Счастливы духовно голодные

“Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся” (Мф.5:6)

В этой заповеди Христос говорит о некоем страстном желании, непреодолимой тяге, непобедимом духовном влечении лампы Foton. Это подразумевает стремление, цель которого — повиноваться Господу, чтить и прославлять Его, приобщаясь к Его праведности. Это святое стремление в корне противоположно мирским вожделениям, направленным на угождение своим прихотям, достижение собственных целей и ублажение своего «я».

Если кто и купался в лучах Божьей славы, так это Люцифер. Само имя его означает «утренняя звезда» или, точнее, «блистательный». Но не достаточно ему было жить в славе Божьей, и он сказал в своём сердце: «Взойду на небо, выше звёзд Божьих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис.14:13-14). Ему хотелось не отражать славу Божью, а, оставив праведность, захватить Его власть. Поэтому, когда сатана заявил о своём намерении уподобиться Всевышнему, Всевышний тотчас вынес приговор: «Ты низвержен в ад, в глубины преисподней» (ст. 15).

Будучи царём Вавилона, Навуходоносор стоял во главе величайшей мировой империи. Однажды, расхаживая по царским чертогам, он самодовольно окинул взглядом город и произнёс: «Это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силой моего могущества и в славу моего величия!» (Дан. 4:27). Навуходоносор жаждал славы, как Люцифер — власти. Божий ответ не заставил себя долго ждать: «Ещё речь эта была в устах царя, как был с неба голос: „Тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя! И отлучат тебя от людей, и будет обитание твоё с полевыми зверями; травой будут кормить тебя, как вола, и семь времён пройдут над тобой, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и даёт его, кому хочет!“» (ст. 28-29).

Иисус рассказал притчу о богаче, который вырастил такой большой урожай, что не хватило бы места для его хранения. Решив, что нужно сломать старые хранилища и построить более вместительные, богач риторически произнёс: «Скажу душе моей: „Душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись“». Но Бог сказал богачу: «„Безумный! В эту ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?“ Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лук. 12:16-21).

Люцифер жаждал власти, Навуходоносор — славы, богач — наслаждения. И поскольку все они жаждали не того, что нужно, и отвернулись от Бога, они потеряли всё.

Иисус утверждает, что больше всего следует алкать и жаждать праведности. Такое желание исходит от Духа Святого и ведёт к спасению. Такое желание поможет человеку до конца сохранить крепкую и сильную веру. И только такое, праведное, вожделение способно дать вечное счастье.

Декларация независимости США утверждает, что каждый гражданин имеет право на счастье. Отцы-основатели государства не могли, впрочем, гарантировать, что каждый найдёт его, потому что это не во власти правительства. Любой человек может искать счастья там, где ему заблагорассудится, любыми законными методами. Но, к сожалению, большинство американцев, как и вообще большинство людей в истории человечества, ищут счастья методами, не приносящими счастья.

Иисус говорит, что путь к счастью, путь к истинному блаженству лежит через духовную жажду и голод.

Важность духовного голода 

Голод и жажда напоминают о насущных потребностях человека. Тем самым Иисус показывает, что праведность столь же необходима для нашей духовной жизни, как хлеб и вода — для жизни телесной. Праведность не есть некая желательная добавка; она — главная составляющая духовного рациона. Духовная жизнь без праведности возможна не более, чем телесная — без воды и пищи.

Со времён пребывания Иосифа в Египте, а может и задолго до этого, человечество периодически переживает времена голода. В 436 г. до Р.Х. в Риме свирепствовал такой жестокий голод, что тысячи людей предпочли умереть в водах Тибра, чем дожидаться голодной смерти признаки скорой смерти. В 1005 году голод охватил Англию, а в 879, 1016 и 1162 годах это страшное бедствие поразило все страны Европы. И даже в наши дни, несмотря на большие успехи в сельском хозяйстве, во многих частях света периодически свирепствует голод. В последние годы на Африку, например, несколько раз обрушивался едва ли не самый свирепый голод за всю историю человечества. В XX столетии десятки миллионов людей во всём мире умерли от недостатка пищи или связанных с этим болезней.

Голодный человек движим только одним желанием — найти себе пищу и воду. В этот момент ничто иное ему не нужно; ни о чём ином он даже думать не может.

Так же и без праведности Божьей духовная жизнь человека обречена на голодную смерть. Но, к сожалению, люди ощущают духовный голод не так остро, как физический. И потому греховное человечество ищет высший смысл в себе самом и в греховном мире, как «пёс, [который] возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья, [которая] идёт валяться в грязи» (2 Пет.2:22; ср. Прит. 26:11).

Сердце каждого человека создано с врождённым ощущением пустоты и неудовлетворённости. Однако без откровения свыше люди не осознают причины этой пустоты и не знают, чем её заполнить. Как блудный сын, они, не имея иной пищи, питаются свиными рожками. «Для чего, — спрашивает Господь, — вам отвешивать серебро за то, что не хлеб, и трудовое своё — за то, что не насыщает?» (Ис. 55:2). И всё потому, что Бога, «источник воды живой, [люди] оставили и высекли себе водоёмы разбитые, которые не могут держать воды» (Иер. 2:13). Созданные с внутренней потребностью в Господе, они пытаются удовлетворить её с помощью безжизненных идолов, которых сами же и сотворили.

Подобно тому же блудному сыну, люди зачастую пользуются добрыми Божьими даяниями: здоровьем, имуществом, свободой, удачей и знаниями, — пуская их на достижение удовольствий, популярности, власти, славы, а также на всякого рода угождения плоти. И, в отличие от блудного сына, они нередко довольствуются жизнью вдали от Небесного дома, вдали от Бога и Его благословений.

Слово Божье предупреждает: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божью пребывает вовек» (1 Иоан.2:15-17).

Стремление находить удовлетворение только в Боге и Его заботе о нас — отличительная черта граждан Небесного Царства. Подданные Небесного Царя алчут и жаждут Его праведности. Их отличает искреннее желание, чтобы грех уступил место добродетели, а непослушание — покорности. Они жаждут служить Божьей воле и Его Слову.

Заповедь о духовной жажде и голоде органически вписывается в общую последовательность Заповедей блаженства. Первые три заповеди — запретительного характера: они повелевают отвергнуть то, что мешает человеку войти в Небесное Царство. Будучи нищими духом, мы отказываемся от гордости; в плаче отказываемся от самодовольства, а в кротости — от служения своему «я».

Первые три заповеди блаженства даются не легко. Духовная нищета требует самоотвержения. Плач о грехах заставляет посмотреть в лицо своей греховности, а кротость — целиком подчинить себя Божьей власти.

Четвёртая заповедь — скорее поощрительного характера, и она естественным образом вытекает из предыдущих. Отложив в сторону эгоизм и греховность, отрешившись от своевластия и обратившись к Господу, мы обретаем желание праведности. И чем больше мы отказываемся от своего, тем больше стремимся ко всему Божьему.

Мартин Ллойд-Джонс пишет: «Эта заповедь логически связана с предыдущими — все остальные подводят к ней как к логическому следствию. Мы должны быть безмерно благодарны и признательны за неё Богу. Мне не приходилось встречать лучшего теста на истинность христианского исповедания, доступного буквально каждому человеку, чем этот стих. Если этот стих для вас самый желанный и самый дорогой во всём Писании, можно точно сказать, что вы христианин. Если же нет, то следует хорошенько ещё раз проверить фундамент своей веры».

Человек, не имеющий жажды праведности, не имеет части в Царстве Божьем. Обладание Божьей жизнью через рождение свыше непременно предполагает возрастание в праведности и желание быть подобным Ему. Это явно видно из Пс. 118:97: «Как люблю я закон Твой!» Павел вторит словам Давида, говоря: «По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божьем» (Рим. 7:22). Истинно верующий жаждет быть послушным Господу, хотя и продолжает бороться со своей ветхой природой (ср. Рим. 8:23).

Смысл духовного голода 

Большинство из нас никогда не были на грани голодной смерти. При слове «голод» нам представляется пропущенный завтрак или обед, а при слове «жажда» — отсутствие прохладительных напитков в жаркий день. Однако голод и жажда, о которых говорит здесь Иисус, — куда более сильные переживания.

Освобождая во время Первой мировой войны Палестину, объединённые силы Великобритании, Австралии и Новой Зеландии преследовали по Аравийской пустыне отступающие турецкие войска. Продвигаясь через Вирсавию на север, авангард союзных сил оставил караван с питьевой водой далеко позади. В скором времени походные фляги с водой опустели, и солдат стала мучить жажда. Головы раскалывались от боли, сознание мутнело, а мышцы наливались тяжестью. Запёкшиеся губы трескались, повсюду чудились миражи. Командиры понимали, что если до захода солнца они не займут Шерию, где были колодцы, тысячи людей умрут от жажды — как уже произошло с сотнями солдат. В тот день солдаты буквально сражались за свою жизнь, и им удалось вытеснить турков из Шерии.

При раздаче воды из огромных каменных цистерн более крепкие и дееспособные должны были сначала обслужить раненых и тех, кто заступал на дежурство. Прошло четыре часа, прежде чем очередь дошла до последнего солдата. И всё это время от тысяч литров воды, о которой каждый из них грезил долгими, мучительными днями, их отделяли не более десяти шагов.

Говорят, один из присутствовавших там офицеров заметил: «Похоже, на марше от Вирсавии к шерийским колодцам мы усвоили свой первый библейский урок. Если такой будет наша жажда Бога и праведности — всепоглощающей, всеобъемлющей, всеохватной, то плод Духа Святого не замедлит сказаться».

Именно о таком голоде и жажде говорит Иисус в этой заповеди. Самые сильные природные инстинкты олицетворяют глубину стремления к праведности, которое испытывают призванные и искупленные Богом. Причём в обоих случаях использовано причастие настоящего времени, что указывает на непрекращающееся желание, на неутолимую жажду. Кто с искренним сердцем приходит к Иисусу Христу, тот обязательно алчет и жаждет праведности, и тот, кто пребывает в Нём, испытывает это чувство постоянно.

В параллельном отрывке у Луки сказано: «Блаженны алчущие ныне» (6:21). Желание праведности должно присутствовать в нашей жизни уже сейчас («ныне») и не должно иссякать до самого конца земного существования.

Когда Моисей был в пустыне, Господь явился ему в горящем терновнике. Вернувшись в Египет, чтобы избавить свой народ, Моисей стал свидетелем Божьей силы и могущества, проявившихся в чудесах и десяти казнях египетских. У него на глазах Господь разделил воды Красного моря, которое затем поглотило преследователей. Моисей видел Божью славу в столбе облачном и столбе огненном, которые вели израильтян по пустыне. Он построил скинию для Бога и видел сияние славы Божьей над Святым святых. Снова и снова Моисей искал Божью славу и удостаивался чести видеть её. «И говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх. 33:11). Но Моисей хотел видеть ещё больше, и он продолжал умолять Господа: «Покажи мне славу Твою» (ст. 18).

Моисею всегда хотелось иметь больше общения с Господом. И это желание вело к насыщению. Благодаря непрестанной духовной жажде Моисей обрёл благоволение в очах Бога (ст. 17), и Бог пообещал ему: «Я проведу перед тобой всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы перед тобой» (ст. 19).
Давид заявлял: «Боже! Ты Бог мой», и продолжал: «Тебя от ранней зари ищу я, Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (Пс. 62:2).

Павел имел великие видения и откровения от Господа, но он не довольствовался этим. Оставив собственную праведность, «которая от закона», он предпочёл «праведность от Бога по вере». И даже обретя её, Павел стремился ещё больше «познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его» (Фил. 3:9-10). Пётр выразил своё большое желание, когда убеждал верующих «[возрастать] в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2 Пет. 3:18).

Джон Дарби писал: «Недостаточно просто алкать — нужно буквально умирать от духовного голода, желая насытиться любовью Божьей. Когда блудный сын голодал, он пошёл искать свиных рожков, и лишь будучи близок к голодной смерти, он решил возвратиться к отцу». Вот о каком голоде говорит четвёртая заповедь блаженства — о голоде праведности, утолить который может только Небесный Отец.
Несколько лет назад мне рассказали об одной женщине, которая начала было посещать группу по изучению Библии, но вскоре перестала, объяснив это тем, что её привлекает религиозность, но не строгие требования Писания. Она не жаждала Бога по-настоящему. Ей хотелось попробовать чего-то новенького, хотелось выбрать, подыскать себе что-нибудь по нраву, потому что в общем она была довольна собой. Ей казалось, что у неё всё в порядке, и тем самым она стала похожей на самодовольных богачей, которых Господь отослал ни с чем. Только алчущие и жаждущие будут насыщены Им (Лук.1:53).

Цель духовного голода 

Как и в случае с остальными Заповедями блаженства, голод и жажда праведности преследуют двоякую цель. Для неверующего цель состоит в спасении, а для верующего — в освящении.

Спасение 

В самом начале духовного пути, начиная алкать и жаждать праведности, человек жаждет спасения — он жаждет праведности, которая приходит, когда человек отвращается от греха и подчиняет себя господству Иисуса Христа. В духовной нищете он сознаёт свой грех; плача о содеянном, он отвращается от греха; в кротости он предаёт свою жизнь в руки Бога; а в голоде и жажде он желает, чтобы Божья праведность во Христе покрыла его греховность.

Во многих текстах Ветхого Завета праведность выступает синонимом спасения. «Правда Моя близка; спасение Моё восходит», — говорил Господь через пророка Исаию (51:5). Даниил писал о времени, когда «разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звёзды, вовеки, навсегда» (Дан. 12:3).

Когда человек отказывается от мысли спасти себя своими усилиями, теряет уверенность в своей праведности и начинает жаждать спасения в праведности Божьей и искать послушания Ему, он будет блажен, то есть обретёт божественное счастье.

Принять Евангелие иудеям больше всего мешала самоправедность — уверенность в собственной чистоте и святости, которая, как им казалось, достигается добрыми делами. Раз уж они Божий избранный народ и хранители Закона (или чаще человеческих толкований Божьего Закона), они думали, что вход в Царство Небесное им обеспечен!

Однако Мессия напомнил им, что спасение — только для алчущих и жаждущих того, чтобы праведность Божья заняла место человеческой самоправедности, которая в глазах Божьих на самом деле есть неправедность.

Освящение 

Для верующего духовный голод и жажда праведности необходимы, чтобы возрастать в праведности, полученной по вере во Христа. Возрастание в ней и есть освящение — самый верный признак христианина.

Духовная борьба будет продолжаться, пока мы не придём на небо, и говорить о каком-либо совершенстве до тех пор бессмысленно. Сыны Царства Небесного ни на секунду не прекращают алкать и жаждать, чтобы праведность и святость Божья ещё больше проявлялась в них через послушание.

Павел молился о верующих в Филиппах, чтобы их любовь «ещё более и более возрастала в познании и всяком чувстве, чтобы, познавая лучшее, [они] были чисты и непреткновенны в день Христов» (Фил. 1:9-10).

В греч. языке при глаголах «алкать» и «жаждать» обычно стоит дополнение в родительном падеже, что указывает на частичный характер требования: хочу немного пищи, жажду немного воды, — то есть не всю имеющуюся пищу и не всю воду на земле.

Однако здесь Иисус употребил не родительный падеж, а винительный («алчущие и жаждущие праведность»). Таким образом, праведность —это уникальный и бесконечный объект духовной жажды и голода. Господь называет блаженными тех, кто жаждет всю Божью праведность (ср. Матф.5:48; 1 Пет. 1:15-16).

Кроме того, Иисус употребил здесь определённый артикль (тен), показывая тем самым, что речь идёт не просто о праведности, а о вполне конкретной, единственно верной праведности — той, которая исходит от Бога и которая является Его праведностью.

В таком случае, очевидно, что наше стремление к благочестию в этой жизни полностью удовлетворено быть не может. Поэтому нам остаётся непрерывно алкать и жаждать до дня, когда мы целиком облечёмся в праведность Христа.

Результат духовного голода 

В итоге, алчущие и жаждущие праведности насытятся. Слово хортазо нередко использовалось по отношению к животным и означало «кормить до сытости», то есть когда они ели, пока не наедались.

Иисус заявляет, что алчущие и жаждущие праведности обязательно обретут желаемое. И даст им желаемое Сам Бог, на что указывает страдательный залог будущего времени: «они насытятся» (букв. «будут насыщены»). Наша задача — искать, а Божья — насытить.

И вновь мы встречаемся с удивительным парадоксом. Хотя святые и будут непрестанно искать Божьей праведности, всё время черпая глубже и не достигая дна, они всё же насытятся. Мы можем досыта наесться жареным мясом или любимым пирогом, однако от этого наша любовь к ним не пропадает и даже наоборот — растёт. Чувство приятного насыщения и заставляет нас любить те или иные блюда. Приятно есть то, от чего потом чувствуешь сытость. Кто по-настоящему алчет и жаждет праведности Божьей, тот находит в ней истинное удовлетворение и стремится к ней ещё больше.

О том, что Господь насыщает ищущих и любящих Его, неоднократно говорится в Псалмах. «Ибо Он насытил душу жаждущую и душу алчущую исполнил благами» (Пс. 106:9). «Скимны бедствуют и терпят голод, а ищущие Господа не терпят нужды ни в каком благе» (33:11). Самый любимый из всех Псалмов начинается словами: «Господь — Пастырь мой; я ни в чём не буду нуждаться», а дальше в нём говорится: «Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих… чаша моя преисполнена» (22:1, 5).

Предсказывая великие благословения Тысячелетнего Царства Христова, Иеремия возвещал Израилю: «И напитаю душу священников туком, и народ Мой насытится благами Моими, — говорит Господь» (Иер. 31:14). Иисус сказал самарянке у колодца близ Сихаря: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную» (Иоан. 4:14). А народу в Капернауме, многие из которого были в числе пяти тысяч, напитавшихся пятью хлебами и двумя рыбами, Он говорил: «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Иоан. 6:35).

Признаки духовного голода 

Есть несколько признаков истинного голода и жажды Божьей праведности.

Первый — недовольство собой. Довольный собственной праведностью человек не увидит нужды в праведности Божьей. Великий пуританин Томас Уотсон писал: «Кто меньше всех желает праведности, тот больше всех в ней нуждается». Каким бы духовным опытом ни обладал христианин или каким бы духовно зрелым он ни был, он всегда будет говорить: «Бедный я человек!Кто избавит меня от этого тела смерти?» (Рим. 7:24).

Второй признак — неспособность довольствоваться чем-либо иным. Голодный человек не почувствует облегчения от букета великолепных роз, красивой музыки или приятного разговора. Всё это хорошо, но оно не может утолить голод. Так и духовно алчущий не успокоится, пока не получит праведность Божью.

Третий признак — жажда к Слову Божьему, основному блюду в духовном рационе верующего. Голодного человека не нужно умолять поесть. Иеремия радостно восклицал: «Обретены слова Твои, и я съел их. И было слово Твоё мне в радость и в веселье сердца моего» (Иер. 15:16). Чем больше мы ищем праведности Божьей, тем больше нас влечёт к Писанию. И питание Словом Божьим с каждым разом будет только прибавлять нам аппетиту.

Четвёртый признак — согласие с Божьей волей. «Голодной душе всё горькое сладко» (Прит. 27:7). Человек, ищущий Божьей праведности превыше всего на свете, будет рад даже тому, что, по человеческим меркам, безрадостно. Томас Уотсон замечает: «Кто алчет и жаждет праведности, тот будет с равным упоением питаться как сладким мёдом Евангелия, так и его горькой миррой». Даже обличения и наказания Господни для такого человека будут приятными, потому что свидетельствуют о Божьей Отцовской любви. «Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьёт же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12:6).

Пятый признак истинной духовной жажды — отсутствие с нашей стороны всяких условий. Если голод и жажда праведности неподдельны, то ставить условия нам и в голову не придёт — мы примем Божью праведность на Его условиях и последуем Его заповедям во что бы то ни стало. Даже малая частица Божьей праведности для нас будет ценнее самой жизни и всего, что может предложить мир. Богатому юноше хотелось лишь такого Христова Царства, которое соответствовало бы его планам и желаниям, а потому он оказался для Царства непригоден. Он жаждал богатства сильнее, чем Бога. Поставив условия Божьим благословениям, он лишился благословений.

Духовно жаждущие не будут увязывать своё стремление ко Христу с требованием высокой зарплаты, с земными удовольствиями, популярностью или чем-либо ещё. Им нужен только Христос и то, что Бог в мудрости и любви Своей дарует через Христа, что бы это ни было.

Духовно жаждущий человек восклицает: «Истомилась душа моя желанием судов Твоих во всякое время» (Пс. 118:20) и признаётся: «Душой моей я стремился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя… с раннего утра» (Ис. 26:9).

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий