Простая коронация Христа

“И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию, к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: «Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдёте ослицу привязанную и молодого осла с ней; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их». Всё же это было, да сбудется речённое через пророка, который говорит: «Скажите дочери Сиона: „Вот, Царь твой грядёт к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной“». Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды на дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали на дороге; народ же, шедший впереди и сопровождавший, восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» И когда вошёл Он в Иерусалим, весь город пришёл в движение и говорил: «Кто это?» Народ же говорил: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского»” (Мф.21:1-11)

Бо￿льшая часть человечества нашего времени не испытала на себе власти настоящей монархии. В современном мире те, кто носит титул короля или королевы, чаще всего являются номинальными правителями с малой государственной властью или ответственностью. Торжественная коронация — часто единственный знак внимания, которого они удостаиваются. Однако в прежние времена коронация монарха была демонстрацией величия и великолепия. Царь в самой дорогой одежде, усыпанной драгоценностями, проезжал через всю столицу в богато украшенной карете, запряжённой лучшими лошадьми. За ним следовали его придворные и иностранные высокопоставленные лица, а всю процессию сопровождали элитные войска страны. Во многих странах в коронации участвовали также высокопоставленные религиозные вожди.

Кульминационным моментом этого торжества был ритуал наделения будущего царя верховной властью: ему вручали скипетр, либо он должен был встать на священный камень или совершить какое-либо иное действие, символизирующее получение власти. Вся церемония сопровождалась пением и игрой музыкантов, а толпы народа спонтанно славили своего властелина. Каждая часть церемонии подчёркивала величие, славу, власть и достоинство царя.

На коронации королевы Англии Виктории в 1838 году её венчала корона, украшенная огромными рубинами и сапфирами, обрамлявшими бриллиант достоинством в 309 карат. Её скипетр был увенчан ещё большим бриллиантом, добытым в Африке, весом 516,5 карат.

В Матф. 21:1-11 описывается самая важная коронация, которую когда-либо видел мир, но эта коронация резко отличалась от только что описанной.

Эта была настоящая коронация настоящего Царя. Он был объявлен Царём и, в определённом смысле, поставлен на царствование. Но в Его коронации не было ни пышности, ни великолепия, ни яркого блеска.

Традиционно эта коронация называется торжественным входом Христа в Иерусалим. Это было последнее публичное появление Иисуса перед распятием и исключительно важное событие в Его божественном служении на земле, событие, которое часто инсценируют, но редко тщательно изучают или понимают его истинное значение.

Конец путешествия 

“И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию, к горе Елеонской” (Мф.21:1а) 

После исцеления двух слепых в Иерихоне и спасения Закхея Господь совершил Своё последнее путешествие в Иерусалим. Когда Иисус приблизился к Иерусалиму, Он приблизился к концу Своего трёхлетнего служения, которому предшествовали тридцать лет безвестности. Он был уже близок к той цели, которую поставил перед Ним Его Небесный Отец. Но толпы людей, шедшие с Ним на праздник Пасхи, ещё не знали, что сопровождают Самого Пасхального Агнца.

Во время переписи, которая состоялась спустя десять лет, количество агнцев, принесённых в жертву на Пасху, составляло около двухсот шестидесяти тысяч голов. Так как разрешалось приносить в жертву одного агнца на десять человек, количество поклонников в Иерусалиме на той неделе могло быть свыше двух миллионов. Думается, что во время последней Пасхи, которую праздновал Иисус, людей было не меньше, а значит город был переполнен людьми.

Но прежде чем Иисус и двенадцать учеников вошли в Иерусалим, они остановились в маленькой деревушке Виффагии. Кроме того, что она находилась вблизи Вифании и горы Елеонской (см. Марк. 11:1; Лук. 19:29), об этой деревне больше ничего не известно. Нет никаких библейских, исторических или археологических свидетельств о её существовании.

Иоанн повествует, что Иисус посетил Марию, Марфу и Лазаря в Вифании «за шесть дней до Пасхи» (Иоан. 12:1-3), то есть, вероятно, в субботу, еврейский день покоя. Приближалась неделя, когда Иисус должен был пострадать и умереть, и Он искал поддержки у Своих любимых друзей.

Но даже в часы этой короткой передышки удары ада продолжали причинять Ему боль. Когда Мария помазала Ему ноги драгоценным миром и вытерла их своими волосами, предатель Иуда, который был ещё и вором, прикрывшись заботой о нищих, лицемерно возразил против этого прекрасного поступка. Несомненно, с глубокой болью в сердце из-за упорного неверия Иуды Иисус упрекнул его: «Оставьте её; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собой, а Меня не всегда» (Иоан. 12:3-8).

Вероятно, на следующий день, бывший первым днём недели, то есть в воскресенье, многие евреи пришли в Вифанию, чтобы увидеть Иисуса, а также «Лазаря, которого Он воскресил из мёртвых» (Иоан. 12:9). И поскольку Лазарь был живым свидетельством сверхъестественной силы Иисуса, а следовательно, и убедительным свидетелем против тех, кто отвергал мессианство Иисуса, и угрозой для их авторитета, то «первосвященники… положили убить и Лазаря» (ст. 10).

Поэтому, вероятно, в понедельник, на следующий день после того как толпа людей посетила Иисуса в Вифании (Иоан. 12:12), Он пришёл в Виффагию и приготовился войти в Иерусалим через Восточные ворота города.

Согласно этой хронологии, торжественный вход в Иерусалим состоялся в понедельник, а не в «вербное воскресенье», как издавна считается в христианстве.

Такая хронология также устраняет проблему, которую часто называют «безмолвная среда», поскольку если торжественный вход в Иерусалим состоялся в воскресенье, то в Евангелиях не описано, что делал Иисус в среду.

Объяснить такой пробел довольно трудно, учитывая, что это была самая важная неделя в служении Иисуса. Дополнительный аргумент в пользу понедельника как дня торжественного входа Иисуса в Иерусалим можно увидеть в законе Моисеевом, гласящем, что жертвенных агнцев для Пасхи нужно было отбирать на десятый день первого месяца (первоначально это был месяц Авив, а после плена он стал называться Нисан) и держать их дома до принесения в жертву на четырнадцатый день (Исх. 12:2-6).
В год распятия Иисуса (это был либо 30-й, либо 33-й год) десятый день месяца Нисана выпадал на понедельник Пасхальной недели. Если Иисус торжественно въехал в Иерусалим в понедельник, понятно, почему Он был тепло принят еврейским народом, — так еврейская семья принимала в свой дом агнца.

Таким образом наш Господь, будучи принят Своим народом десятого числа месяца Нисана, воплотил символику Пасхи до мельчайших деталей. Продолжая быть совершенным исполнением Писания, Он был распят в пятницу, четырнадцатого числа месяца Нисана, став истинным Пасхальным Агнцем за грехи мира.

Точность исполнения пророчества 

“тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: «Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдёте ослицу привязанную и молодого осла с ней; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их». Всё же это было, да сбудется речённое через пророка, который говорит: «Скажите дочери Сиона: „Вот, Царь твой грядёт к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной“». Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их” (Мф.21:1б-7) 

Из этого текста и из других отрывков Писания ясно, что Иисус всегда был властен над событиями, которые касались Его жизни. Он положил начало Своей собственной коронации, когда послал двух учеников найти животное, на котором должен был въехать в Иерусалим. Таким образом, Иисус привёл в движение целую серию решающих событий, которые достигли своей кульминации в добровольном, милостивом принесении Им Себя в жертву на кресте, что от вечности было божественным планом. Все Евангелия полностью опровергают утверждение многих либеральных толкователей, что Иисус был подхвачен восторженной толпой и, будучи застигнут врасплох, попал в сети политических и религиозных интриг. Он не был, как считают многие либеральные толкователи, благонамеренным учителем нравственности, который зашёл слишком далеко, оскорбив еврейских вождей, и был уничтожен, приняв преждевременную смерть через распятие.

Двум ученикам было сказано пойти в селение, которое было прямо перед ними, где они тотчас найдут ослицу привязанную и молодого осла с ней.

Хотя селение было поблизости, этих двух животных, очевидно, не было видно, в противном случае Иисус просто указал бы на них. Ослицу привели для того, чтобы заставить её отпрыска слушаться. Молодому ослу было бы трудно оставить свою мать, и с ним было бы труднее справиться, чем с обычным ослом.

Только благодаря Своему всеведению Иисус знал, что ослица и молодой осёл находились в тот момент там, где они находились, ожидая, когда два ученика обнаружат их. Иисус также знал, что учеников спросят, зачем они берут животных. Поэтому Он дал им наставление: «Если кто скажет вам чтонибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их».

Марк сообщает, что «некоторые из стоявших там», которых Лука называет хозяевами, действительно спросили: «„Что делаете? Зачем отвязываете ослёнка?“ Они отвечали им, как повелел Иисус; и те отпустили их» (Марк.11:5-6; Лук. 19:33). Поскольку хозяева с готовностью согласились отдать своих животных, когда им сказали, что они надобны Господу, то похоже, что они были верующими в Иисуса. Мы также узнаём из этих же Евангелий, что на этом молодом осле никогда ещё не ездили (Марк. 11:2; Лук. 19:30).

Отдать такое животное кому-либо было жестом уважения и почтения. Это было равносильно тому, как если бы они сказали: «Это животное было приготовлено специально для вас».«Всё же это было, да сбудется речённое через пророка», — объясняет Матфей. Вся жизнь и служение Иисуса были отмечены двумя основными целями: исполнить волю Своего Небесного Отца (Матф. 26:39, 42; Иоан.4:34; 5:30) и ветхозаветные пророчества о Первом пришествии Мессии (Матф. 5:17; Лук. 13:33; 24:25-27; Деян. 3:21).
Дочь Сиона — это жители Иерусалима, который иногда называли Сионом, поскольку Сион — самая высокая и известная гора в городе. Пророчество, цитируемое в 5-м стихе, взято из книги пророка Захарии, который за пятьсот лет до этого предсказал, что жители Иерусалима будут приветствовать Мессию как своего Царя, когда Он будет въезжать в город, и что Он будет кротким, или смиренным, и будет сидеть на ослице и молодом осле, сыне подъяремной (см. Зах. 9:9).

Кажется нелепым и совершенно неуместным, чтобы царь, не говоря уже о Царе царей, торжественно въезжал в город, сидя на осле, а не на красивом белом жеребце или в царской колеснице. Но именно это предсказал пророк, и именно это сделал Сын Божий, потому что это было частью божественного плана. В этот раз Мессия не намеревался прийти в земном великолепии или воссесть на царский престол. Он пришёл не в богатстве, а в бедности; не в величии, а в кротости; не для того, чтобы уничтожить врагов Израиля, а что бы спасти всё человечество. Воплощение было временем Его унижения, а не прославления.

Так как Он был Царём, не похожим на других царей, Его коронация не была похожа ни на одну из земных коронаций. По меркам и представлениям земных царей, въезд Иисуса в Иерусалим был чем угодно, только не триумфом; однако, по Божьим меркам и в соответствии с Его целями, это было как раз то, что должно было быть. Въезд Иисуса Христа на ослице и молодом осле, сыне подъяремной, не был актом насилия со стороны Его противников. Это был полновластный выбор Бога Отца и Бога Сына, Который добровольно пришёл на землю как Слуга-Спаситель, чтобы взять на Себя грех мира. Нет ничего странного в том, что Тот, Кто взял на Себя грех всего мира, въехал в святой Божий город Сион верхом на ничем непримечательном сыне подъяремной.

Хотя Матфей конкретно имел в виду пророчество Захарии о въезде Иисуса в Иерусалим, важно отметить, что этот торжественный въезд стал также исполнением другого пророчества. Через Даниила Господь предсказал, что со времени выхода повеления Артаксеркса о восстановлении храма до пришествия Мессии пройдёт «семь седмин и шестьдесят две седмины» (Дан.9:25; ср. Неем. 2:6), то есть всего 69 седмин. В контексте этого отрывка имеется в виду 69 раз по семь лет, то есть 483 года. Для определения этого промежутка времени применили две различные системы подсчёта. Об этом написаны две книги: сэра Роберта Андерсена «Грядущий Князь» и Гарольда Хохнера «Хронологические аспекты жизни Христа».

Никто из учеников, включая посланных за ослицей, не понимал, какую цель преследовал Господь в этом и в других великих событиях следующей недели. «Ученики Его сперва не поняли этого, — писал Иоанн, — но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нём написано, и это сделали Ему» (Иоан. 12:16). Но эти двое послушно пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла. Так как у учеников не было попон, чтобы покрыть спины животных, и они не знали, на каком животном будет ехать Иисус, они положили на обоих свои одежды, и Он сел поверх их. Иисус выбрал молодого осла, самое малое и непритязательное животное, и с помощью учеников оседлал его (Лук. 19:35).

Прообраз славы 

“Множество же народа постилали свои одежды на дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали на дороге; народ же, шедший впереди и сопровождавший, восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!»” (Мф.21:8-9)

Когда Иисус в понедельник въезжал в город, множество народа постилали свои одежды на дороге. Этот древний обычай (см. 4 Цар. 9:13) состоял в том, что люди бросали свои одежды на дороге перед монархом, чтобы он проехал по ним. Такой поступок символизировал их уважение к монарху и подчинение его власти. Они как бы говорили: «Мы — у твоих ног, ты можешь даже пройти по нам, если нужно».

В то время как одни постилали свои одежды на пути Иисуса, другие резали ветви с деревьев и постилали их на дороге. Из Иоан. 12:13 мы узнаём, что эти ветви были с пальмовых деревьев. Они символизировали спасение и радость, а также тот величественный дар, который «великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племён и колен, и народов и языков» однажды принесёт «пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7:9).

Когда народ славил Мессию, Раввина из Галилеи, Который с властью учил и исцелял их болезни и даже воскрешал из мёртвых, вокруг царило великое возбуждение и восторг. Господа окружали массы народа, возможно, несколько сотен тысяч людей, шедших впереди и сопровождавших Его.

Народ, часто менявший своё мнение, теперь проигнорировал предупреждение первосвященников и фарисеев, которые «дали приказание, что если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, чтобы взять Его» (Иоан. 11:57). Ожидание освобождения, которое должен принести Мессия, было настолько огромным, что толпа была охвачена тем, что по-человечески можно назвать массовой истерией. Однако, действуя в полном соответствии с Божьим планом, они невольно исполнили пророчество, как исполнил его и Каиафа, когда за несколько дней до этих событий высокомерно заявил членам Синедриона: «Вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб». Как продолжает объяснять Иоанн, Каиафа «сказал [это] не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрёт за народ» (Иоан. 11:49-51).

Казалось, что народ в один голос восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» Древнееврейское слово «осанна» — мольба в виде восклицания, которая означает «спаси сейчас». Но в тот день толпа не была заинтересована в спасении своих душ, она просто хотела, чтобы Иисус освободил народ от римского ига. Подобно Двенадцати, они долго задавались вопросом: почему Иисус, если Он был истинным Мессией, не использовал Свою сверхъестественную силу против римлян? Теперь наконец-то, думали они, Он проявит Себя как Освободитель. Наступал праздник Пасхи, служивший напоминанием о Божьем чудесном освобождении Израиля из египетского рабства. Мог ли быть более подходящий случай для Помазанника Божьего, Мессии, навсегда освободить Свой народ от гнёта?

Народ ожидал царственного Мессию-Освободителя, Который пришёл бы с великой военной силой, чтобы сбросить жестокое иго Рима и установить царство справедливости и праведности, где Божий избранный народ пользовался бы особым расположением. Но Иисус пришёл не для того, чтобы завоевать Рим, а для того чтобы победить грех и смерть. Он пришёл не для того, чтобы объявить войну Риму, а чтобы примирить людей с Богом.

Хотя восклицание толпы полностью соответствовало тому событию и, по сути, было исполнением пророчества, люди не имели ни малейшего представления об истинной важности того, что делали, не говоря уже о том, что вскоре Иисус сделал ради них на кресте. Они не понимали ни Господа, ни себя. Иисус намеренно въехал в Иерусалим без вооружённой свиты, которая защищала бы Его. Вместо этого, Он был окружён разношёрстной толпой простых людей, большинство из которых, несмотря на свои громкие восклицания о Его величии, вскоре обратятся против Него, и никто из них не поддержит Его.
Народ признал, что Иисус был Сыном Давидовым, что было самым распространённым титулом Мессии. Они взывали, чтобы Мессия освободил их, умоляя Его: «Спаси нас сейчас, великий Мессия! Спаси нас сейчас!» Они цитировали строки из известного псалма, входившего в число псалмов хвалы (Псалмы 112–117), в частности из Псалма 117, который также считался Псалмом освобождения, иногда называемым Псалмом завоевателя. За сто с лишним лет до этого евреи приветствовали этим псалмом Ионафана Маккавея после того, как он освободил город Акру от сирийского господства.

Народ знал, Кем был Иисус, но люди не понимали и по-настоящему не верили в то, что знали. Они были правы, считая Его Мессией, Сыном Давидовым, и говоря, что Он пришёл во имя Господне, но заблуждались по поводу того, каким Освободителем Он был. Они знали, что Иисус был Царём, но не понимали природы Его царствования и Его Царства. То, что Его Царство было не от мира сего, они понимали не больше, чем Пилат (Иоан. 18:36).

Поэтому, когда стало ясно, что Иисус пришёл не для того, чтобы освободить их от римлян, они обратились против Него. Когда они шумно требовали у Пилата, чтобы он освободил им Варавву вместо Иисуса (Иоан. 18:40), они, по сути, произносили слова, которые Иисус предсказал в притче о человеке высокого рода: «Не хотим, чтобы он царствовал над нами» (Лук. 19:14).

Люди хотели принять Иисуса на своих условиях, но они не поклонились бы царю, который им не нравился, даже если бы это был Сын Божий. Они хотели, чтобы Иисус победил Рим, но не лелеемые ими грехи и лицемерную, поверхностную религию. Однако Он не освободил бы их на их условиях, а они не хотели освобождения на Его условиях. Он был Мессией, Который пришёл предложить не временный внешний мир, а бесконечно большее благословение — внутренний мир с Богом.

Многие люди сегодня открыты для Иисуса, потому что думают, что Он даст им богатство, здоровье, успех, счастье и другие мирские удовольствия, к которым они стремятся. Как народ во время торжественного въезда Иисуса в Иерусалим, они будут громко приветствовать Иисуса до тех пор, пока будут верить, что Он удовлетворит их эгоистичные желания. Но, как тот же народ несколько дней спустя, они отвергнут и осудят Его, когда Он не даст им того, чего они ожидают. Когда Его Слово обличает их в грехе и указывает на нужду в Спасителе, они проклинают Его и уходят от Него.

Римляне были нечестивыми и жестокими угнетателями, и Господь не позволил бы им властвовать неограниченно. Но не они были главными врагами Его народа. Самым главным врагом евреев был грех, и именно от него они отказались освободиться. Бог допустил разрушение святого храма Своего избранного народа намного раньше, чем допустил уничтожение их языческих угнетателей. Он, фактически, позволил этим самым язычникам разрушить храм.

В день Своего торжественного въезда в Иерусалим «вошёл Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: „Написано: “Дом Мой домом молитвы наречётся”; а вы сделали его вертепом разбойников“» (Матф. 21:12-13). Это очищение храма носило символический характер и не возымело длительного действия. Корыстные меновщики и продавцы жертвенных животных наверняка уже на следующий день вернулись на свои места. Но менее чем сорок лет спустя, в 70 году римляне полностью уничтожили храм, после чего, как и предсказал Иисус, на этом месте не осталось камня на камне; всё было разрушено (Матф. 24:2). И до настоящего времени, спустя почти две тысячи лет, даже его руины не были обнаружены.

Что касается истинного намерения людей, коронация Иисуса была ложным, пустым притворством. Слова людей были правильными, чего не скажешь об их сердцах. В любом случае, Иисус тогда пришёл не для того, чтобы Его короновали, а для того, чтобы Его распяли.

Однажды Он будет коронован совершенно подобающим образом. Пройдут времена отвержения, и перед Его именем «[преклонится] всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык [исповедует], что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2:10-11). В первый раз Он пришёл, чтобы дать людям спасение. Но когда Он придёт опять, Он придёт, чтобы продемонстрировать Свою верховную власть. Вот как Иоанн описал эту великую и окончательную коронацию Иисуса в тот день:
И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали перед Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых. И поют новую песнь, говоря: «Достоин Ты взять книгу и снять с неё печати, ибо Ты был заклан, и кровью Своей искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле».

И я видел, и слышал голос многих ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч, которые говорили громким голосом: «Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь, и славу, и благословение». И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землёй, и на море, и всё, что в них, слышал я, говорило: «Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава, и держава во веки веков». И четыре животных говорили: «Аминь». И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков (Откр. 5:8-14).

Элемент недоумения

“И когда вошёл Он в Иерусалим, весь город пришёл в движение и говорил: «Кто это?» Народ же говорил: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского»” (Мф.21:10-11)

Описание въезда Иисуса в Иерусалим в Евангелии от Матфея заканчивается недоуменным вопросом. После того, как крики и шумные возгласы несколько поутихли и Иисус вошёл в Иерусалим, жители города стали спрашивать: «Кто это?» Лучший ответ, который мог дать народ, звучал так: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского». Очевидно, что большинство из них мало вникали в то, что так громогласно произносили. Они только что провозглашали Иисуса Мессией, Сыном Давидовым, Который пришёл во имя Господа. Но когда массовый восторг утих, людьми овладело недоумение, кем же был Иисус на самом деле. Поэтому они только и могли сказать, что Он был Пророком, Который пришёл из Назарета галилейского. Они больше не называли Его Сыном Давида и не славили Его как великого Освободителя. Теперь Он был не больше чем Пророк.

Люди знали, но не поверили в то, что знали, и так как они не поверили, они перестали знать. Как их предки, которым проповедовал Исаия, они слышали, но не воспринимали; видели, но не понимали, — потому что их сердца огрубели (Ис. 6:9-10). Они слышали слова Иисуса, были свидетелями Его чудес и даже признавали Его божественность, но отвергли то, что Он был их Спасителем и Господом. Они были приземлёнными, самодовольными материалистами. Их интересовали только земные царства этого мира, а не Небесное Царство. Они готовы были принять Иисуса земным царём, но не приняли бы Его своим Небесным Царём.

Вся слава Христу

Отдых в Краснодарском крае — это не только летний отдых на побережье Черного моря и посещение экскурсий, но и зимний отдых в горах Северного Кавказа. Вы можете выбрать отдых с лечением, горнолыжный отдых, семейный отдых, но какой бы вид отдыха вы не выбрали, всегда найдутся различные варианты размещения: гостиницы, санатории, мини-отели, детские лагеря, гостевые дома или просто размещение в комнатах частного сектора. Сайт туристической компании “Баттерфляй” http://www.butterfly-tour.ru/ позволит вам быстро найти место размещения на желаемом курорте Краснодарского края и Северного Кавказа.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий