Страх, ведущий к отвержению Христа

“В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нём: «Это Иоанн Креститель; он воскрес из мёртвых, и потому чудеса делаются им». Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: «Не должно тебе иметь её». И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, поэтому он с клятвой обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: «Дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя». И опечалился царь, но ради клятвы и возлежащих с ним повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей. Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошёл за Ним из городов пешком” (Мф.14:1-13)

Ч. И. Скофилд уместно назвал события в 14–23 главах Евангелия от Матфея «служением отвергнутого Царя». Христос, Царь, был отвергнут Своим собственным народом, но вместе со Своими учениками продолжал проповедовать Царство. На раннем этапе этого периода ученики были свидетелями удивительных случаев, которые стали живой иллюстрацией четырёх видов реакции людей на Евангелие, описанных в притче о сеятеле.

Эта история, повествующая об убийстве Иоанна Крестителя, является вторым из восьми случаев реакции на проповедь Иисуса, описанных Матфеем. В первом случае описывалось отвержение Иисуса возмущёнными жителями Его родного города Назарета, глубоко оскорблёнными тем, что человек, которого они знали просто как сына плотника, осмелился противостать им и даже провозгласить Себя Мессией (Матф. 13:53-58).

Описанный в этом разделе второй случай связывает отвержение Иисуса Иродом четвертовластником с казнью Иоанна Крестителя. Как первый случай, так и этот эпизод являются примером того, как семя Евангелия упало на твёрдую почву, куда Божья спасающая истина не может проникнуть.

Первая история рассказывает о городе, отвергшем Христа; вторая описывает человека, отвергшего Его. Первая история рассказывает о простых людях; вторая описывает земного царя, который воспротивился божественному Царю. Первая история рассказывает об отношении к Самому Мессии; вторая описывает отношение к Его предтече. Первая история рассматривает отвержение, основанное на зависти, приведшей к негодованию; вторая рассматривает отвержение, основанное на страхе. За обоими отвержениями стоит обычный эгоизм и гордость неверующего человеческого сердца.

Эта правдивая история потрясает сильнее, чем большинство эксцентричных мыльных опер кино онлайн. Это история о неверии, разводе, повторном браке, кровосмешении, политической интриге, зависти, злобе, мести, распущенности, похоти, бессердечности, жестокости, зверстве, насилии, нечестивом раскаянии и о благочестивой скорби. Но более всего — это история о безбожном страхе и о власти такого страха сбить с толку, обмануть, развратить, разрушить и проклясть. Нигде в Писании истина о том, что «боязнь перед людьми ставит сеть» (Прит. 29:25), не проявляется так ярко, как здесь. Это один из самых трагичных и в то же время один из самых торжественных отрывков в Слове Божьем.

Главное в этом коротком эпизоде — реакция Ирода на появление Иисуса.

Затем, в свете предыдущих кровавых событий, раскрывается причина жестокостей Ирода, после чего следует ответная реакция Иисуса и на причину, и на саму жестокость.

Реакция Ирода 

“В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нём: «Это Иоанн Креститель; он воскрес из мёртвых, и потому чудеса делаются им»” (Mф. 14:1-2)

Слово кайрос (время) означает особую пору или период времени. В данном контексте имеется в виду время, когда Иисус сталкивался с всё большей враждебностью и отвержением. Он уже около года нёс служение, уча, проповедуя и совершая многие знамения и чудеса — исцеляя любые болезни, воскрешая мёртвых и изгоняя бесов. Трудно установить точную хронологию событий, но то время, вероятно, охватывало полтора или два года с момента крещения Иисуса.

Хотя Ирод четвертовластник не был евреем и религия евреев его мало интересовала, он тоже услышал молву об Иисусе. Слово «четвертовластник» буквально означает «управляющий четвёртой частью», но оно стало употребляться как титул по отношению к любому низшему правителю римской провинции или округа. Этот Ирод не был настоящим царём, каким был его отец Ирод Великий, но он жаждал этого титула и часто именовал себя им (ср. ст. 9). Позже он обратился с просьбой к императору Калигуле, чтобы тот провозгласил его царём, но ему было отказано в этом. Он был не столь уж большим властелином в Палестине и имел мало власти и влияния за пределами своей области.

Ирод четвертовластник был сыном Ирода Великого от его четвёртой жены Мальтаки, самарянки, и единокровным братом Ирода Филиппа, сына третьей жены его отца, Мариамны Боэфуциянки. Ирод Великий был идумеем; и поскольку он был не только язычником, но и потомком Исава, да ещё и женился на самарянке, евреи его особенно презирали. А его хладнокровная жестокость (он казнил всех членов синедриона за то, что те посмели усомниться в его власти; казнил, по крайней мере, одну из своих жён и двух сыновей, а также убил всех младенцев мужского пола в Вифлееме в неудачной попытке уничтожить Мессию) стала причиной ещё большей ненависти к нему.

В светской истории Ирод четвертовластник был известен как Ирод Антипа, и после смерти его отца, Ирода Великого, римляне разделили царство (которое включало в себя большую часть Палестины) между тремя из его многочисленных сыновей. Двумя другими, кроме Антипы, были его брат Архелай (см. Матф. 2:22) и его единокровный брат Филипп (см. 14:3). Архелаю были отданы южные провинции Иудея и Самария, Филипп получил северные провинции Трахонитиду и Итурею, а Ироду Антипе отошли земли между ними, включавшие в себя Галилею и Перею.

В то время, когда Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе, Ирод Великий уже давно умер, а сам Ирод Антипа находился у власти уже тридцать второй год. Он проводил бо￿льшую часть времени в своём дворце в Тивериаде, на юго-восточном побережье Галилейского моря. Но он также часто бывал в огромном дворце-крепости, который его отец построил в Махероне, приблизительно в десяти километрах на восток от северной границы Мёртвого моря.

Интересно, что хотя Иисус нёс служение в Галилее больше, чем в любом другом месте, нет свидетельства о том, что Он посещал Тивериаду или просто проходил через неё. В этот город можно было добраться пешком из Капернаума, Назарета, Каны и многих других мест, где бывал Иисус, но, насколько нам известно, Его нога ни разу не ступала в этом городе. Господь, возможно, избегал Тивериаду, чтобы раньше времени не привлекать внимания Ирода.

Возможно, по этой причине, а также потому, что этот языческий царь вообще презирал евреев и был слишком поглощён роскошной жизнью, до Ирода, похоже, довольно долго не доходила молва об Иисусе.
Когда же Ирод наконец услышал об Иисусе, он очень огорчился. Как он объяснил служащим при нём, он думал, что Иисус был Иоанном Крестителем, который воскрес из мёртвых. Так как Ирода мучила вина за то, что он убил Иоанна, он боялся, что Иоанн воскреснет из мёртвых, чтобы отомстить.

Из Евангелия от Луки мы узнаём, что такая точка зрения впервые возникла не у Ирода, но он «услышал… обо всём, что делал Иисус, и недоумевал: ибо одни говорили, что это Иоанн восстал из мёртвых; другие — что Илия явился, а иные — что один из древних пророков воскрес» (Лук. 9:7-8; ср. Матф. 16:14). Ирод признался: «Иоанна я обезглавил», и, проявляя нездоровое любопытство, «искал увидеть Его» (Лук. 9:9). Одолеваемый чувством вины, он решил, что этот Иисус — не кто иной, как Иоанн Креститель, который воскрес из мёртвых.

Ангел Господа сказал отцу Иоанна Захарии, что его сын «будет идти пред [Иисусом] в духе и силе Илии» (Лук. 1:17). Илия был наделён огромной силой творить чудеса, и возможно, что Иоанн Креститель совершал чудеса, о которых нам не сообщается. В любом случае, Ирод явно верил, что у Иоанна был такой дар, и был убеждён, что чудеса, которые делались Иисусом, доказывали, что Он был Иоанном, воскресшим из мёртвых.

Аргументы Ирода 

“Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: «Не должно тебе иметь её». И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, поэтому он с клятвой обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: «Дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя». И опечалился царь, но ради клятвы и возлежащих с ним повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей” (Мф. 14:3-11)

Эти стихи воспроизводят события, произошедшие за год до этого или ещё раньше — в самом начале служения Иисуса, — когда Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу (см. Матф. 4:12).

Ещё до рождения Иоанна ангел возвестил, что «он будет велик перед Господом… и Духа Святого исполнится ещё от чрева матери своей» (Лук. 1:15).

Иисус свидетельствовал, что «из рождённых жёнами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Матф. 11:11). Предтеча Мессии был выдающимся человеком, всецело преданным выполнению своей божественной миссии — приготовить путь для Господа. Как подлинно смиренный человек он был счастлив, что его известность и влияние уменьшаются, а слава и влияние Иисуса возрастают (Иоан. 3:30).

Едва ли не единственной в проповеди Иоанна была тема: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 3:2). Когда сотни людей приходили и исповедовали свои грехи, готовясь к приходу Мессии, Иоанн крестил их в знак желания иметь чистое сердце. Он обличал грех и призывал к святости; однако, несмотря на его отрезвляющую проповедь и аскетический образ жизни, Иоанн пользовался огромной популярностью и уважением людей.«Тогда Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность иорданская выходили к нему» (Матф. 3:5).

В противоположность Иоанну Крестителю, Ирод Антипа был порочным, развратным, бесстыдным, властолюбивым и похотливым человеком, предававшимся всевозможным греховным излишествам. У него было больше здравого ума, чем у его развратного отца, но ему не хватало мужества правильно поступать. Можно сказать, что в той степени, в какой Иоанна любили и почитали, Ирода презирали и боялись.

Вместо того чтобы казнить Иоанна, как он и намеревался (Матф. 14:5), Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу, вероятно, в подземелье, которое находившееся в его дворце в Махероне. Дворец располагался на вершине горы, по высоте превосходившей гору, на которой находился Иерусалим. С неё открывался поразительный по красоте вид. Но темница находилась глубоко под землёй. Археологи обнаружили в ней много мест, где узники были прикованы к стенам. Сюда не проникал естественный свет, дышать приходилось лишь сырым, затхлым воздухом. Здесь Иоанн Креститель находился в заключении около года, пока его не казнили.

Ирод заключил Иоанна в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: «Не должно тебе иметь её». Четвертовластник взял Иродиаду себе в жёны после того, как соблазнил и увёл её от Филиппа, своего единокровного брата, во время посещения Рима. Для того чтобы жениться на ней, Ирод должен был развестись со своей прежней женой, дочерью царя Ареты, брак с которой скрепил политический и военный союз между двумя царями. Арета правил Наватейской Аравией, столицей которой была знаменитая крепость Петра, расположенная в восьмидесяти километрах на юго-восток от Мёртвого моря. Арета был так разгневан отношением Ирода к своей дочери, что уничтожил почти всё войско Ирода и убил бы и самого четвертовластника, если бы не вмешались римские войска.

Иродиада — одна из самых грешных и развращённых женщин, упоминаемых в Писании, и, возможно, уступает в этом лишь Иезавели. Хотя она и была обманута Иродом, однако очень скоро уже манипулировала им. Так как и Ирод, и Иродиада уже состояли в браке, их союз, вне всяких сомнений, был незаконным. Святой Дух отказался признать её женой Ирода и побудил Матфея называть её женой Филиппа, брата Ирода, хотя прошло уже несколько лет, как она развелась с Филиппом. Новый брак был не только незаконным, но и кровосмесительным, потому что Иродиада была дочерью Аристовула, другого единокровного брата Ирода, и приходилась Ироду племянницей.

Точно неизвестно где и при каких обстоятельствах Иоанн Креститель впервые противостал Ироду, обличив его в незаконном браке. Возможно, четвертовластник призвал Иоанна в свой дворец, надеясь, что Иоанн совершит какое-то поразительное чудо ради него, так же, как он позже ожидал чуда от Иисуса (Лук. 23:8). Но, независимо от того, кто был инициатором этой встречи, Иоанн, вместо чуда, подверг царя резкому осуждению. Судя по фразе «Иоанн говорил ему» (ср. Марк. 6:18), можно сделать вывод, что Иоанн упрекал Ирода и его жену не один раз.

И Ирод, и Иродиада были в ярости от слов пророка, но она, больше чем Ирод, хотела убить Иоанна. Если бы Ирод не боялся народа, потому что его почитали за пророка, Иоанна казнили бы немедленно.

Иоанн не был ни соглашателем, ни дипломатом. Он боялся только Господа и нисколько не колебался, когда противостал Ироду и Иродиаде в их пороке, как не колебался и тогда, когда противостал нераскаявшимся фарисеям и саддукеям, которых назвал порождениями ехидны (Матф. 3:7).

Такая благочестивая смелость, без оглядки на последствия, является отличительным признаком пророческого величия. Верный человек Божий противостоит греху, где бы и кем бы он ни был совершён, невзирая на власть, которую другие могут иметь над ним, — включая власть над его жизнью. Эта святая отвага была характерна для Стефана, Павла, Петра и огромного числа Божьих святых, которые на протяжении девятнадцати веков существования Церкви жертвовали своими жизнями за проповедь Евангелия. Великий новозаветный богослов А. Т. Робертсон писал: «Это стоило ему головы; но лучше иметь голову, как у Иоанна Крестителя, и потерять её, чем иметь обыкновенную голову и сохранить её».

Иосиф Флавий сказал об Иоанне Крестителе: «Теперь, когда многие люди толпами приходили к нему, будучи глубоко взволнованными тем, о чём он говорил, Ирод боялся, как бы огромное влияние Иоанна на людей не привело к усилению его власти и не возникла угроза мятежа. Поэтому он решил, что лучше будет убить Иоанна, чтобы предотвратить любые неприятности, которое тот мог причинить».

Иоанн не боялся ничего и никого, кроме Бога. Ирод же, наоборот, боялся почти всего и всех, кроме Бога. Он не только боялся народа, но также боялся Иоанна Крестителя, своей жены и своих придворных (ст. 9). Он боялся, что Арета опять нападёт на него. Как пишет Иосиф Флавий, он боялся восстания своего народа, — вдохновляемого и, возможно, возглавляемого Иоанном Крестителем. Ирод также боялся, что император мог сместить его и заменить кем-то, снискавшим большее расположение Рима. Этот страх имел под собой все основания, потому что через несколько лет после этого его племянник Агриппа (брат Иродиады), завистник и интриган, убедил императора Калигулу, что Ирод готовит восстание. И так как Калигула, вероятно, не доверял полностью словам Агриппы, Ирод и Иродиада были сосланы в Галлию (современную Францию), а не казнены, что было обычным наказанием за предательство.

Ирода обуревали противоречивые чувства к Иоанну; он и боялся, и был очарован. Марк пишет, что «Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его» (Марк. 6:20). Этот царь с удовольствием слушал человека, которого хотел казнить! Аудиенции с Иродом, несомненно, были единственной передышкой для Иоанна от мучений в темнице; они были для него не избавлением, но возможностью свидетельствовать о своём Господе и попыткой привести своего гонителя к покаянию и спасению.

Судя по тексту в 6-й главе Евангелия от Марка, а также по тому, что Ирод опечалился, услышав просьбу Иродиады о голове Иоанна (Матф. 14:9), царь, похоже, привязался к Иоанну или, по крайней мере, испытывал к нему почтительный страх. Но страх перед женой и друзьями был сильнее чувств к Иоанну.
Мало кто мог сравниться с Иродиадой по безнравственности, коварству или мстительности. С того момента, когда Иоанн впервые обличил её, она замыслила избавиться от этого надоедливого пророка, который бередил её чувства, а также возбуждал ненависть, которую её подданные уже испытывали к ней. Она ждала своего часа, благоприятной возможности, которая представилась во время празднования дня рождения Ирода, когда дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду.

Иосиф Флавий сообщает, что её дочь звали Саломея, и отцом Саломеи был Филипп, первый муж её матери и единокровный брат Ирода. Иродиада настолько была исполнена ненависти, мести и была настолько безнравственна, что совершенно не испытывала угрызений совести от того, что позволила своей дочери участвовать в непристойном танце перед отчимом и гостями, а также сделала её соучастницей преступления — убийства Иоанна.

В древнем мире празднование дня рождения было языческим праздником, и евреи, имея на то основание, считали его позором. Римская знать часто устраивала мужские пиры в честь дня рождения, где обжорство, пьянство, эротические танцы и половая распущенность были обычным делом.

Фраза Herodes dies (по-латыни «день рождения Ирода») стала эпитетом таких оргий.

Слово «угодила» — это эвфемизм, который означает «сексуально возбудить». Охмелевший царь был настолько очарован своей падчерицей, что опрометчиво с клятвой обещал ей дать, чего она ни попросит, вплоть до полцарства (Марк. 6:23). Это был тот час, которого ждала Иродиада, и по наущению матери Саломея попросила Ирода: «Дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя». Очевидно, что возбуждающий танец входил в коварный план Иродиады, чтобы подтолкнуть своего пьяного, похотливого и распутного мужа дать подобное обещание. И чтобы потом протрезвевший Ирод не передумал, Иродиада сказала дочери, чтобы она попросила принести голову Иоанна на блюде «теперь же» (Марк. 6:25).

Дойдя в чревоугодии и похоти до бесчувствия, царь стал лёгкой жертвой обмана со стороны своей коварной жены и её соблазнительной дочери. Он потерял своё достоинство, здравомыслие и то малое чувство справедливости, которое в нём, возможно, ещё было. Желая произвести на гостей впечатление великодушного благодетеля, он сам загнал себя в тупик и теперь оказался совершенно беззащитным перед своей коварной женой.

И хотя опечалился царь, но ради клятвы и возлежащих с ним гостей повелел дать ей. Это не значило, что слово царя почиталось или нарушение его клятвы могло запятнать его репутацию, тем более что Ирод славился своей нечестностью и двуличностью. Но на Ближнем Востоке в древности обещание, данное с клятвой, считалось священным и нерушимым (ср. Матф.5:33), особенно если такое обещание давал правитель. Но для Ирода не принципы имели значение, а видимость. Если бы он нарушил своё слово сразу же, как его дал, он поставил бы себя в неловкое положение перед возлежащими с ним, среди которых, несомненно, было много лиц высокого звания.

Ирод опечалился, но его печаль не имела ничего общего с сожалением о грехе или с искренним раскаянием. Подобно Пилату, который знал, что Иисус невиновен, и который освободил бы Его, если бы не сильное давление со стороны еврейских вождей (Лук. 23:4, 14-16, 20, 22-25; ср. Иоан. 19:12), Ирод трусливо капитулировал, осознавая, что поступает несправедливо и мстительно. Даже во хмелю он знал, что его обманули; но его гордость не позволила ему поступить справедливо. Вместо того чтобы признать крайнюю глупость своего обещания, царь позволил использовать себя для совершения чудовищного преступления — и это для того, чтобы спасти свою репутацию, которой у него, по сути, не было. Его порочная жена и беспринципная падчерица содействовали тому, что чаша его беззаконий наполнилась.

Иоанн был быстро и хладнокровно обезглавлен в своей камере, и голову его принесли на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей. Несмотря на всю мерзость, отвратительность этого поступка, подобные случаи не были чем-то необычным в те дни. Властители имели власть над жизнью и смертью своих подданных и узников. Они часто проявляли эту власть, и этой власти редко кто бросал вызов. Предок Иродиады по имени Александр Яннай устроил пир, во время которого на виду у собравшихся гостей было распято восемьсот бунтовщиков. Когда эти люди висели на крестах, у них на глазах были убиты их жёны и дети.

Один автор даёт следующий комментарий: «Когда принесли блюдо с истекающей кровью головой, [Саломея], вне всякого сомнения, взяла его изящно в руки, чтобы ни одна капля крови не запачкала её, и отправилась к матери, как будто несла лучшее кушанье с царского стола. Это было обычным делом, когда голову убитого приносили тому, кто приказал его казнить, как верное доказательство, что приказ был выполнен». Говорят, что когда голову Цицерона принесли Фульвии, жене Антония, она плюнула на неё, вытащила из головы язык и проткнула его своей шпилькой. Отец ранней Церкви Иероним считал, что именно так поступила Иродиада с головой Иоанна. У нас нет подтверждения тому, что она совершила это варварство, однако, учитывая характер Иродиады, она была вполне способна на такую мерзость.

Нездоровое очарование, которое Ирод испытывал по отношению к Иоанну и ко всему чудесному и сверхъестественному, не имело ничего общего с искренним желанием найти истину, не говоря уже о спасении. Это было проявление религиозного любопытства неверующего человека, непоколебимого противника Божьей истины, любви и благодати.

После того как Ирод обезглавил Иоанна, он начал наводить справки об Иисусе и «искал увидеть Его» (Лук. 9:9). Но Иисус не предпринимал никаких попыток встретиться с Иродом и не допускал, чтобы Ирод встретился с Ним, пока не пришло время, назначенное Отцом. Иисус однажды передал сообщение царю, когда узнал, что тот хотел убить Его: «Пойдите, скажите этой лисице: „Вот, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, и в третий день кончу“» (Лук. 13:32). Иисус выполнял Свою миссию и оставил царя с его неразрешёнными страхами, в ужасных грехах и обречённым на осуждение. После того как Иисус предстал перед Синедрионом и Пилатом, Его отослали к Ироду, и они впервые увидели друг друга. «Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нём и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо, и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему… Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату» (Лук. 23:8-9, 11).

По великой иронии «сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (23:12). Два жестоких человека, бывшие враги, строили свою дружбу на том, что их теперь связывало, — на распятии Божьего Сына!

Ирод отверг Христа, и Христос отверг Ирода. Из-за страха перед женщиной, из-за страха за свою репутацию, из-за страха перед своими приближёнными, из-за страха за свой престол, — и из-за отсутствия страха перед Богом — он осудил свою душу навеки.

Ответ Иисуса 

“Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли, возвестили Иисусу. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошёл за Ним из городов пешком” (Мф.14:12-13)

Прекрасное окончание этой ужасной истории состоит в том, что ученики Иоанна, придя, взяли тело его и погребли его. Трудно представить себе ту боль, которую они, должно быть, испытывали, неся обезглавленное тело того, кого они нежно любили и за кем верно следовали. Иоанн был великим, благочестивым человеком, который был их другом и учителем, чья пламенная проповедь заставила их покаяться и оставить свои грехи, кто вдохновлял и направлял их, чтобы и они приводили к покаянию других.

Возможно, следуя предварительному наставлению Иоанна, ученики затем пошли, возвестили Иисусу о том, что произошло. Иисус сильно любил Иоанна, и, услышав о случившемся, Он удалился оттуда на лодке в пустынное место один. Марк рассказывает более подробно, что Иисус был один со Своими учениками, которых попросил пойти вместе с Ним «„в пустынное место и [отдохнуть] немного“. Ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда» (Марк. 6:31).

Некоторые толкователи считают, что Иисус ушёл оттуда из-за страха, что Его постигнет та же участь, что и Иоанна; но если Иоанн не боялся Ирода, то Иисус тем более не боялся его. И зачем Иисусу нужно было избегать лишь потенциальной угрозы, когда Он знал, что спустя несколько месяцев Он Сам пойдёт на верную смерть? Если Иисус и удалился, чтобы избежать возможного ареста со стороны Ирода, то лишь потому, что этого не было в планах Отца и ещё не пришло время для Сына.

Иоанн Креститель был первым мучеником, умершим за Христа, и, похоже, Иисус использовал эту возможность отдохнуть для дальнейшей подготовки Своих учеников к тому, что ждёт и их. Следующим должен был умереть Сам Христос; и все остальные двенадцать учеников (включая Матфия, заменившего Иуду), видимо, претерпели мученическую смерть, кроме Иоанна, который умер в ссылке.

Хотя в большинстве стран мира сегодня христиане имеют относительную свободу исповедовать и распространять свою веру, многие верующие переживают то, что пережил Иоанн. Когда они становятся христианами, их семьи отрекаются от них, объявляют их мёртвыми, а иногда даже убивают их.

Тысячи людей теряют работу, свободу поклоняться Богу и даже право воспитывать в вере своих собственных детей. Многих бросают в тюрьмы, подвергают пыткам, отправляют в ссылку и публично клевещут на них. Но, по примеру Иоанна, они не отвергают своего Господа ради того, чтобы сохранить свои права, свободу и жизнь.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий