Победа над искушением

“Тогда Иисус возведён был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни эти сделались хлебами». Он же сказал ему в ответ: «Написано: „Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих“». Потом берёт Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе“, и „На руках понесут Тебя, да не преткнёшься о камень ногой Твоей“». Иисус сказал ему: «Написано также: „Не искушай Господа, Бога твоего“». Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: «Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». Тогда Иисус говорит ему: «Отойди от Меня, сатана, ибо написано: „Господу, Богу твоему, поклоняйся и Ему одному служи“». Тогда оставляет Его диавол, и вот ангелы приступили и служили Ему” (Мф. 4:1-11)

Со времён Едемского сада и грехопадения Адама и Евы искушения являются неотъемлемой и неизбежной частью человеческой жизни взыскание задолженности в арбитражном суде. Многие пытались избежать их или воспротивиться им путём самоистязания, причиняя себе неудобства и якобы смиряя себя, или же изолируя себя от общества и земных благ. Но никому никогда ещё не удавалось найти место, где искушения не настигли бы его.

За всю историю Церкви о борьбе с искушениями много было сказано и написано. В пятом веке один христианин говорил:

“Бегите от любых искушений, и если они настигают вас, бегите ещё дальше. А если некуда бежать, то остановитесь и с открытым забралом встречайте врага с обоюдоострым мечом Духа. Некоторые искушения следует брать за горло, как Давид убивал льва; другие — душить нещадно, как Давид смертельной хваткой сжимал медведя. А некоторые нужно запереть в себе и не давать им дышать. Закройте их, как скорпиона в кувшине. Скорпионы в тесном сосуде скоро погибают, но если их выпускать наружу и потом опять закрывать, то они будут долго жить и доставят немало неприятностей. Не снимайте крышку со своих искушений, и они сами по себе задохнутся.”

Бенедикт Нурсийский (прибл. 480–543 гг.) стремился к приумножению в себе благодати и избавлению от искушений, нося власяницу и три года прожив в неприступной пещере, куда ему на верёвке опускали скудное пропитание. Однажды он до тех пор бросался на кусты терновника и шиповника, пока тело его не покрылось кровоточащими ранами, но так и не обрёл успокоения от искушений. Искушения преследовали его, куда бы он ни шёл и что бы он ни делал.

Другие искали победы над искушениями… отрицая их! Ювеналий, — монах-еретик, живший в V веке, — утверждал, что человек после крещения навеки освобождается от власти сатаны и всех его уловок. Но его выдающийся противник Иероним мудро заметил, что крещением сатану не утопить.

В Матф. 4:1-11 записана величайшая и самая непостижимая духовная битва всех времён — единоборство Христа и сатаны. Дьявольские нападки на Иисуса в пустыне Иудейской протекали без свидетелей. Он был один, и, конечно же, мы так ничего и не узнали бы об этой схватке, если бы Сам Иисус не рассказал о ней ученикам. Здесь Христос раскрывает секрет победы в Своей великой битве с сатаной.

Схватка состоялась сразу же после крещения Иисуса, которое символизировало Его коронацию, вступление на престол. И стоило Ему стать Царём, как тут же последовала проверка сил царя. И если крещение в Иордане просто обнародовало, что Он царь, то искушение в пустыне доказало это. Иисус подтвердил, что достоин принять данное Отцом Царство и управлять им.

Тот, о Ком Отец только что сказал: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» (3:17), показал, почему благоволил к Нему Отец. Он доказал, что даже в условиях жесточайших искушений не уклонится от божественного замысла. В этих событиях впервые явлена Его сила над адом. Его абсолютное полновластие не попустило Ему поклониться «богу мира сего», и, хотя обольщения сатанинские обрушились на Него с нечеловеческой силой, Иисус сохранил Себя незапятнанным и неосквернённым. Величайшее зло было побеждено, и высочайшая Благость явила Христу Своё одобрение.

А в итоге Он был утверждён как Царь.

Схватка Сына Божьего с сыном погибели проливает свет на стратегию сатаны против Бога и Его детей, а также на то, как Христос сумел одержать победу над искусителем. Опасность и избавление, путь к поражению и смерти и путь к победе и жизни, а сказать проще, путь сатаны и путь Божий идут бок о бок.

Рассказывая об искушении Иисуса в пустыне, Матфей мог преследовать две цели. Во-первых, как уже говорилось, победа Иисуса явила Его божественное царское достоинство, Его небесную власть противостоять единственной иной власти такого ранга — самому сатане. Здесь Христос выиграл первую схватку с великим врагом, доказав Свою силу и право называться Царём царей и Господом господствующих, верховным Владыкой всего творения, единственным Богом. Тем самым Он заложил фундамент для Своей окончательной победы в будущем. Ну, а задача сатаны в искушениях была, конечно же, прямо противоположной — поразить новоявленного Царя, свергнуть Мессию и присвоить себе Его царское достоинство и право на трон.

Второй целью Матфея было проиллюстрировать принцип, заложенный в земной победе Иисуса над грехом, — принцип, который Он хочет сообщить всем Своим последователям. Встречая искушения и испытания, как наш Господь, мы тоже сможем одерживать победу над попытками врага осквернить нас и занять в нашей жизни место, принадлежащее Богу.

Для удобства изучения описанное Матфеем противостояние, из которого верующие могут черпать помощь и ободрение, можно разделить на три составляющих: подготовка, искушение и торжество.

Подготовка 

“Тогда Иисус возведён был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал” (Мф.4:1-2)

В Евангелии от Марка сказано: «Немедленно после того Дух ведёт Его в пустыню» (Марк. 1:12). Таким образом, сорокадневный подвиг Иисуса в пустыне начался сразу после того, как Иисус крестился. Слово экбалло («ведёт») у Марка подчёркивает неизбежность искушения для Иисуса. Хотя искушал сатана, искушение было частью Божьего совершенного замысла по искуплению человечества через жертву Его Сына.

Суровая правда жизни, которой не мог избежать на земле даже Божий Сын, состоит в том, что за каждой победой следует искушение. Слово Божье ясно предупреждает: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1Кор. 10:12). Добившись сколько-нибудь значимого успеха, мы волейневолей начинаем думать, что достигли его своими силами, и потому успех заслужен и долговечен. Но на вершине упоения мы как раз более всего подвержены гордости, а значит, и поражению.

В одном из школьных матчей по американскому футболу в четвёртом периоде мы вели в счёте пятьдесят очков, и тренер дал поиграть более слабым игрокам. Мяч уже был на пятиярдовой линии, и гол, что называется, был в кармане. В этот момент тренер выпустил на поле самого дальнего защитника, чтобы тот до окончания школы смог записать на свой счёт хотя бы один гол. Парень легко вбежал с мячом в образованный товарищами по команде коридор и ступил за голевую черту. Трибуны зааплодировали, и он повернулся, чтобы помахать рукой, но не замедлил бега, ударился о штангу ворот и упал без чувств. Успех так вскружил ему голову, что он потерял контроль над собой и перестал смотреть вперёд. В результате, его ликование оказалось весьма недолгим.

Успех иногда вселяет в нас чувство неуязвимости, и мы перестаём бодрствовать; когда же подходит час испытаний — оказываемся неготовыми. Когда Илия на горе Кармил состязался с 450 пророками Ваала, Господь великими знамениями и чудесами доказал, что Он — истинный Бог, а Илия — Его истинный пророк. Сперва Он послал с небес огонь, пожравший жертвоприношения вместе с залитыми водой брёвнами. Затем, по молитве пророка, Он дал дождь изнурённой от засухи Иудее (3 Цар. 18:16-46). Но буквально день спустя Илия в отчаянии просил Господа забрать его жизнь. У смелого и не дрогнувшего перед лицом 450 лжепророков Илии от угроз Иезавели задрожали колени (19:1-4). С высоты упоения победой он быстро впал в глубокое отчаяние.

Едва Израиль вышел из Египта, как его настиг фараон со своей армией.

Едва Езекия с радостью отпраздновал Пасху, как Сеннахирим осадил Иерусалим. Едва Апостол Павел получил изобилие откровений, как на него обрушились сильнейшие искушения.

И едва служение Иисуса получило первое великое подтверждение, как пришло первое серьёзное испытание. После помазания Святым Духом и одобрительного свидетельства Отца «Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана и поведён был Духом в пустыню» (Лук. 4:1). Теперь Он целиком и полностью осознавал Своё божественное предназначение, и Его святая человеческая природа всё более и более наполнялась присутствием и силой Божьей. Как никогда прежде, Он с глубоким удовлетворением созерцал предстоящую Ему задачу искупления человечества. После тридцати лет безвестного ожидания Он был полон решимости начать Свой труд. И как раз тут сатана попытался Его подловить.

Одно из наиболее употребительных имён сатаны в Писании — диавол (от греч. диаболос), то есть клеветник, или обвинитель. Есть у него и другие имена: князь мира сего (Иоан. 12:31; 14:30; 16:11); князь, господствующий в воздухе (Ефес. 2:2); бог века сего (2 Кор. 4:4); древний змей, обольщающий всю вселенную (Откр. 12:9); Аваддон и Аполлион — оба имени означают «разрушитель» (Откр. 9:11); а также искуситель, как мы увидим в следующем стихе нашего текста (Матф. 4:3; ср. 1 Фес. 3:5).

Многие люди, и даже некоторые, называющие себя христианами, не воспринимают существование диавола буквально. Но нигде личность сатаны не видна так ясно, как при искушении Христа в пустыне. Рассказ Самого Господа не оставляет сомнений, что Его противник был во всех отношениях реальной личностью. Настолько реальной, что Мартин Лютер, рассказывают, однажды запустил в него чернильницей.

Никогда ещё после своего изгнания сатана не набрасывался с такой силой на Бога или Его дела. Но во дни воплощения Христа вся его ярость вылилась на Божьего Сына и Его божественную миссию. Единственная цель диавола — разрушить Божий замысел и занять место Бога. И потому его нападкам на Христа и Его последователей не будет конца. Он также делает всё возможное, чтобы не дать людям прийти к Христу.

Иудейская пустыня представляет собой раскалённый кусок бесплодной и необжитой земли, простирающейся от Мёртвого моря почти до Иерусалима, пятьдесят с лишним километров длиной и более двадцати километров шириной. Английский археолог Джордж Адам Смит описывает её как область, покрытую жёлтым песком, битым известняком и галькой. Холмы подобны кучам пыли; известняк весь в раковинах и шелушится; голые скалы с острыми краями и выступами. Часто под ногами земля начинает греметь пустотой. Во всей Палестине для Иисуса не было более пустынного и неприятного места.

К Адаму сатана подкрался в Едемском саду, где всё было весьма хорошо, и зла ещё не было. Но, даже будучи в выгодном положении, Адам проиграл сражение. Второй Адам встретился с сатаной в бесплодной и враждебной пустыне, где Он «был [один] со зверями» (Марк. 1:13), сорок дней без еды (Лук. 4:2). Однако потерянное первым Адамом в идеальных условиях Второй Адам сумел вернуть в совершенно неподходящих условиях. Чем не лучшее доказательство, что духовные и нравственные падения обусловлены не обстоятельствами, а характером и качествами искушаемого?

Бога искушения не застигли врасплох. Иисус пошёл туда специально для искушения от диавола. Греческое пейрадзо — нейтральное слово, попросту означающее «испытывать». А вот каковы цели испытания, — хороши они или плохи, — целиком и полностью зависит от испытывающего. Если в контексте значится соблазн ко греху, то слово это чаще переводится как «искушать», то есть с негативной подоплёкой. Поскольку испытывал в этом случае диавол, мы понимаем, что речь идёт именно об искушении, о соблазне совершить зло.

Однако нередко Господь обращает сатанинские искушения во благо, используя их как средство проверки. Например, попытку сатаны ввести Сына Божьего в грех и непослушание Отец употребил для того, чтобы показать Его святость и полезность. Таков Божий замысел для всех Его детей. Христиан не постигают такие искушения, которые Бог не мог бы обратить им во благо и Себе во славу. Иаков даже призывает нас: «С великой радостью принимайте, братья мои, когда впадаете в различные искушения [пейрасмос], зная, что испытание вашей веры производит терпение. Терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте,без всякого недостатка» (Иак. 1:2-4). Таков Божий промысел и цель — с помощью искушений сатаны испытывать и укреплять нашу веру и возрастание в праведности. Господь допускает испытания для того, чтобы наши духовные «мускулы» развивались и становились сильнее. Кем бы ни было послано испытание: Богом или сатаной, — если мы встретим его в силе Божьей, Господь обратит его нам во благо.

Бог никогда не испытывает так, чтобы подтолкнуть ко греху. «В искушении никто не говори: „Бог меня искушает“; потому что Бог не искушается злом, и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью» (Иак. 1:13-14). Все пять форм слова «искушать» в этих стихах образованы от греческого глагола пейрадзо, и все они отражают негативную сторону испытания, то есть соблазн ко греху. В таких испытаниях Господь никогда не участвует, однако Он может направить и худшие из искушений в нужное русло и направит, если мы доверимся Его силе и власти. Господь искренне хочет обратить в победу то, что сатана задумывает для нашего поражения, и укрепить нас там, где противник выискивает слабину.

Когда братья продали Иосифа в рабство, когда на его голову обрушилась клевета и он подвергся тюремному заключению в Египте, очень легко было впасть в отчаяние и раздражение. Большинство людей, столкнувшись с таким невезением и несправедливостью, стали бы спрашивать: «За что, Господи? Чем я перед Тобой так провинился?» В них закипело бы справедливое негодование и жажда мести. Этого и хотел дьявол, но у Бога оказался иной замысел. Как спустя много лет сказал своим братьям Иосиф: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть — сохранить жизнь великому числу людей» (Быт. 50:20). Что сатана и неверные братья умышляли на зло, то Бог, благодаря послушанию Иосифа, обратил в добро.

Постившись сорок дней и сорок ночей, Иисус готовился к трём сильнейшим искушениям. Не сказано, что именно Он делал в это время. Скорее всего, Он общался с Небесным Отцом. Возможно, в промежутке между крещением и испытанием Иисусу необходимо было побыть наедине с Богом Отцом. Даже самый совершенный Человек, как и все мы, нуждался в молитве и уединении. Моисей, готовясь вывести народ израильский из Египта в Ханаан, провёл сорок лет в Мидии. А новообращённый Павел перед выходом на служение три года готовился в наватейской Аравии (Гал. 1:17-18).

Сказать, что Иисус после столь длительного поста проголодался (взалкал), — значит ничего не сказать. Но в то же время простые и ясные слова Матфея лучше всего доказывают, что стоящая за ними история не была сфабрикована Апостолами или ранней Церковью. Произведения любой лжерелигии или культа пестрят преувеличениями и переоценкой событий, связанных с жизнью её основателей и ключевых фигур. В противоположность этому, Писание даже о самых изумительных событиях повествует поразительно просто и немногословно.

Голод не только ослабляет физические силы, но и подтачивает силы духовные и нравственные. В голоде, измождении или болезни мы склонны забывать о прочих нуждах и опасностях и идти на поводу у сиюминутных влечений, сулящих облегчение в нашем состоянии. Когда мы слабее и менее всего готовы, тогда сатана и набрасывается на нас со всей яростью. Навряд ли нас сильно заденут искушения, к которым мы готовились, которых ждали и о которых молились. Иисус неоднократно напоминал: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Марк. 14:38). Победа над искушениями определяется постоянной готовностью, а готовность, в свою очередь, зависит от постоянного упования на Господа.

Говорят, что человеку не грозит опасность, если он увидит тигра прежде, чем тигр увидит его. Тигры нападают сзади, неожиданно для своих жертв, и потому лучшая защита от этого хищника — повернуться к нему лицом.

Иисус, хотя и постился более месяца, не утратил духовной бдительности.

Благодаря общению с Отцом, даже в минуты физической слабости Он не давал сатане точки опоры. Описание этих событий Марком (1:13) и Лукой (4:2) позволяет предположить, что искушения подстерегали Иисуса на протяжении всего Его пребывания в пустыне. Возможно, стратегия врага и заключалась в том, чтобы постепенно вымотать Господа разными искушениями, а затем добить Его тремя наиболее сильными, которые записаны в Евангелиях. Но Иисус не уступил противнику даже в самом малом.

Искушение 

“И приступил к Нему искуситель и сказал: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни эти сделались хлебами». Он же сказал ему в ответ: «Написано: „Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих“». Потом берёт Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе“, и „На руках понесут Тебя, да не преткнёшься о камень ногой Твоей“». Иисус сказал ему: «Написано также: „Не искушай Господа, Бога твоего“». Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: «Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне».Тогда Иисус говорит ему: «Отойди от Меня, сатана, ибо написано: „Господу, Богу твоему, поклоняйся и Ему одному служи“»” (Мф.4:3-10)

Сатана назван здесь искусителем — это одно из его званий и имён в Писании. Трудно сказать, какое обличье он принял в этот раз, однако его спор с Иисусом был личным и непосредственным. Они разговаривали друг с другом и даже вместе перемещались, сперва на крыло храма, а затем на весьма высокую гору.

Первую прямую атаку на Христа в начале Его земного служения диавол построил в форме трёх искушений, целью которых было ослабить Мессию или лишить Его силы в наиболее важных областях служения. С каждым разом искушения становились сильнее: первое побуждало Иисуса проявить недоверие к попечительству Отца и использовать Свою божественную силу в угоду плоти; второе имело целью заставить Иисуса усомниться в охране Отца; а третье призывало Иисуса отречься от небесного пути и стать на путь сатаны.

Угождение плоти 

“И приступил к Нему искуситель и сказал: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни эти сделались хлебами». Он же сказал ему в ответ: «Написано: „Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих“»” (Мф.4:3-4)

Тактика сатаны в отношении Иисуса была такой же, как и в отношении Евы, — в первую очередь посеять сомнения в Слове Божьем. Сатана спросил у Евы: «Подлинно ли сказал Бог: „Не ешьте ни от какого дерева в раю“?» (Быт. 3:1), — заставив её сомневаться в Божьем повелении. А разговор с Иисусом он начал со слов: «Если Ты Сын Божий…» Причём конструкция условного придаточного предложения в греческом языке подразумевает признание Иисуса божественным Сыном, Кем и назвал Его Отец при крещении (3:17). Сатана же использовал эту фразу как хитрую уловку, которой намеревался склонить Иисуса к доказательствам, что Он и вправду Сын Божий. Если бы Иисус использовал Свою силу не по назначению, Он нарушил бы Божий замысел и Божью волю, чего и добивался сатана. Заявить о Своей божественности и правах Божьего Сына означало бы действовать независимо от Отца.

Первое искушение в пустыне заставляло пойти против Божьей воли и повелеть, чтобы камни сделались хлебами. Это искушение подразумевало куда больше, чем обычное утоление голода. После сорокадневного поста Иисус, конечно, был голоден и жаждал, и имел полное право утолить голод.

На первый взгляд, сатана просто предлагал удовлетворить естественные физические потребности сверхъестественным способом. Однако за этим предложением стоит нечто большее, а именно, завуалированное напоминание о правах Иисуса как Сына Божьего. Сатана как бы говорил: «Зачем тебе мучиться в пустыне, если Ты Сын Божий? Как мог Отец оставить Своего Сына без пищи, если даже мятежному израильскому народу Он посылал манну в пустыне Синайской? И разве не сказано о праведнике у пророка Исаии, что „хлеб будет дан ему; вода у него не иссякнет“ (Ис. 33:16)? Ты человек, и Ты нуждаешься в пище. Если бы Бог тогда допустил Своему народу умереть в пустыне, то как бы исполнился Его план искупления? И если Он оставит Тебя умирать в этой пустыне, то как Ты сможешь осуществить Своё божественное предназначение?»

Смысл искушения был не в том, чтобы Иисус просто утолил физический голод, а в том, чтобы заставить Его подумать, что чувство голода несовместимо с Его статусом Божьего Сына. Искушение должно было вынудить Иисуса усомниться в Слове Отца, в Его любви и заботе. Как уверял сатана, Иисус имел полное право самостоятельно подкорректировать Отцовские «недочёты». Сын Божий — слишком величественная и важная Личность, чтобы переносить подобные тяготы и дискомфорт. Родился в хлеву, вынужден был спасаться бегством в Египет, прожил тридцать лет в безызвестности в глухой галилейской деревушке, а теперь ещё на сорок долгих дней и ночей был оставлен в пустыне без заботы, сострадания и элементарной жалости. Не слишком ли много унижений, чтобы просто отождествить Себя с человечеством? Но раз уж Отец публично объявил Его Своим Сыном, настало время Иисусу употребить самую малость божественной власти для Своего блага.

Это первое искушение в пустыне таило в себе ту же насмешку, что и крики глумящейся толпы на Голгофе: «Если Ты Сын Божий, сойди с креста» (Матф. 27:40; ср. ст. 42-43). Кроме того, оно сделало коварную попытку одолеть Второго Адама в том, в чём был побеждён первый Адам, то есть вопрос касался пищи. Иисус был искушаем хлебом, а Адам — плодом с дерева.

Но более всего сатана хотел подтолкнуть Сына Божьего к восстанию против Отца.

Однако Иисус стал Человеком, чтобы исполнить волю Отца! Его воля в точности совпадала с волей Отца (Иоан. 5:30; ср. 10:30; Евр. 10:9). Он говорил о Себе: «Моя пища — творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Иоан. 4:34), и в другой раз: «Ибо Я сошёл с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Иоан. 6:38). В Гефсиманском саду, незадолго до предательства и ареста, Иисус молился: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша эта; впрочем не как Я хочу, но как Ты», и потом снова: «Отче Мой! Если не может чаша эта миновать Меня, чтобы Мне не пить её, да будет воля Твоя» (Матф. 26:39, 42).

Именно это безграничное доверие и послушание и хотел поколебать сатана. Если бы ему удалось достичь цели, разрыв отношений в Троице был бы непоправимым. Не было бы больше единства трёх Лиц, единства цели и разума. В своей безмерной злобе и гордости сатана замахнулся на саму Суть Божества!

Но Иисус, со свойственным Ему непостижимым смирением и праведностью, сказал ему в ответ: «Написано: „Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих“». Трижды Иисус отвечал диаволу, и трижды Он ссылался на Слово Божье: «Написано». Даже больше, чем Давид, Он мог сказать: «В сердце моём сокрыл я слово Твоё, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс. 118:11). Процитировав сатане Втор. 8:3, Иисус ясно дал понять, что верующим лучше хранить послушание и уповать на Господа и Его заботу, чем самим искать поспешного выхода из трудных ситуаций. Впервые эти слова прозвучали из уст Моисея, напомнившего Израилю о великой любви и благословениях Божьих, явленных народу в годы его блуждания по пустыне (Втор. 8:1-18).

Когда дети Божьи жалуются и беспокоятся о своих нуждах, их жалобам нет оправдания. Ведь живя в вере и послушании Божьему Слову, мы не останемся без того, что нам действительно необходимо. «Бог мой… восполнит всякую нужду вашу, — напоминает Апостол Павел, — по богатству Своему в славе Христом Иисусом» (Фил. 4:19). Иисус говорит нам, что Бог знает, в чём мы имеем нужду, прежде нашего прошения у Него (Матф. 6:8). Чуть ниже в той же проповеди Он призывал: «Ищите же прежде Царства Божьего и правды Его, и это всё приложится вам» (6:33). Всегда нужно слушать Бога и доверять Его чуткой заботе, а не пытаться нетерпеливо и своенравно самим во всём разобраться, нарушая или подвергая критике Его Слово. За нашей готовностью оправдать свои действия в большинстве случаев стоит эгоистичное и плотское, хотя и весьма распространённое мнение, что как дети Божьи мы заслуживаем лучших земных благ, а потому довольствоваться меньшим не разумно и даже не духовно. Однако настойчивые требования или самовольное посягательство на то, что нам кажется вполне заслуженным, могут стать восстанием против суверенного Бога.

Идти в обход или подстраивать Божью волю под себя — занятие не просто неправедное и плотское, но оно основывается на ошибочном мнении, что физическое благополучие — наша самая большая потребность. Иисус опровергает это популярное среди падшего человечества мнение, заявляя: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих». Он как бы говорит: «Пища — не самое главное. Настоящим и единственным источником нашего существования является животворящая, преобразующая и подкрепляющая Божья сила».

Иаков напоминает: мы не знаем, что ждёт нас в будущем или есть ли у нас это земное будущее вообще. Всякий человек — это «пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий». И когда мы строим свои планы, нам следует добавлять: «Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое» (Иак. 4:14-15). По примеру Иисуса, наши цели и устремления должны совпадать с целями и намерениями Отца. Принципы, которыми руководствовался Господь, должны быть основополагающими и для нас. Наше главное стремление — угодить Богу, а об остальном Он позаботится. В этом заключается исполнение заповеди Иисуса: «Ищите же прежде Царства Божьего и правды Его, и это всё приложится вам» (Матф. 6:33). Непосредственно перед этой заповедью Иисус говорил ученикам: «И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, тем более вас, маловеры!» (6:28-30).

Можно ли угодить Богу или даже достичь собственного блага, если мы ропщем или требуем у Него что-либо, или нарушаем Его волю, лишь бы добиться желаемого? Если мы упорствуем в непослушании Богу, Он может серьёзно наказать нас или даже взять нашу жизнь, как предупреждает Апостол Иоанн в своём Первом Послании (1 Иоан. 5:16). Анания и Сапфира лишились жизни, потому что солгали Духу Святому, сказав Апостолам, что продали имение за меньшую цену, чем было на самом деле (Деян. 5:1-11).

Многие члены коринфской церкви были немощны и больны, а некоторые даже умирали из-за неправильного отношения к Вечере Господней (1 Кор.11:27-30).

Даже если мы в своём непослушании не дойдём до крайностей, при осознанном игнорировании Слова Божьего нам не избежать урона. Какими бы срочными и вопиющими ни казались наши нужды, по примеру нашего Господа во время Его искушения в пустыне мы должны ждать ответа от нашего Небесного Отца, помня о том, что земная выгода и плотские старания не принесут ни блага нам, ни славы Богу.

Испытание Бога 

“Потом берёт Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: „Ангелам Своим заповедает о Тебе“, и „На руках понесут Тебя, да не преткнёшься о камень ногой Твоей“». Иисус сказал ему: «Написано также: „Не искушай Господа, Бога твоего“»” (Мф.4:5-7)

Не сумев заставить Иисуса прибегнуть к божественным ресурсам для удовлетворения личных интересов и таким образом нарушить волю Отца, сатана провоцирует Его подвергнуть испытанию любовь и силу Отца.

Каким-то образом берёт Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма. Трудно достоверно определить, где именно располагалось крыло иерусалимского храма и какой оно было формы. Скорее всего, оно было возведено по заказу Ирода Великого и находилось с восточной стороны храма, напротив долины Кедрон. Возможно, крыло представляло собой участок крыши, нависающий над галереей Ирода. Иосиф Флавий отмечает, что высота крыла была около 150 метров. Согласно древним преданиям, Иаков, глава иерусалимской церкви, принял мученическую смерть, быв сброшен с этой галереи.

Всё ещё надеясь опорочить божественное сыновство Иисуса, диавол снова начинает своё предложение со слов «если Ты Сын Божий». «Докажи-ка Себе и миру, что Ты действительно Божий Сын, — словно насмехается сатана, — и бросься вниз».

Если в первом искушении нужда была явной (недостаток пищи), то во втором — её пришлось выдумать. Для большей убедительности диавол цитирует Писание, как перед этим делал Иисус. Цитируя Пс. 90:11-12, он сказал: «Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнёшься о камень ногой Твоей». Искуситель считал, что своим хитрым и незаметным маневром заставит Иисуса смутиться. Если Иисус живёт только по Слову Божьему, будет Ему Слово Божье. «Ты называешь Себя Божьим Сыном и говоришь, что веришь Его Слову, — вещал сатана. — В таком случае почему бы Тебе не продемонстрировать, что Ты Сын, и доказать истинность Божьего Слова на деле, в духовном испытании? Если не хочешь Своей божественной силой облегчить Себе жизнь, то пусть Отец поможет Тебе Своей. Если не хочешь действовать в одиночку — пусть действует Твой Отец. Дай Ему возможность исполнить Писание, которое я только что процитировал!» Если бы Иисус согласился с этим предложением, то в глазах многих иудеев Он был бы безоговорочно признан Мессией. По словам Уильяма Баркли, к таким доказательствам нередко прибегали в те времена всевозможные самозванцы. Один человек по имени Февда повёл за собой группу легковерных от храма к Иордану, пообещав разделить воды реки. Это ему не удалось, и от него отвернулись. Один египетский лжемессия клялся, что перед ним падут стены Иерусалима, чего, конечно же, не случилось. Предания повествуют, что Симон-волхв (см. Деян. 8:9) пытался совершить подвиг, к которому подталкивал сатана Иисуса, — спрыгнуть с вершины храма. Но при этом он потерял и жизнь, и последователей.

Сенсационность взывает к плоти, и многие готовы поверить кому и чему угодно, стоит лишь увидеть необычное явление. Иисус предупреждал, что «восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Матф. 24:24). Однако сами по себе сверхъестественные знамения, даже если они от Бога, не производят веру — они только укрепляют её в тех, кто уже поверил. Многочисленные чудеса, явленные Богом Израилю в пустыне, привели многих к высокомерию и большему неверию. Чудеса Иисуса лишь усилили противостояние врагов. Сам Иисус говорил: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения» (Матф. 12:39; ср. 16:4). Когда младенца Иисуса принесли в храм на благословение, Симеон «сказал Марии, матери Его: „Вот лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий“» (Лук.2:34). Хотя Иисус Сам был величайшим знамением Божьим для человечества, однако, как за сотни лет предсказывал Исаия, «Он был презрён и умалён перед людьми» (Ис. 53:3; Лук. 18:31-33).

Те, кто почитал Иисуса за чудеса и яркие речи, впоследствии восстали против Него. Когда толпы галилеян, изумлённые умножением хлеба и рыбы, пытались сделать Его царём, Иисус вынужден был удалиться (Иоан.6:14-15). И постилавшие свои одежды по дороге и размахивавшие в Его честь пальмовыми ветвями делали это только потому, что Он воскресил Лазаря (Иоан. 12:13, 17-18). Через короткое время Иисус вынужден был скрываться от иерусалимской толпы, о которой Иоанн говорил: «Столько чудес сотворил Он перед ними, и они не веровали в Него» (Иоан. 12:37). Погоня за сенсационными доказательствами свидетельствует не о вере, а о сомнениях. Жажда больших чудес, видимых знамений и неопровержимых доказательств — не что иное как завуалированное неверие. И с верой она ничего общего не имеет.

Иисус не хотел приобщаться к дешёвым, ненадёжным сенсациям. Поэтому Он и ответил сатане: «Написано также: „Не искушай Господа, Бога твоего“». Для верующих Божьи дела и так очевидны. Иисус не нуждался в доказательствах Отцовской любви и защиты. Он знал, что и доказать-то их невозможно, их можно только принять верой.

Есть по меньшей мере две причины, почему Иисус отказался участвовать в столь зрелищном мероприятии, каковым представляется прыжок с крыши храма.

Во-первых, по закону уменьшающейся отдачи любая сенсация неизбежно разочаровывает. Людям всегда всего мало. Они всегда просят ещё одного знамения, ещё одного чуда, ещё одного яркого представления. Чтобы сохранить влияние, достигнутое чудесами, Иисусу пришлось бы производить всё большие и большие сенсации. А так как невозрождённое, плотское сердце ненасытимо, сегодняшнее чудо завтра становится обыденностью. Его последователи стали бы любить чудеса, но никак не Бога.

Вторая, и более весомая, причина: сколь важными и благородными ни казались бы наши намерения, испытывать Бога — значит сомневаться в Нём; сомнения — это недоверие, а недоверие — это грех. К этому и клонил сатана. Заставив Иисуса согрешить, если бы это было возможно, он поколебал бы Его совершенную святость, а следовательно, и божественность, и нашу надежду на спасение. Если бы Иисус стал испытывать Своего Отца, Он попросту спровоцировал бы разделение с Ним и разрушил бы весь божественный замысел искупления, то есть саму цель Своего прихода на землю.

Кроме того, если бы Иисус стал испытывать Отца, заставляя Его вершить сверхъестественные чудеса против Его воли, Он возвысил бы Свою волю и суд, тем самым принизив волю Отца. Этого Иисус никогда бы не сделал (Матф. 26:39, 42; Иоан. 5:30; 6:30 и т.д.), так как этим Он поставил бы под сомнение милостивую заботу и любовь Отца. Насколько больше нам, бренным людям, нужно остерегаться ставить свою волю и суд выше Божьих!

Жить беззаботно и беспечно и надеяться, что Бог вытащит нас из злоключения, — не что иное как злоупотребление Его благодатью.

Кто осознанно подвергает себя опасностям и искушениям, тот часто впоследствии винит Бога, хотя страдает по собственной глупости. Когда Господь обличил Адама из-за запретного плода, тот начал обвинять не столько свою жену, сколько Самого Бога: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3:12). Конечно, плод ему дала Ева, но, если Еву дал Адаму Бог, значит, главная вина ложится на Бога — так, во всяком случае, получается по искажённой логике Адама. Наша задача — не пытаться доказать верность Божью, а доказывать свою верность Ему, полагаясь на то, что Он знает, что нам действительно нужно, и даст это по воле Своей.

Господь ожидает, что мы будем идти на риск, но риск обдуманный, во исполнение Его воли. Рискуя собственным престижем, деньгами, жизнью, семьёй или чем угодно ради повиновения призыву Божьему, мы можем со спокойной душой полагаться на Божье попечение, если соглашаемся с тем, что лишь Ему известны наши истинные потребности. Если же риск связан с достижением личных амбиций или искушением Бога, то Он не даёт нам никаких обещаний.

Поклонение сатане 

“Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: «Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». Тогда Иисус говорит ему: «Отойди от Меня, сатана, ибо написано: „Господу, Богу твоему, поклоняйся и Ему одному служи“»” (Мф.4:8-10)

Теперь сатана сбрасывает ангельскую личину и делает последнюю отчаянную попытку склонить Иисуса ко греху. В заключение он раскрывает свою цель: заставить Иисуса поклониться ему. Сначала он нашёптывал, что Иисус должен сделать Сам для Себя, затем — что Отец должен сделать для Него. И, наконец, сатана предлагает Ему сделку: услуга за услугу.

Неизвестно, на какую именно весьма высокую гору взял Его диавол.

Важно то, что с этой горы открывался широкий обзор земли. Но то, что увидел Иисус, невозможно было бы охватить физическим зрением ни с какой высокой точки. Сверхъестественным образом диавол показал Иисусу славу Египта с его пирамидами, храмами, библиотеками и несметным богатством; силу и великолепие Рима, распространившего свою империю до края вселенной; знаменитые Афины, роскошный Коринф и, конечно, величественный Иерусалим, престольный город Давида, и ещё больше — все царства мира и славу их.

Будучи законным Царём царей, Иисус имел полное право на все царства, и на этом праве и сыграл сатана в своём последнем искушении. «Стоит ли ждать, если всё уже Твоё? — нашёптывал он Христу. — Ты заслуживаешь все эти царства сейчас. Нужно ли оставаться слугой, если можно править как царь? Я просто предлагаю Тебе то, что давно обещал Отец». Быть может, он даже напомнил Ему слова Бога, сказанные Своему Сыну: «Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли — во владение Тебе» (Пс.2:8).

Но весь этот мир сатана предлагал на условиях, выгодных ему, а не Богу.

То, что Отец обещал Сыну в награду за послушание, сатана предлагал в обмен на отвратительное непослушание. Бог хотел путём земных испытаний доказать право Сына унаследовать мир и управлять им, а сатана вознамерился лишить Его этого права, заставив захватить обещанное обманным путём. Вместо долгой и скорбной, позорной и унизительной дороги на крест и ещё более продолжительного ожидания на небесах, Иисус мог править этим миром уже сейчас!

Часто эту же стратегию сатана применяет по отношению к нам. Он сулит нам царства бизнеса, политики, славы и всего, что душе угодно — если только!.. Можно достичь всего, что захочешь, можно осуществить любую мечту и фантазию, можно стать настоящим человеком! И чтобы добиться мирского, достаточно жить по-мирски, то есть по-сатанински.

Это то, что всегда сулит искуситель. Он обещал Еве, что, вкусив от запретного плода, она не умрёт, как предостерегал Бог, а станет богиней: «Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги» (Быт. 3:4-5). И каждого из нас он искушает тем же. «Зачем поднимать высоко планку? Какой смысл? Уклонившись от истины здесь или утаив её там, ты можешь добиться желаемого уже сейчас. Для чего ждать небесной награды?» Прилепляясь сердцем к деньгам, престижу, известности, власти или эгоистичному счастью, мы делаем как раз то, к чему сатана подталкивал Иисуса: ставим себя на первое место, а Бога — на последнее.

Своеволие — это воля сатаны, и по определению она противоположна воле Божьей, состоящей в том, чтобы мы искали «прежде Царства Божьего и правды Его» (Матф. 6:33). С помощью Агари Авраам пытался «исполнить» Божье обещание без Божьего участия, и случилась трагедия. А иначе и быть не может.

Сатана — специалист по подделкам. Он предлагает как будто бы то же, что и Бог, причём по более низкой цене. «Бог желает тебе процветания, не так ли? — спрашивает диавол. — Что ж, я дам тебе процветание скорее и проще. Закрой глаза на сомнительные предприятия, лови удобный момент, отбрось ненужную скромность, иди за толпой. Это и есть путь к успеху».

Оправдательным аргументом всегда служит известная поговорка: цель оправдывает средства.

Но не следует забывать, что сатана ещё и отец лжи. На самом деле он требовал души Иисуса: «Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». Потому он, собственно, и восстал против Бога, что не мог вынести своего подчинённого положения перед Троицей. «Теперь-то настал мой звёздный час, — думал он. — Теперь можно заставить Сына Божьего за деньги пасть мне в ноги!» Но в итоге сатана всегда заставляет платить несравнимо больше, чем нам кажется вначале.

А даёт он всегда несравнимо меньше, чем обещает. Если бы Иисус поддался третьему искушению, результат ничем бы не отличался от первых двух.

Иисус дискредитировал бы Себя не только как Царь, но и как Спаситель.

Насмешку толпы под крестом пришлось бы переиначить: «Себя Самого спасал, а других не может спасти» (см. Матф. 27:42). Вместо того чтобы искупить мир, Он стал бы его частью. Вместо того чтобы наследовать мир, Он навсегда потерял бы его. Христос последовал бы за антихристом, и Агнец стал бы зверем.

Но, как и раньше, Иисус ответил сатане словами из Писания, причём снова текстом из Второзакония. Тогда Иисус говорит ему: «Отойди от Меня, сатана, ибо написано: „Господу, Богу твоему, поклоняйся и Ему одному служи“». Последнее предложение искусителя было настолько нелепым, что Христос просто прогнал его: «Отойди от меня, сатана!» Предлагая такое неслыханное зло, диавол перешёл все границы. И поскольку сатана пользуется силой лишь временно, по Божьему позволению, то, когда Сын Божий приказал ему уйти, сатане ничего не оставалось, как только повиноваться Ему. Это ещё раз говорит о могущественной силе Иисуса. И эту силу диавол призывал использовать не по назначению!

Если Сын Божий не поступился даже малейшей истиной из закона, Он тем более не поступится истиной величайшей: поклоняться и служить нужно Богу, и только Богу. Довольно ужимок врага! И хотя сатана вернётся при первом удобном случае (Лук. 4:13), сейчас он вынужден был ретироваться.

Иисус получит Царство, когда будет угодно Отцу, и вместе с Ним воцаримся и мы (Матф. 5:5; 25:34; Иак. 2:5; Рим. 8:17). В вечности, на небесах, вся вселенная будет наша! Поэтому кто же откажется от этого ради обманчивых, неутешительных, сиюминутных подделок врага душ?

Господь приготовил для нас много прекрасного уже в этой жизни. Никто не желает нам счастья так, как Небесный Отец. «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Матф. 7:11). Мы можем рассчитывать на счастье, данное Богом — зачем довольствоваться дешёвыми подделками сатаны? Мы можем жить праведно, угождая Небесному Отцу — зачем довольствоваться временными и обманчивыми греховными наслаждениями? По милости Его нам доступен мир, который превыше всякого ума — зачем довольствоваться дешёвыми удовольствиями, привлекательными для плоти, но скоропреходящими?

Триумф 

“Тогда оставляет Его диавол, и вот ангелы приступили и служили Ему” (Мф.4:11)

Как только Иисус сказал: «Отойди», — диавол оставил Его, поскольку у него не оставалось другого выбора. Всем Своим детям Господь даёт власть противостоять сатане. «Противостаньте диаволу, — уверяет Иаков, — и убежит от вас» (Иак. 4:7). Как и в случае с Иисусом, диавол не заставит себя долго ждать, но в каждом новом искушении Бог «даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13). С каким бы искушением ни подкрадывался к нам сатана, Небесный Отец приготовил выход из положения.

Искушения сатаны потерпели фиаско, а Божье испытание было успешным. По сути, ответ Иисуса искусителю сводился к следующему: «Я верю Отцу. Я не поступлюсь Его словом и не пойду в обход Его воли. Я принимаю дары только из руки Отца, только по Его воле и только в определённое Им время». Таким образом, в сложнейшем испытании Царь отстоял Свои права.

После ухода сатаны к Иисусу приступили ангелы. Насколько служение ангелов приятнее, чем обольщения сатаны! В момент крещения Отец подтвердил достоинство Христа, сказав: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение». Теперь же Отец подтверждает достоинство Сына, посылая ангелов, чтобы они служили Ему. В любой момент, находясь в пустыне, Иисус мог попросить «более, нежели двенадцать легионов ангелов», и они не замедлили бы прийти на помощь (Матф. 26:53), но Он ждал, пока Отец пошлёт их в определённое Им время.

В чём заключалось служение ангелов, не сказано. Однако, скорее всего, они подкрепили Иисуса пищей. Кроме того, известно, что ангелы, находясь в присутствии Сына Божьего, не могут не поклоняться Ему. Поэтому они наверняка принесли с небес слова ободрения, утешения и любви от Отца.

Стратегия сатаны по отношению к нам точно такая же, как по отношению к Иисусу в пустыне. В первую очередь он старается посеять сомнения относительно Божьей заботы, чтобы заставить нас своими силами и умением решать все проблемы, бороться с трудностями и восполнять нужды. Потом он попытается заставить нас злоупотреблять Божьей заботой и прощением, то есть чтобы мы осознанно подвергали себя опасности — физической, экономической, нравственной, духовной или какой-либо другой. В-третьих, он сыграет на наших эгоистичных желаниях, подстрекая нас на исполнение Божьих обетований собственными попытками, что в итоге равносильно исполнению Божьих замыслов… но сатанинскими методами.

Эти три метода отображены в 1 Иоан. 2:16: «Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего».

Искушение превратить камни в хлебы имело целью удовлетворение «похоти плоти» путём использования божественной силы в эгоистичных целях.

Искушение броситься с вершины храма было направлено на угождение «похоти очей» — показать себя миру и с помощью сенсаций добиться славы.

А искушение раньше времени захватить власть над земными царствами играет на «гордости житейской», улавливающей в сети сатаны.

Рассказывают историю о человеке, который хотел научить свою собаку послушанию. Он брал большой кусок мяса и клал его посреди комнаты. Всякий раз, когда собака хотела взять мясо, он шлёпал её и громко говорил:

«Нет!» В скором времени команда «Нет!» у собаки начала ассоциироваться со шлепком, и она повиновалась по одному лишь слову. И потом, когда мясо было на полу, она смотрела не на кусок, а на хозяина, ожидая разрешения или запрета.

Эта история поучительна и для нас: «Когда подступает искушение, смотрите не на него, а на Господа Иисуса Христа. Не отводите глаз от Его примера и поступайте, как Он. Посмотрите, как Он был искушаем и как устоял, и научитесь от Него». Возможно, помышляя об искушении Иисуса в пустыне, автор Послания к Евреям напоминает нам: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушён во всём, кроме греха» (Евр. 4:15). Ещё больше утешения предлагает другой стих: «Ибо как Сам Он претерпел, быв искушён, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18).

Иисус прошёл этот путь раньше нас, Он встретил врага во всей его ярости — и одержал победу! Более того, Он желает разделить эту победу со Своим народом. «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13).

Победу над искушением можно одержать, противостоя только так, как противостоял Иисус, — в совершенном послушании Богу и Его Слову. Иисус выдержал натиск всей сатанинской силы и сопротивлялся ему до конца.

Он не позволил искушению перерасти не то что в грех, но даже в желание (ср. Иак. 1:13-15). Он не раздумывал над сатанинскими предложениями и не давал им ни малейшей зацепки. Он просто твёрдо стоял на Отцовских повелениях и говорил «нет».

В искушениях, как и в любых других вопросах христианской жизни, мы обретаем помощь, «взирая на Начальника и Совершителя веры — Иисуса» (Евр. 12:2). В беге с барьерами очень скоро понимаешь, что если всё время смотреть на препятствия, то скоро споткнёшься и упадёшь. Поэтому со старта и до финиша нужно смотреть только на конечную цель, тогда не трудно будет преодолеть все барьеры. Если мы хотим преодолеть искушение и успешно пройти «предлежащее нам поприще» (Евр. 12:1), наша единственная надежда — взирать на Господа Иисуса Христа.

Вся слава Христу

 

Доверять ремонт газонокосилок в москве стоит только компаниям, которые имеют высокую деловую репутацию. Только в этом случае, клиент может быть уверен, что все работы будут выполнены в короткие сроки, найдутся нужные детали и электроинструменты.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий