Поклонение Божьему Сыну

“И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошёл на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на середине моря, и её било волнами, потому что ветер был встречный. В четвёртую же стражу ночи пошёл к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущим по морю, встревожились и говорили: «Это призрак», и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: «Ободритесь; это Я, не бойтесь». Пётр сказал Ему в ответ: «Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде». Он же сказал: «Иди». И, выйдя из лодки, Пётр пошёл по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: «Господи! Спаси меня». Иисус тотчас простёр руку, поддержал его и говорит ему: «Маловерный! Зачем ты усомнился?» И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: «Истинно Ты Сын Божий»” (Мф. 14:22-33)

Кульминацией этого отрывка является поклонение учеников Иисусу, когда они исповедовали: «Истинно Ты Сын Божий» (ст. 33). Хотя Отец сказал об этом во время крещения Иисуса (3:17) и даже бесы возле Гадары обращались к Нему как к Сыну Божьему (8:29), здесь впервые двенадцать учеников недвусмысленно назвали своего Наставника Сыном Божьим.

В событиях, описанных в Матф. 14:22-33, можно увидеть пять доказательств божественности Иисуса, которые привели учеников к такому признанию. На протяжении всего нескольких часов они получили неоспоримые подтверждения божественной власти, божественного знания, божественной защиты, божественной любви и божественной силы Иисуса.

Доказательство Его Божественной власти

“И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошёл на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один” (Мф. 14:22-23)

Первое подтверждение божественности Иисуса в этом случае было связано с демонстрацией Его божественной власти обручальные кольца в кирове. То, что Иисус понудил Своих учеников войти в лодку, позволяет достаточно обоснованно предположить, что они не хотели покидать Его и, возможно, спорили с Ним об этом. Как только пять тысяч мужчин, а также женщины и дети насытились и были собраны двенадцать корзин остатков еды, люди сказали: «Это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир», и хотели «прийти, нечаянно взять Его и сделать царём» (Иоан. 6:14-15а). Чтобы этого не произошло, Иисус «опять удалился на гору один» (ст. 15б). Конечно, Он был предсказанным Царём, но в это время Он не устанавливал Своё земное Царство. В любом случае, право венчать Его на Царство не принадлежало толпе.

Ученики же, явно, думали, что Иисус уже давно должен был получить признание народа, и радовались, что наконец-то Его признали как Мессию, грядущего Царя, Который свергнет Ирода и римское иго и упрочит место Израиля, по праву принадлежащее ему как ведущей державе на мировой арене. Сам Иисус учил их, чтобы они молились о приходе Царства (Матф. 6:10), и казалось, что наступало благоприятное время, когда Он мог реально ответить на эту молитву.

Ученики также, наверняка, думали о высоких должностях, которые они займут как главные министры в Царстве Иисуса, и о том престиже и власти, которые они будут иметь, занимая эти должности. На протяжении почти двух лет они вместе с Господом испытывали со стороны окружающих равнодушие и пренебрежение и жили едва сводя концы с концами. Теперь же, когда народ с таким энтузиазмом поддерживал Иисуса, наступил самый подходящий момент, чтобы сделать первый шаг к престолу. Мирской, эгоистичный и честолюбивый Иуда наверняка больше всех усердствовал в развитии подобного мышления у других учеников.

Зная их мысли и растущее влияние толпы на них, Иисус удалил учеников от такого порочного подстрекательства, повелев им войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону. Он понудил учеников удалиться отчасти из-за их восприимчивости к политическим планам людей.

Иоанн конкретно называет место на другой стороне моря Капернаумом (6:24), а Марк говорит о земле Геннисаретской (6:53), маленькой плодородной долине на западном берегу Галилейского моря, между Капернаумом и Магдалой. Это было короткое путешествие через северную часть Галилейского моря, путешествие, которое большинство учеников проделывали много раз. Но сейчас они противились и не хотели плыть, и не только из-за восторженной толпы, которая хотела сделать Иисуса царём, но и потому, что не хотели разлучаться с Иисусом. Хотя они были слабы в вере и легко поддавались влиянию, тем не менее они были глубоко преданы Господу и чувствовали своё несовершенство и уязвимость, когда Его не было с ними. Они, возможно, не хотели плыть ещё и потому, что видели усиливающийся ветер, и, проявляя осторожность, не хотели совершать даже такое короткое путешествие в темноте и в плохую погоду.

Но, вопреки своему нежеланию, ученики сели в лодку и отплыли. Они находились во власти Господа, и Ему не нужно было прибегать к сверхъестественной силе, чтобы заставить их отплыть. Было достаточно Его твёрдого слова, и здесь нет заслуги учеников в том, что они послушались. Когда Он велел им отправиться прежде Его на другую сторону, они так и сделали.

Иисус также продемонстрировал Свою божественную власть над множеством людей, которые, несмотря на то что их было очень много (вероятно, двадцать пять тысяч или больше), не могли заставить Иисуса сделать чтолибо вопреки планам и воле Его Отца. После того как Он отправил учеников в Капернаум, Он также отпустил и народ. Согласно своим представлениям и целям, люди были полны решимости сделать Его царём, но не смогли. Без дискуссий или фанфар Иисус просто распустил народ, и люди стали устраиваться на ночлег, где могли, возле Вифсаиды, в нескольких километрах от северо-восточного побережья озера.

Иисус имеет власть над судьбами всех людей, включая их окончательный удел (Иоан. 5:22). Он имеет власть над всем сверхъестественным миром, включая мир сатаны и его падших ангелов (Марк. 1:27). Иисус имеет власть над святыми ангелами, которых Он мог в любую минуту призвать на помощь (Матф. 26:53). Люди, которые слышали, как Иисус излагал Нагорную проповедь, признавали, что «Он учил их, как власть имеющий» (Матф. 7:29).

Когда Иисус послал Двенадцать на их первое миссионерское задание, Он передал им часть Своей власти «над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Матф. 10:1). В Своём Великом поручении Он объявил оставшимся одиннадцати ученикам: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Матф. 28:18).

Иисус имеет полную власть над всем на земле и на небе. Он повелевает людьми и управляет ими; Он повелевает и управляет ангелами, и падшими и святыми; Он властвует над природой и управляет ею.
И, отпустив народ, Он взошёл на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. У Иисуса было мало времени, чтобы отдохнуть или не спеша пообщаться с учениками. У Него было время лишь на то, чтобы помолиться, после чего Он чудесным образом встретил учеников посреди неистовой бури на море.

Искушения Иисуса не начались и не закончились тремя искушениями в пустыне, последовавшими сразу после Его крещения. Тогда дьявол «отошёл от Него до времени» (Лук. 4:13). Восторг учеников и толпы, желающей сделать Его царём, был очень похож на третье искушение в пустыне, в котором сатана предлагал Иисусу «все царства мира и славу их» (Матф. 4:8-9).

Дьявол, возможно, спрашивал: «Может ли быть время, более подходящее для установления Царства, чем праздник Пасхи? И можно ли более торжественно войти в Иерусалим, чем во главе многотысячной толпы верных, восторженных поклонников?» Иисус наверняка собрал бы ещё больше людей по пути в Святой город, и, благодаря Его сверхъестественной силе, Ему была бы обеспечена победа над любыми противниками. Он мог бы с лёгкостью подчинить Себе Ирода. Даже могущественный Рим не мог бы быть достойным противником для Божьего Сына. Иисус мог бы пренебречь крестом и избежать страданий, не возлагая на Себя грехов всего мира.

Какие бы мысли сатана ни пытался вложить в разум Иисуса, Христос отвернулся от этого зла, как Он делал и в других случаях. Затем Он пришёл к Своему Небесному Отцу помолиться. В некотором смысле Он праздновал победу, но это была победа не над Римом, а над искушением; Иисус обратил Своё внимание к Небесному Отцу, с Которым Он соединился в близком, живительном общении. Как и в Гефсиманском саду, Иисус, несомненно, жаждал восстановить то славное общение, которое имел с Отцом ещё до сотворения мира (Иоан. 17:5). Но у Него были и другие дела.

В конце Своего земного служения Иисус сказал Петру: «Вот, сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя» (Лук. 22:31-32). Много раз до Своей первосвященнической молитвы (Иоан. 17:6-26) Иисус молился о Своих учениках, и, вероятно, Он молился о них и в этот раз.

К этому времени наступила вторая часть вечера, продолжавшаяся с шести до девяти часов. Иисус накормил народ во время первой части вечера (Матф. 14:15), с трёх до шести часов. И когда стемнело, Иисус был там, на горе, один.

Доказательство Его Божественного знания

“А лодка была уже на середине моря, и её било волнами, потому что ветер был встречный. В четвёртую же стражу ночи пошёл к ним Иисус, идя по морю” (Мф. 14:24-25)

Вторым доказательством божественности Иисуса было проявление Им божественного знания. Подчинившись повелению Иисуса, ученики сели в лодку и отправились на другую сторону Галилейского моря. Однако вскоре после того как они отплыли, поднялся сильный ветер, а они были уже на середине моря. Иоанн сообщает, что расстояние было «около двадцати пяти или тридцати стадий», то есть пять-шесть километров (Иоан. 6:19).

Поскольку при обычном путешествии через северную часть Галилейского моря путь лодки к любой точке составлял бы не более двух-трёх километров, то, очевидно, её отнесло волнами на несколько километров на юг, ближе к середине озера. Маленькое судно с учениками било волнами, дул встречный ветер, унося лодку всё дальше и дальше от места назначения и всё ближе к бедствию. Был ли парус на этом судне или нет, но он был бы бесполезен при таком сильном ветре и бушующих волнах. Ученики могли продвигаться только с помощью вёсел, и они отчаянно «гребли через силу» (Марк. 6:48; Новый перевод с греч. подлинника), пытаясь спасти свои жизни.

Ещё на берегу, когда Иисус отослал их, учеников охватило чувство растерянности и разочарования. И хотя они, должно быть, задавались вопросом, почему Иисус послал их на верную смерть, нужно отдать им должное за их послушание и упорство. Хотя ночь была тёмной, море штормило, а положение было явно безнадёжным, ученики изо всех сил старались сделать то, что повелел им Господь. Хуже всего было то, что Иисуса не было рядом с ними. Однажды, во время подобной бури, они разбудили Его, и Он «запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина» (Матф. 8:26). Но теперь Он находился за много километров от них. Возможно, Он видел, что начался шторм, и знал, в каком трудном положении они находятся; но, казалось, у Него не было никакой возможности добраться до них. Если все ученики вместе не могли справиться с ветром и волнами, то тем более — один человек.

Однако Иисус знал об этой ситуации задолго до того, как она возникла, и Ему не нужно было побыстрее закончить молиться, чтобы успеть им на помощь. И буря, и ученики в равной степени находились в Его руках. Он заранее всё предвидел и знал, как поступит.

Ночь делилась на четыре стражи, или смены. Первая стража — с шести до девяти часов, вторая — с девяти до двенадцати, третья — с двенадцати до трёх и четвёртая — с трёх до шести. Следовательно, четвёртая стража ночи включала в себя время перед рассветом; это означает, что ученики находились в море, как минимум, девять часов, большую часть времени сражаясь со штормом.

Иисус выжидал довольно долго, прежде чем пошёл к ним. Точно так же Он не спешил в Вифанию, когда умер Лазарь. В обоих случаях Иисус мог прийти гораздо раньше. Он также мог совершить чудеса, и не присутствуя там, — как в случае, когда исцелил слугу сотника (Матф. 8:13). Он, конечно, мог предотвратить смерть Лазаря и бурю. Но в Своей бесконечной мудрости Иисус преднамеренно допустил, чтобы Мария и Марфа, а также ученики достигли крайней степени нужды, прежде чем вмешался. Он знал всё обо всех, знал о них прежде, чем они родились. Он бесконечно лучше их знал, что лучше для них и для славы Божьей.

Ученикам следовало бы радоваться, как радовался Давид: «Сойду ли в преисподнюю — и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря — и там рука Твоя поведёт меня, и удержит меня десница Твоя» (Пс.138:8-10). Они должны были бы вспомнить, что «будет Господь прибежищем угнетённому, прибежищем во времена скорби» (Пс. 9:10), что Господь — их твердыня и их Избавитель, их скала (Пс. 17:3), и что Он сохранит их даже тогда, когда они будут проходить «долиной смертной тени» (Пс. 22:4). Они должны были бы вспомнить слова Бога к Моисею из горящего куста: «Я увидел страдание народа Моего в Египте и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его» (Исх. 3:7); вспомнить, что до того, как Авраам готов был вонзить нож в сердце Исаака, Господь усмотрел овна, занявшего место Исаака (Быт. 22:13).

Но, находясь в ту ночь в крайне тяжёлых обстоятельствах, ученики забыли об этих Псалмах и о силе Господа, в которой они могли торжествовать.

У них не было уверенности в том, что Господь, Который знал всё о страданиях Своего народа в Египте и не оставил его, имеет отношение и к этой буре.

Они не видели никакой связи между своим опасным положением и тем, что Господь усмотрел заместительную жертву для Исаака, когда ему угрожала смерть.

Ученики забыли даже заверение Самого Иисуса, что их Небесный Отец знает обо всех их нуждах до их прошения (Матф. 6:32), что ни одна из малых птиц «не упадёт на землю без воли Отца» и что у них «и волосы на голове все сочтены» (10:29-30). Но в тот момент они видели лишь опасность и испытывали только страх.

Но Иисус не забыл о Своих учениках. Идя по морю, Он прошёл через ту самую опасность, которая грозила им смертью. По бушующему морю Иисус шёл, как по тропинке. Он не мог видеть их с горы или в темноте и буре, но Он знал точно, где они находились. Бог видит не так, как мы, потому что «на всяком месте очи Господа: они видят злых и добрых» (Прит. 15:3). «И нет творения, скрытого от Него, но всё обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчёт» (Евр. 4:13).

Доказательство Его Божественной защиты

“И ученики, увидев Его идущим по морю, встревожились и говорили: «Это призрак», и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: «Ободритесь; это Я, не бойтесь»” (Мф. 14:26-27)

Третье доказательство божественности Иисуса проявилось в том, что Он оберегал учеников. Когда Он приближался к ним, ученики подумали, что их ждёт что угодно, только не помощь. Поэтому они, увидев Его идущим по морю, встревожились и говорили: «Это призрак», и от страха вскричали.

Слово теорео (производным от которого является слово «увидев») означает «смотреть пристально». Это говорит о том, что взгляд учеников был прикован к тому, что возникло перед ними. Сначала Иисус шёл не прямо по направлению к лодке, а как бы мимо (Марк. 6:48); но это не имело значения для учеников, ведь рядом с ними находился призрак. Этого было достаточно, чтобы они встревожились чуть ли не до потери сознания. Слово «призрак» — по-гречески фантасма, что означает видение, воображаемое существо. От него произошло слово «фантом».

Многие либеральные толкователи настаивают на том, что ученики лишь думали, что видят Иисуса, идущего по воде, так как их уставший и испуганный разум сыграл с ними злую шутку. Однако невозможно представить, что все двенадцать одновременно увидели одно и то же видение. Такое толкование вряд ли объясняет и то, что Иисус каким-то образом оказался в лодке, и как только Он там очутился, буря мгновенно прекратилась. Авторы Евангелий подчёркивают то обстоятельство, что лодка была на большом расстоянии от берега. Не могли также ученики, как некоторые предполагают, видеть Иисуса идущим по берегу (а им казалось, что Он идёт по воде) даже в ясный день. Либо они лгали, рассказывая об этом событии, либо всё произошло именно так, как они изложили.

Из-за темноты, бушующего моря, усталости и страха из-за бури ученики не узнали Иисуса, когда Он появился перед ними. Марк сообщает, что «все видели Его» (Марк. 6:50), но никто из них не подозревал, что это был Иисус.

Их охватил смертный ужас, когда они увидели нечто, похожее на призрак.

В предрассветной тьме безнадёжность перешла в полное отчаяние. В панике они могли только вскричать от страха.

Хотя Иисус испытывал веру учеников, Он понимал, насколько слабыми они были. Он рассеял все их страхи, просто сказав: «Ободритесь; это Я, не бойтесь». Несмотря на сильный ветер, захлёстывающие лодку волны и затуманенный страхом разум, ученики мгновенно узнали голос своего Наставника.

В этот момент было не до объяснений, почему и как Он оказался здесь и что хотел сделать далее, или почему Он не пришёл им на помощь раньше.

В этот момент ученики нуждались в ободрении. Нужно было прежде всего усмирить бурю, бушевавшую у них внутри, а потом ту, которая бушевала вокруг.

Иисус шёл по воде не для того, чтобы научить этому учеников. Пётр попытался сделать это и не смог; не говорится также и о том, что кто-либо иной из учеников делал это. Господь хотел показать, что Он всегда готов с любовью сделать всё необходимое, чтобы спасти Своих детей. Для этого не обязательно ходить по воде, но, поступив так, Он оставил незабываемые воспоминания о силе и масштабе Своей божественной защиты. Он сделал это не для того, чтобы научить учеников ходить по воде, но чтобы укрепить их веру в то, что Бог может и будет действовать в защиту Своих детей.

Нет такого места, где Христос не смог бы нас найти; нет такой бури, от которой Он не смог бы нас спасти. Он защищает Своих и никогда не подведёт и не покинет их (И. Нав. 1:5; Евр. 13:5). Урок, преподанный ученикам, касается и нас: у Божьего народа нет причин для страха. Какими бы безнадёжными и пугающими ни казались нам проблемы, причин для беспокойства нет. В жизни много бурь и боли, много угроз и страхов. Некоторые верующие страдают больше, чем другие, но так или иначе все переносят страдания. Несмотря на многие переживания, буря никогда не бывает слишком страшной, ночь — слишком тёмной, а лодка — слишком утлой, чтобы мы оказались вне пределов заботы нашего Отца.

Когда Павел плыл на корабле в Рим, где он должен был предстать перед Кесарем, в Средиземном море, недалеко от острова Крит, случился сильный шторм. После того как команда выбросила за борт весь груз, снасти, припасы и продовольствие, кораблю всё ещё угрожала опасность врезаться в скалы. Павел предупреждал, что нужно было остаться на зиму в порту Хорошие Пристани, но сотник и капитан корабля проигнорировали его совет. Когда уже все на корабле потеряли надежду, что им удастся добраться до берега живыми, Павлу явился ангел и заверил, что, хотя корабль и погибнет, все люди останутся в живых. Однако даже до явления ангела Павел, в отличие от испуганных учеников, был абсолютно спокоен, ободряя бывших с ним на корабле: «Ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано» (Деян. 27:25).

Итак, ученики, которые не хотели покидать Иисуса и плыть в Капернаум, подчинились Ему и поплыли навстречу надвигающейся буре, и Иисус почтил их верность. Когда верующие послушны Богу, они находятся в безопасности, независимо от обстоятельств. Безопасное место не там, где человек находится в благоприятных обстоятельствах, а там, где он послушен воле Божьей.

Доказательство Его Божественной любви

“Пётр сказал Ему в ответ: «Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде». Он же сказал: «Иди». И, выйдя из лодки, Пётр пошёл по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: «Господи! Спаси меня». Иисус тотчас простёр руку, поддержал его и говорит ему: «Маловерный! Зачем ты усомнился?»” (Мф. 14:28-31)

Четвёртое доказательство божественности Иисуса заключается в проявлении Им божественной любви. Хотя и Марк, и Иоанн описывают, как Иисус ходил по воде, только Матфей включает историю с Петром.

Употребление Петром союза «если» не говорит о его сомнении, Господь ли это, иначе он не захотел бы идти по воде навстречу какому-то привидению. Пётр от природы был импульсивным и дерзким, из-за излишней уверенности он не раз попадал в неприятные ситуации, включая конфликты с Господом. Но нужно было нечто большее, чем дерзость, чтобы рыбак, который провёл на море всю свою жизнь, отважился ступить на воду; ведь никто на борту не знал лучше Петра, как опасны бури на Галилейском море. Его, вероятно, не раз смывало за борт, и он не раз видел, как это случалось с другими. Он не был глупцом, и маловероятно, что его импульсивность так легко одержала верх над здравым смыслом и инстинктом самосохранения.

Более вероятно, что Пётр был вне себя от радости, увидев Иисуса. Рядом с Иисусом он был бы в полной безопасности. Простая импульсивность могла заставить его выпрыгнуть из лодки, надеясь, что Иисус каким-то образом спасёт его. Но он был осторожным и поэтому попросил Господа: «Повели мне прийти к Тебе по воде». Он знал, что Иисус обладал силой, которая помогла бы ему идти по воде, но не осмеливался на такой подвиг без Его указаний. Просьба Петра была порывом чувств, основанным на сильной вере.

Он обратился с этой просьбой не для того, чтобы произвести впечатление, а чтобы таким образом подойти к Иисусу.

И хотя Пётр совершил немало того, за что был достоин осуждения, всё же иногда его поступки, наряду с дерзостью и трусостью, отражали его любовь, мужество и веру. Например, хотя он и отрёкся от Господа во дворе первосвященника во время суда над Иисусом, он, тем не менее, хотел быть как можно ближе к Нему. Остальных учеников вообще нигде не было видно. В предложении Петра на горе Преображения не было мудрости, но оно было продиктовано его искренней преданностью: «Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Матф. 17:4). Он искренно любил Иисуса и искренно хотел служить и угождать Ему. Пётр не из гордости воспротивился тому, чтобы Иисус умыл ему ноги, а потому что, в глубоком смирении, он не мог даже представить, чтобы Господь умывал ноги такому недостойному человеку как он. И когда Иисус объяснил важность того, что Он делал, Пётр сказал: «Господи! Не только ноги мои, но и руки, и голову» (Иоан. 13:9).

Пётр постоянно, как тень, следовал по стопам Господа. Читая Евангелия между строк, не трудно представить, что Пётр иногда так близко шёл следом за Иисусом, что наталкивался на Него, когда Иисус останавливался. В присутствии Иисуса Пётр чувствовал себя в полной безопасности, и именно в Его присутствии Пётр хотел находиться и сейчас. Гораздо безопаснее было находиться с Иисусом на воде, чем без Него в лодке.

Любовь Петра к Иисусу была несовершенной и слабой, но она была настоящей. Трижды Иисус спрашивал Петра, любит ли он Его, и каждый раз Пётр давал утвердительный ответ. Иисус не опровергал ответ Петра, а напоминал ему о его обязанности заботиться об овцах своего Господина и предупреждал о том, какую высокую цену Петру придётся заплатить за эту любовь (Иоан. 21:15-18). Предание гласит, что когда Петра должны были распять, он попросил, чтобы его распяли вниз головой, потому что считал себя недостойным умереть так, как умер его Господь.

То, что Христос сказал: «Иди», подтверждает, что Петром двигали правильные мотивы. Иисус никогда не побуждает человека, тем более не повелевает делать что-то греховное. Он также никогда не поощряет гордость и самомнение. С огромным сочувствием Иисус сказал Петру: «Иди», будучи очень доволен тем, что Пётр хотел быть со своим Господом.

В конце концов, именно великая любовь Петра к Иисусу поставила его во главе всех учеников. Он, похоже, был ближе всех к Иисусу, и в перечнях Двенадцати его имя всегда упоминается первым. Господь никогда не отвергает слабую веру, но принимает и укрепляет её. Точно так же Он никогда не отвергает слабую и несовершенную любовь. С огромным терпением и заботой Он проверяет любовь Своих детей в испытаниях и трудностях, в успехах и победах, укрепляет её, делая более похожей на Его любовь.

В том, что Иисус сказал Петру: «Иди», проявилась Его любовь. Иоанн утверждает: «Мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в неё». И дальше он говорит: «Бог есть любовь» (1 Иоан. 4:16; ср. ст. 8). Любовь свойственна природе Бога, как воде свойственно быть мокрой, а солнцу — ярким и жарким. Бог любит Своих бесконечной, непредубеждённой, неограниченной, неизменной, нескончаемой, совершенной любовью.

Христиане наиболее полно отражают своего Небесного Отца, когда сами проявляют любовь, особенно друг к другу. «Кто говорит: „Я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец, — продолжает Иоанн, — ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Иоан. 4:20).

Хотя Пётр был искренним, он не представлял чрезвычайности того, о чём просил. Находясь в относительной безопасности в лодке, Пётр не видел ничего страшного в этом поступке. Но, выйдя из лодки, Пётр пошёл по воде, чтобы подойти к Иисусу, и тут ситуация оказалась совершенно другой.

Пётр на миг отвёл свой взор от Господа и, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: «Господи! Спаси меня». Его веры хватило, чтобы выйти из лодки, но её оказалось недостаточно, чтобы идти по поверхности воды.

Вера укрепляется в чрезвычайных обстоятельствах, с какими она никогда до этого не сталкивалась. Такое укрепление является основой христианского роста и зрелости. «Блажен человек, который переносит искушение, — говорит Иаков, — потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак. 1:12). Господь ведёт нас до того предела, до какого простирается наша вера. Когда вера заканчивается, мы начинаем тонуть. В этот момент мы призываем Господа, и Он снова проявляет Свою верность и силу, и наша вера учится простираться гораздо дальше.
Когда мы доверяемся Богу с той верой, какую имеем, мы обнаруживаем её ограниченность; но мы также видим, какой она может стать.

Когда Пётр начал тонуть, он, вероятно, был в одежде, и ему очень трудно было бы плыть среди высоких волн. Испугавшись, он думал только о том, что может утонуть. Но как только он закричал: «Господи! Спаси меня», он оказался в безопасности, потому что Иисус тотчас простёр руку и поддержал его.

Когда Иисус упрекнул его, сказав: «Маловерный! Зачем ты усомнился?», Пётр, должно быть, задумался над этим вопросом. Причина его сомнений казалась очевидной. Он смертельно устал, гребя почти всю ночь, был страшно напуган бурей, а затем тем, что показалось ему привидением, и теперь чуть не утонул в нескольких шагах от Господа. Никогда раньше он не переживал подобного, и вполне может быть, что эти несколько шагов по воде были ещё одним потрясением.

Но слабая вера Петра была лучше, чем её отсутствие; как это было и во дворе первосвященника, когда он отрёкся от Господа. Он, по крайней мере, был там, а не скрывался, как все остальные. И в этом случае он бесстрашно шагнул навстречу Иисусу, но когда дрогнул, оставшийся путь Господь проделал вместе с ним.

Находясь на горе, Иисус молился за Петра и других учеников, и теперь Он пришёл им на помощь среди разбушевавшейся стихии. Господь идёт перед нами и рядом с нами. Когда мы расстроены, встревожены, смущены и испуганы, сатана искушает нас, пытаясь заставить сомневаться, почему Бог допускает это для Своих детей. И если мы будем на этом сосредотачиваться, мы обязательно начнём тонуть, точно так, как Пётр. Но если мы возопим к Господу о помощи, Он непременно придёт, чтобы спасти нас, как Он пришёл к Петру.

Наступит день, когда Пётр напишет: «Об этом радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, чтобы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнём испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Пет. 1:6-7).

Доказательство Его Божественной силы 

“И, когда вошли они в лодку, ветер утих” (Мф. 14:32)

Иисус совершил самое захватывающее чудо, не произнеся ни слова и даже не подняв руки. В тот момент, когда Он и Пётр вошли в лодку, ветер утих. Ветер как будто бы ожидал, когда совершится чудо; и, выполнив свою задачу, он утих.

В этот же момент «лодка пристала к берегу, куда плыли» (Иоан. 6:21).

Когда свирепствовал шторм, они находились в открытом море на расстоянии пяти-шести километров от берега; но как только шторм прекратился, лодка оказалась у места назначения. С точки зрения нормального человеческого опыта, нет ничего удивительного в том, что ученики «чрезвычайно изумлялись в себе и удивлялись» (Марк. 6:51). Но они были свидетелями поразительных проявлений чудесной силы Иисуса на протяжении двух лет, так что эти удивительные события не должны были их так потрясти. От Марка мы узнаём, что их удивление было следствием того, что они «не вразумились чудом над хлебами», — или предыдущим усмирением бури, или другими чудесами, которые совершил Иисус, — «потому что сердце их было окаменено» (Марк. 6:52).

Однако в тот момент эти сердца смягчились и глаза открылись, как никогда прежде. И бывшие в лодке подошли, поклонились Ему и сказали:

«Истинно Ты Сын Божий». Теперь они не просто были удивлены, как удивлялся народ, да и они сами. Теперь они пошли дальше удивления и поклонились Ему. Именно такую реакцию и должны были вызвать чудеса и знамения Иисуса. Наконец-то они начали видеть в Иисусе Того, Кого превознёс Отец и Кому Он дал имя превыше всех имён, чтобы пред Его именем «преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2:9-11).

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий