Религиозный гедонизм

 Религиозный гедонизм

“Ибо Слово Божье живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет творения, скрытого от Него, но всё обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчёт.” (Евр.4:12-13)

“Возрождённые не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божьего, живого и пребывающего вовек.” (1Пет.1:23)

Религиозный гедонизм

Не так давно ко мне в кабинет вошел совершенно незнакомый человек и сказал: «Я нуждаюсь в помощи.
Мне неудобно к вам обращаться, потому что я не христианин. Я еврей. Всего лишь несколько недель тому назад я впервые в своей жизни посетил церковь. Но я нуждаюсь в помощи, и поэтому решил обратиться к вам».

Я заверил его, что сделаю всё возможное, чтобы помочь ему. Я попросил его присесть и объяснить, что его беспокоит. Разговор развивался так: «Я разведён, — сказал он, — и сейчас живу с любовницей. Она мне не нравится, но я никак не решусь бросить её и вернуться к своей жене».

«Сам я врач, — продолжал мужчина. — Более того, я делаю аборты. Я зарабатываю себе на жизнь тем, что убиваю нерождённых младенцев. В прошлом году наш доход в этом бизнесе составил девять миллионов долларов. Я делаю не только терапевтические аборты; я делаю аборты по любой причине. А если у женщины нет причины, я нахожу для неё эту причину. Но шесть недель тому назад, в воскресенье утром я попал в вашу церковь на служение, и с того дня я посещаю служения каждую неделю. На прошлой неделе вы говорил проповедь о людях, которых Павел предал сатане.

Если на земле есть кто-то, кто предан во власть сатаны, так это я. Я знаю, что по причине того, чем я занимаюсь, я обречен на вечность в аду. Я абсолютно жалок и несчастен. Я стал посещать психиатра, но это никак не помогает. Я не могу носить в себе вину за всё это. Я уже не знаю, что делать. Вы мне можете помочь?» Я ответил: «Нет, не могу».

Он с удивлением посмотрел на меня. На лице у него было полнейшее отчаяние.

Я подождал немного, а затем сказал: «Я не могу, но я знаю Того, Кто может вам помочь. Это Иисус Христос».

С печалью в голосе он произнес: «Да, но я не знаю, кто Он. Всю жизнь меня учили не верить в Него».
«Вы хотите знать, кто такой Иисус Христос?» — спросил я.

«Да, если Он может мне помочь», — ответил мужчина.

Я взял со стола Библию, открыл её на Евангелие от Иоанна, и сказал: «Вот, что я хочу, чтобы вы сделали.
Я хочу, чтобы вы взяли эту книгу домой и прочитали раздел, который называется «Евангелие от Иоанна».

Продолжайте читать его до тех пор, пока вы не узнаете, кто такой Иисус Христос. Затем позвоните мне».
Позже, на той же неделе я поделился этой историей с пастором другой церкви. Он удивленно спросил: «И это все, что вы ему дали? Только Евангелие от Иоанна?

Почему вы не дали ему каких-нибудь пособий, кассет или вопросов для изучения, а только Библию?» Я сказал: «Не беспокойтесь. Библия подобна льву.

Она не нуждается в защите. Просто откройте дверь и дайте ей дорогу. Если его сердце открыто, Библия может сделать больше, чтобы коснуться его, чем я с грудами любого учебного материала. Что бы я мог дать ему более сильное, чем само Писание?» В следующую пятницу зазвонил телефон. Этот доктор опять хотел встретиться со мной. Мы назначили время. Он пришёл точно к назначенному времени, вошёл в кабинет, сел на диван, положил Библию рядом и сказал: «Я знаю, кто Он».

Я спросил: «На самом деле?» «Да», — ответил он.

«Ну и кто же Он?» — переспросил я.

— Я вам скажу одно: Он не просто человек.

— Действительно? А кто?

— Он есть Бог! — сказал убежденно мужчина.

— Вы, будучи евреем, говорите мне, что Иисус Христос есть Бог? — спросил я. — Откуда вы это знаете?
Он сказал: «Это ясно. Ответ находится прямо здесь, в Евангелии от Иоанна».

«Что же вас так убедило?» — спросил я.

— Посмотрите на слова, которые Он говорил, и на дела, которые Он творил! Никто не мог бы так говорить и творить, если бы не был Богом!

Он в точности повторял слова Апостола Иоанна.

Я с энтузиазмом закивал головой.

Он был возбужден. «Вы знаете, что Он ещё сделал?

Он воскрес из мёртвых! Они похоронили Его, а спустя три дня Он воскрес из мёртвых. Это подтверждает, что Он — Бог, не так ли? Сам Бог пришел в этот мир!» Я спросил его: «А вы знаете, почему Он пришёл?» — Да, Он пришёл, чтобы умереть за мой грех.

— Откуда вы это знаете? — спросил я.

— Мне настолько понравилось Евангелие от Иоанна, что я прочитал ещё и Послание к Римлянам. И как только я очищу свою жизнь, я собираюсь стать христианином.

— Это неправильный подход. Примите Его как Господа и Спасителя сейчас и предоставьте Ему очистить вашу жизнь.

Затем я спросил его: «А какие последствия это решение будет иметь для вашей карьеры?» «Сегодня днём, — сказал он, — я написал заявление об уходе из этой клиники. А после разговора с вами я собираюсь позвонить моей бывшей жене и пригласить её в церковь». И он это сделал.

Как можно сомневаться в силе Священного Писания донести Благую весть такому человеку? Истина в том, что я не смог бы сказать такому человеку ничего, более эффективного, чем Богодухновенная истина Библии, обличившая его в грехе и открывшая его нужду во Христе. Как сказано в Евр. 4:12: «Слово Божье живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные». Слово Божье способно полностью открыть очи неверующего на истину Евангелия, обличить его в грехе и даже провести радикальную хирургическую операцию в его душе.

И всё же сегодня многие считают, что истины Слова Божьего недостаточно, чтобы привести человека к покаянию. Некоторые полагают, что мы должны творить чудеса, знамения и воскрешать мёртвых, чтобы убедить неверующих в истине Священного Писания.

Другие утверждают, что мы должны укрывать Евангелие покрывалом хитрости, делать его приемлемым для разных культур или как-то по-другому приспосабливать его, чтобы угодить жестоким сердцам неверующих. Они предпочли бы пользоваться искусственным семенем, чем сеять живое семя Слова Божьего. Оба взгляда отрицают неотъемлемую силу Божьего Слова и Святого Духа, а также роль Его всемогущества в искуплении человека.

Меня удивляет, что люди считают, будто они должны что-то сделать, чтобы увеличить силу Слова Божьего. Я читал статью об известной христианской певице, которую критиковали за вызывающие манеры в одежде и загорание на пляже в обнаженном виде.

Её пастор, желая защитить поступок женщины, сказал, что она просто пыталась использовать свою сексуальность «благочестивым образом», чтобы донести Евангелие своей культуре. Но нуждается ли Бог в свидетельстве сексуальной певицы там, где Библия не имеет власти? Объяснение этого служителя отражает то, во что сегодня, похоже, верят многие христиане: человек должен иметь подход, чтобы проповедовать Евангелие враждебно настроенному миру. Он должен говорить уклончиво, с обаянием, упрощенно и быть осторожным, чтобы никого не оттолкнуть. И если, не дай Бог, кто-нибудь будет оскорблён или отвергнет возвещение, это означает его неспособность нести свидетельство. Разве это библейский взгляд?

Никак нет. Этот взгляд открыл дверь некоторым странным стратегиям в благовестии. Церковь слепо подражает почти любой причуде этого мира. Тяжелый рок, рисование на стенах, танцы, культуризм, разбивание кирпичей и явные комедии — всё это включается в репертуар евангелизаций. Большинство христианских телепередач состоят из ток-шоу, видео клипов, карнавальных сцен, комедийных номеров, множества музыкальных шоу и других представлений, фактически одинаковых с программами на мирских каналах, только с той разницей, что христианские каналы используют имя Иисуса Христа. Это не что иное, как гедонизм под личиной религии.

Многие предполагают, что без какой-либо хитроумной уловки проповедь Евангелия просто не коснется людей, и если мы не приспособим её к веяниям нашего времени, мы не можем рассчитывать на её эффективность. Печально, но порочная жизнь легкомысленных сторонников Иисуса Христа сделала свидетельство церкви бессильным. Таким образом, современные церкви считают, что они должны планировать и программировать привлечение неверующих, которых нельзя убедить простой истиной, потому что этих же людей оттолкнуло лицемерие порочной жизни членов церкви.

Наследие либерализма

Мнение, что Священное Писание само по себе недостаточно для свидетельства, совсем не ново. Не нова и стратегия, пытающаяся модернизировать весть Евангелия с использованием веяний времени, чтобы сделать её более привлекательной. Ещё в 1928 году печально известный Харри Эмерсон Фосдик много спорил, что разъяснительная проповедь, фактически, неуместна. Он писал: С самого начала проповеди присутствующие на служении должны осознать, что проповедник разбирает что-то крайне важное для них… И если какой-либо проповедник этого не делает, то он совсем не выполняет свои функции, даже если имеет в своём распоряжении и эрудицию, и ораторские способности.

Многие проповедники, например, по привычке обольщаются так называемыми разъяснительными проповедями. Они берут текст из Священного Писания и, исходя из предположения, что люди, находящиеся в церкви в то утро, глубоко озабочены смыслом этого текста, тратят полчаса или больше, давая историческое разъяснение стиха или главы и заканчивая каким-нибудь приложением в виде практического применения для слушающих. Что может быть более обречено на скуку и тщетность? Кто серьёзно предполагает, что хотя бы одного из ста в церкви интересует, что в этих конкретных стихах имели в виду Моисей, Исаия, Павел или Иоанн? Кто идёт в церковь, особо интересуясь этим? И кто, проповедующий аудитории таким образом, считает, что живой интерес людей обращен к значению этих слов, сказанных две тысячи лет тому назад?

Проповедники, которые выбирают тексты из Библии и затем начинают давать их историческую обстановку, логический смысл в контексте, место в богословии автора, прилагая практические замечания, грубо злоупотребляют Библией.

Фосдик, конечно, был известным безбожником, полностью отвергавшим Священное Писание. Его философия заключалась в том, что проповедник, обращаясь к своим слушателям, никогда не должен начинать с Писания. Наоборот, он должен начинать с интересов и чувственных нужд своих слушателей, и затем давать своё обоснование какому-то предполагаемому решению их чувственных проблем. Фосдик считал, что если Священное Писание будет использоваться с иллюстративной целью — прекрасно, но оно никогда не должно быть начальной точкой. Он заявлял: Современный проповедник… должен ясно нарисовать в воображении своих слушателей какую-то реальную нужду, дилемму, грех или желание, и затем проливать на эту проблему весь свет, который он может найти в Писании или где-нибудь ещё. Вне зависимости от того, как некоторые воспринимают Библию, это эффективный подход к проповеди. Библия, как поисковый фонарь, предназначена не столько, чтобы на нее взирать, сколько для того, чтобы проливать свет на затенённое пятно.

Фосдик продолжал: Люди ни в чём не заинтересованы так, как в себе, своих проблемах и их решениях. Это элементарный факт. Никакая, пренебрегающая им проповедь не может расшевелить собрания.

По иронии, такой либеральный, гуманистический подход к проповеди в точности отражает направление, избираемое сегодня многими, кто называет себя евангельскими христианами. Пастор одной большой церкви в своём высказывании повторяет философию Фосдика: «Мы провели много времени, размышляя над тем, чего хотят от воскресного богослужения в церкви необращённые люди, и пришли к выводу, что они, в основном, хотят четыре вещи: анонимности, несложной проповеди, мягкой окружающей обстановки и современного соглашательства с любыми различиями».

Эта церковь усердно старается предложить то, чего, по их словам, ищут необращённые. Поиски путей всепринятия заставили эту и другие, подобные ей, церкви отбросить в сторону фактически всякое традиционное выражение поклонения. Воскресные богослужения превратились в первоклассные музыкально-комедийно-драматические постановки, совершенно исключив Библейское учение и разъяснительную проповедь. Всё делается для того, чтобы удовлетворить запросы необращённых. Не допускается ничего, что бросило бы им вызов или поставило бы их в неудобное положение.

Этот подход оказался настолько успешным в привлечении масс, что сотни, возможно даже тысячи, церквей по всей стране приняли эту философию.

Чтобы привлечь людей, эти церкви обратились к различным рекламным трюкам и увеселительным средствам. Места для простой проповеди Слова Божьего не осталось. Она слишком обличительная и неприукрашенная. Евангелие слишком оскорбительно.

Разъяснение Библии считается неприятным занятием.

Лучше сначала очаровать людей, а затем незаметно предложить им Евангелие. Церкви, купившиеся на эту ведущую в заблуждение философию, считают, что должны обеспечить развлечения и положительные ощущения вместо основательной истины и глубокого переживания поклонения, молитвы и наставления.
Любой пресвитер, следующий этому образцу и перестающий проповедовать Слово Божье, недостоин быть служителем. И любая церковь, стремящаяся развлекать необращенных, поставила себя в оппозицию к Богу. «Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4:4). Церковь должна обличать мир. Весть, которую Бог призвал нас проповедовать, не предназначена обеспечить грешникам комфорт.

Нашим побуждением для вразумления людей должен быть страх Господень (2 Кор. 5:10-11). Сегодня многие проповедники боятся обидеть людей; поэтому проповедуют бессильную, безжизненную весть, которая, фактически, оскорбляет Бога.

Сравните эту тенденцию с проповедью первоапостольской церкви. Павел вразумлял галатийскую церковь, говоря: «У людей ли я ныне ищу благоволения или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10). Он также писал: «Я не стыжусь благовествования Христова» (Рим. 1:16).

Обличение Павлом Феликса и Друзиллы (Деян.24:24-27) ещё больше бросает вызов некоторым основным аксиомам постыдного благовестия настоящего времени. Павел провозглашал им Божью истину, не взирая на их статус, положение, власть или престиж («мы никого не знаем по плоти», 2 Кор. 5:16).

Он не предлагал им слов утешения или успокоения; наоборот, его проповедь так напугала Феликса, что он отослал Павла прочь (ст. 25). С Феликсом и Друзиллою Апостол рассуждал о трёх вопросах: «О правде, о воздержании и о будущем суде» (ст. 25). Они являются центром обличающего служения Духа (Иоан.16:8-11). И они были особенно тревожными вопросами для Феликса и Друзиллы, распущенность которых была печально известна по всей Римской империи. Но это не остановило Павла от смелого обличения этих людей. Необходимо также помнить, что Павел стоял перед Феликсом как заключённый перед судьей. Феликс имел власть отпустить Павла на свободу. Тем не менее, Апостол не пытался хвалить его или льстить ему. Единственной целью Павла было провозглашение истины этому человеку, так нуждавшемуся в искуплении от греха. Павел предпочёл внушить ему страх и мучение, объяснив его нужду в Спасителе, нежели, в угождение ему, оставить его в неведении на пути в ад.

Когда Пётр проповедовал в День Пятидесятницы, его слова сокрушали человеческие сердца (Деян.2:37-41). Он не пытался их уговорить. Он не старался очаровывать их, развлекать или поднимать им настроение. Он не прилагал усилий для возбуждения в них положительной реакции; он просто провозглашал истину. Это единственный подход, который использует Святой Дух. Те, кто пользуется любыми другими приемами, полагаются только на свои усилия.

Искренняя посвящённость поклонению Богу была характеристикой всех аспектов служения в первоапостольской церкви. Первых христиан не беспокоило мнение мира, как это происходит с церковью в настоящее время. Когда верующие собирались в первый день недели, они делали это не для развлечений, и не в угоду своим соседям-язычникам. Вся их программа состояла из учения, общения, преломления хлеба и молитв (Деян. 2:42). Всё вращалось вокруг проповеди Слова (2 Тим. 2:2). Как минимум в одном случае, в церкви в Троаде Апостол Павел излагал Слово Божье до полуночи (Деян. 20:7), а затем до рассвета беседовал с людьми (ст. 11). Сегодня большинство церквей заявило бы протест, если бы проповедник провозглашал Божию истину так долго!

В наше время богослужения во многих церквах больше похожи на карусель с обилием музыки и смеха, но где время строго регламентировано. Создаётся много хороших ощущений, и кажется, что движешься вперёд, но поездка заканчивается там же, где она начинается.

Кажется, нет конца тому, что придумывают некоторые церкви, чтобы развлекать людей. Я знаю церкви, которые стали предлагать музыкальные представления, включающие танцы и мирскую рок-музыку, выставки, фактически ничем не отличающиеся от представлений Лас-Вегаса. Один пастор, когда его спросили, почему он позволил такой спектакль в своей церкви, сказал: «Это привлекает людей». Принятие всего, что действует, — это прагматический подход к служению.

В чём проблема прагматизма?

Заблуждение прагматизма в том, что он рассматривает методы, которые «действуют», как более важные и жизнеспособные, чем библейские. Прагматик в основном озабочен тем, чтобы данный подход был выгодным, и совсем необязательно тем, соответствует ли он Писанию. Он начинает с вопроса: «Чего хотят люди, не являющиеся частью церкви?», и на этом начинает строить свою стратегию, вместо того, чтобы задать вопрос: «Чему учит Библия относительно служения в церкви?» и последовать библейскому образцу.

Современные прагматические тенденции полностью игнорируют библейские приоритеты для церкви. Богослужения в церкви не должны предназначаться для неверующих. По Писанию церковь собирается для поклонения, общения, назидания и взаимного ободрения друг друга (Деян. 20:7-35; 1 Кор. 16:1-2; Евр.
10:24-25). Центром всего совместного поклонения и служения должна быть проповедь Слова Божьего (1 Тим. 6:2; 2 Тим. 4:2). Акцент должен быть на молитвенном, смиренном общении с Богом, а не на развлечениях или проявлении самоснисхождения (1 Кор.11:17-22). Короче говоря, только в действиях, описанных в Деян. 2:42 — «в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» должна пребывать церковь.

Кроме того, нападкам прагматизма подвергается достаточность Слова Божьего при свидетельстве неверующим людям. Но нам не надо рекламировать, маскировать, смягчать Евангелие или делать его как-либо иначе приемлемым для неверующих. Чистое Евангелие есть сила Божья к спасению.

Где в церкви присутствует прагматизм, там всегда есть соответственное уменьшение значения достаточности Христа, Божьего всемогущества, библейского целомудрия, силы молитвы и исполненного Духом служения. Результат этому — сосредоточенное на человеке служение, пытающееся достичь Божественных целей поверхностными программами и человеческой методологией вместо Слова Божьего и силы Духа.

Союзником прагматизма является арминианство — богословие, отрицающее Божье всемогущее избрание и утверждающее способность человека самостоятельно принимать или отвергать Христа.

Этот взгляд ставит благовестника в положение, когда он должен использовать приемы, достаточно искусные, достаточно художественные и убедительные, чтобы повлиять на решение человека. Содержание проповеди, таким образом, подчинено тому, как она излагается.

Я не отрицаю важность сильной, убедительной проповеди и поучения. Сам Павел умел прекрасно излагать мысли (например, см. Деян.18:4;19:26;26:28-29;28:23). Но учение или предположение, что человеческие приемы могут привести человека к Христу, противоречит Писанию (Иоан. 6:37, 44) и фактически отрицает Божью всемогущую благодать. Без Христа и действия Его Духа мы ничего не сможем достичь (Иоан. 15:5; 2 Кор. 10:4).

Те, кто подменяют провозглашение истины развлечениями, находятся в противоречии с Божьим планом для церкви. Хотя они считают, что внешние результаты оправдывают их методы, эти люди приносят больше вреда, чем пользы, независимо от того, как много слушателей они привлекают. Методология, используемая для возбуждения иначе безразличного общества, является плохим заменителем ясной проповеди Писания. Несколько месяцев сильной, направленной, неприукрашенной проповеди о покаянии и святости уменьшат посещаемость в таких церквях, но они покажут, кто подлинно обращён или кого Дух Святой ведёт к обращению.

Как бы то ни было, прагматизм меняет фактически все грани евангельского служения. Там, где проповедь ещё существует, она склонна ставить в центр человека и руководиться рациональным менталитетом, пытающимся примирить человека с человеком, а не с Богом.

Об этом часто не упоминается, но реальная цель такой проповеди — угодить людям, полностью погруженным в себя, свои обиды и свои эмоциональные нужды.

Таким образом, подобная проповедь питается эгоизмом и склоняет к нему слушающих.

Роберт Шуллер почти десятилетие тому назад в общих чертах дал описание манифеста прагматиков: Стремление церкви обратиться к необращённым людям с Богоцентричным подходом приведёт к неудаче в служении. Необращённые, не имеющие живой веры в Бога, люди будут пренебрегать, отвергать или просто игнорировать богослова, проповедника или миссионера с Библией в руках, богословием в голове и на устах, ожидающего, что нерелигиозные личности отбросят свои сомнения и проглотят богословские утверждения как факт. Но я убеждён, что, когда я продемонстрирую подлинную заботу о нуждах необращённых и проявлю искреннюю заботу об их человеческих страданиях, они обратят внимание.

Десятилетиями мы наблюдаем, как церковь в Америке и Западной Европе теряет силу, влияние и людей. Я считаю, что такой упадок стал следствием возвышения нами вопроса Богоцентричности над удовлетворением более глубоких эмоциональных и духовных нужд человечества.

Это явный призыв к церкви провозглашать весть, сосредоточенную на человеке, а не на Боге. Шуллер считает, что основным недостатком современного христианства является «неспособность проповедовать Евангелие так, чтобы удовлетворить самые глубокие нужды всякого человека, его духовный голод славы».

Более неправильно сказать он не мог. Евангелие проповедует славу Божью, а не человеческую. Редко цели прагматизма утверждаются так открыто. И ясно, что такие взгляды прямо противоположны Слову Божьему. Тем не менее, многие, на словах соглашающиеся с истиной Писания, ухватились за мнение, что мы должны каким-то образом переделывать проповедь Библии, чтобы приспособить её к эмоциональным нуждам людей.

Самые элементарные истины нашей веры стали жертвами этого эгоцентричного богословия. Многие современные благовестники уменьшили весть Евангелия к почти что простой формуле, усвоив которую люди могут жить более счастливой и полной жизнью.

Грех теперь определяется тем, как он влияет на человека, а не тем, как он оскорбляет Бога. Спасение часто представляется как средство получения того, что предлагает Христос, не повинуясь тому, что Он повелевает. Акцент сместился со славы Божьей к выгоде для человека. Евангелие претерпевающей веры уступило дорогу религиозному гедонизму. Современное богословие представляет Иисуса, как пропуск к избежанию всех жизненных скорбей и получению удовольствий.

Таким образом, прагматизм оказался под влиянием гуманистического мнения, что человек существует для своего собственного удовольствия. Гуманизм учит, что если люди хотят быть счастливыми, все их душевные нужды и желания должны быть удовлетворены.

Для того чтобы принять этот взгляд, прагматизм придумывает весть Евангелия, которая больше похожа на гарантию осуществления заветных желаний, чем на призыв к покаянию, прощению и примирению с Богом. Многие, называющие себя христианами, вообще оставили Евангелие и вместо этого призывают людей к самоуважению, политическому влиянию, экономическому равенству, безопасности, процветанию, здоровью, богатству и счастью, или к другим подобным своекорыстным стремлениям. Очень редко Евангелие излагается так, чтобы нераскаянные грешники отвергли его.

Вальтер Чантри правильно изложил эту проблему в своей книге «Евангелие сегодня: Истинное или изменённое?». Он пишет: Современные проповеди в большинстве своём анемичны — они обескровлены, так как в них ничего не говорится о природе Бога. Евангелисты сосредотачивают своё внимание на человеке. Человек согрешил и утратил великое благословение. Если человек хочет восполнить эту огромную потерю, он должен сделать то-то и то-то. Но Евангелие Христа говорит о другом. Оно начинает с Бога и Его славы. Оно говорит людям о том, что они оскорбили святого Бога, Который ни в коем случае не может смотреть сквозь пальцы на грех. Оно напоминает грешникам, что их единственная надежда на спасение — в обретении благодати и силы этого Бога. Евангелие Христа призывает людей просить прощения у Святого Господа.

Между содержаниями этих двух Евангелий — огромная разница. Одно из них пытается указать людям путь на небеса, игнорируя Господа Славы. Другое же ищет возвеличить Бога всякой благодати в спасении человека.

Благовестие, ставящее в центр проповеди только обещание удовлетворения нужд, является серьёзным извращением Библейской вести. Ин Муррей в проницательной биографии последних лет жизни Д. Мартина Ллойд-Джонса отмечает: Благовестник должен проявить внимание, чтобы простым призывом к личной выгоде не побудить «решение», которое, никак не являясь спасающим, полностью соответствует состоянию невозрождённого человека. Проповедь Евангелия, пытающаяся удовлетворить нужду человека в счастье и в других благословениях, но неспособная показать, что неправильные взаимоотношения человека с Богом «намного хуже, чем что-либо другое» в его положении, вполне может иметь значительный, хотя и временный успех. Спасение, «воспринимающееся в основном как чтото, удовлетворяющее наши определённые потребности, но не приводящее нас к Богу», не требует реального обличения в грехе для его получения. Мартин Ллойд-Джонс не удивлялся, что такое благовестие могло совершаться словоохотливо и с легкостью, и что его результатом было появление недуховных и беспечных людей в церкви. Настоящий обращённый человек всегда желает избавления как от власти, так и от вины греха.

«Потребительский» менталитет не только исказил Евангелие, но извратил и доктрину освящения. Многие христиане считают, что не могут быть эффективными для Господа, пока не решат всех своих проблем и не достигнут личного удовлетворения. Они рассматривают освящение как процесс, в котором это удовлетворение достигается. Тони Вальтер в своей книге «Необходимость в новой религии» отмечает: Стало модным следовать взгляду некоторых психологов, что наше «я» — это пучок нужд, а личный рост — это прогрессивное удовлетворение этих нужд. Многие христиане живут с такими убеждениями… Одним из доказательств полного успеха этой новой морали является то, что христианская церковь, традиционно стремящаяся к смирению желаний плоти, распятии нужд нашего «я», желая уподобиться Христу, с готовностью приняла формулу удовлетворения своих нужд. Теперь мы слышим, что Иисус удовлетворит всякую нашу нужду, как какой-то Божественный психиатр или чистильщик, как если бы Бог просто должен нам служить.

И доказательства такого мышления можно без особых усилий найти в церквях. Некоторые современные служители прямо признают, что их главная задача — удовлетворение эмоциональных нужд людей.

Но это полностью противоположно учению Священного Писания. Цель освящения — не самоудовлетворение, а уподобление образу Христа (Рим. 8:29). Истинное освящение — это не вопрос оценки самого себя и удовлетворения своих наболевших нужд. Освящение — это вопрос более глубокого познания Христа. Чем больше вы сосредотачиваетесь на себе, тем дальше вы будете отступать от правильного пути. Чем больше вы будете познавать Его и иметь с Ним общение, тем больше Дух Святой будет уподоблять вас Христу. Чем больше вы будете уподобляться Ему, тем лучше вы будете понимать Его полную достаточность для любых жизненных ситуаций. И это единственный путь к реальной удовлетворенности.

Прагматизм также ведёт к безразличию в отношении молитвы, потому что основное побуждение к молитве — это чувство зависимости от Бога (см., например, Иак. 4:14-15). Однако прагматизм создаёт ложное чувство независимости и самодостаточности. Трудно заставить себя молиться, если считаешь, что имеешь человеческие решения для всех проблем и естественные источники для удовлетворения нужд. Проблема заключается в нашем обществе, потому что сегодня многие люди имеют больше материальных благ, чем необходимо, и наше общество создало средства для удовлетворения любых возникающих нужд. Существуют «христианские» программы для желающих лучше внешне выглядеть, улучшить свою физическую форму, поднять самоуважение, получить повышение по службе и так далее. Христиане, желающие иметь всё здесь и сейчас, могут стремиться к хорошей жизни с чувством мести в сердце — и тем не менее быть спокойными.

И поэтому в наши дни многие христиане поглощены сумасшедшей гонкой за мгновенным удовлетворением, одержимы желанием земного благосостояния и прикованы к этому миру. Я помню время, когда всё внимание верующих было сосредоточено на будущей надежде, и люди хотели услышать проповедь о небе, пророчествах или последнем времени. Сегодня эти темы не имеют популярности, потому что наш разум сосредоточен на настоящем, не на будущем.

В отличие от фессалоникийских верующих, жаждавших прихода Христа и славы неба (1 Фес. 1:9-10), многие верующие в наше время устроились в жизни достаточно уютно. Когда христианин умирает, некоторые верующие родственники впадают в отчаяние и депрессию, как если бы он оказался в худшем месте или Бог отнял у нас то, что было так необходимо нам для человеческого общения. Мы, наоборот, должны радоваться уверенности, что близкий человек находится в присутствии Божьем, временно разлученный с нами, но предопределённый к радостному воссоединению в вечной славе.

Будущая слава неба оказалась в тени нынешнего земного блеска, и многие христиане погрузились в уют здоровья, богатства и процветания, с которыми их разделить сможет только смерть или восхищение церкви — но для некоторых даже они будут непрошеным вторжением. Мало людей стремятся в небо.

Возможно, роковая ошибка прагматизма в том, что он неспособен правильно объяснить человеческую порочность. Человек — падшее творение, и его порочность так глубока и всеобъемлюща, что в духовном отношении он ничего не может сделать для себя (Рим.3:10-11). Следовательно, применение человеческих средств для достижения духовных целей обречено на неудачу. Именно поэтому Бог требует, чтобы христиане покорились Его суверенному руководству, научились принципам духовной жизни, открытым в Слове, и использовали обильные духовные источники, ставшие доступными во Христе (Кол. 1:9-15). Эти источники достаточны для осуществления задуманных Богом целей, совершенно независимо от человеческой изобретательности.

«Для всех я сделался всем»

Некоторые усмотрели прагматическую философию в словах Апостола Павла в (1Кор. 9:20-23) – “Для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых. Но всё это делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его.”

Но Павел говорил о своём стремлении любой ценой приобретать для Царства погибших грешников — даже ценой личной жертвы. В 19-м стихе, являющемся вступлением к этому тексту, Апостол говорит: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, чтобы больше приобрести». Он не считал, что мы должны перекраивать проповедь, чтобы удалить соблазн креста (Гал. 5:11). Как не одобрил бы Апостол Павел и нынешние стремления некоторых заменить фундаментальную проповедь музыкой, театральными постановками и другими необличительными, бесполезными развлечениями. В этом же Послании к Коринфянам он писал: «Ибо когда мир своей мудростью не познал Бога в премудрости Божьей, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (1:21).

Это полная противоположность современной тенденции, заменяющей провозглашение Слова Божьего как средства евангелизации мирской мудростью и плотскими забавами.

Павел напоминал коринфянам, каким примером он был для них: «Когда я приходил к вам, братья, приходил возвещать вам свидетельство Божье не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:1-2). Он выражал свою проповедь просто, прямо и ясно, давая возможность Слову Божьему проникнуть в их сердца, вместо того, чтобы пытаться убеждать их ловкостью или изобретательностью.

Павел не хотел, чтобы его стиль проповеди, личное поведение, положение в обществе или любые другие внешние вопросы стали камнем преткновения для людей, которым он свидетельствовал. Он любой ценой избегал ненужных преткновений; то есть «для всех [он] сделался всем» (9:22).

Но одного Павел никогда бы не сделал во избежание преткновения — разбавления или изменения самой вести Евангелия. Кстати, его самыми сильными словами было предание анафеме любого, кто таким образом изменяет Евангелие (Гал.1:8). Он признавал, что сама проповедь о кресте была огромным камнем преткновения для неверующих (Гал.5:11;Рим.9:32-33;1Кор.1:23), но не избегал её смелого провозглашения (Деян. 19:8; Ефес. 6:20). Он открыто осуждал проповедников, услаждающих слух (2 Тим. 4:3-5). Поэтому, очевидно, что он и на мгновение не принял бы предположение, что проповедь Евангелия может приспосабливаться, чтобы удовлетворять эгоистичные или плотские наклонности людей. Как и не стал бы он терпеть тех, кто считает, что они должны преодолеть противление и неверие людей, меняя содержание Евангелия или умалчивая о его более трудных требованиях. Он знал, что такой подход приведет к появлению многих лжеверующих. Это и побудило меня сделать следующий вывод в Толковании Первого Послания к Коринфянам: В итоге, Павел сделался всем для всех, чтобы он мог спасти, по крайней мере, некоторых. Он не шёл на компромисс с Евангелием: он не отступил бы ни на миллиметр и от малейшей истины Евангелия кому-либо в угоду. Но он готов был снизойти к любому, если это хоть как-то помогло бы привести грешника к Христу. Павел никогда не пренебрегал истиной Евангелия, но, благовествуя, он с радостью ограничивал свою свободу. Он не обижал ни иудеев, ни язычников, ни тех, кто с трудом понимал истины Писания.

Если Божье Слово оскорбительно для человека — это проблема самого человека. Если библейское учение, библейские нормы или церковная дисциплина оскорбительны для него — это тоже его проблема. Это значит, что человек не понимает Бога. Но если его оскорбляют или наше поведение, или наши привычки, которые сами по себе вполне приемлемы, то его проблема становится нашей проблемой. Тут уже дело не в законе, а в любви, а любовь всегда требует больше, чем закон. «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два» (Матф. 5:39-41).

Для Апостола Павла смыслом жизни было — жить по Евангелию, проповедовать Евангелие и учить Евангелию. Всё остальное его не заботило. Евангелие было его жизнью. Поэтому он отбрасывал всё то, что могло бы помешать силе и эффективности Благой вести.

«Сила Божья ко спасению»

Павел был уверен, что Слово Божье способно пробудить спасающую веру в сердцах самых твердых неверующих. Он писал: «Я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божья ко спасению всякому верующему» (Рим. 1:16). К сожалению, в последние годы многие христиане отошли от этой уверенности.

Иисус засвидетельствовал о совершенной достаточности Писания в Лук. 16:19-31. Здесь Он рассказывает историю о богатом человеке и нищем по имени Лазарь. Оба умерли. В загробной жизни богач оказался в аду. Он хотел, чтобы Лазарь, попавший в небо, вернулся и предупредил его братьев о мучениях в вечности без Бога. Он совершил ту же ошибку, которую совершают сегодня многие люди: он посчитал, что что-либо необычное убедит неверующих поверить к спасению. Но если люди отвергают Слово Божье, то они отвергнут и чудо. Авраам сказал богачу: «У них есть Моисей и пророки; пусть слушают их» (ст.29).

Богач, уверенный, что его братьям нужно что-то большее, чем просто Писание, умолял: «Нет, отец Авраам, но если кто из мёртвых придёт к ним, покаются!» (ст.30). Ответ Авраама навсегда утверждаёт полную достаточность Писания для любой евангелизации: «Тогда Авраам сказал ему: „Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят“» (ст. 31).

Сам Иисус сказал: «Слушающий слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешёл от смерти в жизнь» (Иоан. 5:24). Сущность Евангелия заключается в слышании Слова Христа и вере в Бога.

В притче о сеятеле (Лук. 8:5-15) Иисус сравнил Слово Божье с семенем, которое, будучи посеянным на доброй почве (в восприимчивом сердце), приносит новую жизнь и много духовных плодов.

Иисус также сказал: «Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить. И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец» (Иоан. 12:49-50). Он знал спасающую силу Божьего Слова; поэтому Он говорил только то, что передал Ему Отец.

Апостол Иоанн писал: «Это же написано, чтобы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Иоан. 20:31). Вера в Слово Божье приводит к вечной жизни.

В Рим. 10:17 Павел сказал: «Вера — от слышания, а слышание — от слова Божьего». Вера приходит от слышания вести о Христе. Вот почему мы должны верно провозглашать Евангелие неверующим. В 13-15 стихах он говорит: «Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся. Но как призывать Того, в Кого не уверовали? Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы?» Грешники нуждаются в Слове Божьем, которое есть источник спасения.

В другом месте, чтобы проиллюстрировать спасающее и очищающее действие Слова, Павел использовал пример брачной жизни: «Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё, чтобы освятить её, очистив баней водной посредством слова» (Ефес. 5:25-26).

Иаков говорит нам, что Отец «родил… нас словом истины» (Иак. 1:18). В этом контексте «родил… нас» означает «приобрёл», «избавил» или «спас». Бог спас нас Словом истины.

1 Пет. 1:23-25 говорит: “[Вы] — возрождённые не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божьего, живого и пребывающего вовек. Ибо всякая плоть — как трава, и всякая слава человеческая — как цвет на траве, засохла трава, и цвет её опал. Но слово Господа пребывает вовек. А это есть то слово, которое вам проповедано.”

Апостол Пётр подтвердил то, что Иисус учил в притче о сеятеле: Слово Божье есть семя, приносящее спасение. Так как Писание говорит о спасении, то эффективность евангелизации зависит от верного изложения Слова Божьего. Бог Сам приготовит почву и произведёт плод. Мы же должны быть верными в сеянии семени.

Лидия является хорошим примером того, как это действует: «И одна женщина из города Фиатиры по имени Лидия, торговавшая багряницей, чтущая Бога, слушала; и Господь открыл сердце её внимать тому, что говорил Павел» (Деян. 16:14). Апостол Павел проповедовал Христа, и Бог открыл её сердце к принятию слов Павла.

Из чего состоит ваша духовная диета?

Злоупотребления во всех областях жизни стали бичом для нашего общества. К сожалению, это относится и к церкви. Многие христиане настолько напичканы духовными суррогатами, что потеряли аппетит к здравому Библейскому учению. В другую крайность впадают те, кто усиленно питается Словом, но в жизни его не применяет. Такие люди страдают от хронической духовной летаргии и бессилия.

А как дела обстоят лично у вас? Являетесь ли вы человеком Слова? Несмотря на то, как высоко вы поднялись в своём духовном росте, Писание всегда достаточно, чтобы снарядить вас на всякое доброе дело (2 Тим. 3:17). Если вы ещё не утвердились в здравом учении, вам Слово необходимо для научения и духовного роста. Если вы допускаете грех в своей жизни, вы нуждаетесь в обличительном и исправительном влиянии Слова.

Если вы ещё неверующий, вы нуждаетесь в Слове для получения спасения. Поступайте так, как мой друг-доктор: читайте Новый Завет, пока вы не узнаете, кто есть Иисус, и что есть спасение (и как вы догадываетесь, я бы предложил начать с Евангелия от Иоанна).

Исповедуйте свой грех, и просите Бога простить вас и очистить ваше сердце. С этого всё начинается. Тогда вы получите все духовные источники, необходимые для благочестивой жизни.

И пусть ваш аппетит к здравому учению и святой жизни не ослабевает, чтобы вы поняли и поверили в неистощимую достаточность совершенного Слова нашего Господа.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий