Приготовления к смерти Христа

«Когда Иисус окончил все слова эти, то сказал ученикам Своим: «Вы  знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан  будет на распятие». Тогда собрались первосвященники и книжники  и старейшины народа во двор первосвященника по имени Каиафа  и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить, но говорили: «Только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе». Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокажённого, приступила к Нему женщина с алебастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему, возлежащему, на голову. Увидев это, ученики  Его вознегодовали и говорили: «К чему такая трата? Ибо можно  было  бы  продать  это  миро  за  большую  цену  и  дать  нищим».  Но  Иисус, уразумев это, сказал им: «Что смущаете женщину? Она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собой, а Меня  не всегда имеете; возлив миро это на тело Моё, она приготовила  Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано  Евангелие это в целом мире, сказано будет в память её и о том, что  она сделала». Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошёл к первосвященникам и сказал: «Что вы дадите мне, и я  вам предам Его?» Они предложили ему тридцать сребреников; и с  того времени он искал удобного случая предать Его» (Мф.26:1-16)

С 26-й главы начинается последняя и самая основная часть изложения Матфеем своего Евангелия принтеры KYOCERA. Всё остальное было прологом, предисловием к великому эпилогу, который сосредотачивается на кресте Иисуса  Христа — кульминации всего Евангелия и кульминации истории искупления, единственной вечной надежде для падшего, греховного человечества.

Автор духовных гимнов Джон Боуринг восклицал:

“Я торжествую, благодаря кресту Христа, 

Возвышающемуся над обломками времени!

Весь свет священного повествования

Собран вокруг холма, на котором стоял крест”

Всё в священном повествовании о Божьем плане искупления сосредоточено вокруг креста, без которого никакое другое откровение или дело  Божье не имеет конечной ценности для греховного человека. Только через крест Христа Господь проложил путь спасения для грешников, чтобы они могли соединиться с Ним, со святым Богом. Без креста Иисуса  Христа нет спасения, нет Евангелия, нет библейского христианства. И  именно потому, что Павел свято верил в эту истину, он мог говорить  коринфянам: «Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме  Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:2).

Крест  —  это  суть  искупительной  истины,  на  которую  указывали  приемлемая жертва Авеля; ковчег, который спас Ноя и его семью; овен,  предоставленный Аврааму как заместительная жертва вместо Исаака на  горе Мориа; избавление Израиля из Египта; скала, из которой после удара потекла вода в пустыне; жертвы левитов; медный змей, поднятый в  пустыне на шест для исцеления людей; Вооз, который, будучи кровным  родственником,  выкупил  Руфь;  и  многие  другие  ветхозаветные  события и люди. В самом глубоком смысле все ветхозаветные истины и вся  ветхозаветная история безошибочно указывает на крест Иисуса Христа.

Иоанн Креститель, последний пророк старого завета, свидетельствует об  Иисусе Христе: «Вот Агнец Божий, Который берёт на         Себя грех мира»  (Иоан. 1:29). Христианское Евангелие — это, в первую очередь, весть о  смерти и воскресении Иисуса Христа, и это самая главная и величайшая  тема как Ветхого, так и Нового Заветов.

Матфей говорит о кресте сжато, но прямо и открыто. Его Евангелие  можно также назвать подробным повествованием о кресте. В последних  трёх главах Матфей концентрирует внимание на этой главной теме, используя несколько кульминационных элементов. В 26-й главе он подробно описывает подготовку к кресту и аресту Иисуса Христа. В 27-й главе  он говорит о судах над Иисусом, о казни и погребении. А в 28-й главе  Матфей повествует о победе Господа над смертью через воскресение и о  Его последних наставлениях Своим ученикам.

26-я глава начинается после того, как Иисус окончил Свою Елеонскую проповедь. Была среда, очень насыщенный событиями день, когда  Иисус учил народ в храме и когда подверг суровой критике религиозных  вождей за их лицемерное нечестие. Затем, покинув храм, Иисус со Своими учениками пошёл на Елеонскую гору, где учил их наедине о Своём  Втором пришествии (Матф. 24:3–25:46).

Затем Господь мгновенно возвращает их обратно к главному событию  Своего Первого пришествия. В четвёртый и последний раз (см. Матф. 16:21; 17:22-23; 20:18-19) Он говорит им о Своей неизбежной смерти,  которая ожидает Его уже через два дня (26:2). Распятие было следующим большим событием, которое являлось частью служения Мессии.

Перед тем как прийти в славе и силе, Иисус должен был умереть, смиренно и добровольно подчинившись плану Своего Отца.

В 26:1-16 Матфей описывает четыре эпизода, которые ясно говорят  о приближении смерти Иисуса:

– действие суверенной благодати (ст. 2),

– действия злобной оппозиции (ст. 3-5),

– действия преданных поклонников  (ст. 6-13)

– подготовка к лицемерному предательству (ст. 14-16).

Каждое из этих событий было частью Божьего вечного плана искупления,  и каждое из них произошло точно в соответствии с Его божественным  планом.

Действие суверенной благодати

«Вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие» (Мф.26:2)

В Своём воплощении Иисус добровольно ограничил Себя и не использовал  Своё  всеведение,  Свою  славу  и  некоторые  другие  качества  Своей божественной природы (ср. Фил. 2:7-8). В Своём смирении и добровольном самоограничении Иисус учил только той божественной истине, которую открывал Ему Небесный Отец. «Пославший Меня Отец, —  говорил Иисус, — Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить»  (Иоан. 12:49; ср. Матф. 24:36).

Теперь Иисус знал, что пришло время, назначенное Отцом, когда Он  должен был умереть. Он не только снова объявил, что должен будет умереть, но и конкретно указал, что это произойдёт всего лишь через два  дня, в начале Пасхи. В это назначенное Богом время Сын Человеческий будет предан на распятие.

Неверующие скептики давно пытаются объяснить смерть Иисуса как  поворот судьбы, как неожиданный конец благонамеренной революции,  которая была раскрыта и подавлена, или как печальный конец иллюзий  сумасшедшего. Другие изображают Иисуса Христа как провидца, чьи  мечты обогнали то время, в которое Он жил, или как пророка, который  преувеличивал свои притязания и тем самым вызвал гнев религиозной  системы. Но такие заявления не согласуются с описаниями в Евангелиях  и по сути своей являются богохульными.

Как уже отмечалось, Иисус предсказывал, по крайней мере три раза  до  этого,  что  Ему  предстоит  пострадать  и  умереть,  но  затем  Он  воскреснет. Он даже указывал, что умрёт в Иерусалиме и что воскреснет  на третий день. Иисус жил согласно божественному расписанию, и никакие человеческие планы или попытки не могли внести в это расписание даже самое незначительное изменение. «Никто не отнимает [Мою  жизнь] у Меня, — заявлял Христос, — но Я Сам отдаю её. Имею власть  отдать её и власть имею опять принять её» (Иоан. 10:18). Когда Пилат  на суде сказал Иисусу: «Не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя  и власть имею отпустить Тебя?», — Иисус ответил ему: «Ты не имел бы  надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше» (Иоан. 19:10-11).

Люди много раз искали убить Иисуса Христа, но не могли сделать  этого. Иудейские религиозные вожди начали составлять заговор против  Него уже вскоре после начала Его публичного служения (Иоан. 5:18), но  не смогли осуществить свои намерения, пока не настало Божье время  для Его смерти.

Первое покушение на жизнь Иисуса было предпринято вскоре после  Его рождения, когда Ирод убил всех младенцев мужского пола в Вифлееме и его окрестностях. Бог послал ангела предупредить Иосифа, чтобы  он забрал Иисуса и Его мать и отправился в Египет, и находился там,  пока не минует опасность. Однажды, когда Христос нёс служение в синагоге в Своём родном городе Назарете, люди пришли в негодование,  услышав Его заявление, что в Нём исполнилось пророчество Исаии, и  напоминание о нескольких случаях, когда Бог предпочёл благословить  язычников, а не евреев. Они отвели Иисуса на край высокой скалы за городом, но они не смогли сбросить Его, потому что Он чудесным образом  прошёл через толпу и удалился (Лук. 4:16-30).

Когда  Иисус  исцелил  больного  в  купальне,  называемой  Вифезда, еврейские вожди «ещё более искали убить Его… за то, что Он не только  нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным  Богу»  (Иоан.  5:18).  Поэтому  для  некоторых  людей  Иисус  стал  известен как Тот, «Которого ищут убить» (Иоан. 7:25). Но когда служители  храма были посланы схватить Иисуса за то, что Он исцелил больного  в  субботу,  они  вернулись  с  пустыми  руками.  Когда  первосвященники  и фарисеи спросили служителей, почему они не привели Иисуса с собой, те ответили: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (7:44-46).

Все эти попытки убить Иисуса, а возможно, и другие, незаписанные в Евангелиях, провалились, потому что ещё не наступило время,  определённое Богом, когда Его Сын должен был умереть. Только суверенная Божья благодать могла привести Иисуса на крест. Никакая человеческая власть без Божьей воли не могла распять Иисуса, и никакая  человеческая  сила  не  могла  предотвратить  это  распятие,  потому  что  на этот раз оно было исполнением Божьего плана. На последней вечере Иисус сказал: «Сын Человеческий идёт по предназначению» (Лук. 22:22). А в День Пятидесятницы Пётр заявил, что Иисус был предан  «по определённому совету и предведению Божьему» (Деян. 2:23).

Иисус Христос должен был умереть на Пасху, когда закалывали жертвенных агнцев, потому что этот праздник указывал на «[Агнца Божьего],  Который берёт на    Себя грех мира» (Иоан. 1:29). Все остальные жертвенные агнцы были всего лишь бледными символами того, что вскоре  должен был совершить истинный Агнец.

Как Филипп объяснил евнуху-эфиопу, Иисус был Тем Агнцем, о Котором предсказывал Исаия, — Агнцем, Который был веден на заклание, но не открывал уст Своих (Деян. 8:32-34). Апостол Павел говорил  коринфским верующим, что Иисус — это «Пасха наша, Христос, [Который был] заклан за нас» (1 Кор. 5:7). Пётр, обращаясь к находившимся  в  рассеянии  и  подвергавшимся  гонениям  святым  Церкви  первого  столетия, говорил, что Иисус был непорочным Агнцем, «[предназначенным] ещё прежде создания мира, но [явившимся] в последние времена для» них (1 Пет. 1:19-20). Как Иоанн видел в видении на острове  Патмос, Иисус был «[Агнцем закланным, чтобы] принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу, и благословение»  (Откр. 5:12).

Действия злобной оппозиции

«Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника по имени Каиафа и положили в совете  взять Иисуса хитростью и убить, но говорили: «Только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе»» (Мф.26:3-5)

Когда Иисус беседовал со Своими учениками в тот вечер в среду на  Елеонской горе, Синедрион, состоявший преимущественно из первосвященников и старейшин народа, собрался во дворе дворца первосвященника по имени Каиафа. Первосвященники представляли богатую  и влиятельную знать из религиозных вождей, а старейшины — богатую и влиятельную знать из прихожан. Книжники присутствовали, когда  Иисуса после ареста привели в дом Каиафы (Матф.26:57), но, скорее  всего, некоторые из них были там также вместе с первосвященниками и  старейшинами и сейчас.

Согласно данным известного еврейского историка Иосифа Флавия,  полное имя первосвященника было Иосиф Каиафа. Он был коварным,  вероломным, лживым человеком, и в Писании он описывается только  как противник Иисуса. Во всех Евангелиях, где говорится о Каиафе, он  упоминается как ищущий убить Иисуса. Каиафа, как и Ирод, ненавидел  и боялся Иисуса не по религиозным, а по политическим причинам. Он  хотел убить Иисуса, потому что боялся, что Иисус может представлять  серьёзную угрозу его положению и власти над еврейским народом. Так  как Каиафа был движим исключительно жадностью, а также эгоистичным  и  завистливым  честолюбием,  у  него  совершенно  отсутствовало  чувство справедливости, праведности или приличия. Он совершенно не  заботился о своей стране и своём народе, в нём не было уважения к своей религии. Они нужны были ему постольку, поскольку он мог использовать их для личной выгоды. Выгода была его основным жизненным  принципом, и это навеки запечатлено в его печально известном высказывании: «Лучше [т.е. выгоднее] нам, чтобы один человек умер за людей,  нежели чтобы весь народ погиб» (Иоан. 11:50).

Первосвященство традиционно передавалось по линии левитов, но  во время римской оккупации эту должность можно было просто купить  или получить как знак политического расположения. Поскольку евреи  не потерпели бы первосвященника, не имеющего никакого отношения  к левитам, Каиафа женился на дочери первосвященника Анны, своего предшественника. Некоторое время эти двое даже вместе несли это служение (см. Лук. 3:2). Каиафа был первосвященником с 15 по 37 год  по Р.Х., что само по себе было небывалым сроком. Чтобы удержаться на  этой должности так долго, нужно было тесно сотрудничать с Римом, а на  протяжении чуть больше ста лет первосвященниками были 28 человек.

Преемник же Каиафы продержался на этой должности всего 50 дней.

Каиафа был воплощением порочной религиозной системы, преобладавшей в то время в Израиле. Несмотря на свою порочность, лишь он  один мог войти в Святое святых в День Очищения и принести жертву.

Он руководил всеми священниками и их функциями в храме, а также  получал прибыль от торговли в храме. Именно торговля в храме так разгневала Христа, что Он дважды изгонял оттуда меновщиков монет и торговцев жертвенными животными (Иоан. 2:14-16; Матф. 21:12-13).

Синедрион собрался в доме Каиафы с единственной целью: придумать, как взять Иисуса. Они хотели сделать это хитростью, чтобы не  вызвать возмущения народа в городе, среди которого Иисус был популярен;  и  если  бы  им  удалось  взять  Его,  тогда  в  удобный  момент  они  убили бы Его. Чаша их терпения переполнилась, и они твёрдо решили  положить конец Его публичному изобличению их лицемерия и нечестия. Кроме того, Иисус представлял угрозу их власти и благосостоянию.

Очевидно, они задумали арестовать Иисуса как можно быстрее, пока Он  опять не ускользнул от них и не заручился поддержкой ещё большего  количества людей. Иисуса содержали бы под стражей, пока народ, пришедший в Иерусалим на Пасху, не покинул бы город. Тогда они могли  спокойно предать Его смерти, скорее всего — тайно. Поэтому они говорили: «Только не в праздник».

В это время Иерусалим был переполнен паломниками со всего мира,  которые пришли на пасхальные праздники, чтобы поклониться Богу. По  словам Иосифа Флавия, во время Пасхи в жертву обычно приносили около 256 500 жертвенных агнцев. По традиции, есть одного агнца могли не  менее десяти человек, поэтому количество участников праздника могло  превышать два миллиона. Наверняка из пришедших на поклонение многие были из Галилеи и других мест, где Иисус нёс служение и приобрёл  популярность благодаря Своим проповедям и чудесам. Несомненно, немалое число Его почитателей находилось и среди люда, который всего  несколько дней назад постилал одежды и пальмовые ветви на дороге перед Иисусом и приветствовал Его возгласами: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне!» (Матф. 21:9)

Поэтому, с точки зрения еврейских вождей, Пасха была самым неподходящим временем, чтобы предпринимать какие-либо действия против Христа, тем более предать Его смерти. Они боялись, что это вызовет возмущение в народе. Но Пасха была временем, которое избрал Бог, и эти  злобные противники должны были распять Иисуса не в соответствии со  своими планами, а в соответствии с Божьим планом. Много раз, когда  они пытались убить Иисуса, им это не удавалось. Теперь же, когда они  хотели отложить Его казнь, они не смогли этого сделать. Согласно Божьему плану, Христос должен был умереть не через восемь дней, а через  два; не после Пасхи, а во время Пасхи. Когда, по Божьему суверенному  изволению, врагам Иисуса удалось предать Его смерти, это произошло  именно в то время, когда они менее всего хотели этого.

Действия преданных поклонников

«Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокажённого, приступила к Нему женщина с алебастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему, возлежащему, на голову. Увидев это, ученики Его  вознегодовали и говорили: «К чему такая трата? Ибо можно было  бы продать это миро за большую цену и дать нищим». Но Иисус,  уразумев это, сказал им: «Что смущаете женщину? Она доброе дело  сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собой, а Меня не всегда имеете; возлив миро это на тело Моё, она приготовила Меня к  погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие это в целом мире, сказано будет в память её и о том, что она  сделала»» (Мф.26:6-13)

Здесь Матфей вспоминает событие, которое произошло в предыдущую субботу, когда Иисус пришёл в район Вифании и Виффагии, расположенных к востоку от Иерусалима, возле Елеонской горы (см. Матф. 21:1; Марк. 11:1). В этой трогательной истории описан третий эпизод в  подготовке Иисуса к распятию. В противоположность ненависти и отвержению со стороны Синедриона в ней отражено поклонение, наполненное любовью.

Когда Иисус и ученики были в Вифании, их пригласили на ужин в  дом Симона прокажённого. От Иоанна мы узнаём, что Мария, Марфа и  Лазарь тоже были на этой трапезе и что Марфа подавала ужин, видимо, в  знак уважения к Симону, а также к Господу (Иоан. 12:1-3).

Так как прокажённые не имели права жить в городах и селениях и  общаться со здоровыми людьми, то ясно, что Симон был исцелён. И так как с медицинской точки зрения эта болезнь была неизлечима, то,  очевидно, Иисус исцелил Симона. Испытывая чувство глубокой благодарности за исцеление, Симон пригласил Иисуса и остальных в свой  дом на ужин.

Во время ужина к Нему приступила женщина, имя которой Матфей  не называет, однако из Евангелия от Иоанна мы узнаём, что это была  Мария (12:3). Она принесла алебастровый сосуд мира драгоценного и  возливала Ему, возлежащему, на голову. Марк пишет, что драгоценное миро стоило «более нежели… триста динариев» и что этот дорогой  алебастровый сосуд был разбит (Марк. 14:3-5). Цифра в триста динариев составляла годовой доход обычного рабочего или воина, а то, что  сосуд был разбит, сделало поступок Марии ещё более расточительным.

Мария всегда была особенно внимательна к словам Господа (см. Лук. 10:39). Похоже, что в этом случае она приняла реальность и поняла значение  приближающейся  смерти  Иисуса  лучше,  чем  Двенадцать.  Она,  видимо, чувствовала, что её спасение каким-то образом было связано с  Его трагической смертью. Она поняла то, что ученики никак не хотели  понимать, а именно, что Иисусу надлежит умереть, чтобы воскреснуть  вновь. В отличие от них она не была во власти плотского, эгоистичного желания, чтобы Христос как можно быстрее установил Своё земное  Царство, чтобы приобрести славу и привилегии, которые были бы следствием этого события.

В знак безмерной любви Мария возливала ароматы Ему, возлежащему у стола, на голову. Иоанн сообщает, что ароматом был фунт чистого  нардового мира. Мария также помазала этим миром ноги Иисусу (Иоан. 12:3). Этот удивительный поступок свидетельствует о любви и почитании. Вместе с ароматами Мария излила свою душу в поклонении Господу. Она настолько находилась во власти благоговения перед Господом,  что не могла сдержаться и в этот момент не думала о бережливости.

Мария пожертвовала это драгоценное миро не в поддержку какогонибудь служения или события, а предложила его лично Господу. Она не  ждала видимой, материальной выгоды от своей щедрости, но в акте поклонения и в знак любви без колебаний отдала Господу самое ценное, что  у неё было из земных богатств.

Увидев это и не понимая, что побудило Марию к такому поступку,  невосприимчивые ученики вознегодовали и ханжески говорили: «К  чему такая трата?» Подстрекаемые предателем Иудой (см. Иоан. 12:45), они намекнули, что это миро можно было бы продать за большую  цену, а деньги раздать нищим. Даже если бы они и последовали этому  прагматичному и, казалось бы, альтруистическому совету, скорее всего,  не многие нищие получили бы эти деньги. Так как Иуда был казначеем  группы, а также вором, он, несомненно, присвоил бы большую часть  денег себе (см. Иоан. 12:6). И теперь, когда он совершенно разочаровался в Иисусе, он, вероятно, считал, что может украсть столько, сколько  сможет, прежде чем уйдёт.

Хотя  ученики  возмущались  поступком  Марии  не  открыто,  а  только между собой (Марк. 14:4), Иисус, уразумев это, упрекнул их. «Что  смущаете женщину? — спросил Он. — Она доброе дело сделала для  Меня: ибо нищих всегда имеете с собой, а Меня не всегда имеете».

Накануне в притче об овцах и козлах Господь наглядно показал, что  помощь Его народу в насущных нуждах имеет исключительное значение  и является признаком подлинного спасения (Матф. 25:34-36). Но очень  скоро Ему предстояло закончить Своё земное служение и вернуться к  Своему Небесному Отцу. Однако прежде чем вернуться, Он должен будет пострадать, умереть и воскреснуть. Поэтому это время было не для  филантропии, а для проявления любви к Господу; не для благотворительности, а для поклонения. Как и в другом эпизоде, Мария «избрала благую часть» (Лук. 10:42) и совершила прекрасное доброе дело для  своего Господа.

Подлинное поклонение — это высшее служение, которое христианин  может предложить Христу. Есть время для служения нищим, больным,  нагим и находящимся в темнице. Есть время для свидетельства погибающим, чтобы привести их к Спасителю. Есть время для обучения новообращённых, чтобы они возрастали в вере. Есть время для тщательного  изучения и преподавания Слова Божьего. Но больше всего от Своего народа Господь требует истинного поклонения, без которого всё остальное, совершаемое во имя Его, будет пустым и лишённым силы.

Христианин,  поклоняющийся  Господу  и  подражающий  Марии,  не  спрашивает: «Сколько это будет стоить?» или: «Есть ли у меня время?»  Истинный поклонник, подобно Марии, отдаёт всё, что имеет, понимая,  что всё это ничтожно мало по сравнению с тем, что он получил от Господа.

Этим  особенным  и  уникальным  актом  поклонения  Господу,  когда  Мария возлила это миро на тело Иисуса, даже не осознавая, что она  сделала, она приготовила Его к погребению. Это возлияние стало символическим действием, предвосхитившим смерть и погребение Иисуса.

То, что сделала Мария, было настолько важно, что Иисус сказал: «Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие это в целом мире, сказано будет в память её и о том, что она сделала». Записав эту  историю в трёх Евангелиях, Святой Дух запечатлел для последующих  поколений любовь и щедрое поклонение Марии. Во исполнение пророчества Господа, христиане уже почти две тысячи лет действительно  говорят в память об этой женщине и о том, что она сделала. Мария  является постоянным примером самоотверженной, жертвенной любви  для всех христиан.

Подготовка к лицемерному предательству

«Тогда  один  из  двенадцати,  называемый  Иуда  Искариот,  пошёл  к  первосвященникам и сказал: «Что вы дадите мне, и я вам предам  Его?» Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени  он искал удобного случая предать Его» (Мф.26:14-16)

В отличие от Марии, которая открыто засвидетельствовала о своей  любви через поклонение, Иуда Искариот тайно засвидетельствовал о  своём лицемерном предательстве.

Он пошёл к первосвященникам, вероятно, когда те всё ещё находились в доме Каиафы, и бессердечно заявил: «Что вы дадите мне, и  я вам предам Его?» Религиозные вожди, несомненно, были приятно  удивлены, что один из учеников Самого Иисуса может стать средством  для достижения их цели, и без колебаний предложили ему тридцать  сребреников. По цене раба (см. Исх. 21:32) Иуда не только продал своего Учителя, Руководителя и Друга, но и предал Самого Сына Божьего,  Который пришёл, чтобы стать его Спасителем.

С того времени, окончательно настроившись на предательство, Иуда  искал удобного случая предать Господа. В глазах врагов Иисуса удобным случаем мог быть момент, когда Он был «не при народе» (Лук. 22:6). И такой случай представился очень скоро, когда Господь был в  Гефсиманском саду. Показав всему миру ярчайший пример утраченной  возможности, Иуда навсегда отвернулся от Господа и от своего спасения, а Господь отвернулся от Иуды.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий