Гимн уверенности в спасении

Гимн уверенности в спасении

“Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос (Иисус) умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: “За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание”. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем” (Рим.8:31-39)

Ап. Павел завершает эту изумительную главу стихами, которые можно назвать гимном уверенности в спасении. После того, что уже было сказано апостолом в этой главе об уверенности христианина в незыблемости своего спасения, в особенности после огромной важности заявлений, сделанных в ст. 28-30, казалось бы, к этой теме больше нечего добавить. Но заключительная часть главы – это нарастание вопросов и ответов, затрагивающих темы, которые по-прежнему могут интересовать возражающих. Хотя в ст. 31-39 приводятся аргументы, обосновывающие твердую уверенность спасаемых, они представляют собой почти поэтическое выражение благодарения за Божью благодать, в которой Его дети будут вечно жить и радоваться.

Введение

“Что же сказать на это?” (8:31а)

Судя по тому, что говорит Павел далее, “это” – без сомнения, вопросы, уже затронутые в этой главе. Многое из сказанного им в ст. 31-39 относится к учению о Христовом заместительном искуплении, но особое внимание по-прежнему уделяется безопасности, которую Его искупление дает верующим в Него.

Павел понимает, что многие испуганные верующие все равно будут испытывать сомнения относительно своей безопасности, а лжеучителя всегда готовы воспользоваться их сомнениями. Чтобы дать этим верующим столь необходимую им уверенность, апостол говорит о Божьем ответе на два тесно связанных между собой вопроса: может ли какой-либо человек или какие-либо обстоятельства стать причиной утраты верующим спасения?

Кто может угрожать нашей уверенности в спасении?

“Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос (Иисус) умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас” (8:31б-34)

Павел начинает с всеобъемлющего риторического вопроса: “Если Бог за нас, кто против нас?” “Если” – это перевод греческой частицы “ей”, обозначающей условие и означающей не просто возможность, а выполненное условие. Следовательно, первая часть предложения означает: “Поскольку Бог за нас”.
Поэтому очевидно, что если бы кто-то и был способен лишить нас спасения, то он был бы больше Самого Бога, поскольку Бог – Тот, Кто дает и обеспечивает спасение. По сути дела, Павел спрашивает христиан: “Кто способен лишить нас нашего неосуждения? ” (см. 8:1). Существует ли кто-то более сильный, чем Бог, Создатель всего живого и неживого?

Давид провозгласил с безграничной уверенностью: “Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь – крепость жизни моей: кого мне страшиться?” (Пс. 26:1). В другом псалме мы читаем: “Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах. Посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей. Пусть шумят, воздымаются воды их, трясутся горы от волнений их… Господь сил с нами, заступник наш Бог Иакова” (Пс. 45:2-4,12).

Исайя писал, провозглашая неизмеримое величие Бога:

“Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней – как саранча пред Ним; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья… Поднимите глаза ваши на высоту небес, и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает… Разве ты не знаешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? разум Его неисследим” (Ис. 40:22, 26, 28).

В Рим. 8:31 Павел не определяет точно тех, кто мог бы добиться успеха, действуя против нас, но было бы полезно рассмотреть некоторые из возможных вариантов.

Прежде всего, мы могли бы спросить: “Способны ли другие люди лишить нас спасения?” Многие из первых читателей этого послания Павла были евреями, и они были знакомы с ересью иудействующих, провозглашаемой крайними законниками-евреями, называвшими себя христианами. Они (иудействующие) утверждали, что ни один человек, будь то еврей или язычник, не может быть спасен и не может сохранить свое спасение, если строго не соблюдает закон Моисея, а особенно, если не обрезан.

Иерусалимский Собор был созван, чтобы обсудить именно вопрос об обрезании, и в результате было принято решение о том, что христиане не обязаны соблюдать обрядовый закон Моисея (см. Деян. 15:1-29). Основной акцент в послании Павла к церкви в Галатии был направлен против ереси иудействующих. Позиция Павла выражена в следующих стихах:

“Если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры; ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью” (Гал. 5:2-6; ср. 2:11-16; 3:1-15).

Римская католическая церковь утверждает, что можно лишиться спасения из-за совершения так называемых смертных грехов. Эта церковь утверждает также, что обладает силой даровать благодать и отбирать ее. Но подобные заявления не находят подтверждения в Св. Писании и совершенно еретические. Ни один человек, ни группа лиц, независимо от их положения в церкви, не может ни даровать, ни отобрать и наименьшей частицы Божьей благодати.

Когда Павел прощался с ефесскими пресвитерами, пришедшими в Ми лит для встречи с ним, он предостерег: “Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своей. Ибо я знаю, что по отшествии моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою” (Деян. 20:28-30).

Во-первых, Павел говорил не о том, что истинные верующие могут быть лишены спасения, но предупреждал о том, что они могут быть обмануты, смущены и ослаблены в своей вере, и это может создать серьезные препятствия для Благой вести. Хотя лжеучения не могут помешать завершению спасения верующего, они могут легко запутать неверующего в вопросе о спасении.

Во-вторых, мы могли бы спросить, возможно ли, чтобы христиане лишили себя Божьей благодати, совершив какой-нибудь необычайно ужасный грех, который сводит на нет Божественную труд искупления, связывающий их с Господом. Прискорбно, но некоторые евангельские церкви учат, что потеря спасения возможна. Но если мы не могли сами спастись – очиститься от греха, прийти к Богу и сделаться Его людьми, – то как же мы можем упразднить действие благодати, которое Сам Бог совершил в нас?

В-третьих, мы могли бы спросить, может ли Бог Отец отнять наше спасение. Ведь Он, кроме всего прочего, Отец, Который “так возлюбил… мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную” (Иоан. 3:16). Если бы кто-то и мог лишить нас спасения, то это был бы Тот, Кто дал его. Мы могли бы теоретически согласиться с этим, поскольку Бог – Владыка, Он всемогущ, Он мог бы лишить спасения, если бы захотел сделать это. Но сама мысль о том, что Он сделает это, противоречит Св. Писанию, в том числе и стихам, приведенным в начале главы.

В ответ на подобное предположение Павел спрашивает: “Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?” Разве возможно, чтобы Бог пожертвовал Своим собственным Сыном ради тех, кто верит в Него, а затем изгнал некоторых из этих кровью искупленных верующих из Своей семьи и Своего царства? Будет ли Бог меньше делать для верующих после того, как они спасены, чем Он делал до спасения? Будет ли Он меньше делать для Своих детей, чем делал для Своих врагов? Если Бог возлюбил нас настолько, что когда мы были жалкими грешниками, Он отдал Своего Сына за всех нас, то будет ли Он отворачиваться от нас после того, как мы очищены от греха и сделаны праведными пред Ним?

Исаак был Ветхозаветным прообразом Христа. Когда Бог приказал Аврааму принести в жертву Исаака, его единственную надежду, то как Авраам, так и Исаак с готовностью повиновались. Готовность Авраама принести в жертву Исаака – это прекрасный прообраз готовности Бога Отца пожертвовать Своим единственным возлюбленным Сыном за грехи мира. Готовность Исаака быть принесенным в жертву – это предвестие готовности Христа взойти на Крест. Бог вмешался и пощадил Исаака, заменив его овном (Быт. 22:1-13). В этом месте, однако, аналогия заканчивается, поскольку Бог “Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас”.

Исайя превозносил удивительную любовь Бога Отца и Бога Сына:

“Но Он [Христос, Сын] взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом [Отцом]. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас… Но Господу [Отцу] угодно было поразить Его [Сына], и Он предал Его мучению… душа Его принесет жертву умилостивления” (Ис. 53:4-6,10).

Жертва Иисуса на кресте – основание не только для нашего спасения, но и для нашей безопасности. Поскольку Отец так возлюбил нас, когда мы все еще находились под осуждением, что “незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом” (2 Кор. 5:21). Поскольку Сын так полюбил нас, когда мы были еще под осуждением, то Он “отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего” (Гал. 1:4; ср. 3:13).

Иисус обещает всем, кто принадлежит Ему: “В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: “Я иду приготовить место вам”. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я” (Иоан. 14:2-3). Господь не позволит никому из Своих детей погибнуть снова, Он обещает каждому из них вечное пристанище в Его вечном присутствии. Иисус заверяет нас также в том, что Св. Дух пребудет с нами вовек (Иоан. 14:16), и снова Он не допускает никаких исключений из правила. Какая сила на небе или на земле могла бы отнять Бога у тех, кто был Божественно спасен вовеки веков?

Начиная с 12-го стиха 8-ой главы, Павел почти все время говорит от первого или второго лица, имея в виду себя и своих братьев-верующих. Так, в ст. 32 он дважды говорит о своих духовных братьях (нас, нам). Павел говорит, что если Отец предал Своего Сына за всех нас, “как с Ним не дарует нам и всего?” В своем послании в Ефес апостол также говорит о своих собратьях-верующих: “Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах” (Ефес. 1:3). Если Бог благословляет всех нас, Его детей, “всяким духовным благословением в небесах”, ясно, что утрата спасения невозможна. Каждый верующий получает это вечное наследие.

“Дарует” – это перевод греческого “харизомаи”, которое означает милостиво даровать или даровать по благодати. В некоторых других посланиях Павла это слово означает прощение (см. 2 Кор. 2:7, 10; 12:13; Кол. 2:13; 3:13). Поэтому представляется разумным толковать использованное Павлом в Рим. 8:32 слово “харизомаи” как передающее значение Божьего милостивого прощения, а также Его милостивого дарения. Раз так, то апостол также говорит, что Бог прощает нам все (ср. 1 Иоан. 1:9). Неограниченное Божье прощение делает невозможным для верующего из-за греха лишиться Божьей благодати.

Чтобы убедить Своих детей в их безопасности в Нем, “Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду” (Евр. 6:17-18). Божье обещание и Его клятва исполнить это обещание – это две самые характерные черты Божьего замысла. Какое большее доказательство нашей безопасности можем мы получить, чем твердое намерение Бога спасти и поддержать избранных Им наследников обетования.

В-четвертых, мы могли бы спросить, может ли сатана лишить нас спасения. Поскольку он – наш самый могущественный сверхъестественный враг, то если бы кто-нибудь, кроме Бога, и мог отнять у нас спасение, это, конечно же, был бы дьявол. Его называют “клеветник братии наших” (Откр. 12:10). В книге Иова он изображен именно в этой роли:

“И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла. И отвечал сатана Господу, и сказал: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле. Но простри руку Твою, и коснись всего, что у него, – благословит ли он Тебя?” (Иов. 1:8-11).

Сатана обвинил Иова в том, что тот поклоняется Богу из эгоистических соображений, а не из почитания и любви. Хотя однажды Иов усомнился в Божьей мудрости и получил Божественный упрек (гл. 38-41), он покаялся и был прощен. От начала и до конца испытания Иова Господь любяще называл его Своим рабом (см. 1:8; 42:7-8). Хотя вера Иова не была совершенной, она была искренней. Поэтому Господь позволил сатане испытать Иова, но Он знал, что сатане никогда не удастся уничтожить твердую веру и лишить Его слугу спасения.

Об одном из своих видений пророк Захария говорит: “И показал он [ангел] мне Иисуса, великого иерея, стоящего пред Ангелом Господним, и сатану, стоящего по правую руку его, чтобы противодействовать ему. И сказал Господь сатане: Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебе Господь, избравший Иерусалим! не головня ли он, исторгнутая из огня?” (Зах. 3:1-2). Несмотря на то, что “Иисус же одет был в запятнанные одежды”, то есть все еще пребывал в греховной плоти, Он был одним из искупленных Господом и находился вне досягаемости разрушительной и позорной власти сатаны.

Сатана пытался также подорвать веру Петра, но Иисус предупредил Петра об этой опасности: “Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу”. Затем Он заверил апостола: “Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя” (Лук. 22:31-32).

Поскольку каждый верующий обладает Божественной защитой, то Павел спрашивает: “Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает?” Мир и сатана постоянно выдвигают обвинения против избранных Божиих, но эти обвинения – ничто перед Богом, поскольку Он – Тот, Кто оправдывает и решает, кто перед Ним праведен. Они были провозглашены пребывающими вечно без греха и более не находятся под осуждением Бога (8:1), единственного, Кто осуждает. Бог создал закон, открыл закон, толкует закон и применяет его. И через жертву Его Сына все требования закона выполнены для тех, кто верит в Него.

Это не значит, что обвинения, которые выдвигает сатана и неверующий мир, всегда лживы. Очевидно, что мы не безгрешны. Но даже когда обвинения против нас справедливы, они никогда не будут достаточным основанием для того, чтобы предать нас проклятию, поскольку все наши грехи – прошлые, настоящие и будущие – искуплены кровью Христа, и мы теперь облечены в Его праведность.

В-пятых, мы могли бы спросить, не лишит ли нас спасения Сам Спаситель. Предвидя подобный вопрос, Ап. Павел говорит: “Христос (Иисус) умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он ходатайствует за нас”. Иисус постоянно ходатайствует за всех верующих, избранных Божьих, чтобы не погибли вовек и чтобы никто не похитил их из руки Его (см. Иоан. 10:28). Для Христа лишить нас спасения означало бы действовать против Себя и свести на нет Свой собственный замысел. Христос предлагает не временную, а вечную духовную жизнь. Он не мог бы даровать вечную жизнь, а затем забрать ее, поскольку это свидетельствовало бы о том, что жизнь, которую Он даровал, не была вечной.

В ст. 34 Павел открывает четыре факта, свидетельствующие о защищенности нашего спасения в Иисусе Христе.

Во-первых, он говорит, что “Христос (Иисус)… умер”. Своей смертью Он принял на Себя всю полноту наказания за наши грехи. В Своей смерти Он испытал все осуждение, которое мы заслуживаем, но от которого навсегда освобождены (8:1). Смерть Господа Иисуса Христа за нас – это единственное осуждение, которое мы когда-либо испытаем.

Во-вторых, Христос воскрес из мертвых, доказав Свою победу над грехом и над наивысшим смертным наказанием за грех. Могила не могла удержать Иисуса, поскольку Он победил смерть; и Его победа над смертью дает вечную жизнь каждому, кто верит в Него. Как сказал Павел ранее в этом послании, Христос “предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего” (Рим. 4:25). Его смерть явилась платой за наши грехи, а Его воскресение дало абсолютное доказательство того, что за них заплачено. Когда Бог воскресил Иисуса из мертвых, Он показал, что Его Сын понес полное наказание, требуемое законом за грех.

В-третьих, “Он и одесную Бога”, то есть занимает место Божественного возвышения и славы. Поскольку Он “смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной… Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени” (Фил. 2:8-9). Давид предсказал это чудесное событие: “Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих” (Пс. 109:1).

В храме не было свободных мест, поскольку жертвоприношения, которые делали там священники, никогда не заканчивались. Но они были лишь прообразами одной единственной истинной жертвы, которую однажды принесет Сын Божий.

Автор послания к Евреям объясняет, что “всякий священник ежедневно стоит в служении и многократно приносит одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов. Он же [Христос], принесши одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога” (Евр. 10:11-12; ср. 1:3).

В-четвертых, Христос ходатайствует за нас. Хотя Его труд искупления закончен, Его непрестанное служение в заступничестве за тех, кто спасен благодаря Его жертве, будет непрерывно продолжаться до тех пор, пока каждая искупленная душа не пребудет в безопасности на небесах. Как пророчествовал Исайя, Он “предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем” (Ис. 53:12). Иисус Христос “может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них” (Евр. 7:25).

Если мы понимаем, что сделал Иисус Христос, чтобы спасти нас от греха, то понимаем, что значит пребывать в твердой уверенности в Его спасении. Если мы знаем, что когда мы были жалкими и неправедными, Бог возлюбил нас так сильно, что послал Своего Сына на смерть на кресте, чтобы привести нас к Себе, то как мы можем верить, что после спасения Его любовь недостаточно сильна, чтобы поддерживать нас в спасении? Если Христос обладает силой избавить нас от рабства греху, то как Ему может недоставать силы, чтобы поддерживать наше искупление?

Христос, совершенный Священник, принес совершенную жертву, чтобы сделать нас совершенными. Отрицать безопасность верующих значит отрицать действенность труда Господа Иисуса Христа. Отрицать безопасность верующих значит не понимать сердца Бога, не понимать дара Христа, не понимать значения Христа, не понимать Библейского значения спасения.

Даже будучи спасенными, мы согрешаем. Однако, “если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды”, потому что в Нем “мы имеем Ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, Праведника” (1 Иоан. 1:9; 2:1).

Когда мы совершаем грех, наш Господь ходатайствует за нас и становится на нашу защиту – защищает от сатаны и всех, кто может обвинить нас (см. Рим. 8:33). “Бог же силен обогатить вас всякою благодатию”, – уверял Павел верующих в Коринфе (2 Кор. 9:8). В оставшиеся нам дни на земле и на протяжении всей вечности наш милостивый Господь будет поддерживать нашу безопасность Своей вечной любовью и Своей вечной силой.

Обстоятельства, которые могут угрожать нашей безопасности

“Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: “За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание”. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас” (8:35-37)

Установив, что никто не может лишить нас спасения, Ап. Павел предвидит, что кто-то задаст такой вопрос: “Возможно ли, чтобы обстоятельства лишили нас спасения?” Апостол сейчас продолжает показывать, что это также невозможно.

Этот стих начинается, как и два предыдущих, с вопросительного местоимения “тис” (в переводе с греческого – “кто”). Но греческое слово может также обозначать “что”, а тот факт, что Павел в ст. 35-37 говорит не о людях, свидетельствует, что теперь он имеет в виду неодушевленные предметы.

Отвержение и опасности, безусловно, могут иметь определенное воздействие на веру и стойкость верующего. Однако в данный момент вопрос заключается в том, могут ли эти обстоятельства привести верующего к греху, который лишит его спасения. В сущности, этот вопрос – расширение обсуждавшегося раньше вопроса о том, может ли верующий лишить себя Божьей благодати.

Павел предвидит и отвергает мысль о том, что какое-либо обстоятельство, независимо от того, насколько оно угрожающее и потенциально разрушительное, может привести истинного верующего к потере спасения. В ст. 35 Ап. Павел приводит некоторые из бесчисленного множества угрожающих обстоятельств, которые могут встретиться настоящим верующим, пока они пребывают в этом мире.

Прежде всего, стоит отметить, что “любовь Божия” означает не любовь верующего к Нему, но Его любовь к верующему (см. ст. 37, 39). Никто не может любить Христа, не испытав искупительного действия Христовой любви: “Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас” (1 Иоан. 4:19).

В данном контексте “любовь Божия” олицетворяет спасение. Следовательно, Павел риторически спрашивает, обладает ли какое-либо обстоятельство достаточной силой, чтобы заставить истинного верующего так восстать против Христа, что Он отвернется от него. То есть в центре внимания вопрос о силе и прочности Божьей любви к тем, кого Он искупил Своей кровью и ввел в семью и царство Своего Отца.

Ап. Иоанн сообщает, что “пред праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, явил делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их” (Иоан. 13:1). Как явствует из 1-го Послания Иоанна, выражение “до конца” – это указание не только на конец земной жизни Иисуса, но и на конец земной жизни каждого верующего. “Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши… Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он” (1 Иоан. 4:9-10,17). Мы обладаем уверенностью перед судным днем, поскольку знаем, что нас навечно связывает с Ним высшая и нерушимая любовь Божья.

В величественном благословении в конце второй части своего второго послания в Фессалонику Павел говорит: “Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом” (2 Фес. 2:16-17). Вечное утешение и добрая надежда – неизменные дары Божьей благодати, поскольку в сущности то, что вечно, не может окончиться.

Скорбь – это первое угрожающее обстоятельство, о котором упоминает Павел, скорбь – перевод греческого “флипсис”, означающего подавленное состояние, пребывание под гнетом чего-либо. В Св. Писании это слово чаще всего употребляется для обозначения исходящих извне трудностей; оно также используется для обозначения эмоционального потрясения. То есть, его общее значение – это какое-то несчастье, которое тяжело переживается любым человеком.

Второе угрожающее обстоятельство – теснота. Теснота – перевод греческого “стенохория”, составленного из двух слов, обозначающих нечто узкое, а также пространство. По смыслу оно близко к слову “скорбь” и означает, прежде всего, состояние беспомощности. В таких обстоятельствах верующему остается лишь верить в Господа и молить Его о том, чтобы Он дал силы терпеть. Иногда мы попадаем в ситуации, в которых постоянно испытываем искушение, и не в силах избежать их. Павел советует верующим, пребывающим в подобной тесноте, помнить, что “вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так-чтобы вы могли перенести” (1 Кор. 10:13). До тех пор, пока Господь не откроет путь к освобождению, Он дает силы противостоять трудностям.

Третье угрожающее обстоятельство – это гонение, означающее страдание, переживаемое за Христа. Преследование никогда не бывает приятным, но в заповедях блаженства Иисус дает двойное обещание Божьего благословения тем, кто страдает за Него. Затем Он говорит нам: “Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас” (Матф. 5:10-12).

Голод – это результат гонений, когда христиане испытывают дискриминацию при найме на работу и не могут позволить себе купить достаточно еды. Многих христиан за веру бросали в тюрьму, и они умирали от недоедания.

Нагота означает не полное отсутствие одежды, а нужду, когда человек не может надлежащим образом одеться. Подразумевается также уязвимость и незащищенность.

Быть в опасности просто означает в целом подвергаться опасности, включая и опасность предательства и дурного обращения.

Меч, о котором говорит Павел, это, скорее всего, кинжал, который часто использовали убийцы, потому что его было легко спрятать. Это был символ смерти, который говорил, скорее, об убийстве, чем о смерти на поле брани.

Ап. Павел знал об этих страданиях не понаслышке. Он сам сталкивался с этими и многими другими трудностями, о чем так ярко говорит в 2 Кор. 11. Имея в виду некоторых евреев в руководстве церковью, хвалящихся своими страданиями за Христа, Павел пишет:

“Христовы служители? в безумии говорю: я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл в глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от одноплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе” (2 Кор. 11:23-27).

Цитируя по Септуагинте (греческий Ветхий Завет) Пс. 43:23, Павел говорит: “Как написано: “За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание”. Иными словами, христиане не должны удивляться, когда им приходится терпеть страдания ради Христа.

Еще до того, как Павел написал это послание, верующие столетиями терпели страдания не только от рук язычников, но и со стороны собратьев-евреев. Они “испытали поругание и побои, а также узы и темницу. Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли” (Евр. 11:36-38).

Цена верности Богу всегда была высока. Иисус говорил: “Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее” (Матф. 10:37-39). Павел уверял своего возлюбленного ученика Тимофея, что “все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы” (2 Тим. 3:12).

Если человек, заявляющий о том, что он христианин, отворачивается от дел Божьих и упорствует в грехе, то показывает, что он вообще никогда не принадлежал Христу. Такие люди не потеряли свое спасение, они никогда не получали его. О таких номинальных христианах Ап. Иоанн сказал: “Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши” (1 Иоан. 2:19).

Если дела мира постоянно удерживают человека от Божьего дела, то это доказывает, что этот человек не Божье дитя. Во время земного служения Иисуса тысячи людей преодолевали большие расстояния, чтобы услышать Его проповедь и получить физическое исцеление для себя и для дорогих им людей. Во время Его триумфального въезда в Иерусалим толпа провозглашала Его Мессией и хотела сделать Его царем. Но после того, как Он был осужден и распят, и стала очевидной цена истинного ученичества, большинство из тех, кто когда-то приветствовал Христа, невозможно было отыскать.

Лука рассказывает о трех людях, без сомнения подобных многим другим, которые заявляли о своей преданности Иисусу, но не подчинили себя Его владычеству и этим обнаружили недостаток спасительной веры. Первый человек, которого Матфей называет книжником (8:19), обещал повсюду следовать за Иисусом. Но, зная сердце этого человека, Иисус ответил ему: “Лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову” (8:20). Когда же Господь позвал второго человека, тот попросил разрешения сначала похоронить своего отца. Он имел в виду не то, что отец только что умер, но хотел отложить выполнение обещания перед Христом до смерти отца, после которой сын получит фамильное наследство. Иисус “сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди, благовествуй Царствие Божие” (Лук. 9:59-60). Иными словами, пусть те, кто духовно мертв, сами заботятся о своих плотских интересах. Третий человек хотел следовать за Иисусом после того, как попрощается со своими домашними. Ему Господь ответил: “Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия” (Лук. 9:61-62).

Мы не знаем, последовали ли в конце концов эти три человека за Христом, но очевидно то, что, как и для богатого юноши (Матф. 19:22), цена истинного ученичества (которое всегда признак истинного спасения) была для них слишком высока.

Истинный верующий проявляет терпение не потому, что он сам по себе силен, но потому что он обладает силой пребывающего в нем Божьего Духа. Его настойчивость не сохраняет его спасение, но доказывает, что оно в безопасности. Те, кто не может проявить терпение, проявляют не только недостаток мужества, но что еще более важно, недостаток истинной веры. Бог будет поддерживать и защищать даже самого испуганного человека, если он действительно принадлежит Ему. С другой стороны, даже самый смелый человек, который лишь заявляет, что он – христианин, непременно отступит, когда цена, которую надо платить за это, станет слишком высокой.

Только истинные христиане выходят победителями из подобных испытаний, поскольку только истинные христиане обладают Божественной помощью Духа Христа. “Ибо мы сделались причастниками Христу, – объясняется в Послании к Евреям, – если только начатую жизнь твердо сохраним до конца” (Евр. 3:14). Уверовавшим в Него иудеям Иисус сказал: “Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными” (Иоан. 8:31-32). Твердость и постоянство в Божьем Слове не приводят к спасению и не сохраняют его. Но наличие этих добродетелей подтверждает реальность спасения, а их отсутствие говорит о погибающем состоянии.

Подобно тому, как мы можем любить Бога только потому, что Он первым возлюбил нас, мы можем быть твердыми в Нем только потому, что Он тверд в нас. Мы способны вынести любую опасность и преодолеть любое духовное препятствие, которое воздвигает на нашем пути сатана, поскольку “все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас”.

“Преодолеваем” – это перевод “хуперникао”, сложного глагола, буквально означающего покорять, завоевывать, превозмогать, то есть успешно избавляться от чего-либо. Преодолевающие – это те, кто с успехом побеждают всех и все, что угрожает их отношениям с Иисусом Христом. Но они делают это всецело благодаря Его силе, силе Возлюбившего нас настолько, что Он отдал Свою жизнь за нас, чтобы мы могли иметь жизнь в Нем.

Поскольку наш Господь спасает и поддерживает нас, то мы делаем намного больше, чем просто терпим и переносим угрожающие обстоятельства, о которых говорит Павел в ст. 35.

Во-первых, преодолевая трудности, мы выходим из испытаний более закаленными, чем до встречи с ними. Павел только что сказал, что Бог обращает все, даже наихудшее, к благу Своих детей (8:28). Даже когда мы страдаем из-за своей греховности и неверности, наш милостивый Господь будет опекать нас, давая более глубокое понимание нашей собственной неправедности и Его совершенной праведности, нашей неверности и Его непоколебимой верности, нашей слабости и Его великой силы.

Во-вторых, мы преодолеваем препятствия, поскольку наше окончательное вознаграждение будет намного превосходить любые временные земные потери. Мы, как Павел, должны воспринимать даже самые ужасные обстоятельства всего лишь как “кратковременное легкое страдание”, которое приносит нам “в безмерном преизбытке вечную славу” (2 Кор. 4:17).

Конечно, с человеческой точки зрения, обещанная Богом победа часто кажется слишком отдаленной. Но когда мы как истинные верующие проходим через множество испытаний, независимо от их природы и причин, то выходим из них духовно очищенными нашим Господом. Эти испытания не отдалят нас от Христа, а приблизят к Нему. Его благодать и слава не покинут нас, и мы будем возрастать в нашем понимании Его воли и величия Его благодати. Ожидая, чтобы Он провел нас через испытания, мы знаем, что Он скажет нам то, что сказал Павлу: “Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи”. И мы должны ответить вместе с Павлом: “И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова” (2 Кор. 12:9).

Вероятно, Павел писал послание в Рим зимой, находясь в Коринфе, и, наверное, ни он, ни римские верующие не знали, как недалек тот момент, когда они будут нуждаться в утешительных словах Павла, сказанных здесь. Пройдет не так много лет, и они подвергнутся лютым преследованиям со стороны языческих правителей и народа, который пока что равнодушно взирает на них. Пройдет не так много времени, и кровь тех, кому адресовано послание, пропитает песок римских амфитеатров. Некоторые будут растерзаны дикими зверями, некоторые будут убиты безжалостными гладиаторами, других будут использовать в качестве живых факелов для освещения садов во время приемов, устраиваемых Нероном. Следовательно, очень скоро легко будет отличить истинных христиан от ложных.

Во многих церквях будут говорить о своих бывших членах: “Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши” (1 Иоан. 2:19). Но те, на кого мир глядит, как на сокрушенных и подавленных, на самом деле преодолевают любые трудности. В Божьем замысле мира победители побеждены, а побежденные – победители.

Заключение

“Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем” (8:38-39)

Эта глава завершается прекрасным выводом, подводящим итог всему сказанному. Апостол заверяет своих читателей, что он не учит их ничему такому, в чем не был бы твердо убежден сам. Это убеждение исходит, прежде всего, от знания сущности спасения, которую Бог открыл ему и которую он так ясно изложил в первых восьми главах послания. Его совет – это также личное свидетельство. Он убежден в этом, поскольку лично пережил большую часть того, о чем говорит, и это не отделило его от Христа. И откровение, и опыт принесли ему убеждение. Павел говорил верующим в Риме то же, что несколько лет спустя скажет Тимофею: “По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день” (2 Тим. 1:12).

Первое, Павел открывает свой список словом “смерть”, которую в земной жизни мы испытаем последней. Даже злейший враг не может отделить нас от нашего Господа, поскольку Он сделал смертную муку из поражения победой. Поэтому мы можем возрадоваться утверждению псалмопевца, что “дорога в очах Господних смерть святых Его” (Пс. 115:6), и что мы можем свидетельствовать вместе с Давидом, что “если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня” (Пс. 22:4). Вместе с Павлом мы должны желать “лучше выйти из тела”, поскольку это будет означать, что мы окончательно водворились у Господа (2 Кор. 5:8).

Дональд Грей Барнхауз рассказывает касающуюся его лично историю, которая прекрасно иллюстрирует бессилие смерти перед христианами. Когда умерла его жена, его дети были еще очень малы и д-р Барнхауз думал о том, как доступно для детского ума объяснить смерть матери. Когда они возвращались с похорон домой, мимо них проезжал большой грузовик, и на мгновение на их машину упала тень от него. Отцу тут же пришел на ум образ, который он искал, и он спросил детей: “Что лучше, попасть под тень грузовика или под саму машину?” “Это очень просто, папа, – ответили они. – Лучше попасть в тень от грузовика, это не принесет вреда”. Тогда их отец сказал: “Дети, ваша мать просто идет долиной смертной тени и не испытывает никакой боли”.

Второе предполагаемое препятствие даже не выглядит таковым. Мы думаем, что “жизнь” – это нечто положительное. Но именно в нашей нынешней земной жизни кроется духовная опасность. Не только, в самой смерти нет никакого вреда для верующих, но она положит конец любому ущербу. Именно пока мы имеем эту жизнь, мы испытываем скорбь, тесноту, гонение, голод, наготу, опасность, меч (8:35) и многие другие испытания, которые мог бы упомянуть Павел. Но поскольку мы имеем вечную жизнь в Христе, то угрозы во время нашей земной жизни – пусты.

Третья предполагаемая угроза – ангелы. Поскольку приведенная в списке угроза (“Начала”), без сомнения, означает падших ангелов, то кажется правдоподобным, что упомянутая здесь угроза означает святых ангелов. Здесь упоминание Павлом об ангелах – это предупреждение о гипотетической и невозможной ситуации, о которой он говорил галатам. Он убеждал галатов быть твердыми в своем спасении благодаря крови, пролитой Христом на кресте, и не принимать никакие другие благовестил, даже если бы их проповедовал, если это конечно возможно, апостол или “Ангел с неба” (Гал. 1:8).

Четвертая предполагаемая угроза ни в коей мере не гипотетична. Как уже отмечалось, “Начала”, вероятно, обозначают злых существ, а именно, демонов. Подобно греческому термину “архе”, “Начала” не означают ни добро, ни зло. Но очевидный негативный смысл “архе” в таких местах, как Ефес. 6:12 (“начальство”), Кол. 2:15 (“начальство”) и Иуд. 6 (“свое жилище”), а также явный контраст с предыдущим словом (Ангелы), по-видимому, указывает, что речь идет о падших ангелах, демонах. А если так, то сказанное Павлом означает, что никакие сверхъестественные существа, ни добрые, ни злые, не могут разорвать наших уз с Христом.

“Силы” – это перевод греческого “дунамис”, обычного греческого термина для обозначения силы. Но, как и в данном случае, это слово во множественном числе часто означает чудеса или могущественные действия. Оно часто использовалось в переносном смысле для обозначения людей, обладающих силой и властью. Независимо от точного значения, которое вкладывал в него Павел, слово “силы” означает еще одно препятствие, которого христианам не следует бояться.

“Настоящее” и “будущее” означает все, что мы испытываем или еще испытаем.

Павел мог использовать слова “высота” и “глубина” как астрологические термины, употреблявшиеся в то время. “Хупсома” (высота) означала наивысшую точку или зенит звездного пути, а “бафос” (глубина) – его нижнюю точку. Если так, то смысл таков: любовь Христа охраняет верующего от начала до конца жизненного пути. Или, возможно, Павел использовал эти термины, чтобы указать на безграничность пространства, которое не имеет конца в любом направлении.

Чтобы не оставить никаких сомнений, что безопасность всеобъемлюща, Ап. Павел прибавляет “ни другая какая тварь”. Поскольку лишь Сам Бог не создан, то все остальное исключается.
Ничто и никогда не сможет отлучить нас от любви Божией в Христе Иисусе, Господе нашем. Наше спасение было в безопасности испокон веков благодаря Божьему решению и будет в безопасности благодаря вечной Христовой любви.

Ранее в послании Павел провозгласил, что “как написано: “нет праведного ни одного; нет разумеющего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одно негодны: нет делающего добро”. Чтобы подчеркнуть, что никто не может считать себя исключением, апостол прибавил: “Нет ни одного” (Рим. 3:10-12). Точно так же Павел не допускает абсолютно никаких исключений и в отношении безопасности верующих в Христе.

В этой чудесной заключительной части 8-ой главы, в ст. 31-34 внимание сосредоточено на любви Бога Отца, а в ст. 35-39 – на любви Бога Сына. Эта часть перекликается с первосвященнической молитвой Иисуса, в которой Он просит о верующих:

“Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино… и славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною” (Иоан. 17:21-24).

Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, “мы смело говорим: “Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?” (Евр. 13:6). Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, то мы можем сказать вместе с Давидом: “Когда я в страхе, на Тебя я уповаю” (Пс. 55:4) и “Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, един даешь мне жить в безопасности” (Пс. 4:9). Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, мы можем сказать вместе с Моисеем: “Прибежище твое Бог древний, и ты под мышцами вечными” (Втор. 33:27).

Поскольку наш Бог безграничен в Своей силе и любви, мы можем сказать словами из Послания к Евреям, что надежда, которую мы имеем, – “для души есть как бы якорь безопасный и крепкий” (Евр. 6:19).

С уважением Андрей

Гимн уверенности в спасении

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий