Благая весть от Бога – часть1

“Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию” (Рим.1:1)

Беглый взгляд на любую газету или просмотр журналов напоминает нам, что в нашем мире большинство новостей – плохие, и ситуация имеет тенденцию к ухудшению. То, что происходит в масштабе одной страны или мира – лишь увеличенная картина того, что происходит на уровне отдельной личности. Поскольку усиливаются личные проблемы, озлобление и страх, то же самое повторяется и в обществе, только в большем масштабе.

Люди находятся во власти ужасной силы, угрожающей самим основам их существования. Выйдя из-под контроля, она толкает людей к самоуничтожению в той или иной форме. Эта сила – грех, который всегда плохая весть.

С любой точки зрения, грех – это плохая весть. Среди его последствий – четыре неизбежно сопутствующие явления, которые гарантируют страдание и горе миру, попавшему к нему в плен.

Во-первых, в основе греха лежит эгоизм. Основная черта падшей человеческой природы – это возвышение себя, своего “эго”. Когда сатана пал, он ставил свою собственную волю выше Божьей, повторяя: “Взойду…” (Ис.14:13-14). Человек впал в подобное своеволие, когда Адам и Ева начали ставить свое собственное грешное понимание добра и зла выше ясных Божьих указаний (Быт.2:16-17; 3:1-7). Человек по природе своей ориентирован на себя и склонен идти по своему собственному пути. Он выпячивает свой эгоизм настолько сильно, насколько позволяют обстоятельства и терпение общества. Когда своеволие необузданно, человек рассматривает все и всех вокруг себя только с точки зрения личной выгоды. Когда друзья, товарищи по работе или супруг прекращают обеспечивать то, чего от них ждут, их выбрасывают, как пару сношенных туфель. Большая часть современного Западного общества настолько преисполнена самоуважения и самодовольства, что почти каждое желание рассматривается им как законное.

Сегодня цель жизни многих людей не поднимается выше постоянного самоублажения. Каждый предмет, каждая идея, каждое обстоятельство и каждый человек рассматриваются в свете того, как это может помочь достижению собственных целей и увеличению благосостояния. Вожделенное желание богатства, собственности, славы, влияния, а также физические склонности побуждают людей извращать все, чем они обладают, и развращать каждого, кого они знают. Работа – это не более чем необходимое зло, с которым мирятся, чтобы оплачивать свои прихоти. Как часто отмечается, постоянно существует опасность любить вещи и использовать людей, вместо того чтобы любить людей и использовать вещи. Когда люди поддаются подобному искушению, стабильные и преданные взаимоотношения между ними становятся невозможными. Человек, поглощенный своеволием и занятый только собой, все более и более теряет способность любить, поскольку растет его желание обладать, а желание давать ослабевает. И когда альтруизм уступает место эгоизму, человек теряет источник настоящей радости.

Эгоистичная жадность постепенно отчуждает человека от других людей, включая даже тех, кто ближе и дороже всего. А в итоге – одиночество и отчаяние. Все, чего страстно желают, вскоре начинает подчиняться “закону убывающего плодородия”, и чем больше человек имеет, тем меньше он удовлетворен.

Во-вторых, грех вызывает чувство вины – еще одна плохая весть. Не важно, насколько убедительно человеку удается оправдать эгоизм, его неизбежное плохое обращение с вещами и другими людьми не может не породить чувство вины.

Как и физическая боль, чувство вины – это данное Богом предупреждение о том, что что-то не так и что-то нужно исправить. Если чувство вины игнорируется или подавляется, оно продолжает расти и усиливаться, и с ним приходит обеспокоенность, страх, бессонница и другие неисчислимые духовные и физические страдания. Многие люди стараются заглушить это с помощью вещей, денег, алкоголя, наркотиков, секса, путешествий или психоанализа. Они стараются уменьшить свою вину, обвиняя общество, родителей, тяжелое детство, окружающую среду, суровые моральные нормы и даже Самого Бога. Безответственные обвинения других людей и явлений лишь отягощают вину и усиливают сопровождающие ее страдания.

В-третьих, грех порождает бессмысленность, еще одну свойственную нашему времени плохую весть. Будучи захваченным в плен своим собственным эгоизмом, потворствуя сам себе, человек утрачивает цель и смысл своего существования. Жизнь превращается в бесконечные попытки заполнить пустоту, которая не может быть заполнена. Результат – отчаяние и поверхностность. На вопросы “Почему я здесь? В чем смысл жизни? В чем правда?” он находит в мире не ответы, а ложь сатаны, который творец лжи и князь существующей мировой системы (ср. Иоан. 8:44, 2 Кор. 4:4). В поэме Эдны Сент-Винсент Миллей “Элегия” человек лишь может сказать: “Жизнь должна продолжаться, я только забыл почему”. Или, подобно одному из главных героев одного из романов Жана-Поля Сартра, он может в отрицании всего произнести: “Я решил убить себя, чтобы устранить хотя бы одну ненужную жизнь”.

Четвертое звено в цепи греха – безнадежность, которая сопровождает бессмысленность. Болезненно эгоистичный человек теряет право на надежду и в настоящей, и в будущей жизни. Человек сознает, что смерть – это не конец, даже когда на словах отрицает это. Поэтому для безнадежного грешника смерть становится самой плохой вестью.

Каждый день миллионы детей рождаются в мире, наполненном плохими вестями. А из-за безграничного эгоизма, пронизывающего современное общество, миллионам других детей вообще не позволяют войти в этот мир. Только одна эта трагедия современного мира делает плохую весть неизмеримо ужаснее.

Редкие проявления, на первый взгляд, доброй вести – часто лишь недолгая отсрочка для плохой, и под маской добрых событий прячется зло. Однажды кто-то цинично заметил, что мирные договоры просто дают время, чтобы перезарядить ружья!

Но Послание Ап. Павла римлянам – это истинно Благая весть. Апостол действительно был “служителем Иисуса Христа у язычников” и совершал “священнодействие благовествования Божия” (Рим. 15:16). Он принес Благую весть о том, что в Христе грех может быть прощен, эгоизм – преодолен, вина – снята, и жизнь в самом деле может иметь цель и непреходящую красоту.

В своем Послании к Римлянам Павел рассматривает Благую весть с разных сторон, каждая из которых подчеркивает уникальную и прекрасную грань этой духовной драгоценности. Он называет ее священной Благой вестью, Благой вестью о спасении, Благой вестью Иисуса Христа, Благой вестью Сына Божьего и Благой вестью милости Божьей. Послание начинается (1:1) и заканчивается (14:24-25) Благой вестью.

Квинтэссенция всех шестнадцати глав Послания к Римлянам выражена в первых семи стихах. Апостол, по-видимому, был так рад сообщить Благую весть, что не мог удержаться и не раскрыть суть того, о чем он собирался говорить. Он рассказал об этом немедленно.

В Рим. 1:1-7 Павел раскрывает семь аспектов Благой вести об Иисусе Христе. Сначала он говорит о себе как о проповеднике Благой вести (эту тему мы рассмотрим ниже). Затем Павел говорит об обетовании (ст. 1), о Сыне Божьем (ст. 3-4), о получении (ст. 5а), о покорении (ст. 5б) и о привилегиях Благой вести (ст. 6-7).

Проповедник Благой вести

“Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию” (1:1)

Бог призвал необыкновенного человека быть главным глашатаем Его чудесной Благой вести. Павел был своего рода основным выразителем Божьих замыслов о возвещении Евангелия. Как необычайно одаренному человеку ему было дано проникнуть в “разумение тайны Христовой” (Ефес. 3:4), в “тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его” (Кол. 1:26). Этот замечательный еврей, получивший греческое образование, бывший гражданином Рима и обладающий высокими помыслами, выдающимися организаторскими, ораторскими способностями был особенным и непосредственным образом призван, обращен и одарен Богом.

Павел исходил большую часть Римской империи как Божий посланник Благой вести Христовой. Он совершил много чудес исцеления, даже не будучи излеченным от бельма на глазу. Он воскресил из мертвых Евтиха, но сам не избежал смерти. Он проповедовал свободу в Христе, но сам на протяжении многих лет своего служения находился в заточении.

В ст. 1 Павел говорит о своем служении с разных точек зрения: о своем месте как слуги Христа, о своих полномочиях как апостола Христа и о своей силе, заключающейся в избрании для благовестия Божьего.

Павел как слуга Христа

“раб Иисуса Христа” (1:1а)

Слово “доулас” (верный раб) выражает основную идею служения и имеет множество толкований. Иногда оно обозначает человека, добровольно служащего другим, но чаще всего оно указывает на того, кто был в принудительном и постоянном рабстве, из которого часто не было другого выхода, кроме смерти.

Еврейский эквивалент (“эбед”) сотни раз используется в Ветхом Завете и передает широкий спектр значений. Закон Моисея предусматривал, что слуга по договору добровольно мог стать постоянным рабом господина, которого он любит и уважает. “Но если раб скажет: “люблю господина моего, жену мою и детей моих; не пойду на волю”, то пусть господин его… поставит его к двери или к косяку, и проколет ему господин его ухо шипом, и он останется рабом его вечно” (Исх. 21:5-6).

Эта практика отражает сущность использования Павлом термина “доулос” в Рим. 1:1. Апостол абсолютно искренен в любви к Божественному Господину, Который спас его от греха и смерти.

Во времена Нового Завета в Римской империи были миллионы рабов, большинство из которых были обращены в рабство силой и удерживались в нем по закону. Некоторые из наиболее образованных и квалифицированных рабов занимали важное место в домашнем хозяйстве или на предприятии, и с ними обходились с достаточным уважением. Но с большинством рабов часто обращались, как с личной собственностью, и считали, что они не лучше рабочих животных. По закону они фактически не имели никаких прав, и хозяин мог даже безнаказанно убить раба.

Некоторые толкователи считают, что принимая во внимание большие различия между еврейским рабством времен Ветхого Завета и римским рабством в 1-ом веке, Павел имел в виду лишь еврейское представление о рабстве, когда говорил о своих отношениях с Христом. Слово “раб” используется в Ветхом Завете при повествовании о многих важных людях. Так Бог говорит об Аврааме как о Своем рабе (Быт. 26:24; Числ. 12:7). Иисус Навин назван “рабом Господним” (И. Нав. 24:29), равно как Давид (2 Цар. 7:5) и Исайя (Ис. 20:3). Даже Мессия называется рабом Господа (Ис. 53:11). Во всех этих и во многих других случаях в Ветхом Завете понятие “раб” обозначает смиренное благородство и честность. Но как уже отмечалось, еврейское слово “эбед” после значения “слуга” обозначало также “раб” в прямом значении этого слова.

В свете искренней скромности Павла и его отношения к себе как к первому из грешников (1 Тим. 1:15), ясно то, что он не без основания называл себя уважительным и благородным именем раба Господа, как это сделано в цитатах, приведенных выше. Он считал себя рабом Христа в самом скромном смысле.

Конечно же, честь и достоинство подразумеваются в отношении всех верных слуг Бога, даже наименее значительных, и Павел очень хорошо осознавал, что Бог дает незаслуженное, но высокое звание тем, кто принадлежит Ему. С другой стороны, он постоянно помнил, что достоинство и честь, которые Бог дарует своим детям – это исключительная милость, что в сути своей христиане все еще греховны, развращены и не заслуживают такого обращения. Он писал коринфянам: “Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, чрез которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь” (1 Кор. 3:5). Здесь Павел использует слово “диаконос”, чтобы описать свое положение как слуги. Слово “диаконос” наиболее близко по значению к современному “официант”. Но когда он использует слово “доулос”, то делает ударение на рабском состоянии и незначительности, а не на чести. Позже в этом же послании он просит читателей считать себя рабом на галерах (4:1). В этом случае он использует слово “хуперетес” (раб), которое буквально означает “низший гребец”; имеется в виду самый низкий уровень гребцов на больших римских галерах. Это была, скорее всего, самая тяжелая, самая опасная и самая низкая работа, которую только мог делать раб. Такие рабы считались низшими из низших.

Поскольку Павел был призван и назначен Самим Христом, он никогда не принизил свое положение апостола или даже дитя Божьего. Он ясно учил, что благочестивые служители церкви, особенно те, кто прилежен в проповеди и учительстве, достойны “сугубой чести” (1 Тим. 5:17). Но он постоянно подчеркивал, что такое почетное положение – следствие Божьей милости.

Полномочия Павла как Апостола

“призванный как апостол” (1:16)

Затем Павел устанавливает полномочия своего пастырства, основываясь на том, что был призван как апостол. Пожалуй, было бы лучше сказать “призванный апостол”, что более ясно указало бы на тот факт, что его положение как апостола не было следствием его собственных действий. Он не вызвался добровольно на эту службу и не был избран другими верующими. Но был Божественно призван лично Господом Иисусом Христом.

Когда Павел, называвшийся тогда Савлом, был еще ослеплен удивительной встречей с Иисусом Христом на Дамасской дороге, Господь говорил Ананию о Павле: “Он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами Израилевыми” (Деян. 9:15). Передавая сообщение Павлу, Анания говорил: “Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его, увидел Праведника и услышал глас из уст Его” (Деян. 22:14-15). Позже Павел сделал еще одно откровение, о том что Христос уже прямо дал ему такое сообщение, говоря:

“Но встань и стань на ноги твои; ибо я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым я теперь посылаю тебя, открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными” (Деян. 26:16-18).

Павел говорил коринфским верующим: “Я благовествую… потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!” (1 Кор. 9:16). Бог дал ему задачу, о которой он никогда не думал и о которой никогда не просил, и он знал, что его ждут серьезные неприятности, если он не будет предан этому Божьему повелению.

Павел был “апостол, избранный не человеками и не чрез человека, но Иисусом Христом и Богом Отцем, воскресившим Его из мертвых” (Гал. 1:1). Он продолжает, говоря: “У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым” (там же, ст. 10).

Апостол – это перевод слова “апостолос”, основное значение которого – – “человек, который послан”. Оно означает кого-либо, кому было официально поручена задача или должность посланника или посла. Грузовые суда иногда называли апостольскими, поскольку они отправлялись со специальным грузом по особому назначению.

Слово “апостол” семьдесят девять раз встречается в Новом Завете и в некоторых случаях используется в общем значении (см. Рим. 16:7, Деян. 14:14). В самом широком смысле термин “апостол” может применяться ко всем верующим, поскольку каждый верующий послан в этот мир для свидетельства об Иисусе Христе. Но это слово прежде всего используется как конкретное и особое название для тринадцати человек (Двенадцати, включая Матфия, который заменил Иуду, а также Павла), которых Христос лично выбрал и которым дал поручение провозглашать Евангелие и быть служителями в церкви.

Тринадцать апостолов были не только призваны непосредственно Иисусом, но все было свидетелями Его воскресения. Павел встретил Господа на Дамасской дороге после Его вознесения. Этим тринадцати апостолам было дано прямое откровение Слова Божьего, чтобы по праву свидетельствовать, а также дар исцеления и сила изгонять демонов (Матф. 10:1). Этими знаниями были подтверждены их полномочия учить (2 Кор. 12:12). Учение апостолов стало основанием церкви (Ефес. 2:20), а их власть распространилась с местных общин верующих на весь верующий мир.

Хотя апостолы были особым образом “посланы”, каждый, говорящий от имени Бога, должен быть Им призван и послан. Многие люди проповедуют, учат и берут на себя смелость пророчествовать от имени Христа, хотя не существует ясных признаков того, что их послал Христос. Они не посланы Богом, поскольку их учение и жизнь никак не связаны со Словом Божьим.

Лжепророки всегда досаждали народу Божьему. Такие люди развратили древний Израиль, разрушали Церковь на протяжении всего ее существования и продолжают это делать сегодня. Через Иеремию Господь сказал о таких самозванцах: “Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали” (Иер. 23:21).

Некоторые религиозные деятели не только не являют свидетельства о том, что они призваны Богом проповедовать и учить от Его имени, но даже дают мало надежд на спасение. В книге “Преобразованный пастор” пуританский пастор 17-го столетия Ричард Бакстер посвятил сотню страниц предупреждению проповедников Евангелия о том, чтобы они прежде всего убедились, что они действительно призваны, и во-вторых, что они призваны Богом к служению.

Сила Павла в избранности для благовестия

“избранный к благовестию Божию” (1:1в)

Поскольку Павел был призван и послан Богом как апостол, то вся его жизнь была избрана для службы Господу. Даже человек, который был призван Богом к особому виду или месту служения не может быть полезным, если он не отделен Богом для благовестия Божия.

В Ветхом Завете Бог предусматривал отделение избранных Им людей. Он провозгласил целому народу: “Будьте предо Мною святы, ибо Я свят Господь, и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои” (Лев. 20:26). Перед тем как спасти Свой народ от армии фараона, Господь сказал: “Отделяй Господу все, разверзающее ложесна; и все первородное из скота, какой у тебя будет, мужеского пола, – Господу” (Исх. 13:12). Бог также требовал первые плоды их урожая (см. Числ. 15:20). Левиты были отделены как священный род (см. Числ. 8:11-14).

В Септуагинте (на греческом яз.), в приведенных выше местах из книг Исход, Числа и Левит, слова, переводящиеся как “являть собой”, “назначать” и “отделять” представляют собой различные формы слова “афоризо”, термина, который Павел использует для описания своего избрания, своей призванности. Этот термин используется, когда речь идет о призванности Богу первенца, предложении Богу первых плодов, посвящении левитов и выделении Израиля среди других народов. Не должно быть смешения избранного народа с языческими народами или священных (посвященных) с нечестивыми или с обыкновенными.

Арамейский термин “фарисее” (фарисей) может иметь общий корень с “афоризо” и нести ту же идею отделения. Фарисеи, однако, не были выделены Богом и не отвечали требованиям Бога, но, скорее, сами отделили себя согласно установлений их собственных традиций (Матф. 23:1, 2).

Хотя Павел сам был когда-то наиболее рьяным из самоизбранных фарисеев, теперь он был отделен Божественно, не человеком, но Господом. Бог открыл ему, что он избран Божьей милостью еще в утробе своей матери (Гал. 1:15). Когда он и Варнава были отделены и посланы на служение в церковь в Антиохии, это было сделано по прямому указанию Св. Духа (Деян. 13:2).

Ясное понимание Павлом этого отделения проявляется в его письмах Тимофею. Тимофей был искренним слугой Бога. Павел лично учил его, и Тимофей стал приемником Павла на посту пастора церкви в Ефесе. Но был момент, когда Тимофей подвергался опасности стать бесполезным, утратить смысл своего служения. Вероятной причиной этого был страх перед противлением или временная слабость. Поэтому Павел увещевал своего возлюбленного друга: “…напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе чрез мое рукоположение; ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия” (2 Тим. 1:6-7). Возможно, кто-то искушал Тимофея, чтобы дискредитировать святое Евангелие или Павла, поэтому Павел говорил Тимофею: “Старайся представить себя Богу достойным, деятелем неукоризненным, верно преподающим слово истины” (2 Тим. 2:15).

Возможно, потому что Тимофей был отвлечен от своей главной задачи – проповеди и учения Слова и был вовлечен в бесплодные дискуссии с неверующими или незрелыми верующими, Павел предостерегает его, говоря: “А непотребного пустословия удаляйся; ибо они еще более будут преуспевать в нечестии” (2:16). Возможно даже, что Тимофей подвергся опасности впасть в безнравственное поведение, что побудило Павла предостеречь его: “Юношеских похотей убегай, а держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца” (2:22).

Несмотря на высокое призвание и замечательную подготовку Тимофея, Павел опасается, чтобы его молодой ученик не оступился в каком-то мирском деле. Как и многие христиане, Тимофей обнаружил, что жизнь может оказаться легче, когда допускаются компромиссы. Поэтому Павел вынужден был напомнить своему ученику, что тот избран Богом для Божьего труда и больше ни для кого и ни для чего.

Термин “евангелион” (Евангелие) используется в этом послании около шестидесяти раз. Уильям Тиндейл переводит его как “радостное известие”. Действительно, это радостное известие о том, что Бог освобождает нас от эгоизма и тяжести греха, дает смысл жизни и делает ее насыщенной.

Самое важное в Благой вести – это то, что она от Бога. Павел подчеркивает этот факт в первом предложении своего послания, чтобы ясно дать понять читателям о чем идет речь. “Евангелион” был общепринятым термином в культе поклонения римскому императору. Многие цезари объявляли себя божественными и требовали преклонения от каждого человека в империи, свободного или раба, богатого или бедного, знаменитого или неизвестного. Благоприятные события, имеющие отношение к императору, провозглашались гражданам как “добрая весть”. Вот как это выглядело: придя в село, римские глашатаи выкрикивали на площади: “Добрая весть! Жена императора родила сына”, или “Добрая весть! Наследник императора достиг совершеннолетия”, или “Добрая весть! Новый император взошел на трон”.

Послание адресовано верующим, живущим в столице Римской империи, поэтому для Павла было особенно важно, чтобы читатели поняли – между Благой вестью, которую он провозглашает и обыденными, пустыми императорскими объявлениями нет никакой связи. Тот факт, что Благая весть исходит от Бога, означает, что ее источник – Бог. Это не хорошие новости людей, это – Благая весть Бога для людей.

Не может не удивлять, почему Бог снизошел до того, чтобы принести Благую весть в мир, который отверг и презрел Его. Никто не заслужил права слышать Благую весть, а тем более спастись через нее.
Уже упоминавшийся нами толкователь и проповедник Дональд Грей Барнхауз рассказывал удивительную легенду о молодом французе, который был нежно любим своей матерью, но в раннем возрасте впал в безнравственность. Он был сильно очарован безнравственной женщиной, которой удалось получить его абсолютную преданность. Когда мать попыталась отвлечь его от порочной и унизительной связи, эта женщина пришла в ярость. Она бранила его, обвиняла в том, что он не любит ее по-настоящему и убеждала его продемонстрировать свою преданность ей, избавившись от матери. Согласно этой истории, молодой человек побежал в расположенный рядом с квартирой женщины дом его матери, убил ее и даже вырезал ее сердце, чтобы предъявить подлой сожительнице доказательство своего злого поступка. Но когда в состоянии безумия он бежал обратно, то споткнулся и упал, и говорят, что кровоточащее сердце закричало: “Тебе не больно, сынок?” Д-р Барнхауз говорил: “Именно так любит Христос”.

Сам Павел был живым доказательством огромной Божьей любви и Его милости. Несмотря на то, что в начале Павел был противником Христа и преследовал Его Церковь, Бог сделал его главным глашатаем этой Церкви. Павел не может представить более важной роли, чем быть избранным Богом для провозглашения Его Благой вести, доброй вести спасения в Христе. Возможно, это – одна из причин того, почему служение Павла было таким плодотворным. Кто лучше него знал, насколько Благая весть действительно добра?

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий