Ложная безопасность

Ложная безопасность

 

 

"Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников. Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (Рим.2:17-29)

 

Люди стремятся к экономической безопасности, к производственной безопасности, к надежности супружеских отношений, к национальной безопасности, стремятся защитить свое здоровье, дом, социальное положение, стремятся ко многим другим видам безопасности. Стремиться к безопасности – это естественное проявление инстинкта самосохранения. Однако вопреки утверждениям многих людей о независимости и уверенности в себе, инстинктивно они знают, что сами не могут обеспечить себе полную безопасность.

Некоторая степень экономической безопасности существует при наличии долгосрочного трудового договора, в деле, которое доказало свою жизнеспособность даже в тяжелые времена, или если вы владеете диверсифицированным портфелем инвестиций. Некоторая степень безопасности вашего дома может быть достигнута при наличии сигнализации, высоких заборов или сторожевых собак. Некоторая степень национальной безопасности обеспечивается наличием хорошо тренированной и хорошо вооруженной армии. Но история и личный опыт каждого человека снова и снова доказывают, что все эти меры не могут гарантировать полной безопасности.

И когда люди устают от всех этих мыслей, большинство из них начинает уповать на некую вечную безопасность. Если они не верят в ад и рай, то думают, что смерть будет концом существования, что они погрузятся в безличное, бессознательное небытие или перевоплотятся в другую жизнь в бесконечной связующей цепи форм жизни лучших, чем нынешняя.

Но Павел уже однозначно заявил, что независимо от того, понимают и признают они это или нет, все люди, даже самые отъявленные языческие нечестивцы, знают что-нибудь о Его вечной силе и Божестве (Рим. 1:18-21). Каждый человек (как еврей, так и язычник) имеет свидетельство сердца и совести, благодаря которому он может понять основы добра и зла (2:14-15). И все люди в той или иной степени знают, что те, кто не живет в соответствии с Божьими установлениями праведности, "достойны смерти" (1:32). В большинстве людей живет постоянный страх, что Бог будет судить их грех, что однажды им придется понести ответственность за то, как они жили. В Св. Писании сказано, что каждый будет жить и умрет лишь однажды, "а потом суд" (Евр. 9:27).

Итак, инстинктивно люди надеются, что так или иначе им удастся избежать наказания. Сознательное или бессознательное, религиозное или не религиозное, но где-то глубоко в них есть чувство, что необходимо что-то делать для своей духовной безопасности. Они хотят гарантии, что не будут наказаны за свое зло. В попытке сделать это люди выдумали бесчисленное множество ложных идей и теорий, пытаясь избежать наказания, которого, как они внутренне осознают, они заслуживают.

У некоторых людей ложное чувство духовной безопасности основывается на попытке убедить себя в том, что они в основе своей добрые и что справедливый Бог не может послать добрых людей в ад. Они верят, что их добрые дела и стремления перевешивают злые, и, в конечном итоге, Бог примет их.
Другие верят, что Бог слишком любит людей, чтобы послать кого-нибудь в ад, и в конце концов, спасет даже самых закоренелых грешников. Третьи настаивают, что не существует никакого Бога, и сама идея о последнем Божьем суде нелепа. Подобные взгляды настолько распространены, что те, кто основывает на них свою безопасность, находят успокоение в том, что многие делают то же самое. Они даже выработали целые религиозные теории в подтверждение своих взглядов.

Не будучи бессердечными и нечувствительными, христиане, которые разоблачают такие ложные взгляды о духовной безопасности, оказывают великую услугу тем, кого предупреждают. Если заслуживает похвалы человек, предупредивший семью, что их дом в огне или что мост, по которому люди собираются переходить, может развалиться под ними, то насколько большей похвалы заслуживает верующий, предупреждающий неспасенных об их падении и осуждении. Не существует большей услуги человеку, чем показать ему путь спасения. Но прежде чем у человека возникнет побуждение спастись, его необходимо убедить в том, что он в опасности.

Как предтеча Иисуса Христа Иоанн Креститель призывал к покаянию (Матф. 3:2). Иисус начал Свое служение с такого же призыва (Матф. 4:17). Нагорная проповедь содержит, пожалуй, больше всего предупреждений о подобной ложной духовной безопасности. В ней Господь недвусмысленно дает понять, что праведность людей, их жизненная позиция, добрые дела, взаимоотношения, вероисповедание, мотивы поступков, посты, обряды и щедрость никогда не смогут соответствовать совершенным требованиям святости, которые предъявляет Бог (Матф. 5:48).

Иисус развенчивает лицемерные, недальновидные и ложные гарантии иудаизма тех времен. Он говорит, что те, кто верит во внешние заменители истинной праведности, однажды скажут Ему: "Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?" Но таким ложным последователям Иисус ответит: "Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие" (Матф. 7:22-23). Человек, строящий свой религиозный дом на самодельном фундаменте, может не сомневаться в том, что этот дом будет смыт волной Божьего наказания (ст. 26-27).

Показав, что как высоконравственные евреи, так и высоконравственные язычники предстанут в последние дни перед великим Божьим судилищем и что они не имеют оснований для успокоенности и беспечности (Рим. 2:1-16), Павел теперь говорит лишь о евреях – народе, имеющем завет с Богом. Они имели много больше света и благословений, чем язычники.

Но, как указывает теперь апостол, большие привилегии накладывают на них большую ответственность перед Богом, а не меньшую, как предполагало большинство из них. Перед тем как рассказать о спасении через веру в Иисуса Христа, он развенчивает ложные представления евреев о своей духовной безопасности, которую они связывают со своим наследием (2:17а), знанием (ст. 17б-24) и обрядом (ст. 25-29).

 

Ложная безопасность наследия

"вот, ты называешься Иудеем" (2:17а)

 

Избранный Богом народ испытывал большую гордость за имя "иудеи". В прошлые столетия их называли евреями из-за языка, на котором они говорили. Их длительное время называли израильтянами после того, как Божья земля была обещана и дана им в соответствии с Его заветом с Авраамом. Но ко времени Иисуса Христа наиболее употребительным названием для них было "иудеи". Это слово происходит от Иуды – названия одного из двенадцати колен народа и названия Южного царства после раздела, последовавшего после смерти Соломона. Но во время и после Вавилонского пленения слово "иудеи" стало обозначать весь народ, произошедший от Авраама через Исаака.

Это название символизирует как этническое, так и религиозное наследие, и, по их собственному пониманию, определяет их отличие от всех других народов на земле. Несмотря на рабство и притеснение, которые они испытывали сотни лет, находясь в руках язычников, и продолжали испытывать в дни Павла, они носили имя "иудеи" как символ огромной чести и гордости. Оно указывало на уникальность и особую избранность народа Богом. Основное значение слова "Иуда", а, следовательно, и "иудеи" – "восхваляемый, превозносимый", и евреи во времена Павла считали это звание вполне заслуженным.

Однако евреи давно упустили из виду свое уникальное Божественное призвание – быть народом, посредством которого "благословятся… все племена земные" (Быт. 12:3). Они не имели желания разделить данные им Богом истины и благословения с остальным миром и еще меньше хотели быть использованными Господом как средство, через которое Он приводил бы к Себе все народы. Нежелание Ионы проповедовать в Ниневии из-за страха, что они поверят в Бога и получат избавление (Ион. 4:2), типично для отношения многих евреев к язычникам.

Вместо того чтобы относиться к Божественным истинам и благословениям как к доверию, оказанному им милостивым и всепрощающим Господом, они считали их по праву заслуженными. Они считали, что получили особое благословение не благодаря Божьей милости, а благодаря своей собственной добродетели. Они испытывали чувство превосходства и гордости. Вместо того чтобы гордиться своим великим Богом, явившим им Свое милостивое откровение, они возгордились своими мнимыми заслугами в получении всего этого. Джон Мюррей заметил, что подобное отношение "показывает… как близко лежат величайший порок и величайшая привилегия, и как самое лучшее может быть использовано наихудшим образом".

Малые пророки многократно повторяли своим соотечественникам об их наследии, как избранного Богом народа, что привело к тому, что многие из этих соотечественников решили, что могут безнаказанно грешить. Как наследники обетования, данного Богом Аврааму, они считали, что они само собой защищены от наказания. Однако, Михей заявил, что грешные, развращенные евреи, которые самонадеянно говорили: "Не среди ли нас Господь? Не постигнет нас беда!" обнаружат однажды свой святой город Иерусалим "распаханным… как поле", "грудою развалин" (Мих. 3:11-12).

Гордость за то, что они – избранный Богом народ, сделала некоторых евреев слепыми не только в религиозном отношении, но и в политическом. Однажды Иисус сказал уверовавшим в Него иудеям: "Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоан. 8:31-32). Когда некоторые из неверующих иудейских начальников услышали эти слова, то были очень обижены. Они настолько обманывались в своем превосходстве и независимости, что возразили: "Мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: "сделаетесь свободными?" (ст. 33). Как объясняет Господь, они совершенно не поняли Его. "Истинно, истинно говорю вам, – сказал Он, – всякий делающий грех, есть раб греха" (ст. 34).

Даже если бы Иисус говорил с политической точки зрения, как и предполагали эти начальники, их ответ был бы нелепым. В течение последних ста лет они были силой покорены Римом, а перед этим Грецией. На протяжении более тысячи лет до того они периодически были рабами то в Египте, то в Ассирии, то в Вавилоне.

Но наибольшее заблуждение иудейских начальников касалось все же духовной сферы. То, что они физически были потомками Авраама, не делало иудеев его духовными наследниками. "Если бы вы были дети Авраама, – сказал им Иисус, – то дела Авраамовы делали бы; а теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал; вы делаете дела отца вашего". Когда же они ответили с негодованием: "Одного Отца имеем, Бога", Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; …Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; …Авраам… рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался" (Иоан. 8:40-42, 44, 56). Если бы еврейские начальники были духовными наследниками Авраама и истинными детьми Божьими, то с радостью приняли бы Иисуса как Мессию и Царя. Вместо того чтобы принять Его в вере, они старались убить Его, проявляя кровожадный характер сатаны, их духовного господина и отца.

Приводя в еще большую ярость этих начальников, Иисус сказал: "Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь" (ст. 58). Значение имени Иегова – "Я есмь" (см. Исх. 3:14). Следовательно, Иисус не только заявляет, что Он был еще до рождения Авраама, то есть за два тысячелетия до этого, но даже называет Себя именем Бога. Поскольку иудеи отвергли утверждение Иисуса о том, что Он Мессия, то посчитали Его слова неслыханным богохульством и "взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма" (Иоан. 8:59).

Иисус полностью развенчал идею о воображаемой безопасности в этническом и религиозном наследии евреев. Иоанн Креститель сделал то же самое. Когда он крестил раскаявшихся евреев на реке Иордан, группа фарисеев и саддукеев подошла к нему для крещения. Но Иоанн едко упрекнул их: "Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния". Зная, что эти религиозные вожди верят в то, что для защиты от Божьего наказания достаточно просто быть евреем, Иоанн прибавил: "И не думайте говорить в себе: "отец у нас Авраам"; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму" (Матер. 3:7-9).

Подобным образом, огромное количество людей, начиная со времен Христа, считали, что не подлежат Божьему наказанию только потому, что они либо родились в христианской семье, либо крещены, либо принадлежат церкви, либо заявляют о своей вере. Некоторые люди считают себя христианами фактически по умолчанию. В европейских странах, которые на протяжении столетий считались христианскими, многие граждане, которые не принадлежат ни к какой другой религии, считают себя христианами просто из-за национального наследия. Даже в некоторых странах Ближнего Востока многие люди, которые не считают себя мусульманами, думают, что они христиане только потому, что другая исторически заметная религия в этой стране – это восточная православная ветвь христианства, и к ней принадлежали их предки.

Шведский реформатор Ульрих Цвингли придерживался мнения, что если ребенок верующих умирает в раннем детстве, то он подпадает под христианский завет, другими словами, спасается. Он однако не верил, что дети неверующих спасаются, если умирают в раннем возрасте. Великий пуританин Джон Оуэн утверждал, с нетипичным для его мышления отсутствием логики, что спасение детей может передаваться через два поколения от дедушек и бабушек к внукам, иногда пропуская промежуточное поколение. Остается только удивляться, как находящиеся посередине родители, будучи сами детьми верующих, могут быть неспасенными.

Римская католическая церковь верит, что крещение детей дает им спасение. Как сказал один католический писатель: "Недостаток веры ребенка замещается верой церкви". Некоторые протестантские конфессии хотя и отрицают, что крещение детей само по себе имеет силу, дающую спасение, тем не менее утверждают, что этот обряд приносит ребенку прямую духовную пользу. Например, Мартин Лютер верил, что через это таинство Бог сверхъестественным образом дарует ребенку спасительную веру, а ребенок неспособен верить сам. Другие относятся к крещению детей как к подтверждению спасения детей, происходящего от того, что ребенок рожден в христианской семье и, следовательно, состоит в Новом Завете с Иисусом Христом.

Согласно Св. Писанию, выросший в христианской семье и получивший воспитание в христианской среде человек, не будет спасен только благодаря такому наследию, хотя оно и ценно само по себе. Ни обряд крещения, ни любой другой христианский обряд сам по себе не имеет и не дает никаких духовных преимуществ. Вне истинной веры никакой обряд или церемония не имеют никакой духовной ценности. Крещение без веры – это святотатство.

Такие идеи о переходе спасения по завету и о духовной силе крещения – просто продолжение того образа мыслей, который приводил обыкновенного еврея во времена Нового Завета к вере, что человек спасается по той простой причине, что он потомок Авраама по линии Исаака.

 

Ложная безопасность знания

"и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников." (2:17б-24)

 

Вторая ложная религиозная безопасность, о которой упоминает Павел, – это знание Божьего закона. В данном контексте это то, что мы понимаем под Ветхим Заветом. В этот закон входит не только Пятикнижие, то есть пять книг закона Моисея, но и то, что мы называем Св. Писаниями (Псалтырь, Притчи и т.д.), а также книги пророков. Этот закон включает все Божьи откровения до того времени: откровение о Его обетованиях, Его благословения, Его проклятия, Его предостережения, Его обещания, Его обряды и церемонии, Его нравственные установления и Его учение о Себе и о человеке, Его искупительный замысел.

С точки зрения знания евреев об этом Божественном откровении, апостол выделяет четыре аспекта: что они знали о законе (ст. 176-18), что они учили о нем (ст. 19-20), что они делали в его свете (ст. 21-22) и почему они нарушали его (ст. 23-24).

 

Что они знали о законе

"и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее научаясь из закона" (2:17б-18)

Взятое отдельно, это утверждение Павла может показаться похвалой. Но, как вскоре становится ясно (см. стихи 21-25), это было сильным обвинением, поскольку евреи не жили в соответствии с законом, который они так хорошо знали и так восхваляли. Большинство иудеев тех дней самодовольно гордились своим наследием и полагались на свое знание закона и восхваление Бога как средство угождения Господу. Они любили цитировать места, подобные этому: "Он возвестил слово Свое Иакову, уставы Свои и суды Свои Израилю. Не сделал Он того никакому другому народу, и судов Его они не знают" (Пс. 147:8-9).

Но поскольку никто не может придерживаться в совершенстве всех Божьих законов, то некоторые из раввинов начали учить, что одного лишь знания фактов закона достаточно, чтобы угодить Богу. Еще сильнее умаляя значение закона, некоторые учили, что одного только обладания им в виде написанных манускриптов было достаточно. Были и такие, кто учил, что евреи могут не опасаться Божьего наказания только потому, что их народ был специально избран для получения и хранения Божьего закона.

Ветхий Завет вполне ясно говорит о таком назначении, однако и он многократно предупреждает евреев не строить свою веру на внешних церемониях и объектах, даже таких, как назначенные Богом священные жертвоприношения и храм. Через Иеремию Господь сказал:

"Исправьте пути ваши и деяния ваши, и Я оставлю вас жить на сем месте. Не надейтесь на обманчивые слова: "здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень". Но если совсем исправите пути ваши и деяния ваши, если будете верно производить суд между человеком и соперником его, не будете притеснять иноземца, сироты и вдовы, и проливать невинной крови на месте сем, и не пойдете во след иных богов на беду себе, – то Я оставлю вас жить на месте сем, на этой земле, которую дал отцам вашим в роды родов" (Иер. 7:3-7).

Другими словами, духовная безопасность была не в храме, а в Самом Боге и в верной покорности Божественной истине и праведности, символом которых и есть Его храм.

Когда неправедные евреи хвалятся Богом, они фактически хвалятся сами собой. Они полагают, что уникальные привилегии и благословения получены ими по праву, а не по милости.

Самонадеянные евреи дерзко довольствовались просто знанием Его воли, но не следовали ей. Они знали, что Бог требует и что не запрещает; что велит и что не допускает; что одобряет и что не одобряет; за что награждает и за что наказывает. Но вместо того, чтобы спасти их, это знание лишь отягощает их наказание, поскольку они отказались жить в соответствии с ним и отказались исправить такую ошибку.

Они стремились также "разуметь лучшее". "Докимазо" (принимать) передает значение "проверить с целью доказать ценность чего-либо", например, драгоценных металлов. Иными словами, евреи имели возможность не только знать, что правильно и что неправильно, но и выделять самое важное в Божьем законе.

Иудеи также постоянно научались из закона. "Катехео" (научаться) – это слово, от которого произошло слово "катехизис". Оно означает устную инструкцию любого вида, но особенно связано с обучением посредством повторения. И дома, и в синагогах еврейские мальчики систематично и основательно научались из закона. Не только раввины, но также и многие другие еврейские мужчины заучивали наизусть большие отрывки Ветхого Завета, которые они часто цитировали публично, чтобы продемонстрировать набожность.

Интересно, что древние иудеи считали, что мудрость состоит в том, чтобы действовать в соответствии со знанием, в то время как древние греки просто отождествляли мудрость со знанием. Однако ко времени Нового Завета многие иудеи, а в особенности религиозные вожди, фактически приняли точку зрения греков. Неизвестно, делали ли они это намеренно или нет, но результат был таким, что их удовлетворяло простое знание Божьего закона, и они имели мало желания следовать ему. Они много знали, но мало делали.

 

Что они учили о законе

"и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины" (2:19-20)

 

Евреи испытывали безопасность не только в том, что они знают, но и в том, что они учат. Считая себя самыми мудрыми в сфере религии, они естественно считали себя и самыми компетентными учителями духовно неразвитых людей, то есть язычников, которые не имели блага письменного Божьего откровения.

Но продолжающееся неверие Израиля в Бога и ослушание Его Слова лишили этот народ права быть примером и учителем для непросвещенных язычников. И когда какому-то еврею случалось обратиться в иудаизм, то его делали даже хуже, чем он был до того. "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, – говорил Иисус, – что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас" (Матф. 23:15). Вместо того чтобы вести язычников к вере в истинного Бога и к послушанию Его воле, иудейские начальники затягивали обращенных в обширную раввинскую систему созданных человеком поверхностных традиций.

В Рим. 2:19-20 Павел упоминает четыре области, в которых многие иудеи считали себя превосходными духовными учителями.

Во-первых, говорит Павел: "Ты уверен, что ты путеводитель слепых". Евреи вообще, а книжники и фарисеи в частности, считали себя превосходными наставниками общества в духовных и моральных вопросах. Они видели себя в роли религиозных руководителей своих необразованных еврейских собратьев и в особенности духовно слепых язычников. Но из-за их самодовольной гордости и ужасающего лицемерия Иисус обвинил их, назвав "слепыми руководителями" (см. Матф. 23:24-28). Находясь очень далеко от того состояния, чтобы руководить другими, они сами отчаянно нуждались в руководстве.

Во-вторых, Павел отвечает, что большинство евреев считали себя светом для находящихся во тьме. Это в действительности отвечает той роли, которую Бог предназначал Израилю. Он призвал Свой народ быть духовным светом для язычников (Ис. 42:6). Как уже отмечалось выше, именно через него должны были благословиться "все племена земные" (Быт. 12:3).

Иисус призвал Своих учеников "быть светом мира" и поступать так, чтобы этот свет был виден и творил добро. "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного", – сказал Он (Матф. 5:14-16). Именно это предназначил Бог для Своего народа. Он дал им свет не только для их собственной духовной пользы, но также и для духовной пользы остального мира, перед которым они – Его свидетели.

В-третьих, самоправедные иудеи гордились собой как наставники невежд. И снова в этой фразе под невеждами подразумеваются в основном язычники. Даже самых мудрых из них большинство евреев считали невеждами в области религии.

В-четвертых, самонадеянные иудеи думали о себе, как об учителях младенцев, то есть учителях очень маленьких детей. В данном случае имеется в виду обучение еврейской вере. В данном контексте термин "младенцы" представляет язычников, перешедших в иудаизм и нуждавшихся в специальных наставлениях. Они нуждаются не только в том, чтобы выучить Божий закон, но и в том, чтобы освободиться от многих языческих представлений и привычек.

Через Божье необыкновенное откровение Израилю о Себе и Своей воле евреи имели в законе воплощение знания и истины. "Морфозис" (воплощение) означает набросок или эскиз. Было бы лучше перевести это слово здесь как "видимость" или "появление", поскольку во всем отрывке Павел подчеркивает религиозную поверхностность большинства евреев тех времен. Он использует то же самое слово в 2 Тим. 3:5, где он предупреждает о людях, которые в последние дни будут иметь "вид [морфозис] благочестия, силы же Его отрекшиеся". В обоих отрывках подразумевается подделка.
Евреи в самом деле имели через закон откровения о Божественном знании и истине, но их понимание, обучение и действия были настолько искажены раввинской традицией, что Божий истинный закон был абсолютно неизвестен и им пренебрегли.

 

Как их поступки соответствовали закону

"Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь?" (2:21-22)

 

Третья область ложной безопасности связана с тем, что большинство евреев делает в свете закона, который, как они провозглашают, они знают и которому учат. Павел здесь утверждает, что не только их понимание и учение очень далеки от Божьего закона, но и они сами не соблюдают его. Даже когда они учат истине, то делают это лицемерно. Как сатана иногда притворялся ангелом света (2 Кор. 11:14), так и лжеучителя иногда учат истине для своих личных и корыстных целей.

С точки зрения богословия, их проповедь отвечает правильным ортодоксальным взглядам, но их жизнь неправедна. Они подобны коррумпированной полиции или судьям, чьи поступки прямо противоречат закону, который они присягнули защищать и олицетворять. И вследствие их большей ответственности они несут большее наказание, когда нарушают эти законы.

Псалмопевец сурово предостерегает нечестивых людей, которые осмеливаются проповедовать Божьим именем. "Грешнику же говорит Бог: "что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои, а сам ненавидишь наставление Мое и слова Мои бросаешь за себя? когда видишь вора, сходишься с ним, и с прелюбодеями сообщаешься; уста твои открываешь на злословие, и язык твой сплетает коварство; сидишь и говоришь на брата твоего, на сына матери твоей клевещешь" (Пс. 49:16-20).

Даже учителя, которые истинные верующие, несут особую ответственность и должны жить сообразно тому, чему они учат. Поэтому Ап. Иаков делает серьезное предостережение: "Немногие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению" (Иак. 3:1).

Подобно греховным учителям, которых жестко критикует псалмопевец, лицемерные иудеи времен Павла часто учили других истинам Божьего Слова и не могли усвоить эти истины сами. Еще меньше они повиновались этим истинам. Типичным примером этого были книжники и фарисеи, о которых Иисус сказал: "Они говорят, и не делают" (Матф. 23:3).

Ап. Павел упоминает о трех сферах их духовного и морального лицемерия: воровство, прелюбодеяние и святотатство. "Проповедуя не красть, крадешь?" – спрашивает Павел. Несмотря на ясное осуждение воровства в законе Моисея, оно было обычным явлением в древнем Израиле. Вот что говорит по этому поводу Исайя: "Все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего – на свою корысть" (Ис. 56:11). Иезекииль осуждает подобное: "Взятки берут у тебя, чтобы проливать кровь; ты берешь рост и лихву и насилием вымогаешь корысть у ближнего твоего" (Иез. 22:12). Амос пишет о тех, кто крадет, уменьшая меру и увеличивая цену сикля и обманывая неверными весами (см. Ам. 8:5). Малахия обвиняет своих собратьев евреев даже в обкрадывании Бога путем утаивания десятины и положенных Ему приношений (Мал. 3:8-9).

Когда Иисус в последнюю неделю Своего земного служения очистил храм, то осудил менял и продавцов жертвоприношений за то, что они превратили дом Отца Его в "вертеп разбойников" (Матф. 21:13; ср. Иоан. 2:16). В другом случае Он жестоко осудил книжников и фарисеев, считавших себя праведниками, за то, что они поедают "домы вдов" под предлогом служения Богу (Матф. 23:14).

Следующая область лицемерия – это грех половой распущенности. "Говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь?" Так же, как и в случае с воровством, здесь ясно подразумевается, что иудеи совершают то же самое зло, которое осуждают в других. Многие еврейские мужчины старались обойти запрет Моисея о прелюбодействе, разводясь со своими женами и женясь на другой женщине, которая им нравилась. Но Иисус заявил, что развод и повторный брак по любой причине, за исключением супружеской неверности, ведет к прелюбодеянию, как если бы развода не произошло (Матф. 5:32; 19:9). Прелюбодеяние может быть совершено даже без физического действия. "Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, – Он сказал, – уже прелюбодействовал с нею в сердце своем" (Матф. 5:28).

Третья область лицемерия – святотатство. "Гнушаясь идолов, святотатствуешь?" Ключевое слово предыдущей фразы "бделуссо" (гнушаться) означает быть отталкивающим, отдавать чем-то неприятным. Хотя Израиль в период царства много раз опускался до идолопоклонства, однако со времен Вавилонского пленения евреев это зло никогда не достигало сколько-нибудь значительного уровня. Во время греческой и римской оккупации после возвращения из Вавилона у евреев выработалось стойкое отвращение ко всему, что напоминает идолопоклонство. Поскольку некоторые цезари объявляли себя богами, евреи даже неохотно пользовались римскими монетами, поскольку на них было изображение цезаря (см. Матф. 22:19-21).

"Святотатствовать" относится, видимо, к евреям, которые грабили свой собственный храм в Иерусалиме. Как уже отмечалось выше, они часто обкрадывали Бога, утаивая десятину или приношения. Согласно еврейскому историку Иосифу Флавию, некоторые иудеи грабили храм, пользуясь другими хитрыми способами. Он сообщает, что однажды группа евреев уговорила богатую римлянку пожертвовать для храма большую сумму денег. Но вместо того, чтобы внести эти деньги в казну храма, они поделили их между собой.

Но ссылка Павла на отвращение к идолам говорит о том, что он имел в виду что-то иное, когда упоминал о грабеже в храме. Закон Моисея строго запрещает израильтянам извлекать личную выгоду из идолов, которых они захватили, победив языческих врагов. "Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью: ибо это мерзость для Господа, Бога твоего" (Втор. 7:25).

И хотя во времена Нового Завета народ израильский был очень далек от того, чтобы грабить захваченные языческие территории, возможно, отдельные жулики-евреи грабили языческие храмы из чисто корыстных побуждений. Заявление блюстителя порядка из Ефеса, что Павел и его спутники не были грабителями храмов (Деян. 19:37), дает понять, что не было ничего необычного для евреев в том, чтобы опуститься до подобного преступления. Возможно, что вопреки ясному запрету Моисея, грешные евреи оправдывали подобное воровство, думая, что их действия, направленные против язычества, угодны Богу. Но Павел осуждает подобное лицемерие. Их побуждения были не религиозными, а корыстными.

 

К чему приводило нарушение ими Божьего закона

"хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников" (2:23-24)

 

Из обвинения, содержащегося в ст. 24, становится ясно, что вопрос ст. 23 – риторический. Многие лицемерные евреи грубо нарушали Божий закон, который так гордо восхваляли, и поступая так они приносили бесчестье Богу.

Каждый грех оскорбляет Бога. Давид признался: "Тебе, Тебе единому согрешил я, и лукавое пред очами Твоими сделал" (Пс. 50:6). Грех, совершаемый теми, кто провозглашает Божье имя, бесчестит Его более всего. Цитируя Ис. 52:5, Павел строго упрекает лицемерных евреев, заявляя, что "ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников".

Этот подход еще более применим к христианам, поскольку они не только имеют больший духовный свет через Новый Завет, но большие духовные возможности следовать этому свету, пребывая в Духе Святом. Когда верующий грешит, его свидетельство рушится, и имя его Господа оказывается в пренебрежении перед всем миром. Те, кто объявляет себя христианином, но упорно живет в грехе, богохульствуют. И поскольку не существует разницы между их нормами жизни и нормами жизни мира, то хулится имя Господа.

Господь говорил Иезекиилю:

"Сын человеческий! когда дом Израилев жил на земле своей, он осквернял ее поведением своим и делами своими; путь их пред лицем Моим был как нечистота женщины во время очищения ее. И Я излил на них гнев Мой за кровь, которую они проливали на этой земле, и за то, что они оскверняли ее идолами своими. И Я рассеял их по народам, и они развеяны по землям; Я судил их по путям их и по делам их. И пришли они к народам, куда пошли, и обесславили святое имя Мое, потому что о них говорят: "они – народ Господа, и вышли из земли Его" (Иез. 36:17-20).

Когда те, кто провозглашает имя Божье, откровенно грешны или показывают себя с такой стороны, то очевидно, что Бог и Его Слово выставляются на осмеяние перед всем миром. Неверующий не будет иметь никаких стимулов покаяться в своих грехах и обратиться к Богу для спасения, если он видит, что заявляющие о своей вере люди совершают те же самые грехи.

К сожалению, Божье имя выставляется на осмеяние и тогда, когда мир видит, что Его народ подвергается наказанию за грехи, как в случае древнего Израиля, о котором только что шла речь. Будучи неспособным понять цель наказания, мир рассуждает: "Если Бог заставляет Свой собственный народ страдать подобным образом, почему кто-либо должен иметь желание верить в Него и служить Ему?"

А с другой стороны, когда Бог решает отложить наказание на время, мир может решить, что Он либо слишком слаб, чтобы управлять Своим народом и исправлять его, либо Он одобряет их грешные поступки, а, следовательно, греховен Сам. В этом случае Его имя хулится более всего.

Было бы лучше для многих христиан (как истинных верующих, так и ложных) не афишировать свою религиозную принадлежность. Их жизнь находится в таком очевидном противоречии со Св. Писанием, что это вызывает осмеяние и презрение мира к Христу.

Из-за исключительной самоуверенности евреев о них возникло много клеветнических легенд среди языческих народов, на землях которых они жили. Их обвиняли в жертвоприношении неевреев во время религиозных обрядов и в том, что они потомки группы прокаженных рабов, которым удалось бежать с каменоломен в Египте. Такие истории были безосновательными, но их происхождение понятно. Язычники просто платили презрением за то презрение, которое испытывало к ним большинство евреев.

 

Ложная безопасность обряда

"Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (2:25-29)

 

Переходя к третьему виду ложной безопасности (обрезанию), на котором многие евреи основывали свои надежды, Павел проясняет истинное значение этого обряда.

Бог учредил обрезание как знак Своего договора с Авраамом и его потомками, сказав: "Восьми дней от рождения да будет обрезан… всякий младенец мужеского пола" (Быт. 17:10-12). Столетие спустя, когда по каким-то причинам Моисей не смог обрезать одного из своих сыновей, его жена Сепфора совершила сама этот обряд, защитив таким образом Моисея от гнева Господня (Исх. 4:24-26).

Без сомнения, эта операция была символом греховности, которая передается из поколения в поколение. Сам производящий орган нуждается в очищении от оболочки. Так что люди греховны в самом центре своей натуры и нуждаются в очищении сердца. Этот наглядный символ необходимости удаления греха стал знаком принадлежности к иудейской расе.

Но таким же важным, как и обрезание было повиновение Богу. Обряд обрезания был напоминанием иудеям об их завете с Господом, но обряд не имел духовной силы. Павел пояснял, что обрезание полезно только тогда, когда исполняется закон, то есть человек живет в повиновении Божьей воле. Для правоверных, послушных иудеев обрезание было символом завета с Богом, Его благословением, благосклонностью и покровительством для избранного народа. Но Павел предупреждал, что если человек преступает закон, то обрезание становится необрезанием, то есть становится бесполезным. Иудей, который постоянно нарушает Божий закон, имеет такие же взаимоотношения с Богом, как и язычники, которых евреи часто называли необрезанными.

Важно, что обрезание было только внешним символом. Оно не освобождало евреев от Божьего закона, а наоборот, налагало на них даже большую ответственность за неследование ему, поскольку этот обычай свидетельствовал об их большем знании о грехе, Боге и Его воле по отношению к ним.

Фактически, обрезание было скорее знаком наказания и обязательства, нежели спасения и свободы. Оно служило постоянным напоминанием иудеям об их греховности и их обязанности повиноваться Божьему закону. Говоря об иудействующих, которые разрушали церковь учением о том, что христиане обязаны соблюдать лишь закон Моисея, Павел писал: "Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон" (Гал. 5:3). Обрезание было знаком такого обязательства.

Задолго до Павла обычай обрезания настолько оброс предрассудками, что древние раввины сформулировали высказывания: "Ни один обрезанный еврей не увидит ада" и "Обрезание спасает нас от ада". Мидраш содержит утверждение: "Бог твердо заверил Авраама, что ни один обрезанный не будет отправлен в ад. Авраам сидит перед воротами ада и не пропускает в него обрезанных израильтян".

Но пророки объясняли, что физическое обрезание само по себе не имеет духовной силы или пользы. "Вот, приходят дни, говорит Господь, когда Я посещу всех обрезанных и необрезанных: Египет и Иудею, и Едома и сыновей Аммоновых, и Моава и всех стригущих волосы на висках, обитающих в пустыне; ибо все эти народы необрезаны, а весь дом Израилев с необрезанным сердцем" (Иер. 9:25-26). Непослушание Богу приводит к тому, что обрезанные израильтяне подвергаются такому же наказанию, что и необрезанные язычники.

С другой стороны, продолжает Павел, "если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании?"

Апостол считает, что угождение Богу состоит в покорности Его воле, а обрезание – лишь символическое напоминание об этом. Искреннее соблюдение постановлений закона очень важно, поскольку это соответствует Божьей воле, в то время как обрезание без послушания не имеет никакой ценности. Если необрезанный, то есть нееврей, будет исполнять закон, то Бог будет относиться к нему так же благосклонно, как и к исполняющему закон обрезанному еврею, считая необрезание верующего язычника настоящим обрезанием.

Следующим уничтожающим залпом Павла по евреям, уповающим на свои привилегии, было заявление, что покорный язычник, необрезанный по природе, не только угоден Богу, но и будет присутствовать при суде над непослушными евреями, преступившими закон при наличии Св. Писания и обрезания. Это не означает, что такие язычники будут вершить настоящий суд, что представляется прерогативой одного Бога, но их верная покорность будет упреком неверию и ослушанию лицемерных евреев. Павел сказал филиппийской церкви, состоящей из язычников, что неспасенные и непокорные евреи, отвергающие Благую весть о милости, были "псами", "злыми делателями" и ложно обрезанными (Фил. 3:2).

Богослов Чарльз Ходж писал: "Всякий раз, когда истинная религия приходит в упадок, усиливается тенденция придавать особое значение внешним ритуалам. Когда евреи утратили духовность, они надеялись, что обрезание имеет силу спасти их". Отступничество всегда сдвигает религиозные акценты с внутреннего на внешнее, со смиренной покорности на пустой формализм.

В ст. 28-29 Павел подводит итог развенчанию ложной надежды.

Во-первых, он повторяет, что еврейское наследие, каким бы прекрасным оно ни было, не приносит само по себе никакой духовной пользы: "ибо не тот Иудей, кто таков по наружности". За много лет до Павла Иоанн Креститель заявил, что Бог может из камней создать живых потомков Авраама, если Он только пожелает (Матф. 3:9). Еще сильнее подчеркивая этот факт, Павел дальше в этом послании заявляет, что "не все те Израильтяне, которые от Израиля" (Рим. 9:6).

Во-вторых, Павел еще раз подчеркивает, что сам по себе обряд не имеет никакого значения: "и не то обрезание, которое наружно, на плоти".

Объединяя эти две истины, апостол говорит, что истинное дитя Господа, называемое в ст. 29 иудеем, – это тот, "кто внутренне таков". Истинный признак того, что человек – дитя Божье, – это не внешний символ, такой как обрезание, а праведность сердца.

В третьих, Павел снова повторяет ту истину, что знание Божьего закона не дает спасения. Спасение приходит по Духу через влияние Самого Бога на сердце верующего, а не просто по букве Его Слова, хотя оно истинно.

Похвала, которую получает истинный иудей, истинный верующий, – не от людей, которые более склонны высмеивать Божьих людей, чем хвалить их. Награда для истинного верующего, выраженная в похвале, исходит прямо от Бога, его небесного Отца.

 

С уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий