Ученики Господа – часть5

Иаков, сын Алфея, Фаддей (Иуда, сын Иакова), Симон Зилот

“Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, Симон, Кананит” (Мф.10:3в-4а) 

Эти первые три личности из третьей группы, состоящей из четырёх Апостолов, — наименее известные из Двенадцати. Большая часть доступной о них информации ограничивается их именами, описаниями личности или церковными преданиями. Кроме одного короткого вопроса, заданного Иисусу Фаддеем, Библия ничего не говорит о характере, способностях или достижениях этих учеников ни на протяжении трёх лет хождения с Иисусом, ни во время их служения в ранней Церкви.

Иаков, сын Алфея 

Первым из этих малоизвестных Апостолов упоминается Иаков, названный сыном Алфея. Этот факт отличает его от другого Апостола Иакова — сына Зеведея (ст. 2) и от Иакова — единокровного брата Иисуса. В Марк.15:40 Иаков, сын Алфея, назван «меньшим». Слово микрос («меньший») может также означать «небольшой» или «младший». Если его называли «меньшим» в значении «небольшой», то это могло служить средством отличия от Иакова, сына Зеведея, который, очевидно, имел большее влияние, занимал более высокое положение или, возможно, был выше ростом купить журнальный стол недорого. Если же его называли «меньшим» в значении «младший», то это могло указывать на его молодость.

Как уже упоминалось, этот Иаков имел значительно меньше влияния, чем Иаков, сын Зеведея. Если бы он имел такие выдающиеся качества, как смелость и мужество, то его, вероятно, назвали бы «отважным» или как-то в этом роде, но не «меньшим». Если бы он был старше, чем другой Иаков, то его, наверное, называли бы «старший», что более соответствовало бы его возрасту и не вводило бы в заблуждение. Возможно также, что этот Иаков был невысокого роста. Но всё же самое вероятное значение слова «меньший» связано с его возрастом, если учесть ещё и его подчинённое положение в руководстве.

Поскольку отца Матфея тоже звали Алфеем, то Иаков и Матфей могли быть братьями. Или же этот Иаков мог быть двоюродным братом Иисуса.

Имя Клеопа было разновидностью имени Алфей, и если «сестра матери [Иисуса], Мария Клеопова» (Иоан. 19:25) была матерью Иакова, то он мог быть двоюродным братом Иисуса. Эта возможность подтверждается и в Марк. 15:40, где говорится, что мать меньшего Иакова звали Мария. Возможно, что он был и братом Матфея, и двоюродным братом Иисуса. И в том, и в другом случае его низкое положение свидетельствует о его кротости, так как нет никаких указаний на то, что он пытался извлечь личную выгоду из такого родства.

Иаков не выделялся как одарённый руководитель ни до, ни после своего призвания и обучения. Мы можем предположить, что он верно исполнял Божье дело во время своего служения, и мы знаем, что однажды он будет сидеть на Небесном престоле и вместе с другими Апостолами будет судить двенадцать колен Израилевых (Матф. 19:28). Но апостольство Иакова не было следствием его выдающихся способностей или достижений. Он был обычным человеком, которого Бог использовал обычным образом, чтобы помочь выполнить необычное дело распространения Евангелия Иисуса Христа в мире.

Спустя два тысячелетия Иаков, сын Алфея, остаётся неизвестной для нас личностью. Мы не знаем ни его высказываний, ни дел, которые он совершил. Отцы ранней Церкви утверждают, что он проповедовал в Персии (современный Иран) и был распят там как мученик за Евангелие. Если это так, то можно лишь предполагать, что произошло бы с этой страной и с мировой историей, если бы её жители приняли Евангелие.

Фаддей (Иуда, сын Иакова) 

Фаддей — второй Апостол, который упоминается в третьей группе. Основывающийся на менее надёжных греческих рукописях перевод этого текста гласит: «Леввей, прозванный Фаддеем». Из Лук. 6:16 и Деян. 1:13 мы узнаём, что этого Апостола также называли «Иуда, сын Иакова». Похоже, что Иуда — это было его настоящее имя, а имена Фаддей и Леввей были описательными, похожими на уменьшительные имена, употребляемые семьёй или друзьями. Имя Фаддей происходит от древнееврейского слова шад, которое означает «женская грудь». Это имя означает «грудной ребёнок», и, по-видимому, оно было обычным разговорным словом, которым в семье называли младшего ребёнка, этого вечного «ребёнка», который был последним, кого кормила мать.

Хотя имя Леввей не обнаружено в считающихся более точными греческих рукописях и поэтому его нет в большинстве современных переводов, вполне может быть, что оно было одним из имён этого Апостола. Это имя происходит от древнееврейского слова леб («сердце»), и означает оно «сердечное дитя». Из этого можно предположить, что Фаддей был известен своей щедростью, любовью и мужеством.

В ночь перед арестом и судом Иисус сказал: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Иоан. 14:21). Тогда Фаддей произнёс свою единственную фразу, записанную в Писании: «Иуда — не Искариот — говорит Ему: „Господи! Что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру?“» (ст. 22).

Иуда (Фаддей) явно мыслил в пределах видимого, внешнего. Он удивлялся, как Иисус мог показать Себя тем, кто любил Его, но не явить Себя всем остальным. Как большинство евреев в те дни, он ожидал, что Иисус установит земное царство. Как, думал он, Мессия мог занимать престол Давида и управлять всей землёй, не явив Себя Своим подданным? Фаддей мог также удивляться, почему Иисус открылся маленькой группе ничтожных людей, а не великим религиозным вождям в Иерусалиме и сильным политическим лидерам в Риме.

Иисус не упрекнул Фаддея за его неправильное понимание, которое было выражено искренне и смиренно. В свете распространённых ожиданий евреев, вопрос был уместным и по существу, позволив Иисусу дальше развить Свою мысль. Повторив только что сказанное, Иисус добавил к этому новую истину: «Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придём к нему и обитель у него сотворим. Не любящий Меня не соблюдает слов Моих; слово же, которое вы слышите, не есть Моё, но пославшего Меня Отца» (Иоан. 14:23-24). В это время Христос не устанавливал Своего земного царства. Он только являл людям Свою божественность и власть как духовный Господь и Спаситель. А потому истины Его могли признать только те, кто верил в Него и любил Его, а об искренности такой веры и любви свидетельствовало послушание Его Слову. Восприятие определяет действия.

Радио и телевидение могут иметь огромный радиус действия. Например, через спутники они охватывают, фактически, весь мир. Но их программы «открыты» только для тех, кто имеет соответствующие приёмники. Остальной мир ничего не знает о вещании, хотя и живёт в окружении электромагнитных волн.

Генри Дэвид Торо однажды заметил, что «для провозглашения истины необходимо присутствие двух человек: один говорит истину, а другой — слышит её». Кто не слушает Евангелие, тот не может услышать его, как бы ясно и убедительно оно ни провозглашалось. Иисус Христос был воплощённым Богом, Он «в мире был, и мир через Него начал быть… [Однако] мир Его не познал. Пришёл к Своим, и Свои Его не приняли» (Иоан. 1:10-11). На протяжении Его трёхлетнего служения многие тысячи людей — в основном Божий избранный народ, евреи, — видели и слышали Иисуса. Но только у немногих был искренний интерес к тому, Кем Он на самом деле был и что говорил. Бог мира сего настолько ослепил разум людей, что, смотря, они не могли видеть (2 Кор. 4:4).

Кто-то сказал, что если вырвать прекрасный гимн из сборника духовных гимнов и бросить его на тротуар, то можно было бы наблюдать самую разную реакцию тех, кто его увидел бы. Собака понюхала бы его и пошла бы своей дорогой. Дворник поднял бы его и выбросил в мусор. Жадный человек поднял бы его, ожидая увидеть какой-то ценный документ. Учитель литературы мог бы прочитать этот гимн и выразить восторг по поводу его литературных достоинств. И только духовный верующий, который поднял бы его и прочёл, получил бы назидание. Как мы видим, все соприкоснулись бы с одним и тем же гимном, но только человек, восприимчивый к духовной истине, смог бы оценить его содержание.

Истину, красоту и славу Христа могут воспринимать только те, чьи сердца очищены любовью и кто живёт в послушании Божьему Слову. Таким человеком был Фаддей.

Предание гласит, что Фаддей был особенно наделён даром исцеления и через него Господь исцелил сотни людей в Сирии. Говорят, он исцелил царя этой страны и приобрёл его для Господа. Это покаяние якобы наделало столько шума в стране, что неверующий племянник царя избил Фаддея до смерти дубинкой, которая стала символом этого Апостола.

Симон Зилот 

Третье имя в этой группе — Симон Кананит, или Симон Зилот. Выражение «Симон Кананит» основано на неудачной транслитерации слова кананайос — производного от древнееврейского слова канна, что означает «ревнивый» или «рьяный». Это эквивалент греческого слова зелотес («зилот»), с помощью которого Лука описывает этого Симона (Лук. 6:15; Деян. 1:13).

Слово «Зилот» могло означать, что этот ученик принадлежал к радикальной партии зилотов, члены которой были полны решимости силой сбросить иго Рима. Движение зилотов возникло в период Маккавеев, когда евреи под руководством Иуды Маккавея восстали против греческих завоевателей. Во дни Христа другой Иуда (распространённое еврейское имя в тот период) был выдающимся вождём зилотов.

Зилоты были одной из четырёх наиболее влиятельных религиозных партий в Иудее (наряду с фарисеями, саддукеями и ессеями), но их мотивы были больше политическими, нежели религиозными. Зилоты были, главным образом, партизанами, которые неожиданно нападали на римские посты и патрули, а затем скрывались в горах. Иногда они прибегали к терроризму, и из-за их частых террористических актов еврейский историк Иосиф Флавий назвал их сикариями (лат. «поножовщики»). Еврейские зилоты под предводительством Елеазара были героическими защитниками великой крепости Ирода в Масаде. Когда под натиском Флавия Сильвы в 72 году по Р.Х. после семимесячной осады эта храбрая группа потерпела поражение, зилоты навсегда исчезли из истории.

Если Симон был таким зилотом, то он был человеком очень самоотверженным и вспыльчивым. То, что его имя в списке учеников всегда идёт рядом с именем Иуды Искариота, позволяет предположить, что оба до некоторой степени были людьми одного типа и их интерес к Мессии был, прежде всего, земным и материальным, а не духовным. Но какими бы общими мотивами они первоначально ни руководствовались, вскоре, когда Иуда более утвердился в своём отвержении Иисуса, а Симон — в своей преданности Ему, эти мотивы исчезли.

По-видимому, в своём служении Иаков, сын Алфея, Фаддей и Симон Зилот остались неизвестными даже для большей части Церкви. Но они пополнили ряды безымянных ветхозаветных святых, которые «испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления. Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. И все эти [были засвидетельствованы] в вере» (Евр. 11:36-39).

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий