Любовь исполняет закон

выражение любви

 

"Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого", и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". Любовь не делает ближнему зла: итак любовь есть исполнение закона" (Рим.13:8-10)
 
 
Проявлять энтузиазм легче, чем проявлять послушание. Эта истина особенно согласуется с приведенными выше стихами. Намного легче хвалить любовь, чем жить в соответствии с ней; это справедливо даже в отношении Павла. Ранее в послании он свидетельствует: "Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю", и что "доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7:14-15, 19). Каждый честный христианин знает, что эта отрезвляющая истина справедлива и в отношении его собственной жизни.
 
И все-таки послушание составляет сущность верной христианской жизни. Благодаря послушанию Богу верующие обладают благословением, радостью и духовной силой окна киев. Иисус предупреждал: "Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи!" войдет в царство небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Матф. 7:21). В другом случае Он сказал: "Ибо, кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат и сестра и матерь" (Марк 3:35). Иисус дал прекрасный пример послушания, который есть образцом для подражания для всех верующих, когда сказал: "Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его" (Иоан. 4:34). Сущность Его воплощения состояла в послушании Его небесному Отцу. "Ибо Я сошел с небес, – сказал Он, – не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца" (Иоан. 6:38). Он также свидетельствовал: "Я ничего не могу творить Сам от Себя, как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца" (Иоан. 5:30). Во время тяжких душевных мук в Гефсимании перед ужасным испытанием, которое, как Он знал, ожидает Его, Он, тем не менее, дважды молился о том, чтобы была исполнена воля Его Отца. Сначала Он молился: "Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты" (Матф. 26:39). Вскоре после этого, найдя учеников спящими, "отошед в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя" (ст. 42).
 
Послушание требует усилия воли под руководством Св. Духа и благодаря Его силе, точно так же как это необходимо для того, чтобы прийти к Господу для спасения. Эта сила – источник послушания, однако Господь требует послушания для того, чтобы человек жил духовной жизнью, равно как Он требует веры для получения духовной жизни. Популярное выражение "пойдем с Богом" действенно, если подразумевает, что опора в Божьей мудрости и силе, а не в человеческих способностях. Но оно не может быть верным и конечно же не может быть Библейским, если означает расслабление воли и надежду на то, что Бог будет управлять всем независимо от личной воли и усилий. В противном случае многочисленные указания и увещевания Св. Писания, включая и Новый Завет, были бы бессмысленными. Зачем карать непослушных, если они не ощущают никакой внутренней безответственности? И почему вознаграждают их, если они повинуются?
 
Однако, по очевидным причинам, послушание никогда не было особо популярно. С самых ранних лет ребенку неприятна мысль о том, что следует выполнять волю родителей, потому что это посягает на его независимость и личную волю. Мысль о подчинении личной воли воле кого-либо другого, даже Самого Бога, или наоборот, именно Бога, всегда была неприятна для падшей человеческой природы. Адам и Ева поставили свою собственную волю выше Божьей, и в этом состоял первый грех, и именно этот дух неповиновения составляет сущность любого греха, совершенного с того трагического дня. По самой своей природе грех – это беззаконие и мятеж (ср. 1 Иоан. 3:4).
 
Как апостол объяснил ранее в этом послании, ослушание, вызванное неверием, привело к тому, что падшее человечество с самого начала приняло "нечестие и неправду", подавляло истину неправдою, не прославляло Бога, но предалось суете "в умствованиях своих", омрачило свое сердце и славу нетленного Бога изменило в "образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся" (см. Рим. 1:18-23). И по причине этого ослушания "предал их Бог в похотях сердца их нечистоте" (ст. 24), "постыдным страстям" (ст. 26), "превратному уму" (ст. 28).
 
Из-за ветхой человеческой природы (см. Ефес. 4:22) послушание Богу не всегда дается легко даже Его собственным детям. Но подлинный христианин расположен выполнять волю своего Отца, поскольку он – новый человек в Иисусе Христе, и в нем пребывает Св. Дух, и это внутреннее желание – самое надежное доказательство спасения. Каждый верующий может честно сказать вместе с Павлом, что несмотря на то, что "нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое", тем не менее, "по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием" (Рим. 7:21-22). Даже самый духовный верующий иногда не будет повиноваться Господу, но его совесть не очистится до тех пор, пока он не раскается и не станет послушным, поскольку его непослушание находится в противоречии не только с Божьей волей, но и с его сокровенным стремлением.
 
Послушание Божьему Слову ободряет и обнадеживает верующего. Нигде эта истина не дана так прекрасно и величественно, как в Пс. 118. Не вызывает сомнений, что эта поэма – величайшее по своей серьезности заявление Божьего дитя о его сокровенном желании подчиниться воле Господа. Псалмопевец использует десять различных слов, большинство из которых многократно повторяются, чтобы сказать о Слове Божьем, которое он любит и которому желает повиноваться. Он говорит Господу о своем желании научиться "судам правды Твоей" (ст. 7) и не "уклониться от заповедей Твоих" (ст. 10). Он говорит: "О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои" (ст. 15); "уставами Твоими утешаюсь; не забываю слова Твоего" (ст. 16); и "если бы не закон Твой был утешением моим, погиб бы я в бедствии моем" (ст. 92). Он свидетельствует: "Истомилась душа моя желанием судов Твоих во всякое время" (ст. 20); "откровения Твои – утешение мое, советники мои" (ст. 24); "вот, я возжелал повелений Твоих; животвори меня правдою Твоею" (ст. 40); "закон уст Твоих для меня лучше тысяч золота и серебра" (ст. 72); и "как сладки гортани моей слова Твои! Лучше меда устам моим" (ст. 103). Он умоляет Господа: "Вразуми меня, и буду соблюдать закон Твой и хранить его всем сердцем" (ст. 34); и "не отнимай совсем от уст моих слова истины; ибо я уповаю на суды Твои" (ст. 43). Он восклицает: "Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения" (ст. 165). Всем этим желаниям противостоит остающийся в человеке грех, в конце псалма псалмопевец замечает: "Я заблудился, как овца потерянная: взыщи раба Твоего; ибо я заповедей Твоих не забыл" (ст. 176).
 
Важная часть очищающей работы Св. Духа – дать нам возможность повиноваться Иисусу Христу (1 Пет. 1:2). Павел предупреждал филиппийских верующих: "Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение" (Фил. 2:12). Мы совершаем наше спасение во внешнем мире путем послушания Господу Иисусу Христу. Павел хвалил римских христиан, поскольку их преданное послушание Христу, часто в условиях преследований и трудностей, было известно повсюду среди церквей (см. Рим. 16:19). Отличительная черта любого преданного христианина – жизнь, подчиненная Богу и Его Слову, жизнь, сходная с жизнью Павла, которая счастливо согласуется во внутреннем человеке с законом Божиим (см. Рим. 7:22). Его всепоглощающее желание – во всем быть угодным Господу.
 
Павел пояснил ранее, что христианин свободен от закона, если речь идет о наказании и осуждении. "Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу, потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим. 8:1-2). Но сразу же после этого он поясняет, что Бог "осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу" (ст. 3-4). Моральные и духовные требования закона по-прежнему действуют, поскольку в них выражены вечный Божий характер и Его воля. Для христианина отличие заключается не в требованиях закона, а в том, как эти требования осуществляются в нас, иначе говоря в нашей жизни по Духу, праведность и сила которого действуют в нас и через нас. Для верующих Божественное требование Божественно выполнено, поскольку Святой Дух Христа дает нам возможность повиноваться Его Святому Слову.
 
Я когда-то разговаривал с новообращенной, которая сказала: "С тех пор как Иисус Христос вошел в мою жизнь, мне кажется, что я постоянно сражаюсь с грехом. Когда окончится эта борьба?" Я ответил: "Когда вы умрете или будете взяты живой на небо". Когда она выразила понятную обеспокоенность, я уверил ее, что борьба с грехом в оставшейся человеческой сущности — надежный признак спасения. Неспасенные не испытывают такой сильной борьбы, поскольку их греховная жизнь гармонирует с их греховными желаниями. Я также заверил ее, что чем дольше будет длиться борьба в послушании Божьему Слову и силою Его Духа, тем более победоносной будет наша жизнь.
 
В практической части Послания к Римлянам мы видели, что Павел сначала затронул вопросы правильных взаимоотношений верующего с Богом (12:1), затем правильных взаимоотношений с миром (ст. 2), с собратьями верующими (ст. 3-8), с другими людьми (ст. 9-21) и с человеческим правительством (13:1-7). Теперь он снова сосредотачивает внимание на наших взаимоотношениях с другими людьми, и итогом этих взаимоотношений должна быть любовь (ст. 8-10). Более того, он указывает, что любовь – ключ к благочестивому послушанию, поскольку любовь исполняет Божий закон (ст. 8б-10б).
 
В этих трех прекрасных и трогательных стихах апостол говорит о долге любви (ст. 8), выражении любви (ст. 9-10а) и предназначении любви (ст. 10б).
 
 

Долг любви

 

"Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон" (13:8)
 
 
Павел только что вел речь об уплате налогов (ст. 6-7), и увещевание не оставаться должными никому ничем продолжает тему финансовых обязательств христианина.
 
Эту фразу иногда толкуют в том смысле, что христианин никогда и ничего не может брать в долг. Но ни Ветхий, ни Новый Завет не содержат категорического запрета одалживать или брать взаймы.
 
Закон Моисея требовал: "Если даешь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста" (Исх. 22:25; ср. Пс. 14:5). Из этого стиха следует, что позволялось брать в долг, поскольку позволялось давать в долг. Моральная проблема заключалась в отношении процента, взимаемого с бедных. Еще яснее об установлении процентов сказано в книге Левит: "Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришелец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою. Не бери от него роста и прибыли, и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою" (Лев. 25:35-36, Неем. 5:7; Иез. 22:12).
 
Бог также предостерег Свой народ от отказа дать ссуду соотечественнику из-за того, что близок седьмой год, в который прощаются все долги (см. Втор. 15:7-9). Господь пообещал бескорыстному и щедрому кредитору, что "за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всех делах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками" (ст. 10). Он заявил, что "праведник милует и дает… Он всякий день милует и взаймы дает, и потомство его в благословении будет" (Пс. 36:21, 26), и что "благотворящий бедному дает взаймы Господу: и Он воздаст ему за благодеяние его" (Прит. 19:17). Независимо от того, вернет должник деньги милостивому кредитору или нет, ему непременно возместит все Господь.
 
Из процитированных и из многих других стихов становится ясно, что давать в долг, а следовательно и брать в долг, было обычным делом в древнем Израиле. Закон тщательно регулировал вопрос о заимодавстве, запрещая взимать проценты с сильно нуждавшихся, но не запрещая давать деньги под справедливый и разумный процент.
 
В Нагорной проповеди Иисус косвенно одобрил практику одалживания и повелел потенциальным заимодавцам: "Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Матф. 5:42). Развивая высказанную выше мысль о Божественном благословении для тех, кто дает милостиво и щедро, Иисус сказал: "Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего" (Лук. 6:35). Снова нам обещано, что когда даем с искренней сердечностью тем, кто нуждается, Сам Господь Божественно вознаградит нас.
 
Итак и в Ветхом, и в Новом Завете взятие в долг допускается для тех, кто испытывает серьезную нужду и не обладает другими ресурсами, и оба завета требуют от верующих, имеющих возможность дать взаймы нуждающимся братьям, делать это, не стремясь к выгоде.
 
В области предпринимательства Иисус одобрил одалживание денег с целью их вложения в дело. В притче о талантах (см. Матф. 25:14-30) хозяин очень хвалил двух слуг, мудро вложивших его деньги, но строго упрекал неверного раба, который просто закопал порученные ему деньги: "Посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью" (ст. 27).
 
Многие виды бизнеса не смогли бы существовать без займа денег для инвестиций в строительство, оборудование или сырье. Многие фермеры не смогли бы вырастить новый урожай, не заняв денег для покупки семян и удобрений. Многие семьи никогда бы не смогли купить жилье, не взяв заем.
 
Когда действительно необходимо брать деньги в долг, их следует возвращать, как условлено с кредитором – вовремя и полностью. Св. Писание нигде не оправдывает взятие денег в долг для покупки ненужных вещей, в особенности предметов роскоши, которые они не могут себе позволить. Всем необходимо возвратить свои долги вовремя и полностью. Эти финансовые принципы составляют сущность увещевания Павла – "не оставайтесь должными никому ничем".
 
Затем апостол высказывает, на первый взгляд, противоположное утверждение, заявляя, что все христиане имеют одну постоянную задолженность. Абсолютно независимо от финансового положения и обстоятельств все верующие имеют постоянную обязанность – взаимную любовь. Этот долг мы должны выплачивать постоянно, но никогда не сможем выплатить полностью. Ориген, один из отцов раннехристианской церкви, сказал: "Долг любви остается с нами всегда и никогда не покидает нас. Это долг, который мы должны выплачивать ежедневно и всегда". И благодаря милостивому предусмотрению нашего Господа мы всегда будем обладать возможностью выплачивать этот долг, и чем больше мы его выплачиваем, тем более желанной и радостной становится плата.
 
Наша взаимная любовь затрагивает прежде всего наших братьев верующих, наших сестер и братьев в Христе. "Заповедь новую даю вам, – сказал Иисус, – да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга; по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Иоан. 13:34-35). Служить другим христианам значит служить Христу. "Ибо алкал Я, и вы дали мне есть, – сказал Он, – жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне… Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Матф. 25:35-36, 40). Служба святым не только являет нашу любовь к ним, но и нашу любовь к Богу (Евр.6:10).
 
Тема 1-го Послания Иоанна – любовь. Он говорит нам, что тот, "кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна" (1 Иоан. 2:10). Он напоминает нам, что Бог заповедал, "чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам" (3:23). Он наставляет нас: "Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога" (4:7), и "мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (4:21).
 
Павел тоже может много сказать о любящих христианских братьях. В послании в Колоссы он писал: "Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства" (Кол. 3:12-14). Он советовал коринфским верующим, которые часто действовали раскольнически и по-мирски, достигать любви (см. 1 Кор. 14:1), и советовал Тимофею поощрять благочестивых женщин пребывать в вере, любви и святости (см. 1 Тим. 2:15). Он молился о том, чтобы любовь филиппийских верующих "еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве" (Фил. 1:9).
 
Апостол Петр, который познал, насколько трудно любить так, как хочет Господь (например, Иоан. 21:15-22, Деян. 10), писал: "Послушанием истине чрез Духа очистивши души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца" (1 Пет. 1:22).
 
Но никому ничем относится также и к неверующим, ко всем неверующим, а не только к тем, кто симпатичен, и с кем установились дружеские взаимоотношения. Наш Господь говорит нам: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас" (Матф. 5:44). Как мы видели в предыдущей главе Послания к Римлянам, Павел заповедает: "Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте" (12:14), и "если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его" (ст. 20). В послании галатийским церквям он напутствует: "Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере" (Гал. 6:10).
 
Праведная любовь настолько важна, что "любящий другого – исполнил закон". Это истина, которую Павел повторяет в ст. 10, и мы ее обсудим подробно при изучении этого стиха.
 
Ясно, что праведная, благочестивая любовь – это намного больше, чем просто эмоции. Как видно из только что процитированного текста из Послания к Галатам, любовь начинается с искреннего сострадания, доброты, смирения, мягкости и терпения. Но она также всегда находит возможность "делать добро" тем, кого мы любим, заслуживают они того или нет. Поскольку расстояние и другие обстоятельства неподвластны нам, иногда единственное доброе дело, которое мы можем совершить – это молиться о них или простить их. Конечно, молиться и простить – это наилучшее из того, что можно совершить для человека, особенно если мы молимся о спасении, а наше прощение может побудить человека искать Божьего прощения. Но как уже отмечено выше, "доколе есть время" мы должны проявить нашу любовь непосредственно и практически. Благочестивая любовь включает служение для удовлетворения физических и финансовых нужд других людей: и верующих и неверующих. Эта истина лежит в основе притчи Иисуса о добром самарянине (см. Лук. 10:25-37).
 
Существует множество других способов проявить благочестивую любовь. Наивысший – учить Божьей истине и жить в соответствии с ней. Самое важное, что можно передать неверующим, – это Благая весть о спасении. Верующие учатся Божьей истине, верно живя "в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в силе Божией" (2 Кор. 6:6-7). Даже когда мы считаем нужным предупредить или упрекнуть других, мы должны говорить истину с любовью (см. Ефес. 4:15).
 
Благочестивая любовь никогда не использует свою свободу "поводом к угождению плоти" (Гал. 5:13) и никогда не сорадуется лжи или неправде (1 Кор. 13:6). Любовь отказывается совершать что-либо даже негреховное само по себе, если это может оскорбить верующего или послужить к моральному или духовному преткновению (см. Рим. 14:21). "Более же всего, – напоминает нам Ап. Петр, – ищите усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов" (1 Пет. 4:8).
 
Благочестивая любовь прощает. Мы должны быть "друг ко другу добры, сострадательны", прощать друг друга, "как и Бог во Христе простил [нас]" (Ефес. 4:32). За обещанием Господа, что "если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный", следует предупреждение: "А если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Матф. 6:14-15; ср. Лук. 6:36-37).
 
Для благочестивой любви характерны смиренномудрие, кротость, долготерпение и снисхождение друг ко другу (см. Ефес. 4:2). В прекрасном обращении к коринфской церкви, которой не была свойственна любовь, Павел сказал: "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает" (1 Кор. 13:4-8).
 
Наивысший критерий благочестивой любви – ее готовность пожертвовать своими собственными нуждами и благосостоянием ради нужд и благосостояния других людей и даже пожертвовать жизнью, если это необходимо. "Нет больше той любви, – сказал Иисус, – как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоан. 15:13). Наивысший пример такой любви явил Сам Иисус, Который "будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Фил. 2:6-8). Мы должны подражать "Богу, как чада возлюбленные", и жить в "любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное" (Ефес. 5:1-2). Как напоминает нам Ап. Иоанн: "Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев" (1 Иоан. 3:16).
 
Но спросим себя, сможем ли мы любить столь праведно и самоотверженно? Во-первых, мы должны помнить, что наш милостивый небесный Отец дает Своим детям все необходимое, что выполнять Его заповеди и следовать Его примеру. Нам Богом дана возможность заплатить наш великий долг любви, "потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 5:5). Божья любовь – неистощимый родник, из которого мы можем черпать сверхъестественную любовь, которой Он заповедал нам жить. Павел молился о ефесянах:
 
"Верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться с нею полнотою Божиею" (Ефес. 3:17-19).
 
Чтобы любить, как заповедал Бог, христиане должны подчиниться Св. Духу. Делая это, мы должны отказаться от всякой ненависти, враждебности, злобы, мести и гордыни, которые разделяют нас с теми, кого мы призваны любить. "О братолюбии же нет нужды писать вам, – говорит Павел, – ибо вы сами научены Богом любить друг друга" (1 Фес. 4:9). Сам Бог учит нас любить через Своего Духа Святого! И поскольку Сам Бог есть любовь (см. 1 Иоан. 4:16), неудивительно, что первый плод духа – любовь (Гал. 5:22).
 
Любовь, которую заповедал нам Бог, должна быть чистой и искренней, поскольку любовь не может соседствовать с лицемерием. Поэтому Петр увещевает: "Послушанием истине чрез Духа очистивши души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца" (1 Пет. 1:22). Ниже в этом же послании апостол призывает к любви безотлагательно: "Близок всему конец. Итак будьте благоразумны и бодрствуйте в молитвах. Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов" (4:7-8).
 
Благочестивая любовь – дело выбора, и лишь искренняя любовь угодна Богу и может укрепить силой и объединить Его народ. "Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства" (Кол. 3:14). Наша благочестивая любовь побуждает к любви других верующих. Поэтому в Послании к Евреям сказано: "Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам" (Евр. 10:24). Самая лучшая возможность пробудить любовь в других – "не оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но… увещавать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного" (ст. 28). "Если есть какое утешение во Христе, – говорил Павел филиппийцам, – если есть какая отрада любви, если есть какое общение духа, если есть какое милосердие и сострадательность, то дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны" (Фил. 2:1-2).
 
И замечательно, что по бесконечной благодати нашего Господа праведная любовь – взаимная любовь. Мы знаем, что можем любить Бога лишь потому, что "Он прежде воз любил нас" (1 Иоан. 4:19). Несмотря на это Господь обещает: "Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам… И Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим" (Иоан. 14:21-23).
 
 

Выражение любви

 

"Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого", и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". Любовь не делает ближнему зла" (13:9-10а)
 
 
Провозгласив, что любовь исполняет закон (ст. 8б), апостол иллюстрирует эту мысль, называя шесть конкретных законов из Ветхого Завета. Первые пять из Десяти Заповедей в другом порядке представлены в Исх. 20:13-17 и Втор. 5:17-21. Шестой закон – из Лев. 19:18.
 
Благочестивая любовь не прелюбодействует, поскольку в таком греховном осквернении человека проявляется неуважение к чистоте другого. Любовь высоко ценит достоинство других и не может совершить ничего такого, что могло бы осквернить морально. Как и другие проявления половой распущенности, прелюбодеяние – результат грязного греховного вожделения, а не чистой любви.
 
То же самое относится и к человеку, совершившему убийство или кражу. Любовь не лишает других жизни или имущества.
 
Поскольку жажду чужого можно распознать не всегда, Господь – единственный. Кто всегда знает об этом грехе. Но опять же, если мы любим, то не будем желать чужого, поскольку любовь не имеет ничего общего с неправдой (см. 1 Кор. 13:6).
 
Иисус объяснил, что все грехи возникают в сердце независимо от того, имеет ли это внешнее проявление: "Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления" (Матф. 15:19). В Нагорной проповеди Он предостерег: "Вы слышали, что сказано древним: "не убивай; кто же убьет, подлежит суду". А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону" (Матф. 5:21-22), и "вы слышали, что сказано древним: "не прелюбодействуй". А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем" (ст. 27-28).
 
Любящий Божьей любовью христианин не нарушит ни эти, ни какие-либо другие заповеди, включая и две другие из Десяти Заповедей, которые определяют наше отношение к другим людям, а именно заповеди о почитании отца и матери и о лжесвидетельстве (см. Исх. 20:12,16). Все Божьи законы, касающиеся человеческих взаимоотношений, заключаются в сем слове: "Люби ближнего твоего, как самого себя".
 
Если мы действительно будем любить других, как самих себя, мы не будем испытывать желание нанести им какой-то вред. Этот цитируемый Павлом закон записан в Лев. 19:18, и Иисус провозгласил его вторым по важности вслед за Наибольшей заповедью: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всем разумением твоим" (Матф. 22:37-39), так записано во Втор. 6:5.
 
Апостол не говорит здесь о Первой и Наибольшей заповеди и о других заповедях, прямо связанных с Богом, поскольку он говорит о наших взаимоотношениях с другими людьми, которых апостол называет нашими ближними. И как отмечено выше, Иисус объяснил, что ближние – это все, с кем мы общаемся, особенно те, кто испытывает нужду (Лук. 10:25-37).
 
Заповедь "возлюби ближнего твоего, как самого себя", не служит поддержкой, как некоторые толкуют сегодня, популярной, но абсолютно небиблейской точке зрения о том, что мы должны обладать высокой психологической самооценкой. Это, скорее, означает, что как падшие люди мы и так уже высокого мнения о себе и должны, по Божьей благодати, думать также и о других. В другом месте Павел наставляет нас, что мы должны заботиться о других больше, нежели о себе. "Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, – говорит он, – но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других" (Фил. 2:3-4).
 
Если верующие так самоотверженно заботятся о благосостоянии других, то несомненно делают это из искренней и благочестивой любви, не делающей ближнему зла, то есть не делающей плохого никому.
Смысл сказанного Павлом заключается в том, что христианин, который позволяет Божьей любви управлять своей жизнью, Божественно защищен от греха и расположен к праведности. Любящий христианин повинуется Божьему закону не потому, что боится последствий ослушания, но потому что он любит Бога и стремится угодить Ему, любя других.
 
Страх – естественная причина отвращения от греха, поскольку Библия бесчисленное количество раз предупреждает о грехе и его последствиях. Независимо от мотивов греховного поведения всегда лучше не совершать греха, чем грешить. Но страх – не главная причина отвращения от греха, особенно для христианина. Даже неверующие воздерживаются от многих явно неправильных поступков, поскольку боятся, что их задержат и накажут.
 
Многие номинальные христиане ведут внешне моральную жизнь в надежде угодить Богу и своим хорошим поведением завоевать Его расположение. Но как сказал во времена Исайи Господь о древнем Израиле: "Этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих" (Ис. 29:13).
 
Божье Слово изобилует обещаниями благословений и наград для Его верных детей, хотя они не всегда совершаются именно так, как мы хотели бы, и не всегда приятны плоти. Но даже милостивая и чудесная перспектива Его небесного благословения – не самый высокий и чистый повод для верующего повиноваться Господу. Благочестивые христиане отвергают зло и творят добро, поскольку это единственное, к чему побуждает их пребывающая в них любовь к пребывающему в них Господу. Желания Бога станут нашими желаниями. Как заметил кто-то, если мы любим Бога и других людей всем сердцем своим, мы можем поступать так, как нам хочется, поскольку мы будем хотеть лишь того, что угодно Богу и полезно другим людям.
 
 

Предназначение любви

 

"итак любовь есть исполнение закона" (13:10б)
 
 
Вопреки тому, что многие думают, жизнь по любви и жизнь по закону не исключают друг друга. В действительности они неразрывно связаны. Божий закон невозможно исполнить без любви, поскольку любовь и только любовь, как уже объяснил Павел (ст. 8б), есть исполнение закона.
 
В начале Своего служения Иисус провозгласил: "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном" (Матф. 5:17-19).
 
Позже в Нагорной проповеди Он высказал то, что обычно называют золотым правилом: "Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки" (Матф. 7:12). Иаков говорит о любви к ближнему как к себе самому, как об исполнении закона царского по Писанию (см. Иак. 2:8). Любовь выполняет золотое правило Господа и царский закон Господа.
 
Я приведу прекрасную аналогию из музыки, помогающую понять величие и полноту любви. В музыке всего семь основных нот; чтобы выучить их, многим детям нужен час или даже меньше. Но такие великие композиторы, как Гендель или Бетховен, не смогли истощить эти ноты и их вариации за всю свою жизнь. Такова и Божья любовь. Она использует основные и иногда кажущиеся незначительными события и явления, чтобы породить великие. Любовь управляет характером и рассудком. Она стремится преодолеть недостатки и развить достоинства. Под руководством Св. Духа и благодаря Его силе она преобразует все больше искупленных мужчин и женщин по образу и подобию Иисуса Христа. Не существует человеческих вершин, до которых любовь не может поднять человека. По сути, ничего нельзя сделать без любви, поскольку в любви – сущность человека.
 
Несколько лет назад появилась такая перефразировка 1Кор.13
 
"Если я в совершенстве знаю язык и говорю, как все живущие здесь, и не имею к ним Божьей любви, я – ничто. Если я имею дипломы, степени, знаю все новейшие методы, но не имею прикосновения Его понимающей любви, я – ничто. Если я могу с успехом выступать против человеческих религий и высмеивать их, но не имею Его заботы, я – ничто. Если я имею всю веру, великие идеалы и великолепные планы, но не имею Его любви, которая страдает, кровоточит, плачет и молится, я – ничто. Если я отдаю людям одежду и деньги, но не имею Его любви к ним, я – ничто.
Если я отказываюсь от своих планов, оставляю дом и друзей, совершая жертвенное миссионерское служение, но становлюсь хмурым и эгоистичным среди ежедневных трудностей и огорчений миссионерской жизни, не имею любви, которая уступает свои права, удовольствия, любимые планы, я – ничто. Из меня перестала исходить добродетель. Если я могу излечить все болезни, но я раню сердца и задеваю чувства из-за недостатка во мне Его любви, я – ничто. Если я умею писать статьи и издавать книги, которые получают восторженный прием, но не в состоянии истолковать Слово о Кресте на языке Его любви, я – ничто".
 
 
С уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

  1. how much are stamps  Ноябрь 12, 2011

    i love your blog, i have it in my rss reader and always like new things coming up from it.

    ответ

Добавить комментарий