Счастливы милостивые

“Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут” (Мф.5:7)

Первые четыре из Заповедей блаженства касаются исключительно внутренних принципов — принципов души и сердца. Они относятся к тому, как мы должны рассматривать себя перед Господом. Остальные четыре раскрывают видимые результаты такого отношения. Кто в нищете духа осознаёт свою нужду в милости, тот обязательно будет оказывать милость другим (ст.7). Кто плачет о своей греховности, тот очистится сердцем (ст. 8). Кроткий непременно будет творить мир (ст. 9), а алчущий и жаждущий праведности не отступится от неё даже под угрозой гонений (ст. 10).

Идея милости красной нитью проходит через всё Писание, от грехопадения до Второго Пришествия Христа. Милость — крайне необходимый дар божественного провидения и искупительной жертвы Христа. И народ Божий, по примеру своего Господа, должен оказывать милость всем окружающим.

Мы рассмотрим три главных аспекта милости: её значение, её источник и её проявление.

Значение милости 

Время, когда жил и учил Иисус, едва ли отличалось милосердием. Даже религиозные вожди не были расположены к милости. Да и как может быть милостивым гордый, самодовольный, осуждающий других человек? Многие слушатели Иисуса считали милость наименьшей из добродетелей, если вообще считали добродетелью. Милость, как и любовь, предназначалась только для людей, плативших той же монетой. Любили тех и оказывали милость только тем, кто поступал так взаимно. Дальше в Нагорной проповеди Иисус осудил этот принцип: «Вы слышали, что сказано: „Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего“» (Матф. 5:43). Но такая мелкая, эгоистичная любовь, свойственная даже последним мытарям (ст. 46), не принималась Спасителем. Он говорил: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного… Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда?.. И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?» (ст. 44-47).

Однако многие истолковывали эту заповедь по другому, хотя не менее низменно и эгоистично: будь милосерд к окружающим, и окружающие будут милосердны к тебе, особенно те из них, кому ты оказал милость.

Милость вознаграждается милостью. В такой интерпретации милосердие к окружающим превращается попросту в орудие эгоизма.

Талмуд приводит высказывание древнего раввина Гамалиила: «Если окажешь кому-то милость, Бог окажет милость тебе, а если в тебе нет милости, то и Бог тебя не помилует». В принципе, он прав. Когда речь идёт о Боге, милость действительно вознаграждается милостью. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Матф. 6:14-15).

Проблема в том, что в отношении людей этот принцип не действует. Один писатель сентиментально произносит: «Такова жизнь: если люди увидят в нас искреннее участие, они отнесутся с участием и к нам». Однако ни Библия, ни житейский опыт эту идею не подтверждают. Бог действует по этим принципам, а мир — нет. С Богом всегда есть обратная связь, притом с пользой для нас. Если мы чтим Его, и Он нас почтит; если являем милость, особенно Его детям, то и Он ответит нам ещё большей милостью. Но пути мира не таковы.

Один известный римский философ назвал милосердие «болезнью души».

Милость считалась знаком слабости. Любое её проявление списывалось на недостаток мужества и неумение вести себя как подобает истинному римлянину. Римляне преклонялись перед отвагой, неумолимой справедливостью, дисциплиной и, больше всего, перед абсолютной властью. Милость же была не популярна, потому что считалась проявлением слабости, а слабость они презирали больше любого порока.

Долгое время в Древнем Риме любой отец обладал правом patria potestas, то есть он мог решать — оставить своего новорождённого ребёнка в живых или нет. Когда отцу подносили младенца, он поднимал большой палец вверх, если хотел подарить ребёнку жизнь, или опускал вниз, если хотел смерти ребёнка. Если палец показывал вниз, ребёнка немедленно топили.

Римляне обладали таким же правом по отношению к рабам. В любое время и по любой причине раба могли убить, нисколько не опасаясь при этом ареста или преследований. Под самым незначительным предлогом муж мог приговорить к смерти даже свою жену. В наши дни продолжением этой бесчеловечной традиции стали аборты. Общество, в котором презирается милость, естественным образом провоцирует жестокость.

За всеми поступками людей и целых народов со времени грехопадения по большей части стоит эгоизм. Мы видим это даже в современных высказываниях, таких как это: «Если сам себе не поможешь, никто тебе не поможет». Подобные поговорки, в общем-то, справедливы, потому что показывают эгоистичную природу падшего человечества — люди не склонны отвечать на милость милостью.

Лучшим примером милосердия служит жизнь Самого Господа. Иисус Христос был самым милостивым Человеком на земле. Он исцелял больных и калек, возвращал зрение слепым, слух — глухим, и даже воскрешал мёртвых. Он находил мытарей, блудниц, хулиганов и пьяниц и окружал их прощением и любовью. Когда книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, — чтобы проверить, согласится ли Он, чтобы её побили камнями, — Иисус обличил их бессердечное лицемерие: «Кто из вас без греха, первый брось в неё камень». И когда не осталось ни одного из обвинителей, Он сказал женщине: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Иоан. 8:7-11). Иисус плакал с плачущими и был другом для одиноких. Он брал на руки детей и благословлял их. Он был милостив ко всем.

Иисус был воплощением милости и любви.

А чем люди ответили на Его милосердие? Обвинители согрешившей женщины лишились от стыда дара речи, но милосердными от этого не стали.

В скором времени они «взяли камни, чтобы бросить в Него» (ст. 59). Когда книжники и фарисеи увидели, что Иисус «ест с мытарями и грешниками», они стали упрекать учеников, что их Учитель общается с такими недостойными людьми (Марк. 2:16).

Чем больше Иисус проявлял милость, тем больше открывалось жестокосердие иудейских вождей. Чем больше Он проявлял милость, тем сильнее им хотелось уничтожить Его. Конечным итогом Его милости стал крест.

Во время распятия, с целью уничтожения Иисуса, объединились две безжалостные системы: безжалостное правительство и безжалостная религия.

Чтобы убить Князя милости, тоталитарный Рим объединился с несговорчивым иудаизмом.

Пятая из Заповедей блаженства учит, что милосердие к людям вознаграждается ответной милостью — но не от людей, а от Бога. Если мы милостивы к другим, Бог будет милостив к нам, независимо от отношения людей.

Придаточное предложение в этой заповеди, как и во всех остальных Заповедях блаженства, в качестве действующего лица подразумевает Бога. Именно Бог даёт Царство Небесное нищим духом, утешение — плачущим, землю — кротким, и насыщение — алчущим и жаждущим праведности. Милостивые будут помилованы Богом. Бог дарует благословения тем, кто послушен Его повелениям.

Слово «милостивый» (греч. елеемон) использовано и в Евр. 2:17, где Иисус назван «милостивым и верным первосвященником». Христос — высший образец милости и высший её Податель. От Него исходит милость как для спасения грешников, так и для помощи верующим в житейских ситуациях.
В Септуагинте (греческом переводе Ветхого Завета) этим словом передаётся еврейское хесед, одно из наиболее часто упоминаемых слов, описывающих характер Господа. Обычно оно переводится как «милость», «любовь», «благость» (Пс. 16:7; 50:3; Ис. 63:7; Иер. 9:24 и др.). Основное его значение — оказание помощи бедствующим и избавление страждущих. Милость — это сострадание в действии.

Иисус не говорит об отвлечённом переживании человека, не желающего помочь или бессильного это сделать. Не говорит Он и о той деланной жалости, которая стремится просто успокоить растревоженную совесть или пустить пыль в глаза окружающим. Это и не пассивное, безучастное «сочувствие», которое, при всей своей искренности, не может оказать ощутимую помощь. Милость — это реальное сострадание, выраженное в реальной помощи, это самоотверженная забота, проявленная в самоотверженных поступках.

Фактически, Иисус говорит: «Подданные Моего Царства спешат давать, а не брать, помогать и миловать, а не судить». Самодовольные, эгоистичные и самоуверенные никогда не спешат на помощь — если только в этом нет какой-нибудь выгоды. Такие порой даже оправдывают недостаток любви и милости религиозными обязанностями. Однажды, когда фарисеи и книжники начали возмущаться, почему ученики не соблюдают предания старцев, Иисус ответил: «Моисей сказал: „Почитай отца своего и мать свою“; и: „Злословящий отца или мать смертью да умрёт“. А вы говорите: „Кто скажет отцу или матери: “Корван”“, — то есть дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божье преданием вашим, которое вы установили» (Марк. 7:10-13). Сострадание и забота о родителях были принесены в жертву лицемерной религиозной традиции.

Милость заботится о нуждах людей. Это значит — не просто чувствовать сострадание, но на деле проявлять его; не просто сопереживать, но и протягивать руку помощи. Милость означает кормить голодных, утешать плачущих, окружать любовью отверженных, прощать обидчиков и быть другом для одиноких. Поэтому её по праву можно назвать лучшей и почётнейшей из добродетелей.

В пьесе Шекспира «Венецианский купец» (4.1.180-185) Порция произносит:

Не действует по принужденью милость;

Как тёплый дождь, она спадает с неба

На землю и вдвойне благословенна:

Тем, кто даёт и кто берёт её.

Она сильнее сильных и приличней

Венчанному монарху, чем корона.

Милость и прощение 

Чтобы легче понять, что такое милость, можно попытаться сравнить её с другими качествами. Между милостью и прощением много общего, но есть и различие. Павел пишет, что Иисус «спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, баней возрождения и обновления Святым Духом» (Тит. 3:5). Таким образом, Божье прощение вытекает из Его милости. В то же время милость больше, чем прощение, потому что Бог милостив к нам даже тогда, когда мы не согрешаем, как и мы можем оказать милость человеку, который нас ничем не обидел. Божья милость не только прощает грехи, но и вообще покрывает любую нашу нужду или слабость.

«По милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось.

Оно обновляется каждое утро; велика верность Твоя!» (Пл. Иер. 3:22). Милость Божья к Его детям не прекращается ни на мгновение.

Милость и любовь 

Прощение вытекает из милости, а милость — из любви. «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которой возлюбил нас, и нас, мёртвых по преступлениям, оживотворил со Христом» (Ефес. 2:4-5). Как милость больше прощения, так и любовь больше милости. Любовь может проявляться независимо от первых двух. Она любит даже там, где нет необходимости прощать прегрешение или помогать в нужде. Отец любит Сына и Сын любит Отца, хотя Оба безгрешны и ни в чём не нуждаются. Оба Они любят ангелов, хотя и те безгрешны и ни в чём не нуждаются. Когда мы войдём в небеса, мы тоже будем безгрешны и ни в чём не будем нуждаться, однако Божья любовь к нам, с позиции вечности, только начнёт проявляться.

Милость подобна врачу, а любовь — другу. Первой движет нужда, а второй — благосклонность, независимо от нужды. Первая нужна только на время, вторая — постоянна. Без любви не может быть истинной милости, а вот любовь может существовать независимо от милости.

Милость и благодать 

Кроме того, милость связана с благодатью, которая проистекает из любви точно так же, как прощение — из милости. Во всех своих пастырских Посланиях Павел упоминает в приветствии «благодать, милость, мир» (1 Тим.1:2; 2 Тим. 1:2; Тит. 1:4). Благодать и милость очень тесно связаны, но всё же отличаются. Милость и прочие однокоренные слова имеют отношение к боли, страданиям и нищете — то есть к последствиям греха. Всеми своими невзгодами мы в конечном итоге обязаны греху, идёт ли речь о преступлении конкретного человека или же об изуродованном грехом мире. Именно в таких проблемах милость оказывает помощь. Благодать же направлена на сам грех. Милость снимает симптомы, а благодать устраняет причину. Милость освобождает от наказания, а благодать устраняет вину. Милость утоляет боль, а благодать искореняет заболевание.

Перевязав раны избитого разбойниками человека, добрый самарянин проявил милость. Когда же он отвёз раненого в гостиницу и оплатил за его проживание, пока раненый не поправится, он проявил благодать. Милость облегчила боль, а благодать открыла дверь исцелению.

Итак, милость устраняет негативные моменты, а благодать переводит их в позитивные. В сфере спасения, например, милость говорит: «Ты избежишь ада», — а благодать: «Ты войдёшь в рай». Милость говорит: «Мне жаль тебя», — а благодать: «Я прощаю тебя».

Милость и справедливость 

Милость тесно связана и со справедливостью, хотя на поверхности они могут показаться несовместимыми. Справедливость всегда воздаёт строго по заслугам, тогда как милость стремится наказание сделать более лёгким, а помощь — существенней, чем человек того заслуживает. Поэтому некоторым трудно понять, как Бог может быть одновременно и милостивым, и справедливым к одному и тому же человеку. Если Он абсолютно справедлив, как Он может не наказать грех по всем статьям? Кажется, что милосердие Божье идёт вразрез со справедливостью. На самом же деле Бог никогда не оказывает милости, не наказав грех, и для Него милость без наказания действительно бы противоречила справедливости.

Игнорируя грех, милость становится лживой — она перестаёт быть и милостивой, и справедливой. Такого рода ложную милость Саул оказал царю Агагу, несмотря на ясное повеление Бога истребить всех амаликитян до единого (1 Цар. 15:3, 9). Такую же ложную милость Давид оказал своему непокорному и нечестивому сыну Авессалому, когда тот был молод. Проявив неоправданную сентиментальность и не обличив грех Авессалома, Давид спустил Авессалому злодеяние с рук и позволил ему утвердиться в нечестии.

Подобного рода ложная милость — не редкость и в наши дни. Почему-то считается жестоким и бессердечным заставлять человека отвечать за свои поступки. Но это «дешёвая благодать» — несправедливая и немилосердная; она не может ни наказать грех, ни даровать прощение. Эта «благодать» — попустительская, она предпочитает не трогать беззаконие; надеющийся на неё останется во грехах. Устранение справедливости равносильно лишению милости. Игнорировать грех — значит отрицать истину, а милость и истина неразделимы (ср. Пс. 84:11). Поэтому всякий раз, когда оказывается настоящая милость, кто-то берёт все расходы на себя. Так сделал Бог, так сделал добрый самарянин, так делаем и мы. Быть милостивым — значит нести на себе чужое бремя.

Наивно полагать, что можно обрести милость у Бога без покаяния во грехах. И если церковь сулит помилование без покаяния, то она проповедует ложную надежду на лжеевангелие. Тем, кто не обратится от греха к Спасителю, Господь ничего, кроме безжалостного осуждения, не обещает. Ни упование на личные заслуги, ни тайная надежда на «сговорчивость» Всевышнего в Царство не приведут. Надежда на свои силы, как и попытка манипулировать Божьей силой, двери спасения не откроет. Тот, кто не приходит к Богу на Его условиях, не может претендовать и на Его милость.

Божья милость покоится не только на Его любви, но и на справедливости.

Её основанием служит не чувство, а искупительная кровь Христа, заплатившая за грех и потому очищающая всякого, кто верит в Него. Без такого серьёзного наказания даже малейший грех навеки отделил бы нас от Бога.

Чудесная весть Евангелия состоит в том, что Христос понёс наказание за грехи всего человечества, чтобы Бог мог оказывать милость всем грешникам. На кресте Иисус удовлетворил Божью справедливость, и теперь каждому верующему в Его искупительную жертву открываются потоки милости.

Благая весть Евангелия не в том, что Бог забыл о справедливости, перестал замечать грех или опустил планку праведности. Благая весть в том, что через пролитую кровь Христа справедливость была удовлетворена, грех — прощён, праведность восторжествовала, и милость стала доступной каждому. Греху не может быть извинения, зато всегда есть лекарство от него.

Итак, милость — это нечто большее, чем прощение, но меньшее, чем любовь. Она заодно со справедливостью, но отличается от благодати. И то, чем характеризуется Божья милость, должно проявляться и в нас.

Милость подвигла Авраама спасти своего неблагодарного племянника Лота от Кедорлаомера и его союзников. Милость заставила Иосифа простить братьев и дать пищу их семьям. Милость заставила Моисея просить Господа за свою сестру Мариам, провинившуюся и поражённую проказой. Милость не позволила Давиду лишить жизни Саула.

Тот, кто чужд милости к другим, сам не получит милости от Бога. В одном из своих Псалмов возмездия Давид произносит страшный суд на безымянного нечестивца: «Да будет воспомянуто пред Господом беззаконие отцов его, и грех матери его да не изгладится. Да будут они всегда в очах Господа, и да истребит Он память их на земле». Давид дышал гневом не из-за личной обиды и не из чувства мести. Тот человек и его семья не заслуживали милости потому, что сами не оказали её. «Он не думал оказывать милость, но преследовал человека бедного и нищего и сокрушённого сердцем, чтобы умертвить его» (Пс. 108:14-16).

Павел характеризует безбожников как людей исполненных неправедности, блуда, корыстолюбия, злобы, зависти, убийства, обмана, злонравия, злоречивых, клеветников, богоненавистников, обидчиков, самохвалов, гордых, непослушных родителям, безрассудных, вероломных и не умеющих любить. Венчает же весь этот длинный список отсутствие милости (Рим.1:29-31). Немилосердие — главная отличительная черта человека, отвергнувшего Божью милость.

«Человек милосердный благотворит душе своей, а жестокосердный разрушает плоть свою» (Прит. 11:17). Путь к счастью лежит через милость, а путь к бедствию — через жестокость. Истинно милосердный человек добр даже к животным, в то время как жестокий ко всем жесток. «Праведный печётся и о жизни скота своего, сердце же нечестивых жестоко» (Прит.12:10).

В Елеонской проповеди Иисус предупреждает, что люди, не проявившие сострадания к голодным, жаждущим, странникам, нагим, больным, заключенным и не оказавшие им помощи, не войдут в Царство Христово, даже если провозглашают себя Его последователями. При этом Он скажет им: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо был голоден Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня». Когда они скажут: «Господи! Когда мы видели Тебя голодным?..», Он скажет им в ответ: «Истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из этих меньших, то не сделали Мне» (Матф.25:41-45).

Иаков пишет: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чём-нибудь, тот становится виновным во всём. Ибо Тот же, Кто сказал „не прелюбодействуй“, сказал и „не убей“; поэтому, если ты не прелюбодействуешь, но убьёшь, то ты также преступник закона. Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы. Ибо суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:10-13а).
Среди развращённого, эгоистичного и самолюбивого мира, призывающего брать от жизни всё, Божий голос призывает как можно больше отдавать другим. Милость по-настоящему проявляется только тогда, когда мы отдаём — отдаём сострадание, помощь, время, прощение, деньги, самих себя.

Дети Небесного Царя обязательно проявляют милость. Не оказавшего милости ожидает беспощадный суд; но «милость торжествует над судом» (Иак.2:13б).

Источник милости 

Милость в чистом виде — это Божий дар. Она несвойственна нераскаявшемуся человеку, и обретается она только при рождении свыше. По-настоящему милостивым в полном значении этого слова может стать только тот, кто испытал милость Божью на себе. Милость доступна только для тех, кто с Божьей помощью выполнил требования первых четырёх Заповедей блаженства. Она доступна тем, кто под действием Духа Святого смиренно склоняется перед Господом в духовной нищете, кто сожалеет о содеянном грехе и отвращается от него, кто кротко подчиняется руководству Всевышнего и больше всего на свете алчет и жаждет праведности. Путь милости — это путь смирения, покаяния, подчинения и святости.

Валаам упрямо компрометировал своё служение, пытаясь не нарушить букву закона Божьего и в то же время идя на сделку с языческим царем против народа Божьего. Он высокопарно молился: «Да умрёт душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как их!» (Числ. 23:10). Один пуританский толкователь отметил, что Валаам хотел умереть как праведник, но не хотел жить как таковой. Многие не прочь заполучить Божью милость, но только не на Его условиях!

Качества Бога можно подразделить на вечные и временные. Вечные — такие как любовь, истина и святость — были явны в Нём всегда, от вечности. Они были явны ещё до сотворения ангелов, Вселенной и человека. А временные качества Бога — милость, справедливость и благодать — до сотворения мира не проявлялись. Точнее, они не проявлялись до тех пор, пока человек, созданный по образу и подобию Божьему, не согрешил и тем самым не отделил себя от Создателя. Когда нет греха и зла, милость, справедливость и благодать как таковые не имеют смысла.

После грехопадения Божья любовь к падшему творению проявляется в милости. И только тот, кто сам принял Божью милость, может передать её другим. Бог — Источник милости. «Ибо как высоко небо над землёй, так велика милость Господа к боящимся Его» (Пс. 102:11). Именно потому, что нам открыт источник небесной милости, Иисус требует: «Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерден» (Лук.6:36).

Дональд Барнхауз писал:

“С крестной смертью Иисуса Христа труд Божий по спасению человечества покинул сферу пророчеств и стал историческим фактом. С того момента Господь помиловал нас раз и навсегда. Теперь молить Бога о милости — всё равно что просить Его повторить жертву Христову. Ведь в смерти Своего Сына Господь проявил всю милость, которая была возможна. Это и есть полнота милости. Выше её нет и быть не может… Нам открылся источник, неиссякаемый и изобилующий водой.”

Невозможно получить благословение без Благословляющего. Собственно, без Его помощи мы даже не можем исполнить поставленные Им условия.

Блаженство мы получаем от Бога, когда являем окружающим милость, а милостивыми мы можем быть только потому, что сами вкусили милость спасения. Когда же мы делимся полученной милостью, мы обретаем её во сто крат больше.

Как справедливы слова из одной чудесной песни:  

Милость там течёт рекой живой,

Там прощенье льётся нежною волной,

Там больной душой найдёт покой — У Креста.

Проявление милости 

Лучше всего милость проявляет себя в делах, как это было в истории с Добрым самарянином. Иисус конкретно заявил, что голодного мы должны накормить, нагого — одеть, больных или заключённых — посетить, и оказывать любую необходимую помощь. Мы демонстрируем настоящее милосердие, когда служим другим в их нуждах.

Интересно отметить, что о милости мы впервые узнаём не из Нового Завета. Господь всегда призывал Свой народ к милосердию. Ещё ветхозаветный закон учил: «Не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей перед нищим братом твоим, но открой ему руку твою и дай ему взаймы, смотря по его нужде, в чём он нуждается» (Втор. 15:7-8). А в юбилейный год, год прощения, когда списывались все долги, израильтяне должны были давать своим малоимущим соотечественникам всё, в чём те нуждались. Закон предупреждал: «Берегись, чтобы не вошла в сердце твоё беззаконная мысль: „Приближается седьмой год, год прощения“, — и чтобы оттого глаз твой не сделался немилостив к нищему брату твоему, и ты не отказал ему» (ст. 9).

Кроме того, милость должна проявляться в нашем отношении к другим.

Милость не держит огорчения, не таит злобы, не заостряет внимания на чужих слабостях и ошибках и не предаёт чужие огрехи ненужной огласке. На большом столе, за которым не одна сотня людей в своё время вкушала пищу, Августин начертал:

“Кто мнит, что может невозбранно Друзей заочно поносить, Пусть никогда не сядет с нами За стол сей трапезу вкусить.”

Мстительные, безжалостные и равнодушные люди не входят в Царство Христово. Обходя нужду стороной, как священник или левит из притчи о Добром самарянине, они проходят мимо Христа.

Далее, милость должна проявляться духовно.

Во-первых, она проявляется в сострадании. Августин говорил: «Если я плачу о том, чья душа оставила тело, то не должен ли тем более плакать о том, чью душу оставил Бог?» Добросердечный христианин станет больше печалиться о «мёртвых» душах, чем о мёртвых телах. Испытавший на себе милость Божью не может не скорбеть о тех, кто с ней ещё не знаком.
Последние слова Иисуса с креста также были словами милости. О распинавших Его Он молился: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лук.23:34). Раскаявшемуся разбойнику Он сказал: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (ст. 43). Матери Он препоручил Иоанна, сказав ей: «Женщина! Вот сын Твой», а Иоанну — заботу о Своей матери: «Вот мать твоя!» И после этого Иоанн «взял её к себе» (Иоан. 19:26-27). Подобно своему Учителю и Стефан молился о побивавших его камнями: «Господи! Не вмени им греха этого» (Деян. 7:60).

Во-вторых, духовная милость подразумевает обличение. Павел говорит, что как слуги Христовы мы обязаны «с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим. 2:25). Мы должны быть готовы обличить человека в грехе, чтобы он обратился к Господу за спасением. Когда некоторые лжеучителя «[развращали] целые дома, уча, чему не должно, из постыдной корысти», Павел повелел Титу «[обличать] их строго, чтобы они были здравы в вере» (Тит. 1:11, 13). Ради спасения заблуждающегося брата и ради благополучия церкви любовь и милость будут проявлять строгость. Промолчать, позволив болезни и дальше мучить всё тело, в таких случаях гораздо опаснее.

В заключительной части своего Послания Иуда призывал верующих «[сохранять] себя в любви Божьей, ожидая милости от Господа нашего Иисуса Христа, для вечной жизни», и убеждал «к одним [быть милостивыми], с рассмотрением, а других страхом [спасать], исторгая из огня, [обличать] же со страхом, гнушаясь даже одеждой, которая осквернена плотью» (Иуд. 21-23).

В особых случаях требуется особая осторожность, но мы должны оказывать милость и тому, кто попался в сети диавола.

В-третьих, духовная милость проявляется в молитве. Молитва о мире, гибнущем без Бога, — это тоже акт милости. Наше милосердие измеряется тем, насколько усердно мы молимся за неверующих и за непослушных христиан.

В-четвёртых, духовную милость можно оказывать, возвещая Евангелие Иисуса Христа, — это высшее проявление милосердия.

Результат милости 

В том, что милостивые будут помилованы, мы видим Божий закон милосердия. Господь являет нам милость, даруя спасение через Христа; мы послушно являем милость другим, и Бог в ответ даёт ещё больше милости, восполняя наши нужды и не наказывая сурово за наш грех.

Как и в остальных Заповедях блаженства, усилительное местоимение аутос (они) подчёркивает, что только милостивые будут помилованы. Давид пел о Господе: «С милостивым Ты поступаешь милостиво» (2 Цар. 22:26).

Иаков показывает обратную сторону той же истины: «Ибо суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:13). А Иисус после молитвы «Отче наш» объяснял ученикам: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Матф. 6:14-15).

Опять же, суровая истина состоит в том, что немилосердного ученика Бог не оставит без наказания.

Ни в вышеупомянутом тексте, ни в рассматриваемой заповеди речь не идёт о том, что ценой милосердия приобретается спасение. Спасение нельзя заработать милостивыми поступками. К тому же, по-настоящему милостивым становится только тот, кто милостью Божьей спасение уже получил.

Сколько бы и какие бы дела милосердия мы ни творили, своими усилиями мы не сможем попасть в Небеса. Господь даёт милость не по заслугам, а по благодати, не по делам, а по нужде.

Чтобы проиллюстрировать Божью милость, Иисус рассказал притчу о рабе, которому государь простил огромный долг. А этот раб пошёл к одному из своих товарищей, который был должен ему считанные копейки, и потребовал немедленного возвращения долга. А, не получив долга, он бросил своего товарища в тюрьму. Услышав о происшедшем, царь «призывает его и говорит: „Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?“ И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Матф. 18:23-35).

В этой притче ясно показана взаимосвязь Божьей милости к нам и прощения нами ближних (ст. 21-22). Первый раб умолял Бога о милости и получил её. Когда же он, в свою очередь, не снизошёл к товарищу, Господь был так сильно огорчён его непоследовательностью, что подверг раба наказанию, пока тот не покается. Господь, если нужно, готов наказывать Своё дитя, чтобы привести упрямца к покаянию. Милость к другим — вернейший признак спасения. Если же мы ею пренебрегаем, то нам придётся учиться на горьком опыте. Когда наше милосердие гаснет, гаснет и Божье милосердие к нам — и мы лишаемся благословений. Удел немилостивого христианина — множество наказаний и редкие благословения.

Если безграничная милость святого Бога воистину покрыла наш неоплатный долг — долг людей, не имевших праведности, но нищих духом; в беспомощности, ничтожестве и обречённости плачущих о своей греховности; смирившихся перед всемогущим Богом; алчущих и жаждущих праведности, далёкой и недосягаемой, — мы не можем не стать милостивыми к окружающим.

Вся слава Христу

Бензин по картам – наиболее выгодный способ заправки автомобилей, принадлежащих юридическим лицам. Этот способ не только гарантирует быстрое и удобное обслуживание более чем на 5000 АЗС, расположенных по всей стране, но и значительно упрощает учет, обеспечивает возможность полного контроля операций, экономит время и деньги наших клиентов. Кроме этого, использование топливных карт на бензин гарантирует более высокий уровень финансовой безопасности, поскольку размещенные на них средства надежно защищены PIN-кодом, а при утере карты существует возможность блокирования средств на ней.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий