Страдания Христа

“И, восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних и сказал им: «Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение, и распятие; и в третий день воскреснет»” (Мф.20:17-19)

В этом отрывке Иисус даёт третье (см. 16:21; 17:22-23) и последнее предсказание о Своих предстоящих страданиях, смерти и воскресении. Как Его слова, так и истины, которые они передают, просты, ясны и определённы.

Иисус говорит не притчами или образными выражениями, а обычными, недвусмысленными словами. Он не открывает тайну и не объясняет глубокие богословские истины. Он просто излагает то, что очень скоро стало историческими фактами.

Смерть и воскресение Иисуса Христа составляют главные события библейского откровения как в Ветхом, так и в Новом Завете. Именно эти два исторических события, а также некоторые другие, связанные с ними, Иисус снова предсказывает Двенадцати как неизбежные.

На протяжении истории некоторые люди изображали Иисуса как благонамеренного, любящего, кроткого, мирного, но наивного мечтателя, который каким-то образом попал в этот враждебный мир и случайно был распят.

Другие, менее великодушные, изображают Его как самозванца, потенциального завоевателя, который попытался словить удачу и стал жертвой своих собственных амбиций.

Но подобные взгляды совершенно не соответствуют библейским фактам.

Страдания и смерть Христа нельзя назвать ни просчётом, ни случайностью.

Они менее всего были неожиданностью для Иисуса. Напротив, Он знал об этом прежде, чем Его убийцы составили свои порочные планы. Страдания и смерть Мессии были задуманы святым Богом задолго до того, как злые люди сплели против Него свой заговор. Вот первые слова Иисуса: «Я должен участвовать в трудах Отца Моего» (Лук. 2:49; Современный перевод библейских текстов). А Его последним словом было: «Совершилось!» (Иоан. 19:30).

Иисус знал, с какой целью Он находился на земле, знал мельчайшие подробности Своей жизни и служения. Так как Он обладал божественным предвидением, Он, должно быть, тысячи раз мысленно претерпевал многие страдания ещё до того, как они произошли в Его жизни.

Господь хотел, чтобы ученики понимали, что с Ним вскоре произойдёт.

Он хотел также подготовить их к тому времени, когда и они будут подвергаться опасностям и переносить страдания. Более того, Он хотел, чтобы ученики поняли, что все эти события, какими бы ужасными они ни были, являются частью Божьего плана искупления и истинной причиной Его прихода на землю.

Иисус знал, как трудно Его ученикам понять всё, что Он пытался объяснить им. Они были настолько проникнуты широко распространёнными среди евреев идеями о славном завоевателе, царственном Мессии, что всё в Его учении, противоречившее этому, казалось, проходило мимо их ушей. Для большинства евреев в те дни, как и для большинства евреев сегодня, идея о страдающем и умирающем Мессии была немыслимой, полной противоречия. Ученики, как и их собратья-евреи, ожидали не агнца, а льва.

Итак, в третий раз Господь отзывает учеников в сторону, чтобы внушить им главное: всё, что с Ним вскоре случится, — это реальность www.ledsvet.ru. Сначала Он заверяет их, что предстоящие события — часть Богом явленного плана.

Затем Он подробно предсказывает конкретные события и, наконец, те безмерные страдания, которые Ему надлежит претерпеть.

План Его страданий 

“И, восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних и сказал им: «Вот, мы восходим в Иерусалим»” (Мф.20:17-18а) 

Иисус окончил Своё служение в Галилее и перешёл в Перею, расположенную на другом берегу Иордана (19:1). Пройдя по восточному берегу Иордана, Он переправился через реку, чтобы попасть в Иерихон (20:29). Так часто поступали евреи, путешествующие из Галилеи, чтобы миновать Самарию. Оттуда Иисус начнёт восходить в Иерусалим.

Иерихон расположен на север от Мёртвого моря, которое почти на четыреста метров ниже уровня мирового океана. Хотя от Иерусалима до Мёртвого моря всего 23 километра, город на 762 метра выше уровня моря. Поэтому путешественники, направляясь из Иерихона в Иерусалим, должны были именно восходить, так как дорога вела круто вверх.

То, что Иисус отозвал двенадцать учеников одних, означает, что они путешествовали в сопровождении других людей, вероятно, большой толпы.

Некоторые из этой группы наверняка уже какое-то время следовали за Иисусом (ср. ст. 29), другие же были частью многотысячной толпы евреев, которые совершали ежегодное паломничество в Иерусалим и оказались в компании этого удивительного Учителя и Целителя. Но публичное служение Иисуса подходило к концу, поэтому большую часть времени Он посвящал личному наставлению учеников.

«Вот» было распространённым восклицанием, средством привлечь особое внимание к чему-либо важному. В этом контексте оно также передаёт значение решительности и убеждённости. Теперь Иисус «восхотел идти в Иерусалим» (Лук. 9:51) в гораздо большей степени, чем в предыдущем случае, который описывает Лука. Господь не планировал идти туда один, но сказал Двенадцати: «Мы восходим в Иерусалим».

Как уже отмечалось, ученикам всё ещё было очень трудно принять идею о страдающем и умирающем Мессии, но всем было известно, что еврейские вожди в Иерусалиме искали убить Его. Поэтому ученики «ужасались и, следуя за Ним, были в страхе» (Марк. 10:32). Они считали, что в этом не только не было необходимости, но что со стороны Иисуса было безрассудно даже помышлять о посещении Иерусалима.

Греческое слово тамбео, переведённое как «ужасались», подразумевает сильное изумление или замешательство и иногда даже означает «застыть в испуге». В таком состоянии невозможно правильно реагировать на идею или событие. Ученики почти три года были свидетелями божественной, чудесной силы Иисуса и Его авторитетного учения. Они оставили всё ради Него и полностью вверили себя Его попечению. Теперь же всё казалось безнадёжным и бессмысленным, и они не видели в происходящем никакого смысла.

Ученики настолько разуверились и пришли в смущение, что, вероятно, если не интеллектуально, то эмоционально отказались от идеи быстрого установления Царства. Однако они не могли представить никакой другой альтернативы. Иисус ничего не делал для того, чтобы создать политическое окружение, и, уж конечно, не собирал армию. Если Он был бессилен против еврейских кругов, то Он не представлял никакой угрозы и для римских властей. Идти в Иерусалим означало идти на верную смерть, и «Фома, называемый Близнец, сказал другим ученикам: „Идём и мы, чтобы умереть с Ним“» (Иоан. 11:16, Новый перевод с греч. подлинника). Самая положительная позиция, которую они могли занять, — это героическое, но безнадёжное решение идти и умереть со своим Наставником.

Марк сообщает, что Иисус шёл впереди учеников и народа (Марк. 10:32).

Выглядело так, как если бы Он был военачальником, вступающим в битву во главе своего войска, смело занимая самую опасную позицию. Но у Иисуса не было ни войска, ни оружия; была всего лишь горстка смущённых, беспомощных учеников и толпа искателей приключений, которая разбежалась бы при малейшем признаке опасности.

Однако в этом был божественный план: Иисус шёл в Иерусалим для того, чтобы «[совершилось] всё, написанное через пророков о Сыне Человеческом» (Лук. 18:31). Поход в Иерусалим не был случайностью или нелепым поворотом судьбы. Иисуса не застали врасплох, Он не попал в ловушку Своих врагов неожиданно. Господь не только знал об этих событиях, но и предсказал их через Своих пророков. Теперь Он решительно шёл навстречу их исполнению. Они действительно были кульминацией Божьего плана искупления.

Через Моисея Бог предсказал, что ни одна из костей Мессии не будет сокрушена (Исх. 12:46). Через псалмопевцев Он предсказал, что на кресте Мессия будет пронзён (21:17), что о Его одежде будут бросать жребий (21:19), что Ему будут давать пить уксус (68:22), что Он будет кричать от боли (21:2), что Он воскреснет из мёртвых (15:10) и вознесётся на небеса (109:1). Захария предсказал, что Мессия въедет в Иерусалим на ослёнке (Зах. 9:9), что Его предадут за тридцать серебряников (11:12), Его оставят друзья (13:7), и Его пронзят (12:10).

Весь ход событий, представленных в Ветхом Завете с его прообразами и символами, требовал того, чтобы Мессия, Помазанник Господа, умер за грехи мира, который никогда не смог бы искупить себя от грехов. Смерть Христа называют красной нитью Писания, это высшая истина, которая вобрала в себя все остальные.

Когда Адам и Ева согрешили, они сразу же осознали свою наготу. Чтобы дать им кожаные одежды, нужно было убить животных.

С самого начала вина и позор должны были покрываться жертвой. Это был первый величайший принцип искупления, изложенный в Писании. Но те шкуры, как и бесконечные жертвы после этого, были лишь символами. Они могли покрыть наготу человека, но не его грех.

Второй величайший принцип искупления, явленный Богом, состоит в том, что Он Сам усматривает необходимую жертву для человека. Бог повелел Аврааму принести в жертву Исаака, его единственного сына, через которого должно было исполниться божественное обетование. Авраам смог занести нож и был готов вонзить его в сердце Исаака, потому что был уверен, что Бог мог воскресить его сына из мёртвых (Евр. 11:19). Когда Господь остановил руку Авраама и усмотрел овна, который занял место Исаака на жертвеннике, Авраам назвал это место жертвоприношения «на горе Иеговы усмотрится» (Быт. 22:14).

Третий величайший принцип искупления, который явил Бог, состоит в том, что приемлемая жертва должна была быть безупречной. Когда ангел смерти должен был пройти по Египту, поражая всех первенцев, Бог усмотрел для израильтян защиту: они должны были помазать косяки дверей и перекладины кровью непорочного агнца (Исх. 12:5-7).

Во время блужданий в пустыне Бог открыл Моисею четвёртый величайший принцип жертвоприношения: жертвоприношение является главным актом приемлемого поклонения. В деталях сложной системы жертвоприношений Бог показал Израилю, что жертва будет частью каждого акта истинного поклонения, потому что она открывает путь к Богу.

Но в требованиях и ритуалах Ветхого Завета эти принципы были лишь прообразами. Никакая жертва, предложенная человеком, не могла покрыть его грех, стать его заменой, быть нравственно и духовно безупречной или стать приемлемым актом поклонения Богу. Только Бог мог предоставить такую жертву, и на эту божественную жертву символически указывали все остальные жертвы. И когда такая совершенная жертва была принесена, все остальные жертвы потеряли своё значение. Когда Иисус умер на кресте, завеса в храме разорвалась надвое и система жертвоприношений потеряла свою силу. Прошло менее сорока лет, и с разрушением храма в 70-м году по Р.Х. исчезла даже возможность приносить ветхозаветные жертвы.

Ученики знали, что идут в Иерусалим, чтобы праздновать Пасху вместе с Иисусом, но они и не предполагали, что Иисус являлся последним и единственным истинным Пасхальным Агнцем. Они всё ещё думали о льве, а Он думал об Агнце. Они думали о Царстве, а Он думал о жертве. Они думали о славе, а Он думал о страданиях и смерти.

Ученики не понимали в полной мере ветхозаветного учения о Мессии, как не понимали они и того, что Иисус постоянно говорил им о Себе. Даже после воскресения Он упрекнул двух учеников за то, что они недопонимали того, что было давно открыто в Писании. «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы верить всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лук. 24:25-26). Немногим позже Иисус говорил одиннадцати ученикам и некоторым другим верующим, собравшимся с ними в Иерусалиме: «Так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мёртвых в третий день» (ст. 46).

Павел должен был напоминать коринфским христианам о главной истине, которой он многократно их учил, «что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребён был, и что воскрес в третий день, по Писанию» (1 Кор. 15:3-4). Много лет спустя Пётр напоминал верующим, которым он писал, что «к этому-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследуя, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу» (1 Пет.1:10-11).

Страдания и смерть Иисуса всегда были в Божьем плане. Когда Иисусу было всего несколько недель от роду и родители принесли Его в храм, чтобы представить Господу, благочестивый Симеон сказал Марии: «Вот лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, — и тебе самой оружие пройдёт душу» (Лук. 2:34-35). Иоанн Креститель объявил о начале служения Иисуса следующим образом: «Вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира» (Иоан. 1:29), и каждый еврей, слышавший эти слова, знал, что Иоанн говорил о жертвенном агнце. В своём великом видении на острове Патмос Апостол Иоанн видел, что «стоял Агнец как бы закланный», и слышал, как великие множества ангелов «говорили громким голосом: „Достоин Агнец закланный“» (Откр. 5:6, 12).

Иисус шёл в Иерусалим, потому что именно там Он должен был отдать Себя в жертву за грехи мира, в полном соответствии с Божьим планом, явленным в Писании.

Предсказание Его страданий 

“и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам” (Мф. 20:18б-19а) 

В Своём божественном всеведении Иисус знал, сколько мужей было у женщины из Сихаря, хотя никогда не встречал её и ничего не слышал о ней раньше (Иоан. 4:16-18). Он точно сказал ученикам, кого они найдут, когда послал их в Иерусалим привести к Нему ослёнка (Матф. 21:2). Он предсказал разрушение Иерусалима почти за сорок лет до того, как оно произошло (Матф. 24:1-2). Теперь в дополнение к многочисленным пророчествам в Ветхом Завете Иисус в Своём всеведении описывает подробности Своих страданий и смерти.

Сам Иисус, а также авторы Евангелий восемьдесят раз называли Его Сыном Человеческим. Это был ветхозаветный титул Мессии, указывающий на Его божественность, но в то же время подчёркивающий Его воплощение и унижение. Будучи божественным Сыном Человеческим, Иисус объявил, что Он предан будет первосвященникам и книжникам.

Господь не упоминает о том, кем Он предан будет, хотя знал, что это будет Иуда.

Иудейское священство делилось на несколько категорий и уровней. Левиты находились на самом низком уровне, их было несколько тысяч. Они не осуществляли священнических функций, как таковых, но служили священникам. Рядовые священники служили в разных качествах в скинии, а позже в храме. К новозаветному времени образовалась ещё одна группа, которая называлась первосвященники. Эти люди представляли собой наследственную аристократию священства. Самое высокое положение в этой группе передавалось по наследству от отца к сыну.

Следующими по значимости среди еврейских религиозных вождей были книжники, которые занимали своё положение не по наследству, а благодаря своей учёности. Они были знатоками Ветхого Завета, особенно закона Моисеева, а также тысяч раввинских преданий, которые сложились на протяжении нескольких сот лет со времени возвращения евреев из вавилонского плена. Книжников часто называли законниками, раввинами или докторами, и, как многократно свидетельствуют об этом Евангелия, они были тесно связаны с фарисеями.

Таким образом, первосвященники и книжники соответственно представляли наследственную и интеллектуальную аристократию иудаизма. Эта элитная группа религиозных вождей сильно ненавидела Иисуса и противилась Ему, потому что Он угрожал их лицемерной и нечестивой системе власти. И как исполнительный орган высшего еврейского совета, Синедриона, они вскоре осудят Его на смерть.

Поскольку Рим не позволял подвластным народам наказывать людей смертью, еврейские религиозные вожди могли осудить Иисуса на смерть, но не могли казнить Его без одобрения римских властей. Поэтому, чтобы воплотить свой план убийства, им нужно было предать Его язычникам, то есть римлянам. И так как они не могли убедить Пилата, римского правителя, что религиозное оскорбление, которое нанёс Иисус, достойно наказания смертью, они прибегли к шантажу. «Если отпустишь Его, — сказали они Пилату, — ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царём, противник кесарю» (Иоан. 19:12).

Мера и сила Его страданий

“на поругание и биение, и распятие; и в третий день воскреснет” (Мф.20:19б) 

Первая фраза описывает то, что можно назвать мерой страданий Иисуса, степенью муки, на которую Он был несправедливо осуждён, но которую принял добровольно.

Когда Иисус находился в руках римских властей, Его предали на поругание и биение, как было принято обращаться с узниками, не имевшими римского гражданства, даже если их преступление не было доказано. Сначала Пилат отдал Иисуса, чтобы Его били кожаными плетьми, к которым были прикреплены острые кости и куски металла. Затем воины Пилата, «взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели на Него багряницу. И, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь перед Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: „Радуйся, Царь иудейский!“ И плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове» (Матф. 27:26-30). Только после такого мучительного унижения Иисуса повели на распятие.

Знаменательно, что когда в Новом Завете речь идёт о страданиях Христа до распятия и во время распятия, всегда используется существительное во множественном числе (см. 1Пет. 1:11; 4:13; 2Кор. 1:5; Фил. 3:10; Евр.2:10). Иисус страдал от боли во всём теле.

Распятие вызывало сильнейшую, мучительную боль, именно поэтому Рим предпочитал применять данный вид казни для врагов государства. Но само по себе оно не всегда приводило к летальному исходу, есть множество исторических свидетельств, когда люди оставались живы после этой казни.

Когда хотели, чтобы смерть наступила наверняка, жертву предварительно били плетьми. Большая потеря крови, а также рваные раны, через которые были видны внутренние органы, не только значительно усиливали страдания, но и гарантировали смерть.

Нельзя приуменьшать физические страдания Иисуса. Он чувствовал каждый удар палкой и каждую рану от удара плетью. Он мучился от боли из-за повреждённых и разорванных мышц, когда пытался нести тяжёлый крест из Иерусалима на Голгофу. Он чувствовал острую боль, когда Его руки и ноги пронзили гвоздями, когда крест ставили в вертикальное положение и Его тело тяжело повисло на этих гвоздях. Он испытывал страшную жажду.

Нестерпимая боль была и от того, что Его тело под весом собственной тяжести растягивало лёгкие, не позволяя Ему дышать.

Но, как наглядно предсказал Исаия, самые большие страдания, которые перенёс Иисус, были не физическими, а эмоциональными и духовными.

Ибо Он взошёл перед Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нём ни вида, ни величия. И мы видели Его — и не было в Нём вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умалён перед людьми, Муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лицо своё. Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижён Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились.

Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих… Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь (Ис. 53:2-8).

Как объясняет пророк, страдания Иисуса выходили далеко за рамки физических. Его моральные страдания как Мессии были намного больше, чем боль в теле. Будучи безгрешным Человеком, Он должен был страдать за преступления грешных людей, которые презирали и отвергали Его. Он был поражён даже Своим собственным Отцом, принял наказание вместо падшего человека, который заслуживал возмездие, но не смог бы перенести его. «Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению… Душа Его принесёт жертву умилостивления… [Он] предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтён был, тогда как Он понёс на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис. 53:10, 12).

К тому же Иисус пережил боль предательства. Один из Его учеников, из Его особо избранных Двенадцати, предал Его первосвященникам. Иисус мог сказать вместе с псалмопевцем: «Даже человек мирный со мной, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту» (Пс. 40:10). Тот, которого Он призвал, учил и любил, отвернулся от Него и предал Его в руки врагов. Боль предательства, должно быть, глубоко ранила сердце Иисуса задолго до того, как это зло было на самом деле совершено. Друг не только предал Его, но и совершил это в изощрённой форме — поцелуем. Не многие человеческие страдания могут превзойти подобное, когда близкий и дорогой человек вероломно разрушает дружбу и доверие, совершая предательство.

Иисус претерпел также боль отвержения. Он был предан первосвященникам и книжникам, которые именем Израиля, Богом избранного народа, отвергли Его как Мессию и обращались с Ним, как с преступником, достойным смерти. Он был краеугольным камнем, который отвергли строители.

Искупитель Израиля «пришёл к своим, и свои Его не приняли» (Иоан. 1:11). Его ученики покинули Его, они стыдились называться Его учениками, а тем более Его рабами. Он должен был пережить отвержение собственного Отца, Который не мог взирать на совокупный грех в теле Своего Сына.

Иисус претерпел боль унижения. Над Ним смеялись вожди Его собственного народа, а затем язычники, к которым Его отправили. Эти язычники унизили Иисуса, надев на Него подобие короны, подобие багряницы, вручив Ему подобие скипетра и притворно поклонившись Ему. Они смеялись над Ним, плевали Ему в лицо и пригвоздили Его раздетого к кресту на всеобщее обозрение.

Иисус претерпел боль несправедливой вины. Вина, которую Он взял на Себя и за которую страдал и умер, не была Его собственной. Он понёс наказание за грехи других. На Него была возложена вся вина людей, которые когда-либо жили и которые когда-либо будут жить. Вероятно, именно эта печальная перспектemива нести вину и позор всего человечества заставила ненавидящего грех Христа проливать кровавый пот, когда Он молился в ту последнюю ночь в Гефсиманском саду.

Иисус претерпел боль от ран. Как уже отмечалось, римляне бичевали с помощью плети, к которой были прикреплены острые кости и куски металла, наносившие глубокие раны. При этом повреждались плоть, кости и даже внутренние органы жертвы. Обычно наказание состояло из сорока ударов, которые наносили с такой силой, что часто первый палач уставал и страшную экзекуцию заканчивал второй. Из-за сильных повреждений и кровотечения жертва часто умирала раньше, чем успевали нанести все сорок ударов.

И, наконец, Иисус претерпел боль самой смерти. Физиологически, Он мог умереть от удушья. Но самое страшное страдание, которое фактически и стало причиной Его смерти, Он претерпел как наказание за грехи человечества.

Чтобы спасти погибающих людей, которых Он бесконечно любил, Он должен был стать вместо них грехом, который Он бесконечно ненавидел. Бог «не Знавшего греха… сделал грехом вместо нас, чтобы мы стали праведностью Божьей в Нём» (2 Кор. 5:21, Новый перевод с греч. подлинника).

Но вопреки тому, что думали Его друзья и враги, смерть Иисуса не была Его концом. Отец никогда бы не позволил «святому Своему увидеть тление» (Пс. 15:10). Поэтому в третий день Иисус воскреснет, чтобы никогда больше не страдать и не умирать. Он умер, чтобы победить грех и наказание за него, то есть смерть. Он умер, чтобы верующим в Него никогда не пришлось умирать.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий