Сострадание к внешним

“Перейдя оттуда, пришёл Иисус к морю Галилейскому и, взойдя на гору, сел там. И приступило к Нему множество народа, имея с собой хромых, слепых, немых, увечных и иных многих, и повергли их к ногам Иисуса; и Он исцелил их; так что народ удивлялся, видя немых говорящими, увечных здоровыми, хромых ходящими и слепых видящими, и прославлял Бога Израилева. Иисус же, призвав учеников Своих, сказал им: «Жаль Мне народа, что уже три дня находится при Мне, и нечего им есть; отпустить же их неевшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге». И говорят Ему ученики Его: «Откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа?» Говорит им Иисус: «Сколько у вас хлебов?» Они же сказали: «Семь, и немного рыбок». Тогда велел народу возлечь на землю. И, взяв семь хлебов и рыбу, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин полных, а евших было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей. И, отпустив народ, Он вошёл в лодку и прибыл в пределы магдалинские” (Мф. 15:29-39)

Бог Библии — Бог сострадающий. Он страдает с людьми, Он чувствует их боль и печаль и стремится облегчить оные, потому что заботится об их благополучии и счастье. Текст Иоан. 3:16 можно перевести так: «Бог чувствовал такое сострадание к миру, что отдал Сына Своего Единородного, чтобы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Именно сострадание Бога к человеку со времён грехопадения открыло для человека путь обратно к Богу. Иеремия провозгласил: «По милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось» (Пл. Иер. 3:22). Сострадание Господа сдерживает Его суд и простирает Его милосердие, давая возможность падшему человечеству покаяться и спастись.
Снова и снова Бог проявлял сострадание по отношению к Своему народу, когда тот был в нужде, несмотря на грех народа и его непослушание Господу.

Когда израильтяне были угнетаемы Арамом, «Господь умилосердился над ними, и помиловал их, и обратился к ним ради завета Своего с Авраамом, Исааком и Иаковом, и не хотел истребить их, и не отверг их от лица Своего доныне» (4 Цар. 13:23). Во времена, когда Иудеей правил Вавилон, Седекия, назначенный иудейский царь в Иерусалиме, восстал не только против Навуходоносора, но и против Бога, Иеремии и других пророков. Священники и народ также были неверны и порочны. Однако «посылал к ним Господь, Бог отцов их, посланников Своих от раннего утра, потому что Он жалел Свой народ» (2 Пар. 36:13-15).

С самого начала Своего служения Иисус испытывал сострадание к людям, потому «что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря» (Матф. 9:36). Особо Он сострадал больным и страждущим, исцеляя их от всяких болезней (14:14; ср. 4:23; 8:16; 9:35). Его сострадание не было ограничено лишь еврейским народом; и когда Он служил другим людям, Он нашёл необыкновенную веру у многих язычников, как, например, у римского сотника, слугу которого Он исцелил (Матф. 8:5-13), и у женщинысирофиникиянки, чью дочь Иисус только что избавил от одержимости (15:22-28).

Перейдя оттуда, то есть из Тира и Сидона, где жила эта женщина (ст. 21), Иисус пришёл к морю Галилейскому и, взойдя на гору, сел там. От Марка мы узнаём, что Иисус пошёл вокруг Галилейского моря, очевидно с восточной стороны, делая остановки в «пределах Десятиградия» (Марк. 7:31), ещё одной языческой местности. Хотя служение Иисуса в первую очередь было обращено к евреям, Господь постоянно выходил за пределы служения народу завета, давая представление о распространении Царства по всему миру (ср. Матф. 28:19; Деян. 1:8).

Во время Своего трёхлетнего служения Иисус много раз приоткрывал завесу будущего, показывая, каким будет грядущее Царство. В преображении Он предварил Своё возвращение в великой славе во время Второго пришествия, когда Он установит Тысячелетнее Царство на земле. Избрание Иисусом двенадцати учеников, чтобы они были Его Апостолами, стало прообразом восстановления двенадцати колен Израиля, которыми эти Апостолы будут однажды править (Матф. 19:28). Исцеление Иисусом всех, кто приходил к Нему, стало прообразом Его окончательного внешнего «исцеления народов» (Откр. 22:2). Его учение о Царстве стало прообразом грядущего Царства, где «земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11:9).

Как уже упоминалось, служение на протяжении нескольких месяцев в Галилее было прообразом грядущего Царства, которое объединит в себе и язычников, и евреев. Таким образом, в этом и в других случаях Пётр снова и снова был свидетелем поразительной истины, что Евангелие принадлежит всем людям. И это задолго до видения с нечистыми животными и встречи с Корнилием, которые наконец-то убедили его в том, «что Бог нелицеприятен» (Деян. 10:1-34; ср. ст. 45-47).

Район Десятиградия, куда только что прибыл Иисус, находился юго-восточнее Галилейского моря, прямо к югу от современных Голанских высот.

Десятиградие означает «десять городов». Оно получило своё название от десяти городов-государств, находившихся в его пределах. Эта в некоторой степени независимая территория клином врезалась между северными землями, которыми правил Филипп четвертовластник, и землями на юге и западе, где правил Ирод Антипа. В этих десяти городах и вокруг них археологи обнаружили руины прекрасных амфитеатров, форумов и многочисленные языческие статуи и памятники в честь различных богов греческого пантеона — включая Зевса, Афродиту, Афину, Артемиду, Геракла, Диониса и Диметру.

С того момента, как Иисус накормил пять тысяч, до нового насыщения шедших за Ним людей прошло какое-то время. Совершая предыдущее чудо, Иисус повелел людям «возлечь на траву» (14:19), тогда как в Десятиградии Он повелел всем «возлечь на землю» (15:35). В той части Палестины трава бывает зелёной лишь с начала весны до начала лета, когда она сгорает от жары. Множество евреев на северо-восточном побережье Галилейского моря могли сидеть на траве, тогда как толпа язычников в Десятиградии должна была сидеть на голой земле. Это указывало на то, что между двумя насыщениями прошло несколько месяцев.

Хотя Иисус пришёл в район Тира и Сидона не для служения, Его сразу же там узнали, и Он охотно помогал приходящим к Нему — несомненно помогая многим другим, кроме женщины-хананеянки. Когда Он прибыл в район Десятиградия, Его также узнали, потому что с самого начала Его служения люди из этих мест приходили послушать Его и исцелиться (Матф. 4:24-25).

Поэтому, когда распространился слух о том, что Иисус пришёл в их землю, приступило к Нему множество народа.

Гора, на которую поднялся Иисус, находилась вдали от населённых пунктов. Поэтому понадобилось несколько дней, чтобы весть о Нём распространилась и множество народа пришло к Нему из различных мест этого региона. Особенно медленно передвигались те, кто имел с собой хромых, слепых, немых, увечных и иных многих.

«Увечные» (куллос) — это люди, у которых покалечена или полностью отсутствует какая-то часть тела. Иисус использовал это слово для описания человека, у которого нет руки или ноги (Матф. 18:8). Таким образом, среди нуждающихся в помощи были сильно покалеченные люди.

Когда друзья и родственники больных нашли Иисуса, они повергли своих больных близких к Его ногам; и Он исцелил их. «Повергли» — от слова рипто, которое означает «кидать, бросать поспешно, но осторожно». Они не в состоянии были пробраться к Иисусу сквозь толпу, насчитывавшую «четыре тысячи человек, кроме женщин и детей» (15:38); следовательно, общее число могло достигать двадцати тысяч. Неизвестно, сколько людей из этой толпы пришли за исцелением, но их число, должно быть, составляло несколько сотен или даже тысяч. Так как народ постоянно прибывал, то получившие исцеление отходили, чтобы дать место другим. Иисус же всё это время находился в плотном окружении сотен людей.

Ни один из авторов Евангелий не описывает исцелений подробно; просто говорится, что Он исцелил их. Но не трудно представить, как крики о помощи смешивались с радостными возгласами, когда одни стремились приблизиться к Иисусу, ещё страдая от болезни или увечья, а другие уходили уже здоровыми. Больные уходили исцелёнными; слепые и глухие уходили зрячими и слышащими. Люди, которые никогда в жизни не могли произнести ни одного слова, теперь восклицали, славя Иисуса. Люди, которые не могли сделать ни одного шага, теперь прыгали и бегали от радости. Понятно, что народ удивлялся, видя немых говорящими, увечных здоровыми, хромых ходящими и слепых видящими.
Многие, несомненно, видели, как Иисус исцелял и раньше, но от этого зрелище не становилось менее удивительным. «Удивлялся» — от греч. слова таумазо, которое означает «быть охваченным благоговейным страхом».

Люди видели нечто такое, что не поддавалось человеческому объяснению, их ошеломил непрерывный поток мгновенных и полных исцелений. Марк пишет, что люди «чрезвычайно удивлялись, и говорили: „Всё хорошо делает“» (7:37). Удивление этих язычников было больше, чем удивление евреев, чьё благоговение часто сдерживалось духовной гордостью и скептицизмом.

Когда народ в Десятиградии увидел настоящие чудеса, он понял, что за этим стоит божественная сила — в противоположность фарисеям, которые обвиняли Иисуса, что Он изгоняет бесов силой сатаны (Матф. 12:24).

Зная, что их языческие боги не могли совершать таких чудес и не совершали бы их, даже если бы могли, народ из Десятиградия прославлял Бога Израилева. Они не осознавали в полной мере, Кем был Иисус, но знали, что Он был евреем и что Он служил Богу Израиля, и с благоговейным страхом прославляли Его Бога. Их восторг и благодарность за исцеление или за то, что были исцелены их близкие и друзья, приводили к тому, что они спонтанно славили Господа.

Людей было так много, а нужда — так велика, что исцеления продолжались несколько дней. После этих чудесных, но напряжённых дней, Иисус, призвав учеников Своих, сказал им: «Жаль Мне народа, что уже три дня находится при Мне, и нечего им есть».

«Жаль Мне» — от глагола спланхнизомай, который буквально означает «быть взволнованным внутри» (во внутренностях или в животе), где, по мнению древних, находились эмоции. Согласно одному определению, это «чувство глубокого сострадания и печали и желание облегчить и снять боль».
Иисусу было жаль людей, Он был полон сострадания к их духовным нуждам — вечным по своим последствиям. Ему было жаль людей, так как физические недуги, которыми они страдали, часто мучили их всю жизнь. Но Ему также было жаль их, потому что у них не было пищи, подкреплявшей их изо дня в день. В Своей показательной молитве Господь говорит нам, чтобы мы просили Небесного Отца дать нам «хлеб наш насущный… на сей день» (Матф. 6:11), потому что Он заботится о физических нуждах в нашей повседневной жизни.

Несмотря на восторг людей и на то, что многие из них впервые в жизни стали физически здоровы и полноценны, три дня без пищи — это большой срок. Поэтому Иисус не хотел отпустить их неевшими, чтобы они не ослабели в дороге. Слово, переведённое как «ослабеть», означает изнеможение или ослабление, как провисает ослабленная тетива лука. Господь решил, что никто из людей не уйдёт домой голодным, чтобы не ослабеть в дороге.

На первый взгляд, ученики ответили, по сути, так же, как и в первый раз, когда Иисус попросил их накормить пять тысяч возле Вифсаиды (14:16-17). И поскольку в Десятиградии ученики вели себя так, будто Иисус впервые обратился к ним с такой просьбой, многие либералы считают, что Матфей дважды описал одно и то же событие, в котором некоторые подробности отличаются друг от друга и даже противоречат друг другу. Но как бывший сборщик налогов, который привык аккуратно вести записи, Матфей был слишком внимательным, чтобы не заметить отличий; и не было смысла в том, чтобы придумывать их. Он был с Иисусом на протяжении всего Его служения, и невозможно представить, чтобы он запутался в таком поразительном событии, подумав, что оно произошло два раза, вместо одного. К тому же, Дух Святой, Который вдохновил написание Евангелий, не допустил бы такого искажения. Потребность в пище была настолько насущной, что можно предположить, что были и другие чудесные насыщения, которые остались незаписанными в Евангелиях (ср. Иоан. 21:5).

Почему же тогда ученики снова спросили Иисуса: «Откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа?» Почему они просто не понадеялись на Иисуса, что Он совершит чудо, такое же, как совершил месяц или немногим больше месяца назад? Вероятно, они понадеялись. Они не могли забыть предыдущий случай, особенно потому, что сами непосредственно участвовали в раздаче пищи почти двадцати пяти тысячам людей, когда Иисус умножал её. Задав вопрос, где им взять столько еды, ученики, похоже, просто признавали то, что не в состоянии сделать это своими силами. Они, по сути, говорили: «Господи, мы можем накормить этих людей не больше, чем могли накормить тех. Эта группа людей меньше, но для нас накормить четыре тысячи мужчин и их семьи — такая же непосильная задача, как и накормить пять тысяч».

Район Десятиградия был, вероятно, более пустынным, чем территория возле Вифсаиды, и если им не удалось найти пищу там, то тем более они не могли найти её здесь. Ученики не сомневались, что Иисус мог чудесным образом накормить и этих людей; не забыли они также и предыдущее насыщение. То, что они, сомневались в Иисусе, кажется совершенно неправдоподобным, а то, что они могли забыть о предыдущем насыщении, кажется невероятным. Скорее всего, их ответ свидетельствовал о том, что они понимали: Господь мог накормить столько народа, а они — нет. У Него сил не уменьшилось, а у них не прибавилось.

Затем Иисус спросил их: «Сколько у вас хлебов?» Они сказали: «Семь, и немного рыбок»; и опять (ср. 14:18) они принесли Ему то малое, что имели. Как и в прошлый раз, Иисус велел народу возлечь на землю. Так как людей было почти столько же, сколько и прошлый раз, похоже, что Иисус опять велел людям сесть группами по сто и пятьдесят (см. Марк. 6:40) — чтобы упростить раздачу пищи.

Затем Иисус, взяв семь хлебов и рыбу, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу. Глагол, переведённый, как «дал», можно также перевести как «продолжал давать». В любом случае, смысл заключается в том, что Иисус давал пищу по мере её умножения.

Ученик, раздав еду, приносил корзину обратно к Господу, чтобы наполнить её вновь, пока народ не насытился.

Господь мог бы с лёгкостью раздать пищу чудесным образом, так же, как Он умножил её. Он давал манну народу Израиля в пустыне, каждое утро свежую, распределяя её по всей территории пустыни, на которой они разбили свой лагерь, так что людям нужно было лишь выйти из шатра и собрать столько манны, сколько им было необходимо (Исх. 16:16). Но, кормя народ, Иисус учил учеников. Он хотел, чтобы они поняли как богословскую, так и практическую сторону Его сострадания. Он хотел, чтобы ученики лично участвовали в Божьей заботе о повседневных нуждах людей и об их вечном спасении и физическом здоровье, потому что Божественное сострадание проявляется во всех областях человеческих нужд.

Никто не ушёл голодным, потому что ели все; и никто не ушёл наполовину сытым, но все насытились. После того как все съели столько, сколько хотели, ученики набрали оставшихся кусков семь корзин полных.

Семь корзин полных, упомянутые здесь, отличались от двенадцати корзин, использовавшихся ранее, при насыщении пяти тысяч. Корзины, которые использовались в предыдущем насыщении, были маленькими. Такие еврейские корзинки назывались кофинос и использовались путешественниками, чтобы переносить еду для одного или двух приёмов пищи. А корзины, использовавшиеся при насыщении в Десятиградии, назывались спуридас.

Это были корзины довольно большого размера, использовавшиеся в быту у язычников. В них мог вместиться даже взрослый человек, и именно в такой корзине Павла спустили по стене в Дамаске (Деян. 9:25). Поэтому эти семь больших корзин вмещали значительно больше еды, чем двенадцать корзин, которые использовались в предыдущем насыщении (Матф. 14:20). Так как люди не ели три дня, они, вероятно, съели гораздо больше, чем люди, которые не ели всего один день (14:15).

Альфред Эдершайм подметил, что «Господь заканчивал каждый этап Своего служения насыщением людей. Он закончил служение в Галилее, накормив пять тысяч. Он закончил служение в языческой местности, накормив четыре тысячи. И Он закончил иудейское служение перед Своей смертью на кресте, накормив Своих в горнице».

После того как четыре тысячи человек, кроме женщин и детей, насытились, Иисус, отпустив народ, вошёл в лодку и прибыл в пределы магдалинские (в некоторых манускриптах — магаданские). Ни в библейских, ни в исторических, ни в археологических источниках об этом регионе сведений нет. Марк пишет, что они отправились «в пределы далмануфские» (Мк. 8:10), но об этой местности тоже нет никаких сведений. Так как они путешествовали по морю, эта местность, очевидно, граничила с Галилейским морем.

Из служения Иисуса язычникам в Десятиградии можно извлечь целый ряд важных уроков.

Во-первых, мы снова видим божественную силу Иисуса, равных которой не было. Так как только Бог может творить, то только Бог мог умножить эти семь хлебов и несколько рыбок даже в два раза, не говоря уже о тысячекратном умножении. Он является Богом Авраама, который уверовал в Него. Он является Богом, «животворящим мёртвых и называющим несуществующее как существующее» (Рим. 4:17). Точно так, как Он творил здоровые ткани, чтобы заменить больные, здоровые конечности — чтобы заменить увечные или отсутствующие, видящие глаза — чтобы заменить слепые, Он также сотворил изобилие пищи из малого количества.

Когда Апостолы созидали раннюю Церковь, через них были сотворены многие чудеса. Но эти чудеса совершались во имя и силой Иисуса Христа, в руках Которого они служили просто орудием. Однако Иисус совершал чудеса Своей силой и ради Своего имени, потому что Он был Источником этой силы. Он исцелял, освобождал, воскрешал из мёртвых и умножал пищу не как представитель Бога, а как Бог.

Во-вторых, то, что Иисус не только исцелял болезни и восстанавливал слух и зрение, но также восстанавливал здоровье тех, кто был куллос (инвалидом с покалеченными или вообще отсутствовавшими руками, ногами, глазами или другими частями тела), полностью отличает Его от самозваных божественных целителей прошлого и настоящего. Напрасно искать среди этих целителей тех, кто на самом деле смог бы восстановить человеку руку, ногу или глаз. Их «исцеления», в лучшем случае, носят психосоматический характер и совсем незначительны по сравнению с теми, какие совершал Господь на протяжении трёх лет Своего земного служения.

Бог и сейчас силен исцелить самые безнадёжные болезни и сотворить здоровые члены тела. Но исцеления в Церкви совершались лишь в то далёкое время, когда нужно было подтвердить подлинность Самого Мессии и Его Слова через Апостолов. Когда цель была достигнута, дар совершать чудеса прекратился.

В-третьих, мы узнаём, что целью служения является поклонение. Хотя большинство, если не все, в Десятиградии были язычниками, когда они увидели величие и совершенство исцеляющей силы Иисуса, они не только крайне изумились, но «прославили Бога Израилева» (ст. 31). Проявление такой божественной силы требовало от её свидетелей гораздо больше, чем благоговейного трепета: оно требовало благоговейного поклонения, что и сделали эти язычники, как могли.

Их поклонение было высшей целью Иисуса. Господь испытывал огромное сострадание к этим людям, поэтому Он исцелял их и кормил. Но бесконечно больше Он беспокоился о том, чтобы через их веру в Него как в Господа и Спасителя спасти их души от вечного осуждения и сделать гражданами Своего Небесного Царства.

Последователи Христа также призваны служить людям, удовлетворяя не только их преходящие физические нужды, но и приводя их к тому, чтобы они прославили Бога, «чтобы обилие благодати тем большую во многих произвело благодарность во славу Божью» (2 Кор. 4:15). Цель благовестия и христианской жизни — «поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Иоан. 4:23). Бог прославляется лишь тогда, когда человек искренно и безоговорочно предан Господу, когда он служит другим поистине самоотверженно, каждый день в своей жизни уподобляясь Христу.

Это особенно важный урок для настоящего времени, когда себялюбие и самодовольство стали приемлемыми и поощряемыми даже во многих церквах. Мы склонны предлагать Евангелие просто потому, что оно может что-то дать человеку, и не говорим о необходимости отвратиться от себя и обратиться к Богу, отказаться от своих собственных приоритетов и принять Его приоритеты. Мы любим представлять путь спасения таким образом, что он кажется широким, хотя Господь сказал, что он узок (Матф. 7:14). Мы хотим сделать христианскую жизнь лёгкой, хотя Иисус объявил: «Кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот недостоин Меня», а также: «[Только] потерявший душу свою ради Меня сбережёт её» (10:38-39).

В-четвёртых, эта история учит необходимости полагаться на божественные возможности. Подобно ученикам, мы наиболее пригодны для употребления Господом тогда, когда осознаём свою несостоятельность и обращаемся к Нему. Того, что мы имеем сами по себе, никогда не бывает достаточно, чтобы восполнить нужды других или совершить что-либо для Бога. Иисус не давал указания Апостолам быть Его «свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее, и Самарии, и даже до края земли», прежде чем не пообещал им: «Вы примете силу, когда сойдёт на вас Дух Святой» (Деян. 1:8). «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов», — говорит Иаков (Иак. 1:17).

Однажды меня попросили навестить одну пожилую женщину на смертном одре, которая не знала Христа. Женщина была очень слаба, и я не хотел расстраивать её. Однако я знал, что больше всего на свете ей нужен Христос.

Всю дорогу я молился, чтобы Бог помог мне в том, что сказать и как сказать. Но чем ближе я подходил к её двери, тем больше нервничал. Когда одна из её подруг впустила меня и я подошёл к кровати больной, я услышал: «Прежде чем вы мне что-то скажете, я хочу вам сказать, что вчера моя сестра привела меня к Христу». После того как мы прочитали несколько Псалмов и помолились, я сказал: «Вам больше не надо бояться смерти», на что она ответила:

«Бояться смерти? Я не боюсь смерти. Я совсем не боюсь смерти». В конце моего посещения я почувствовал, что эта женщина послужила мне больше, чем я ей. Я был совершенно не в состоянии восполнить её нужды, но, положившись на нашего милостивого Господа, я увидел, что Он опередил меня и сделал всё необходимое.

В-пятых, мы узнаём из этой истории, что Божьи возможности никогда не уменьшаются и тем более никогда не иссякают, потому что Он обладает бесконечной способностью творить. Господь не нуждался в семи хлебах и нескольких рыбках, чтобы накормить народ. Он мог с лёгкостью сотворить пищу из ничего, точно так, как сотворил мир из ничего. Он использовал хлебы и рыбу, чтобы привлечь учеников и научить их отдавать то, что они имеют, на Его попечение. «Давайте, и дастся вам: мерой доброй, утрясённой, нагнетённой и переполненной отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какой мерой мерите, такой же отмерится и вам» (Лук. 6:38). У Божьих детей никогда не будет недостатка в ресурсах, чтобы исполнить то, к чему их призывает Бог, если они доверятся этому обетованию.

В-шестых, мы узнаём о полезности раба Божьего. Хотя Господь может совершать Свой труд и без нас, Он предпочёл совершать его через нас. Он не нуждался в помощи учеников, чтобы распределить еду, как не нуждался Он и в семи хлебах и рыбе, чтобы сотворить еду. Он мог сделать мгновенно то, на что у них ушло несколько часов. Но в Своей бесконечной мудрости и милости Бог предпочёл использовать людей как орудие для совершения Своего божественного дела распространения Евангелия в мире и служения его нуждам. В покорности служа другим во имя нашего Господа и Его силой, мы учимся служить Ему, тем самым готовясь для служения Ему в вечности в таких масштабах, представить которые мы сейчас не в состоянии.

В-седьмых, мы познаём, что Бог даёт щедро, «мерой доброй, утрясённой, нагнетённой и переполненной» (Лук. 6:38), как мы уже это видели. Все на склоне горы ели, пока не насытились. Еды было больше чем достаточно, так что ещё осталось семь больших корзин.

Восьмой урок — это урок духовной жертвенности. Когда ученики отдали Иисусу всё, что имели, а затем помогли раздать это другим, у них осталось семь полных корзин. «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнёт; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнёт» (2 Кор. 9:6).

Девятый, заключительный, урок показывает нам, что сострадание Иисуса Христа безгранично. Иисус сострадает нам во всех наших нуждах — вечных, земных и повседневных. Иисусу жаль и евреев, и язычников, Ему жаль тех, кто серьёзно болен, и тех, кто просто голоден. Поэтому, следуя примеру нашего Господа, мы должны «делать добро всем, а особенно своим по вере» (Гал. 6:10). Наше сострадание измеряется не чувствами, а даянием.

Джон Уанамейкер, основатель известного универмага в Филадельфии, который носит его имя, был преданным христианином. Находясь в Китае, где он наблюдал, как там совершается христианский миссионерский труд, он проезжал через маленькое селение, в котором группа христиан строила церковь, но им не хватало денег, чтобы завершить строительство. На соседнем поле он увидел странную картину: мальчик и вол, запряжённые вместе, тянули плуг, управляемый отцом мальчика. Сопровождающий мистера Уанамейкера объяснил, что этот мальчик пообещал своему отцу: «Если ты продашь одного вола и дашь деньги на строительство церкви, я буду работать вместо него в упряжке». Говорят, что мистер Уанамейкер упал на колени и сказал: «Господи, запряги меня в плуг, чтобы я мог познать радость жертвенного даяния».

Вся слава Христу

Надгробная скульптура — это особый знак памяти, последнее выражение любви и преданности умершему человеку от его близких. В создание скульптурной композиции вкладывается не только кропотливый труд мастера, но и частица его души.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий