Власть Иисуса над грехом

“Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город. И вот, принесли к Нему парализованного, положенного на постели. И Иисус, видя веру их, сказал парализованному: «Дерзай, дитя! Прощаются тебе грехи твои». При этом некоторые из книжников сказали сами в себе: «Он богохульствует». Иисус же, видя помышления их, сказал: «Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: „Прощаются тебе грехи“, или сказать: „Встань и ходи“? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи». Тогда говорит парализованному: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой». И он встал, взял постель свою и пошёл в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть людям” (Мф.9:1-8)

Главная отличительная идея христианства состоит в том, что грех действительно может быть прощён. В этом суть и жизненная сила Евангелия: человек может получить освобождение от греха и его последствий. Христианская вера содержит много истин, достоинств и добродетелей, каждая из которых находит бесчисленное применение в жизни верующих. Но её высшей, возвышающейся над всем благой вестью является то, что грешный человек может быть полностью очищен и получить вечное общение со святым Богом. Именно об этом говорится в Матф. 9:1-8.

Матфей логически выделяет различные чудеса Господа, все из которых предназначены для того, чтобы продемонстрировать божественность Иисуса. И даже более конкретно: в них точно и полно исполнились ветхозаветные пророчества о делах Мессии по созиданию Царства. Поэтому чудеса, записанные Матфеем под вдохновением Святого Духа, имеют уникальный еврейский и ветхозаветный характер и значение.

Что касается мира природы, в Ветхом Завете содержится пророчество, что Мессия будет иметь власть над проклятием физического мира. Исаия предсказывал, что во время царствования Мессии будет такое количество дождей и такие обильные урожаи, каких не было со времён грехопадения (Ис. 30:23-24), и что однажды даже пустыня буйно зацветёт, когда воды разольются и на месте выжженной земли, на высохшей почве образуются пруды и источники вод (35:1-2, 7; ср. 41:17-18; 51:3; 55:13; Иез. 36:29-38; Иоил.3:18). Животные, которые были врагами человека и других животных, больше не будут их убивать и пожирать, а долголетие людей увеличится настолько, что смерть столетнего человека будет считаться преждевременной. Усмирив бурю (Матф. 8:23-27), Иисус дал возможность предвкусить время, когда Он окончательно укротит всю природу.

Что касается сверхъестественного, в Ветхом Завете говорится о сатане и его злых силах, которые так долго подавляли и преследовали Божий народ (Дан. 7:24-27; 8:23-25; 11:36–12:3; Зах. 3:1-2) и которых Мессия должен будет покорить до того, как установит Своё праведное Царство на земле. Не поддавшись искушениям сатаны и изгоняя его служителей-бесов (Матф.8:28-34), Иисус доказал, что обладает большей властью, чем сатана.

Что касается духовного, в Ветхом Завете говорится, что Царство Мессии будет характеризоваться прощением и искуплением (Ис. 33:24; 40:1-2;44:21-22; Иез. 36). Простив парализованного, история о котором описана в 9:1-8, и многих других, Иисус продемонстрировал власть, которая принадлежит только Богу и которая, согласно пророчествам Писания, будет характеризовать Мессию.

Именно конкретное, полное, поразительное исполнение Иисусом этих и всех других мессианских пророчеств сделало Его неприятие евреями — особенно книжниками и фарисеями, которые были знатоками Писания, — таким ужасным и непростительным.

То, как Матфей расположил и преподнёс три группы чудес в 8-й и 9-й главах, позволяет проследить постепенное проявление полномочий Иисуса как божественного Мессии. Сначала мы видим, как одним прикосновением руки Он исцеляет прокажённого (8:3), как, не видя больного, Он исцеляет киста яичника симптомы слугу сотника (8:13) и затем исцеляет тёщу Петра, которая находилась в сильной горячке (8:15). Затем Иисус выходит за рамки физических немощей и показывает Свою власть и силу над духовным царством сатаны, одним словом изгоняя множество бесов (8:16), демонстрируя Свою власть над грозными силами природы в укрощении бури на Галилейском озере (8:26) и демонстрируя Свою власть над сатаной в изгнании легиона бесов из двух бесноватых из Гадары (8:32).

В первом из последних трёх чудес, описанных в этих главах, Иисус в Своих сверхъестественных деяниях поднимается ещё выше и имеет дело с грехом — корнем всех физических и духовных проблем и страданий человека, а также причиной его отделения от Творца. Христос Иисус показывает власть снимать скверну греха и вину за грех с тех, кто верит в Него. Великий Доктор может не только исцелить больного, укротить бурю и изгнать бесов, но также даровать человеческой душе то, в чём она нуждается больше всего: прощение грехов.

Матфей больше других говорит о власти Христа. В конце Нагорной проповеди он отмечает, что Иисус «учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (7:29). Эти великие наставления демонстрируют Его нравственную и богословскую силу. На протяжении всего Евангелия чудеса Иисуса демонстрируют Его власть над физическим и духовным мирами, а в конце Он провозглашает: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле», и затем посылает Своих учеников, чтобы они с такой же властью учили и несли служение (28:18-20).

Таким образом Иисус провозглашал и демонстрировал Свою суверенную власть и господство. В данном отрывке Он демонстрирует Свою суверенную власть спасать.

Мы не знаем, сколько времени прошло между тем, когда Иисус исцелил двух бесноватых и когда вошёл в лодку, на которой Он переправился обратно на западный берег Галилейского моря и прибыл в Свой город. Матфей не столько обращал внимание на хронологию или подробности служения Иисуса, сколько на важность и последовательность Его чудесных знамений.

Несмотря на то, что детство Иисуса прошло в Назарете, жители этого города отвергли Его и предали бы смерти, сбросив со скалы, если бы Он не прошёл между ними незамеченным. Оттуда Иисус «удалился» на несколько километров на восток «и пришёл в Капернаум, город галилейский» (Лук.4:29-31), как Пророк, Которого отвергли в Своём отечестве (см. Матф.13:57). В это время Он, вероятно, временно поселился в доме Петра, где исцелил его тёщу (8:14-15). Своим городом для Иисуса теперь был Капернаум (ср. Марк. 2:1).

События и наставления, изложенные в Матф. 9:2-8, можно описать с помощью шести ключевых слов: вера, прощение, ярость, суд, сила и страх.

Вера 

 “И вот, принесли к Нему парализованного, положенного на постели. И Иисус, видя веру их” (Мф.9:2а)

До того как Иисус отправился через Галилейское море в страну Гадаринскую, Он уже вызвал огромный интерес к Себе и Своему служению. Он предпринял эту поездку ещё и для того, чтобы на некоторое время удалиться от толп народа (8:18). Естественно, когда Иисус вернулся, новость быстро распространилась, и вокруг Него вновь собрались люди.

Мы узнаём многочисленные подробности этой истории от Марка и Луки.

Как уже отмечалось, Капернаум стал теперь родным городом для Иисуса, Который остановился у Петра и где Он был «дома» (Марк. 2:1; Новый перевод с греч. подлинника). Двухэтажные дома были обычны для Палестины, и скорее всего переполненная людьми комната (см. ст. 2) находилась на втором этаже, где люди общались и где проходила большая часть встреч. Такие верхние комнаты имелись во многих домах, и именно в одной из них Господь вкушал последнюю вечерю со Своими учениками. Крыша дома часто использовалась как место для отдыха в прохладе дня и для сна жаркими ночами. Поэтому обычно на крышу вела наружная лестница.

Поскольку друзья больного не могли пробраться в переполненную людьми комнату, где находился Иисус, они занесли носилки на крышу дома и принялись разбирать перекрытие, пока не образовалась дыра, достаточная для того, чтобы опустить больного к ногам Иисуса (Марк. 2:3-4; Лук. 5:19).

Именно к этим четырём друзьям или родственникам относится слово «некоторые» (Лук. 5:19).

Так как парализованного (паралутикос) принесли к Иисусу положенным на постели, очевидно, паралич был очень серьёзным. Вполне вероятно, что мужчина был полностью парализован. Ни коляски, ни другие помогающие передвижению средства не были доступны для тех, кто не мог ходить.

Поэтому им оставалось лишь полагаться на помощь других. Калеки всегда терпели позор и пренебрежение общества, но в еврейской культуре дней Иисуса этот позор был неизмеримо большим, поскольку большинство евреев верили, что все болезни и беды в жизни человека были прямым результатом чьего-то греха. Эта идея была распространена даже во дни Иова, который, по-видимому, жил очень давно, во дни Авраама. Елифаз спросил Иова:«Вспомни же, погибал ли кто невинный?» (Иов. 4:7), а Вилдад вторил ему, сказав Иову: «Если сыновья твои согрешили перед Ним, то Он и предал их в руку беззакония их» (8:4). То же самое отношение отражается и в вопросе, который задали Иисусу ученики, когда проходили мимо человека, слепого от рождения: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» (Иоан. 9:1-2).

Хотя действительно бедствия, боль и всевозможные лишения являются результатом присутствия в мире греха, всё же не всегда они вызваны конкретным грехом страдающего человека. Не всякая болезнь является наказанием, но всякая болезнь является наглядным примером той разрушительной силы, которая действует в мире из-за греха.

Как и собратья-евреи, парализованный, несомненно, считал, что его паралич был прямым наказанием либо за его собственный грех, либо за грех его родителей или прародителей, и эта мысль, должно быть, безмерно увеличивала его страдания. В его собственном сознании и в сознании большинства людей, которые видели его, паралич был яркой картиной его греховности и Божьего наказания. Такое представление побуждало калек и больных людей ещё больше избегать скоплений народа.
Но этот человек решил любой ценой увидеть Иисуса. Так как он связывал паралич со своим грехом, он в первую очередь стремился получить прощение грехов, которое, по его мнению, автоматически принесёт исцеление. И хотя его мнение могло быть ошибочным, он был прав, считая, что его первая и величайшая нужда — духовная.

Своей настойчивостью этот человек и его друзья показали твёрдую убеждённость в том, что Иисус мог помочь. Они принесли больного к дому и, когда не смогли попасть в комнату, где был Иисус, подняли носилки наверх, разобрали крышу и опустили больного на постели вниз, к ногам Иисуса. Иисус видел не только это внешнее свидетельство, но и их сердца. И, видя веру их в том, как они с настойчивостью пробивались к Иисусу, всеведущий Господь видел также и верующие сердца этих пяти людей, точно так как Он видел неверующие сердца книжников, которые считали, что Он богохульствует (ст. 3-4).

Поскольку парализованный ничего не сказал Иисусу, то можно сделать вывод, что паралич поразил его голосовые связки или язык. Или же он, несмотря на свою веру, был преисполнен благоговейного страха, оказавшись лицом к лицу с Тем, Кто имел власть исцелять любые болезни. Возможно, он теперь размышлял, может ли Иисус исцелять сердца. В любом случае, он с готовностью молча открыл себя Иисусу и всей толпе — всё своё физическое, нравственное и духовное уродство. Он в буквальном смысле находился у ног Христа и в своём сердце полностью отдал себя на милость Иисуса. Он приблизился к Господу с истинным смирением, в нищете духа, как и требует Бог от ищущего сердца (Матф. 5:3).

Иисус иногда исцелял людей, у которых было мало веры, и даже тех, у кого её не было вовсе, но Он особенно был склонен исцелять тех, кто имел большую веру, какую продемонстрировал этот человек и его друзья. Такую великую веру продемонстрировал сотник (8:10), и такую же веру вскоре проявит человек, у которого умерла дочь (9:18).

Прощение

 “сказал парализованному: «Дерзай, дитя! Прощаются тебе грехи твои»”(Мф.9:2б) 

Первые слова Иисуса к парализованному были: «Дерзай, дитя!» Зная боязливое сердце человека, который был отягощён грехом и теперь очутился в присутствии Самого Бога во плоти, Иисус произносит нежные слова утешения и ободрения. Как волнующе, должно быть, было услышать от святого Бога, Который знал его грехи, горе и унижение, слово: «Дерзай».

Слово тарсео (дерзай) подразумевает внутреннюю смелость, глубокую и подлинную, — в противовес слову толмао, которое означает внешнюю храбрость. Точной характеристикой слова толмао может служить скрежет зубов, помогающий преодолеть боль, или свист в темноте, отгоняющий страх. Это такой вид смелости, когда страх пытаются преодолеть силой воли и решительностью. А тарсео подразумевает такую смелость, которая устраняет страх. Иисус как бы говорил: «Не бойся! Тебе больше нечего бояться». Это не значило, что страх этого человека был напрасным или не имел оснований.

Нераскаявшийся грешник отделён от Бога и находится под божественным осуждением. Но когда он раскаивается с верой, у него нет больше причин для страха, потому что он уже не под осуждением. Поэтому, зная веру парализованного, Иисус и сказал ему: «Дерзай».

То, что Иисус назвал человека дитём, было ещё большим утешением для парализованного. Слово текнон (дитя) относится к ребёнку любого возраста и пола. Слово «дитя» употреблялось в то время — как оно иногда используется и сейчас — как знак дружеского расположения и солидарности, иногда даже по отношению к едва знакомому человеку. Так как парализованный в раскаянии отождествил себя с Иисусом, то и Иисус с любовью отождествил Себя с парализованным.

Но величайшими словами Иисуса, обращёнными к парализованному, были: «Прощаются тебе грехи твои». Эти слова представляют божественное чудо, которое, возможно, является величайшим из всех чудес и, конечно же, самым желаемым для того, к кому они обращены, — святой Бог прощает грехи нечестивого человека. Иисус отпустил грехи парализованного и даровал ему Свой самый милостивый дар, удовлетворяющий его величайшую нужду, точно так же, как укротил бурю — одним словом.
Глагол афиеми, переведённый как «прощаются», имеет основное значение «отсылать, прогонять, покончить с чем-либо». «Как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши», — провозглашает Давид (Пс.102:12). Когда Бог прощает грехи, Он ввергает их «в пучину морскую» (Мих. 7:19). Павел радовался, что хотя он «прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован» (1 Тим. 1:13). «Верно и всякого принятия достойно слово, — продолжает он, — что Христос Иисус пришёл в мир спасти грешников, из которых я первый» (ст. 15).

Когда миссионеры на севере Аляски переводили Библию на язык эскимосов, они обнаружили, что в местном языке нет слова «прощение». Несколько раз тщательно проанализировав словарный запас этого языка они нашли слово, которое означало «быть неспособным больше думать об этом». Оно и было использовано для перевода слова «прощение», потому что Бог обещает раскаявшимся грешникам: «Я прощу беззакония их и грехов их уже не вспомню более» (Иер. 31:34).

Когда я учился в колледже, меня попросили навестить в больнице одну девушку, которая была случайно ранена в шею. Пуля сильно повредила ей спинной мозг, и всё тело девушки, от шеи и ниже, было парализовано. Я не был знаком с этой девушкой, но мне рассказывали, что она была заводилой в школе и всегда была активной и жизнерадостной. Когда я вошёл в палату, девушка лежала на матрасе из овчины. Она совершенно не могла двигаться, но могла говорить. После короткой беседы она призналась, что её посещали мысли о самоубийстве, потому что она не хотела того будущего, где её ждала беспомощность. Я рассказал ей о Христе, и после нескольких вопросов и их обсуждения девушка покаялась и приняла Христа своим Господом и Спасителем. Я ещё несколько раз посещал её, и однажды она сказала мне: «Сейчас я могу честно сказать, что рада, что это случилось. Иначе я бы никогда не встретила Христа, и мои грехи не были бы прощены».

Прощение грехов — величайший дар Божий, потому что решает величайшую проблему человека. Грех — это нарушение Божьего закона (1 Иоан.3:4); он оскверняет Божий образ в человеке, пятная душу человека образом сатаны (Иоан. 6:70; 8:44). Грех — это вражда и бунт против Бога (Лев.26:27; 1 Тим. 1:9), это неблагодарность по отношению к Богу (И. Нав.2:10-12). Самостоятельно человек не в состоянии излечиться от греха (Иер.13:23). Грех поражает всех людей (Рим. 3:23); он поражает всего человека (Иер. 19:9), его тело, разум и дух. Он подчиняет людей власти сатаны и навлекает гнев Божий (Ефес. 2:2-3). Грех настолько постоянен в сердце человека, что даже возрождённый человек должен постоянно бороться с ним (Рим. 7:19). Грех приводит человека к страданиям (Иов. 5:7), пустоте (Рим.8:20), отсутствию мира (Ис. 57:21) и, если нет покаяния, — к вечному аду (2 Фес. 1:9).

При такой мрачной перспективе самая лучшая весть, которую может получить человек, — это весть о том, что его грехи прощаются. Когда Иисус произнёс эти слова парализованному, Он, должно быть, ощутил горечь и мучения Голгофы, зная, что Его слова могут стать действенными лишь потому, что Он возьмёт грехи этого человека на Себя. Каждый раз, когда Он прощал грех, Он знал и предчувствовал, какую цену Ему придётся заплатить.

Ярость 

“При этом некоторые из книжников сказали сами в себе: «Он богохульствует»” (Мф.9:3)

Лука повествует, что с книжниками там находились и некоторые фарисеи. Они думали сами в себе, что Иисус, утверждая, что может прощать грехи, богохульствует (5:21; ср. Марк. 2:7). Они были правы в том, что только Бог может прощать грехи (Ис. 43:25; Мих. 7:18-19), но, отказавшись признать божественность Иисуса, они могли заключить только одно: «Он богохульствует».

В отличие от парализованного, эти люди не видели необходимости в прощении, так как считали себя уже праведными. Они негодовали на Иисуса не только потому, что не верили, что Он — Бог, но и потому, что считали несправедливым получение прощения по просьбе, — вместо того, чтобы заработать его, как, по их мнению, это сделали они. Отказ признать нужду в спасении и вера в то, что спасение можно заработать или заслужить, всегда были самыми большими помехами на пути к спасению.

Эти книжники, наверное, видели многие чудеса Иисуса и слышали свидетельства других людей, которые были исцелены или из которых были изгнаны бесы. Но они отказались признать, что Его сила — от Бога, и тем более, что Он Сам — Бог. Их мнение, что Он богохульствует, отражало всё возрастающее неприятие и преследование Иисуса еврейскими вождями, что и привело в конечном итоге к Его распятию. Они обвиняли Иисуса в безнравственности, потому что видели, как Он «ест и пьёт с мытарями и грешниками» (Матф. 9:11), и при этом сами совершали величайшее богохульство, обвиняя

Иисуса в том, что Он от сатаны и что Он «изгоняет бесов силой князя бесовского» (ст. 34).
Их сердца были настолько ожесточены, что каждое чудо, свидетельствующее о Его божественности и мессианстве, скорее уводило их дальше в неверие, чем приводило к покаянию. Даже самые добрые Его дела и нежные слова приводили их в ещё большую ярость, направленную против Него.

Дискуссия 

“Иисус же, видя помышления их, сказал: «Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: „Прощаются тебе грехи“, или сказать: „Встань и ходи“? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи»” (Мф. 9:4-6а) 

Для описания следующего аспекта этого события более всего подходит слово «суд» в значении дискуссии, дебатов или споров. Из слов Иисуса становится понятной позиция книжников, так как Господь, будучи всеведущим, открыл нам их помышления.

Иисус «не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» (Иоан. 2:25). «Господь смотрит на сердце» (1 Цар.16:7) и знает сердца всех людей (3 Цар. 8:39). Он даже «испытывает все сердца и знает все движения мыслей» (1 Пар. 28:9; ср. Иер. 17:10; Иез. 11:5).
Когда Анания и Сапфира попытались обмануть Бога, Пётр сказал Анании: «Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому» (Деян. 5:3).

Худое сердце — это сердце, которое плетёт заговор против Бога (см. Деян. 5:3-4, 9; 8:20-22). Обличая книжников и фарисеев, Иисус не только обнажил то, о чём они помышляли, но и разоблачил то зло, которое крылось в их мыслях. Заявляя, что они защищают святость Бога, фарисеи показали, что они полностью против неё, потому что мыслили худое о Сыне Божьем, Которого отказались признать.

Первый довод Иисус выразил в форме риторического вопроса: «Ибо что легче сказать: „Прощаются тебе грехи“, или сказать: „Встань и ходи“?» Книжники и фарисеи видели неопровержимое доказательство того, что Иисус имеет силу исцелять болезни. «Почему же вы думаете, — спрашивает, по сути, Он, — что Я не могу прощать грехи? Разве одно легче другого?» Грех и болезнь неразделимы, точно так же как грех и бесы, грех и смерть, грех и бедствия, грех и диавол. Тот, Кто принёс Царство, должен был решить проблему греха, иначе Он не смог бы решить все остальные проблемы; а Тот, Кто мог решить все остальные проблемы, мог также решить и проблему греха.

Противники Иисуса ничего не сказали, но ответ был очевиден: и то, и другое невозможно для человека; и то, и другое в равной степени возможно для Бога. Суть была в том, что никто, кроме Бога, не мог ни исцелять болезни словом, ни прощать грехи, а Иисус с божественной лёгкостью мог делать и то, и другое. Даже извращённое богословие книжников и фарисеев должно было привести их к вере в божественность Иисуса. Если, как они считали, болезни и недуги были следствием греха, тогда исцеление болезни будет связано с решением проблемы греха — причины этих болезней. В их понимании, полное исцеление болезни должно было включать в себя, по крайней мере, некоторое прощение грехов, — что, по их собственному заявлению, мог даровать только Бог. Они запутались в собственной теологии и логике.

Иисус, возможно, сделал особое ударение на слове «сказать». Если это так, то Он хотел показать, что сказать что-либо всегда легче, чем сделать это. Также гораздо легче сделать такое заявление, в выполнении которого нельзя убедиться, чем то, которое можно проверить. Книжники и фарисеи не могли удостовериться, что парализованный был действительно прощён, но они вот-вот должны были получить убедительное доказательство его исцеления, которое заставило бы их сделать вывод, что Иисус мог прощать грехи и прощал их.

«Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — продолжает Иисус, — Я снова продемонстрирую силу исцелять болезни». «Вы не можете видеть результатов Моего прощения, — как бы говорит Он, — но вы можете легко увидеть результаты Моего исцеления». Поэтому, чтобы они убедились, что Он может прощать грехи, чего они не могли видеть воочию, Иисус совершил то, что они могли увидеть, а именно: удалил проявление греха.

Книжники и фарисеи хорошо знали из Ветхого Завета, что приход Мессии на землю будет сопровождаться чудесными исцелениями, и Сын Человеческий (титул, указывающий на Его униженность) был готов прямо перед ними совершить одно из этих чудес. Если бы Иисус сказал только слова: «Прощаются тебе твои грехи», никто не смог бы проверить, что произошло.

Но исцеление парализованного стало для всех доказательством прощения грехов — точно так, как, увидев гибель двух тысяч свиней, бросившихся со скалы, люди получили доказательство того, что бесы на самом деле перешли из двух бесноватых в животных, как только Иисус разрешил им сделать это (8:32).

Многие люди и церкви на протяжении веков заявляли о том, что имеют власть отпускать грехи, но ничем не могли это доказать. Любой притворщик мог произнести слова: «Прощаются тебе твои грехи», но только Бог Своей божественной властью мог и сказать парализованному, чтобы он ходил, и сделать так, чтобы это произошло.

Сила 

“Тогда говорит парализованному: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой». И он встал, взял постель свою и пошёл в дом свой” (Мф.9:6б-7) 

Насколько нам известно, никто, кроме Иисуса, не произнёс ничего в продолжение всей этой сцены: ни исполненный веры парализованный и его четверо друзей, ни неверующие книжники и фарисеи. Возможно, последние что-то бормотали между собой о происходящем, и, возможно, исцелённый человек и его друзья поблагодарили Иисуса, но об этом не сообщается.

Как только Иисус сказал парализованному: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой», тот так и сделал. Повеление «встань» позволяет предположить, что, когда Иисус говорил, исцеление уже произошло. Описания того, как происходило это исцеление, нет. Есть только повеление парализованному воспользоваться им.

Повинуясь Иисусу, человек встал и пошёл в дом свой. Марк добавляет, что он «тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми» (Марк. 2:12), став живым свидетельством власти Иисуса как исцелять, так и прощать грехи.

Страх 

“Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть людям” (Мф.9:8)

Народ же, увидев, понял, что такое чудо можно совершить только Божьей силой, и устрашился. От слова фобео (удивился) происходит термин «фобия», который часто переводится как «страх». Но в Новом Завете это слово чаще всего употребляется в значении благоговейного страха, а не раболепного испуга. Оно отражает чувства человека, который находится в присутствии того, кто бесконечно больше его.

Слово фобео употребляется при описании реакции учеников, когда они увидели Иисуса идущим по воде (Матф. 14:26); при описании реакции людей после воскресения сына вдовы в Наине (Лук. 7:16) и после исцеления бесноватых в Гергесе (Лук. 8:37). Оно употребляется при описании реакции Захарии на появление ангела (Лук. 1:12) и реакции присутствующих, когда он вновь обрёл дар речи (ст. 65). Оно используется в эпизоде, когда пастухи услышали ангельское пение (Лук. 2:9). С помощью этого слова описывается состояние стражи у гробницы в саду, когда ангелы отвалили камень (Матф.28:2-4), а также крайнее изумление женщин после того, как они побывали в пустой гробнице (ст. 8). Оно употребляется, чтобы описать чувства людей, которые были свидетелями событий в День Пятидесятницы (Деян. 2:43), а также состояние людей, находящихся в гуще разрушительных событий последних дней (Лук. 21:26). Это слово употребляется, чтобы описать реакцию людей на смерть Анании и Сапфиры (Деян. 5:5, 11) и реакцию на событие, когда бесы взяли верх над неверующими сыновьями Скевы, которые пытались изгонять бесов именем Иисуса (19:16-17).

В синоптических Евангелиях и в Деяниях это слово используется только для того, чтобы описать чувства, которые испытывает человек в своём сердце, когда сталкивается с божественной силой, и это чувство присуще христианину, когда он стремится верно служить Господу (Деян. 9:31). Благоговейный страх Божий — это составная часть жизни истинно покаявшегося человека (2 Кор. 7:10-11), жизни чистой (1 Пет. 3:2), святой (2 Кор. 7:1), благочестивой (Фил. 2:12). Совместное служение, любовь и уважение, а также эффективное благовестие и надлежащий порядок в церкви — всё это основывается на благоговейном страхе Господнем (см. 2 Кор. 5:11; Ефес. 5:21; 1Тим. 5:20). Это та субстанция, из которой должно происходить истинное христианское поклонение, поведение и служение.

Реакция толпы на великое чудо исцеления и прощения была достойна похвалы: они прославили Бога, давшего такую власть людям. Мы не знаем, сколько эти люди знали об Иисусе, но они знали, что то, что Он совершал, Он совершал силой Бога, давшего такую власть людям, так как Иисус явно был Человеком. Если они не осознали, что Он был Богочеловеком, они по крайней мере поняли, что Он был необычайно благочестивым Человеком.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий