Власть Христа над смертью

“Когда Он говорил им это, подошёл к Нему некий начальник и, кланяясь Ему, говорил: «Дочь моя теперь умирает; но приди, возложи на неё руку Твою, и она будет жива». И встав, Иисус пошёл за ним, и ученики Его. И вот женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением, подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его, ибо она говорила сама в себе: «Если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею». Иисус же, обернувшись и увидев её, сказал: «Дерзай, дочь! Вера твоя спасла тебя». Женщина с того часа стала здорова. И когда пришёл Иисус в дом начальника и увидел свирельщиков и народ в смятении, сказал им: «Выйдите вон, ибо не умерла девица, но спит». И смеялись над Ним. Когда же народ был выслан, Он, войдя, взял её за руку, и девица встала. И разнёсся слух об этом по всей земле той” (Мф.9:18-26)

Наверное, ни один человек современности не казался в глазах мировой общественности исполненным большего мира с собой и другими, чем Махатма Ганди. Он был воплощением душевного покоя, человеком, который обладал совершенной внутренней гармонией. За пятнадцать лет до своей смерти он писал: «Я должен сказать вам со всей скромностью, что индуизм, каким я его знаю, полностью удовлетворяет мою душу borderlands 2. Он наполняет всё моё существо, и в Бхагавадгите и Упанишадах я нахожу успокоение, которого нет даже в Нагорной проповеди». Но перед своей смертью он писал: «Мои дни сочтены. Вероятно, я проживу очень недолго, возможно год или немногим больше. Впервые за пятьдесят лет я нахожусь в полном отчаянии». Даже умиротворённый Ганди вынужден был осознать реальность смерти и неспособность его рукотворной религии ответить на жизненно важные вопросы или утешить перед лицом смерти.

Один турецкий часовщик решил построить для себя специальную могилу, в верхней части которой было бы окошко 20×20 см, в которую был бы проведён электрический свет и кнопка для включения наружного сигнала тревоги. В случае если бы его случайно похоронили живым, придя в себя, он смог бы нажать кнопку, чтобы позвать на помощь. Он проинструктировал своих друзей, чтобы они оставили свет гореть семь дней после его смерти и выключили только тогда, когда будут уверены, что он действительно умер.

Кладбища сопровождали человека на протяжении всей истории, они являются постоянным напоминанием его тленности. И по мере того как растёт население земли, в некоторых регионах остаётся крайне мало места для могил, и теперь всё чаще людей кремируют. Мы живём в умирающем мире, где неизбежность смерти маячит перед нами. Мы представляем собой тленных людей, обитающих в тленном мире с его трагедиями, скорбью, болью и смертью. Со времён грехопадения земля находится под проклятием. В итоге жизнь на планете неуклонно, по спирали, приходит в упадок, обрекая её обитателей на несчастья, слёзы, болезни и могилу.

Многие из нас могут привести немало примеров из жизни знакомых, которые перенесли серьёзную болезнь, пострадали от серьёзной аварии, потери близкого человека, распада семьи или других трагедий. Дети теряют мать, родители теряют ребёнка или видят, как он слабеет день ото дня от смертельной болезни. Многие люди страдают от постоянной боли, от которой не могут избавить даже самые сильные и эффективные лекарства. Другие стоят перед необходимостью долгие месяцы и годы заниматься восстановлением своего здоровья, стремясь приспособиться к новым условиям жизни, не имея конечностей, зрения, слуха или двигательных функций.

Когда Мария вышла встретить Иисуса вблизи Вифании после смерти Лазаря, Иисус, увидев «её плачущую и пришедших с ней иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и взволновался». Иисус Сам прослезился и, «скорбя внутренне, приходит ко гробу» (Иоан. 11:33-38). Господь был не только глубоко тронут горем Марии, Марфы и её друзей, но и в бесконечности Своего разума мог мысленно обозреть все эпохи человеческой истории и почувствовать ту неизмеримую боль, которую принёс человеку грех. В Своём сострадании, которое нам трудно себе представить, Иисус глубоко скорбел, потому что ясно и в полном объёме видел всю пагубность и силу греха.

Грех не был частью Божьего плана для человека. Всё в мире было сотворено для блага и благословения человека, но грех извратил благо и благословение и принёс проклятие. В определённое Богом время грех прекратит своё пагубное действие и будет навсегда уничтожен. «Вот, скиния Бога с людьми, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр. 21:3-4). Ветхозаветные пророки предсказывали, что Мессия будет иметь власть восстановить жизнь во всей её полноте (Ис. 30:26; 35:5-6; 53:5; Мал. 4:2 и др.), и когда Иисус пришёл в мир, Он продемонстрировал эту власть. Хотя окончательно эти пророчества исполнятся только в будущем, Иисус полностью доказал Свою способность исполнить их, неся служение в Палестине, — откуда Он, фактически, изгнал болезни, где превратил воду в вино, умножал хлебы и рыбу, укротил бурю, изгонял бесов, прощал грехи и воскрешал мёртвых. Он позволил заглянуть в великое и славное будущее Царство, в котором больше не будет нужды в исцелении или пище, укрощении бурь или воскрешении мёртвых. Когда Иоанн Креститель, ожидая смерти в темнице Ирода, послал своих учеников спросить Иисуса, действительно ли Он — Мессия, Иисус ответил им: «Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мёртвые воскресают» (Матф. 11:4-5).

Чудеса Иисуса были подтверждением Его божественной власти, которую Он однажды явит, чтобы удалить проклятие и восстановить праведность, гармонию и мир во всём Своём творении. Люди уже приводили «многих бесноватых, и Он изгнал духов словом и исцелил всех больных, да сбудется речённое через пророка Исаию, который говорит: „Он взял на Себя наши немощи и понёс болезни“» (Матф. 8:16-17; ср. Ис. 53:4). «Ибо, как Отец воскрешает мёртвых и оживляет, — говорил Иисус, — так и Сын оживляет, кого хочет» (Иоан. 5:21).

Хотя Иисус имел великое сострадание к страдающим и угнетённым, которые приходили к Нему (Марк. 1:41; Матф. 9:36; 14:14), Он исцелял, очищал и воскрешал людей из мёртвых не просто ради них самих. Иисус совершал эти чудеса, чтобы продемонстрировать Свою божественность и доказать, что Он — Мессия, предсказанный ветхозаветными пророками (см. Матф. 8:16-17; 9:35; 11:5).

В 9:18-26 Матфей рассказывает о первом чуде из третьей группы, состоящей из трёх чудес (см. 8:1-22 и 8:23–9:17), — о чуде, которое, по сути, было двойным чудом, то есть чудом в чуде. Иисус воскресил маленькую девочку и в это же время восстановил здоровье женщины, которую считали почти что мёртвой. Он показал, что может вернуть жизнь всему телу и восстановить его целостность.

Канадский учёный Г. Б. Харди однажды сказал: «Когда я рассматриваю религию, я говорю: у меня есть два вопроса. Первый: победил ли кто-либо когда-либо смерть? И второй: если это ему удалось, то сделал ли он это возможным и для меня? Я проверил гробницу Будды, она была занята; я проверил гробницу Конфуция, и она была занята; я проверил гробницу Магомета, и она тоже была занята; я пришёл к гробнице Иисуса, но она была пуста. Тогда я сказал: есть Тот, Кто победил смерть. И я задал второй вопрос: сделал ли Он и для меня возможной победу над смертью? Я открыл Библию и нашёл Его слова: „Ибо Я живу, и вы будете жить“».Это величайший, состоящий из двух частей вопрос, с которым сталкивается всё человечество. Победил ли кто-либо смерть? И если победил, то обеспечил ли он для других победу над смертью? Именно об этом вопросе идёт речь в данном отрывке.

В тексте мы находим не только чудо в чуде, но и прекрасную картину реакции Иисуса на нужды людей. Мы видим двойное описание Его силы и чувствительности, Его власти и кротости, Его полновластия и открытости, Его величия и милосердия. Мы видим, в частности, что Иисус был доступным, осязаемым и беспристрастным, и в то же время могущественным. Из двух главных участников этих событий, не считая Иисуса, один был влиятельным начальником, а другая — изгнанницей. Один был богатым, другая — бедной. Но их объединяли великая нужда и великий Помощник.

Доступность Иисуса 

“Когда Он говорил им это, подошёл к Нему некий начальник и, кланяясь Ему, говорил: «Дочь моя теперь умирает; но приди, возложи на неё руку Твою, и она будет жива»” (Мф.9:18)

Слова «когда Он говорил им это» относятся к разговору, который Иисус вёл с критически настроенными фарисеями и смущёнными учениками Иоанна Крестителя (ст. 11-17) и в котором Он ясно дал понять, что пришёл спасти только тех, кто признаёт и исповедует свои грехи и понимает, что пути его прежней жизни по плоти и новая жизнь по духу совершенно несовместимы.

Марк (5:22) и Лука (8:41) поясняют, что человека, который подошёл к Иисусу, звали Иаир и что он был не просто начальник (архон), но главный начальник, или старейшина, синагоги, архисунагогос (древнеевр. рош хакенесет). Следовательно, он был самым большим религиозным начальником в Капернауме и отвечал за управление синагогой и за её работу. Он руководил поклонением и надзирал за работой других старейшин, включавшей в себя обучение, разрешение споров и другие обязанности руководства.

Будучи высокопоставленным членом иудейской религиозной элиты в Капернауме, в которую входили также книжники и фарисеи, Иаир мог и сам быть фарисеем. Как ясно видно из предыдущих глав Евангелия от Матфея и из других Евангелий, религиозная элита в общем уже оказывала сильное сопротивление Иисусу даже на относительно ранней стадии Его служения.

Иаир наверняка знал об этом противостоянии и, придя к Иисусу за помощью, понимал, что столкнётся с критикой и давлением со стороны представителей своего круга.

Однако он не пришёл к Иисусу, как Никодим, ночью, чтобы остаться незамеченным, и не скрывал свой истинный мотив и нужду с помощью запутанных и замаскированных религиозных вопросов. Что он думал в этот момент о мессианстве Иисуса, мы не знаем, но он говорил, кланяясь Ему. И это было проявлением великого почтения и благоговения. Греческий термин, который стоит за словом «кланяясь» (проскунео), чаще всего означает поклонение (см. Матф. 4:10; Иоан. 4:21-24; 1 Кор. 14:25; Откр. 4:10 и др.). Это действие предполагало, что человек падал ниц перед почитаемой личностью и целовал ему ноги, края одежды или землю перед ним.

Такие проявления благоговения, конечно, не всегда были искренними.

Слово проскунео применяется также по отношению к матери Иакова и Иоанна, которая «приступила к Нему… с сыновьями своими, кланяясь» (Матф.20:20). Её мнимый акт поклонения был полностью внешним и своекорыстным. Она желала не почёта и славы Иисуса, а Его разрешения, «чтобы эти два сына [её] сели у [Него] один по правую сторону, а другой по левую в Царстве» Его (ст. 21).

Напротив, всё, что делал Иаир, показывало его смирение и искренность.

Подобно матери Иакова и Иоанна, он просил за своего ребёнка, но это была самоотверженная просьба, которая сама по себе прославляла силу, сострадание и благодать Иисуса, потому что Иаир просил о том, что было невозможно для человека. Что бы он ни думал о реакции таких, как он, религиозных вождей, он знал, что Иисус был единственным источником помощи для его дочери, которая только что умерла. Когда он пришёл к Господу в страдании и полном отчаянии, для него ничто не имело значения.

Из более подробных повествований у Марка и Луки мы узнаём, что, когда Иаир пришёл к Иисусу, его дочь ещё не умерла, но была «при смерти» (Марк. 5:23; ср. Лук. 8:42). Вскоре после этого ему принесли весть из дома, что она умерла, и посоветовали, чтобы он не «утруждал Учителя» (Марк.5:35). Матфей начинает свой рассказ с этого места.

Дочери Иаира было двенадцать лет, и, согласно еврейской традиции, это был первый год, когда она считалась женщиной. Еврейского мальчика на следующий день после празднования тринадцатилетия уже считали мужчиной, а еврейскую девочку в первый день после празднования двенадцатилетия считали женщиной. Дочь Иаира только что превратилась в женственный цветок, но для отца она всё ещё была маленькой девочкой, чья жизнь была для него дороже собственной. Солнечное сияние её детства превратилось в смертную тень.

Еврейская элита не имела возможности помочь отцу в этой трагедии.

Иаир знал, что его единственная надежда была в Человеке, Которого религиозная элита презирала и поднимала на смех. Очевидно, Бог уже трудился в сердце этого отца, потому что его просьба — свидетельство абсолютной убеждённости в том, что Иисус мог исполнить его просьбу: «Приди, возложи на неё руку Твою, и она будет жива». Его вера была без оговорок и тени сомнений. Он попрал свою гордость и страх. Ему было всё равно, что о нём подумают соседи, семья и даже религиозные начальники. Ничто не могло остановить его просить помощи у Иисуса.

Итак, первой причиной, приведшей Иаира к Иисусу, была крайняя нужда. Часто именно большая беда приводит человека к Христу. Человек, который ни в чём не нуждается в жизни, не стремится к Богу. Поэтому первый шаг в благовестии — убедить людей в том, что они нуждаются в спасении и, следовательно, во Христе как единственном средстве его достижения. Как отмечалось в предыдущей главе, человек, который не видит своего греха и своего погибшего состояния, не видит также и нужды в спасении. Таким же образом, человек, который осознаёт свою нужду, но думает, что её можно восполнить человеческими средствами, не видит причин для обращения за помощью к сверхъестественному Господу.

Иаир убедился, что человеческими средствами жизнь его дочери спасти невозможно, и он также убедился в силе Христа сделать это. Возможно, пока дочь не была при смерти, он колебался, просить ему помощи у Иисуса или нет. Но теперь у него была только одна надежда. Его мотивы прийти к Иисусу не были бескорыстными, его толкала на это безысходность и беспокойство за жизнь дочери. Он пришёл не для того, чтобы поклониться Иисусу, а чтобы вернуть жизнь своей дочери и облегчить свою боль и страдания.

Но он верил, что Иисус поможет, и Иисус оказался для него доступным.

И вера — это второе, что привело Иаира к Иисусу. Он верил, что Иисус силен сделать то, о чём он просил Его. Такая вера особенно удивительна в свете того, что Иисус ещё не совершил ни одного чуда воскресения. Он исцелял от многих угрожающих жизни болезней, но никому ещё не возвращал жизнь после смерти. Однако Иаир без колебаний и оговорок попросил Иисуса сделать именно это — воскресить его дочь из мёртвых: «Приди, возложи на неё руку Твою, и она будет жива».

Иисус восхищался верой сотника, который был убеждён, что Иисус мог исцелить его слугу, сказав лишь слово. «Истинно говорю вам, — сказал Иисус, — и в Израиле не нашёл Я такой веры» (Матф. 8:9-10). Но Иаир верил, что достаточно лишь прикосновения руки Иисуса, чтобы воскресить его дочь из мёртвых. Его вера превосходила веру Марфы, которая знала, что Иисус мог уберечь её брата от смерти, но как только брат умер, она потеряла всякую надежду (Иоан. 11:21). Даже когда Иисус произнёс: «Воскреснет брат твой», она подумала, что обещание могло исполниться только «в воскресение, в последний день» (ст. 23-24). Трудно представить, что Иаир, имея такую огромную веру в силу Иисуса возвращать к жизни, не верил в способность Иисуса простить его грехи и воскресить его к духовной жизни, как Он мог воскресить его дочь к жизни физической.

Иисус не был религиозным гуру, окружённым слугами, готовыми исполнять каждое Его приказание. Не был Он и монахом, который удалился от жизни и деятельности обычных людей. Не устанавливал Он и иерархии из посредников, через которых должны были пройти люди, прежде чем увидят Его, если вообще увидят.

Несмотря на то что Иисус был Сыном Бога, Он «[стал] плотью и [обитал] с нами» (Иоан. 1:14) как Человек среди людей. Он ходил по улицам городов и посещал даже самые маленькие сёла. Он говорил с великими среди людей и униженными, богатыми и бедными, со здоровыми и больными, со знатными и отверженными. Он говорил с образованными и преуспевающими и с необразованными и терпящими лишения. Он говорил с молодыми и старыми, мужчинами и женщинами, евреями и язычниками.

Почти везде, где Иисус ходил, Его окружала толпа, потому что люди не оставляли Его одного. В этой толпе было три типа людей — критически настроенные и возмущённые религиозные вожди, особенно самодовольные книжники и фарисеи; любопытные и неприсоединившиеся наблюдатели, которые видели в Иисусе только сильную, авторитетную, удивительную противоположность этим религиозным вождям; и виновные, страдающие, находящиеся в отчаянии люди, которые приходили к Иисусу, чтобы Он избавил их от греха, болезней и бед. Эти люди задавали Иисусу самые сокровенные вопросы, изливали самые большие нужды, и Он внимательно выслушивал их и действовал в их интересах. Творец вселенной, Властелин мира, Царь царей и Господь господствующих не был слишком занят, чтобы снизойти и в милосердии послужить Своему творению.

Готовность Иисуса

“И встав, Иисус пошёл за ним, и ученики Его” (Мф.9:19)

Иисус ответил Иаиру тем, что проявил такую же готовность, как и доступность. Он вполне мог воскресить девушку из мёртвых, никуда не идя, но, проявляя жертвенную любовь и сострадание, Он, встав, пошёл за скорбящим отцом туда, где его дочь лежала уже мёртвой. Иисус прервал Свой путь и отклонился от маршрута, чтобы послужить другим во имя Своего Отца. Нет сомнений в том, что там, где находился Иисус, было много других больных и страдающих людей, но именно эта нужда требовала того, чтобы Он пошёл с Иаиром.

Нечто похожее произошло с Филиппом, когда во время его плодотворного служения в Самарии Господь послал к нему ангела сказать: «Встань и иди на юг, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу» (Деян. 8:26). Прибыв туда, Филипп встретил эфиоплянина, евнуха, вельможу Кандакии, царицы эфиопской, хранителя всех сокровищ её, приезжавшего в Иерусалим для поклонения (ст. 27). По велению Духа Святого Филипп подошёл к этому человеку и, обнаружив его страстное желание узнать о Боге, привёл эфиоплянина к вере в Иисуса Христа (ст. 35-37). Как только новообращённый был крещён, «Филиппа восхитил ангел Господень, и… Филипп оказался в Азоте», за много километров от того места (ст. 39-40).
Бог чуток не только к нуждам толпы, но и к зову отдельного человека. Он часто ведёт Своих служителей, как вёл Своего Сына, к тому, чтобы временно оставить, казалось бы, большее служение и сосредоточиться на одном человеке. Господь обещает: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан.6:37).

Вместе с «множеством народа» (Марк. 5:24) к Иисусу на этом коротком пути к дому Иаира присоединились и Его ученики.

Беспристрастность Иисуса

“И вот женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением, подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его, ибо она говорила сама в себе: «Если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею». Иисус же, обернувшись и увидев её, сказал: «Дерзай, дочь! Вера твоя спасла тебя». Женщина с того часа стала здорова” (Мф.9:20-22)

Толпы народа, следовавшие за Иисусом и учениками, «теснили Его» (Марк. 5:24б), и в толпе была женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением. Когда Иисус в окружении большого количества нуждающихся шёл послужить одной отчаявшейся душе, Его внимание привлекла ещё одна личность — та, которую менее чуткий человек никогда бы не заметил. И опять задержка в пути предоставила благоприятную возможность.

Как и Иаир, эта женщина знала, что только Иисус мог помочь ей. И тогда как дочь Иаира двенадцать лет жила счастливо в своей семье, эта женщина двенадцать лет страдала, будучи изгнанной из своей семьи. Девочка двенадцать лет жила в радости и счастье, а женщина двенадцать лет прожила в горе и слезах.
Согласно ветхозаветному закону, из-за кровотечения, вызванного, возможно, опухолью или каким-либо другим заболеванием матки, женщина официально считалась нечистой. Так как кровотечение было постоянным, женщина не могла даже временно очиститься и, следовательно, была постоянно нечистой. Марк, не защищая медицину, сообщает нам, что она «много потерпела от многих врачей, истратила всё, что было у неё, и не получила никакой пользы, но пришла ещё в худшее состояние» (Марк. 5:26). Врач Лука, видимо озабоченный репутацией своей профессии, говорит, что этот случай был неизлечим, поэтому она никем «не могла быть вылечена» (Лук.8:43).

Только от проказы позор и унижение были хуже, чем от такого кровотечения. Подобный недуг не был чем-то необычным, и еврейский Талмуд предписывал одиннадцать различных видов лечения от него. Среди средств от болезни, большинство из которых были суевериями, было, например, такое: носить с собой пепел страусового яйца, летом — в льняном мешочке, а зимой — в хлопчатобумажном. Другое средство лечения предписывало иметь при себе ячменное зёрнышко, найденное в навозе белой ослицы.
В Моисеевом законе отмечалось, что «если у женщины течёт кровь многие дни не во время очищения её, или если она имеет истечение долее обыкновенного очищения её, то во всё время истечения нечистоты её… она нечиста. Всякая постель, на которой она ляжет во всё время истечения своего, будет нечиста, подобно как постель в продолжение очищения её; и всякая вещь, на которую она сядет, будет нечиста, как нечисто это во время очищения её. И всякий, кто прикоснётся к ним, будет нечист, и должен вымыть одежды свои и омыться водой, и нечист будет до вечера» (Лев. 15:25-27).После семи дней без кровотечения женщина считалась официально чистой и могла приносить предписанные жертвы (ст. 28-29).

Но у женщины, которая подошла к Иисусу в Капернауме, кровотечение не прекращалось двенадцать лет, и поэтому она постоянно была церемониально нечистой. Это было причиной того, что её не пускали в синагогу и храм, потому что она осквернила бы всех и всё, к кому или к чему прикоснулась бы, и эти люди не смогли бы участвовать в поклонении. Даже общаться со своей собственной семьёй, включая своего мужа, если она была замужем, она должна была на расстоянии. Вдобавок к её социальной и религиозной изоляции она была без гроша, так как потратила все свои сбережения на безрезультатное лечение и, возможно, на нескольких шарлатанов.

Согласно требованиям Библии, еврейские мужчины должны были делать «себе кисти на краях одежд своих… и в кисти, которые на краях, [вставлять] нити из голубой шерсти» (Числ. 15:38; ср. Втор. 22:12). Нити кистей и шнуров были сотканы в узор, который символизировал верность и преданность Слову Божьему и святость перед Господом. Куда бы ни шёл еврей, эти кисти напоминали ему и свидетельствовали миру, что он принадлежит народу Божьему. Будучи последовательными в своём лицемерии и притязаниях, фарисеи «увеличивали кисти» для того, чтобы привлечь внимание к своей религиозной набожности (Матф. 23:5; Новый перевод с греч. подлинника).

Гораздо позже преследуемые евреи в Европе носили кисти на нижнем белье по прямо противоположной причине — чтобы избежать установления личности и возможного ареста. Ортодоксальные евреи по сей день пришивают что-то наподобие кистей на молитвенные платки.

Видимо, за такую кисть ухватилась женщина, страдавшая кровотечением. Не имея к кому обратиться, она подошла сзади к Иисусу и прикоснулась к краю одежды Его. Фраза «она говорила сама в себе» более точно переводится как «она всё время говорила себе», то есть повторяла. Женщина снова и снова говорила себе: «Если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею». Её единственной мыслью было подойти к Иисусу так близко, чтобы прикоснуться к Его одежде.

Когда благочестивый Джеймс Симпсон лежал при смерти, его друг сказал ему: «Джеймс, скоро ты сможешь отдохнуть на груди у Иисуса». Со свойственным ему смирением Симпсон ответил: «Не знаю, смогу ли я это сделать, но думаю, я смогу прикоснуться к Его одежде».

Стыдясь и смущаясь, женщина, следовавшая за Иисусом в толпе, хотела остаться незамеченной. Она хотела только прикоснуться к одежде Его, будучи уверенной в том, что даже этого косвенного контакта с Ним будет достаточно. Её уверенность была не напрасной. Прикоснувшись, она мгновенно очистилась от осквернения.

Иисус же, обернувшись и увидев её, сказал: «Дерзай, дочь! Вера твоя спасла тебя». Лука говорит, что она исцелилась ещё до того, как Иисус заговорил. Как только она прикоснулась к Его одежде, «тотчас иссяк у неё источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни» (Марк. 5:29).Она исцелилась раньше, чем Иисус увидел её (ср. Лук. 8:46). Он узнал о чудесном происшествии только тогда, когда осознал, что из Него вышла сила (Лук. 8:46). Его слова «вера твоя спасла тебя» просто подтвердили то, что уже произошло. Иисуса не волновало, что её прикосновение к Его одежде сделало Его формально нечистым в глазах евреев. Он был доступен даже для неприкасаемых.

На протяжении земного служения Иисуса тысячи людей имели контакт с Ним, сотни людей разговаривали с Ним и прикасались к Нему; но многих из них это не коснулось. На протяжении истории Церкви множество других людей — таких, как Махатма Ганди, о котором упоминалось выше, — также близко соприкоснулись с Иисусом; но многих из них так ничто и не коснулось. Иисус знает разницу между теми, кто подходит к Нему просто из религиозного любопытства или в поисках приключений, и теми, кто приходит в отчаянии и с искренней верой.

Ожидания этой женщины кажутся почти суеверием, потому что она, видимо, считала, что даже одежда этого Чудотворца обладает какой-то силой.

Однако Иисус говорил с ней нежно, тепло, как с близким человеком: «Дерзай, дочь!» Что бы ни было у неё на уме, её вера была искренней и приемлемой для Господа. Её веры было достаточно, чтобы спасти её.

Йаомай — обычное греч. слово, означающее физическое исцеление. Это слово использовал Марк, когда объяснял, что женщина была «исцелена от болезни» (Марк. 5:29, ср. ст. 34). Лука, говоря, что она «не могла быть вылечена», использует другое слово, означающее исцеление, — терапеуо (Лук.8:43), от которого происходит слово «терапевтический». Но трижды в Матф.9:21-22, а также в параллельных местах в Марк. 5:34 и Лук. 8:48 используется слово созо — обычный новозаветный термин, означающий спасение от греха.

Когда слепой и нищий Вартимей попросил Иисуса восстановить его зрение, Иисус ответил: «Иди, вера твоя спасла тебя» (Марк. 10:52). Здесь слово созо («спасла») также применяется по отношению к вере исцелённого человека. Вартимей неоднократно называл Иисуса обычным мессианским титулом «Сын Давидов» (ст. 47-48). Поэтому вполне вероятно, что его исцеление, как и исцеление женщины с кровотечением, наряду с физическим исцелением включало в себя духовное спасение.

После того как Иисус простил грехи блудницы, которая омыла Ему ноги слезами и вытерла их волосами, Он обратился к ней с точно такими же словами (ге пистис соу сесокен се), какие Он говорил Вартимею и женщине, страдавшей кровотечением. В Лук. 7:50 эта фраза переведена как «вера твоя спасла тебя», ясно указывая на то, что восстановление было исключительно духовным (потому что физического исцеления там не было) и что оно произошло в результате прощения грехов, основанного на вере в Господа (ст.48).

Описывая историю с десятью прокажёнными, которые умоляли Иисуса исцелить их, Лука сообщает, что все десять «очистились» (от слова катаризо; Лук. 17:14), но только одному из них, который прославил Бога и вернулся, чтобы поблагодарить Иисуса, Он сказал: «Вера твоя спасла тебя» (ге пистис соу сесокен се; ст. 19). Десять человек очистились, но только один был спасён.

К сожалению, в переводе не всегда видно, что понятия «выздороветь» и «быть спасённым» происходят от одного и того же греческого глагола (созо).

А ведь в каждом случае Господь Сам конкретно указывает, что это произошло в результате веры человека. Такой факт даёт возможность предположить, что каждый из этих случаев включал в себя искупление.

В Евангелиях говорится о многих людях, которые были исцелены, совершенно не имея веры. Иисус совершал чудеса исцеления по Своей суверенной воле, часто в ответ на веру, однако вера не была условием совершения чудес.

Слуга сотника был исцелён, не соприкоснувшись с Иисусом и, возможно, даже не надеясь, что может быть исцелён. Мёртвая дочь Иаира тоже не могла верить. Но ни один человек никогда не был спасён без веры, и поэтому есть основание считать, что женщина, которая прикоснулась к одежде Иисуса в тот день, верила, что Он может исцелить её и физически, и духовно.

К Христу людей приводили две причины: серьёзная нужда и искренняя вера, а женщина, страдавшая кровотечением, имела и то, и другое.

То, что Иисус служил в одинаковой мере и отверженной женщине, и главному старейшине синагоги, несомненно, показывает Его божественное нелицеприятие. Его не оскорбило, что эта женщина прикоснулась к Его кисточке нечистыми руками. Иисус не возмутился, что женщина осмелилась искать Его помощи тогда, когда Он находился среди нуждающихся и был на пути к девочке, чтобы воскресить её из мёртвых. Ни один нуждающийся не был Ему помехой, потому что «Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матф. 20:28). И, как Иисус только что объявил самодовольным фарисеям, Он «пришёл призвать не праведников, но грешников» (Матф. 9:13). Он пришёл взыскать и спасти тех грешников, которые знали, что они грешники, — а такими людьми чаще всего были бедные и незначимые люди этого мира. «Посмотрите, братья, кто вы, призванные, — напоминает Павел верующим в Коринфе, — не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных. Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира, и униженное, и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее» (1 Кор. 1:26-28).

Пол Брэнд и Филипп Янси в своей книге «Ты дивно устроил внутренности мои» цитируют новеллиста Фредерика Бухнера, который писал: Кто мог бы подумать, что Бог изберёт не Исава — честного и надёжного, а Иакова — обманщика и плута? Что Он укажет перстом Своим на Ноя — любителя приложиться к бутылке? Или на Моисея, который отсиживался в Мадиамской пустыне после того как раскроил череп какому-то египтянину; который заявил, что, будь задание менее почётным, он отправил бы Аарона одного «на дело» — пусть, мол, выкручивается? А пророки? Целый выводок чудаков!..

Затем Брэнд и Янси добавляют: Итак, исключение, кажется, становилось правилом. Бог сотворил первых людей: они совершили тот единственный поступок, который Он им запретил.

Бог избрал человека, который должен был стать отцом «Божьего народа»: тот поспешил подложить свою жену в кровать ничего не подозревающего фараона. И жена его хороша: уже в преклонном возрасте (в девяносто один год) она получила обетование от Бога, что родит сына, и тут же расхохоталась в лицо Богу. Блудницу Раав превозносят за её великую веру. Соломон — мудрейший из людей — преуспел в нарушении всех правил-притч, которые сам так мудро составил.

Даже после пришествия Иисуса на землю комедия продолжалась. После вознесения Христа двое Его учеников — Пётр и Иоанн — больше всех потрудились для распространения Благой вести. А ведь именно их больше всего укорял Иисус за мелочность, тщеславие и глупость! А Апостол Павел? Он написал большую часть новозаветных Посланий. Но Бог избрал его, когда он проходил по дорогам Палестины, разыскивая христиан, чтобы предать их на мучения. Нужно обладать решительностью и выдержкой Иисуса, чтобы доверить проповедь идеалов любви, единства и братства таким людям! Неудивительно, что циники смотрят на Церковь и вздыхают: «Если этот сброд представляет Бога, то я против такого Бога». А вот как ту же мысль выразил Ницше: «Чтобы я уверовал в Спасителя, Его ученикам следует больше походить на спасённых людей!».

Как чудесно, что Бог более милосерден, чем люди. Бог никогда не извинит непослушание, неверность или любой другой грех. Но Он простит любой грех, который покрывается искупительной смертью Его Сына, Иисуса Христа. Положение, престиж или богатства не имеют преимущества перед Ним, и отсутствие всего этого не является помехой для Него. После долгого сопротивления этой идее Пётр сказал: «Бог нелицеприятен» (Деян. 10:34; ср.1 Пет. 1:17). Во Христе «нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского» (Гал. 3:28).

Могущество Иисуса 

“И когда пришёл Иисус в дом начальника и увидел свирельщиков и народ в смятении, сказал им: «Выйдите вон, ибо не умерла девица, но спит». И смеялись над Ним. Когда же народ был выслан, Он, войдя, взял её за руку, и девица встала. И разнёсся слух об этом по всей земле той” (Мф.9:23-26)

Именно сила Иисуса замечательным образом выделяла Его из других людей. Мы можем быть податливыми, доступными и непредвзятыми в той мере, в какой отражаем качества, которыми обладал Иисус и в чём Он был примером. Но только Он был силен исцелить проказу, восстановить зрение, подчинить бесов, простить грехи и воскресить из мёртвых.

После промежуточного эпизода с женщиной, страдавшей кровотечением, Иисус продолжил Свой путь и пришёл в дом начальника, где лежала мёртвая дочь Иаира. Сколько времени она была мёртвой, неизвестно, но, очевидно, достаточно долго, чтобы собрать профессиональных свирельщиков и народ, бывший в смятении.

В отличие от похорон в наше время, похороны в большинстве древних культур, включая Израиль в дни Христа, не были поводом для тихого шёпота и успокоительной музыки. Наоборот, для них были характерны громкие стенания и резкие, нестройные звуки, издаваемые музыкальными инструментами, на которых играли нанятые для такого случая свирельщики. Результатом всего этого, не без умысла, было великое смятение и шум.

Еврейские похороны включали в себя три предписанных способа выражения горя и печали.

Первое — это раздирание, или разрывание, одежды, для чего были выработаны тридцать девять различных правил и форм. Среди прочего, рвать на себе одежду нужно было вставая и разрыв должен был быть прямо против сердца, если скорбящим был отец или мать покойника, или же находиться где-то возле сердца. Разрыв должен был быть достаточно широким, но мог быть зашит свободными стежками на первые тридцать дней, чтобы прикрыть тело, но так, чтобы разрыв был виден. Из скромности женщины разрывали свою нижнюю одежду и носили её задом наперёд.

Второй способ выражения горя выражался в использовании профессиональных плакальщиц, которые громко причитали, произнося имя умершего. Они также упоминали имена других членов семьи, умерших в прошлом.

Скорбь умышленно нагнеталась по мере того, как старая печаль прибавлялась к новой. Задевалась каждая чувствительная струнка, и нарастающая агония сопровождалась громкими, пронзительными криками, причитаниями и стонами.

Третий способ выражения горя состоял в том, что нанимались профессиональные музыканты, чаще всего свирельщики, которые, как и наёмные плакальщицы, издавали громкие, беспорядочные звуки, предназначенные отражать эмоциональный разлад и смятение.

Талмуд провозглашал, что «муж обязан похоронить свою умершую жену, оплакать и совершить траур по ней согласно традиции всех стран. Также и беднейший из израильтян не допустит, чтобы было меньше, чем две свирели и одна плакальщица». Описывая подобные «традиции всех стран», римский государственный деятель Сенека писал, что, когда умер император Клавдий, было столько пронзительных криков и причитаний, что некоторым присутствующим казалось, что сам Клавдий, должно быть, слышал этот шум в могиле.

Так как Иаир был религиозным вождём высшего ранга в Капернауме и, безусловно, был состоятельным человеком, то для похорон его дочери, вероятно, было нанято много плакальщиц и музыкантов. Когда Иисус подошёл к ним, Он сказал: «Выйдите вон, ибо не умерла девица, но спит». «Выйдите вон» — это скорее повеление, чем просьба. Спустя годы Пётр таким же образом выслал причитающих вдов из комнаты, где лежала мёртвой их дорогая подруга Тавифа (Деян. 9:40).

Иисус удивил и привёл в негодование плакальщиц прежде всего потому, что повелел им выйти. Они следовали давно укоренившимся и почитаемым традициям, установленным уважаемыми раввинами за много веков до этого.

То, что они делали, было не только правильно, но и обязательно. Однако Иисус ещё больше удивил и возмутил их, когда посмел предположить, что девица не умерла, но спит. Они с презрением смеялись над Ним. Это был безжалостный, высокомерный смех тех, кто тайно злорадствовал над глупым поступком или заявлением человека, над которым они чувствовали превосходство. Такой быстрый переход от плача к смеху, и даже насмешке, показывал, что скорбь была их заработком и не отражала истинной печали.

Это также выдавало их абсолютное неверие в силу Иисуса воскресить девицу из мёртвых.

Иисус знал, что девица умерла, так же как Он знал, что Лазарь умер, когда сказал Своим ученикам: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его» (Иоан. 11:11). Как Он тогда объяснял Своим недоверчивым ученикам, Его ссылка на сон подразумевала смерть, — хотя смерть была временной, — а не обыкновенный сон. Затем Иисус «сказал им прямо: „Лазарь умер“» (ст.13-14).

Когда же толпа наёмных плакальщиц была выслана, Иисус, войдя в комнату, взял её за руку. Марк сообщает, что Иисус разрешил войти с Ним в комнату только Петру, Иакову и родителям девочки, и что когда Он взял её за руку, Он также сказал «ей: „Талифа куми“, что значит: „Девица, тебе говорю, встань“» (Марк. 5:40-41). И «возвратился дух её; она тотчас встала» (Лук. 8:55). Иисус мог бы легко воскресить её просто словом или вообще ничего не произнося. Но то, что Он прикоснулся и обратился к ней, свидетельствует о Его сострадании и нежности, которые выходили за рамки необходимого.

Неудивительно, что когда Иисус совершил Своё первое чудо воскресения, слух об этом разнёсся по всей земле той. Теперь стало ясно, что Иисус имел силу не только исцелять болезни, изгонять бесов и прощать грехи, но и воскрешать из мёртвых! Это событие является кульминацией в представлении Матфеем Христа как Мессии. Сын Человеческий продемонстрировал Свою власть над всеми врагами человека, включая сатану и смерть. Он поистине держит «ключи ада и смерти» (Откр. 1:18).

С Христом нет причин бояться болезней, бесов, уродств, трагедий и даже смерти. Как верующие мы можем даже радоваться, умирая, потому что Господь победил смерть. Хотя мы больше и не вернёмся в эту жизнь, мы воскреснем для новой жизни. В Нём — полнота радости и вечной жизни.

«Больше не надо плакальщицам плакать, — напоминает нам поэт, — и называть покойных детей мёртвыми, потому что смерть превратилась в сон, и могила — в ложе».

Когда, будучи молодым человеком, Д. Л. Муди был приглашён проповедовать на похоронах, он стал исследовать Евангелия, чтобы найти одну из проповедей Иисуса, произнесённую на похоронах, — только для того, чтобы обнаружить, что Иисус никогда не проповедовал на похоронах. Вместо этого он увидел, что Иисус прекращал все похороны, на которых появлялся, возвращая умершего к жизни. Когда мёртвый слышал Его голос, он сразу же возвращался к жизни.

Артур Брисбэн изобразил похороны христианина в виде толпы глубоко опечаленных гусениц, одетых в чёрные костюмы. В то время, когда они ползут, убиваясь по своему умершему брату и неся его кокон к месту окончательного покоя, над ними порхает невероятно красивая бабочка, глядя сверху на них в полном изумлении.

Смерть может постичь Божьих святых неожиданно, поразить их больно и, казалось бы, без всякого смысла. Однако Бог не обещал давать объяснения всем трагедиям. Вместо этого Он даёт чудесную гарантию: «Верующий в Меня, если и умрёт, оживёт» (Иоан. 11:25).

Вся слава Христа

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий