемо. Вдова полностью “свободна от закона”, который привязывал ее к ее бывшему мужу. Павел фактически поощрял вступление молодых вдов в повторный брак. Он говорил, что такая вдова, если она соединяется с верующим (см. 1 Кор. 7:39), должна “вступать в брак, рождать детей, управлять домом и не подавать противнику никакого повода к злоречию” (1 Тим. 5:14).

Применение

“Так и вы, братия мои, умерли для закона Телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти” (7:4-5)

“Так” указывает на переход от короткой аксиомы Павла и аналогии к применению, а то, что он добавляет слово “мои” после того, как во второй раз использует слово “братия”, делает это обращение даже более нежным и более личным, чем в ст. 1.

Именно с этого места Павел начинает в этих стихах изложение своего духовного учения. Он говорит, что точно так же, как смерть мужа освобождает женщину от брачных уз, которые связывали их друг с другом, “вы (то есть христиане) умерли для закона” Моисея. “Умерли” передает время аорист глагола “фанатоу”, что подчеркивает абсолютность и окончательность смерти. В оригинале глагол употреблен в страдательном залоге (то есть в пассивной форме), что указывает на то, что верующие не умерли естественной смертью или не обрекли себя на смерть, но были сделаны мертвыми вследствие действия Бога в ответ на их веру в Его Сына.

Хотя спасение по благодати явилось результатом Ветхого Завета, послушание закону никогда не было средством спасения (Рим. 3:20). Закон имел силу лишь осуждать людей на смерть за их грех (6:23), но не имел силы спасти их от него. Павел уже указывал, что Божья благодать, распространившаяся через веру в Иисуса Христа, умерщвляет грех и дает свободу от него (Рим. 6:3-7). Теперь он заявляет, что вера в Него вызывает также смерть закона и, следовательно, освобождает от наказания по закону.

“Телом Христовым”, то есть телом Христа, Который испытал наказание смертью ради них, верующие освобождены от их взаимоотношений с законом точно так же, как вдова освобождена от отношений со своим бывшим мужем. И подобно вдове верующие освобождены, чтобы принадлежать как бы другому – Иисусу Христу, Воскресшему из мертвых. Спасение вызывает полное изменение духовных взаимоотношений точно так же, как новый брак после смерти супруга вызывает полное изменение супружеский отношений. Верующие больше не соединены с законом, но соединены с Иисусом Христом, Божественным Женихом Его Церкви.

В Послании к Ефесянам Павел дает прекрасное изображение этих взаимоотношений: “Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна” (Ефес. 5:24-27). Снова используя пример брака, апостол нежно говорил коринфским верующим: “Ибо я ревную о вас ревностью Божиею, потому что я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою” (2 Кор. 11:2).

Послание к Римлянам содержит неявный акцент на то, что спасение вызывает полное преобразование жизни. Через смерть Иисуса и Его воскресение Бог “не знавшего греха… сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Кор. 5:21). Цель нашего присоединения к Христу состоит в том, чтобы мы могли приносить плод Богу. “Ибо мы – Его творения, -говорит Павел ефесянам, – созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять” (Ефес. 2:10). Он дает нам дополнительное объяснение в своем послании в Галатию: “Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Гал. 2:19-20). Преобразованная жизнь будет приносить плод Богу.

Великий богослов Чарльз Ходж писал: “Что же касается нас, то искупление предназначено для того, чтобы привести к святости. Мы освобождены от закона, чтобы соединиться с Христом; и мы соединены с Христом, чтобы принести плод Богу… Поскольку освобождение от наказания по закону предназначено для того, чтобы привести к святости, то напрасно ожидать этого освобождения, если не наступит конец тому, от чего оно дано”.

Божий плод существует в двух основных проявлениях: отношение и действие. Плод Св. Духа в жизни верующего внутренне проявляется в его отношениях любви, радости, мира, долготерпения, благости, милосердия, веры, кротости, воздержания (см. Гал. 5:22-23). Что же касается Божьего действия, то Иисус сказал: “Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь; всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода” (Иоан. 15:1-2). В Послании к Евреям говорится о плоде уст, “прославляющих имя Его” (Евр. 13:15), и Павел молился, чтобы филиппинские верующие были готовы ко дню Христа, будучи “исполнены плодов праведности Иисусом Христом, в славу и похвалу Божию” (Фил. 1:11).

В ст. 5 Павел напоминает своим читателям о четырех понятиях, которые характеризуют их прежнюю жизнь неверующих.

Во-первых, они “жили по плоти”. Неискупленный, духовно падший человек может действовать лишь в области плоти, естественной греховной сфере падшего человечества.

В Св. Писании слово “плоть” используется в нескольких значениях. Оно используется в нравственно-духовном смысле для описания физической природы человека. В этом значении Сам Господь – Слово – в Своем воплощении “стало плотию и обитало с нами” (Иоан. 1:14). Один из верных признаков истинного верующего – это то, что он “исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти” (1 Иоан. 4:2).

“Плоть” используется также в нравственно-этическом значении, но всегда обозначает при этом злое начало. Павел многократно использует это слово в таком значении в Рим. 8, Гал. 5, Ефес. 2, и во всей случаях это слово обозначает неискупленную человеческую природу. Человек, который все еще живет в царстве плоти, не может принадлежать Христу. “Но вы не по плоти живете, а по духу, – говорит Павел верующим, – если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его” (Рим. 8:9). Конечно же, верующий может отступать перед плотью, что он и делает всякий раз, когда грешит. И хотя верующий не может больше жить по плоти, плоть все еще способна проявлять себя в верующем.

Во-вторых, прежняя жизнь верующего характеризуется греховными страстями, то есть побуждениями задумывать и осуществлять зло, которые возникают в тех, кто живет по плоти.

В-третьих, прежняя жизнь верующего характеризуется греховными страстями, постоянно “обнаруживаемыми законом”. Удивительно, как такое благо, как святой закон Божий, может побуждать то, что греховно. Во-первых, так происходит потому, что без знания закона человек не смог бы отличить добро от зла (см. 7:7). Закон, провозглашая, что неправильно, также пробуждает зло в духовно падшем человеке, поскольку его естественная мятежная натура заставляет его желать совершения именно тех поступков, которые, как он знает, запрещены.

В-четвертых, прежняя жизнь верующего характеризуется непрерывным действием его греховных страстей в членах его тела, чтобы принести плод смерти. “Действовать” – это перевод греческого глагола, имеющего значение “действовать с силой”. От этого же глагола происходит наше слово энергия. Фраза “члены наши” обозначает всего человека во всех его проявлениях, как существо, которое жертва “страстей греховных”, возбуждаемых, чтобы принести плод окончательного и вечного Божественного наказания смертью.

Утверждение

“Но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить (Богу) в обновлении духа, а не по ветхой букве” (7:6)

Переходное выражение “но ныне” предваряет изложение сущности этого небольшого стиха, который являет собой разительный контраст с только что данным описанием (ст. 5) духовно падшего человека. Мы, то есть верующие в Иисуса Христа (см. ст. 4), освободились от прежнего порабощения закону, “умерши для закона, которым были связаны” прежде по плоти.

Как только что указал Павел, “закон имеет власть над человеком, пока он жив” (ст. 1). Поэтому, когда человек умирает, он освобождается ото всех обязательств и наказаний по закону. Поскольку мы, как верующие, умерли в Иисусе Христе, когда Он заплатил за наши грехи на Голгофе, мы были таким образом освобождены от моральных и духовных обязательств и наказаний по Божьему закону. “Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, – ибо написано: “проклят всяк, висящий на древе” (Гал. 3:13).

Ап. Павел уже заявил так убедительно и однозначно, насколько это возможно, что свобода от рабства закону не означает свободы делать то, что запрещает закон (6:1, 15; ср. 3:31). Свобода от закона не дает свободы грешить, но наоборот – свободу прежде всего делать то, что праведно, свободу, которую духовно падший человек не имеет и не может иметь.

Точка зрения Павла состоит не просто в том, что спасенный человек способен делать то, что праведно, но что он будет делать то, что праведно. В ответ на их веру в Его Сына Иисуса Христа, Бог освобождает людей от рабской зависимости от закона, чтобы они занимались служением. Многие переводы слова “доулео” (служить) имеют несколько расплывчатый смысл и не передают в полной мере значение греческого термина. Этот глагол означает не добровольную службу наемного рабочего, который может при желании уволиться и искать другого работодателя. Он означает исключительно службу раба, чье единственное предназначение – угождать воле хозяина.

Кеннет Уэст дает точный и прекрасный перевод ст. 6: “Но ныне, мы освобождены от закона, умерев для того, чему мы были постоянно подчинены настолько сильно, что по привычке оказываем ему рабскую покорность”.

Служение Господу в “обновлении духа”, а не в “ветхой букве” – необходимый плод искупления, а не результат выбора. Как уже отмечалось, “бесплодный” христианин – не истинный христианин, и ему нет места в Царстве Божьем. Иисус говорил о Своем Отце: “Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода” (Иоан. 15:1-2).

Человек, который оправдан по вере через благодать Иисуса Христа, уверен (Рим. 5), свят (гл. 6), свободен, плодотворен и служит (гл. 7). И четыре последние черты истинного верующего не менее обязательны, чем первая. Хотя ни один из этих Божественных признаков духовного возрождения не бывает совершенным в своем человеческом воплощении, все они всегда присутствуют в жизни верующего.

Закон остается важным для христианина. Впервые христианин способен соответствовать требованиям закона о праведности (которой желал Бог, когда Он впервые дал закон), поскольку он обладает новой природой и Божьим Духом Святым, делающим возможным его послушание. И хотя он больше не находится в рабстве у закона или под наказанием, он еще искреннее желает жить в соответствии с богоугодными нормами, чем ревностный фарисей. С абсолютной искренностью и радостью он может воскликнуть вместе с псалмопевцем: “Как люблю я закон Твой!” (Пс. 118:97).

Как верующие мы умерли для закона, когда речь идет о его требованиях и осуждении, но поскольку теперь мы живем “в обновлении духа”, то всем своим сердцем любим Божий закон и исполняем его. И мы знаем, что выполнять Его закон значит выполнять Его волю и что выполнять Его волю значит воздавать Ему славу.

Вся слава Христу

Мертвые для закона

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий