Ответ на царское приглашение

“Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: «Царство Небесное подобно человеку, царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти. Опять послал других рабов, сказав: „Скажите званым: “Вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир”“. Но они пренебрегли этим и ушли, кто на поле своё, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав об этом, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц тех и сжёг город их. Тогда говорит он рабам своим: „Брачный пир готов, а званые не были достойны. Итак, пойдите на распутья и всех, кого найдёте, зовите на брачный пир“. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, — и злых, и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: „Друг! Как ты вошёл сюда не в брачной одежде?” Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: „Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных“» (Мф. 22:1-14)


Эта притча — третья по счёту в трилогии притч Иисуса о суде. Все три притчи стали ответом религиозным вождям, злобно подвергавшим сомнению Его авторитет (21:23, 28-30, 33-39). Эта притча принадлежит к самым драматичным и ярким из всех притч Иисуса. Хотя и направленная непосредственно на тех вождей и на неверующий Израиль, представителями которого они были, она имеет гораздо более широкое значение и касается последующих времён, включая, конечно же, и наше.

На протяжении трёх лет Иисус учил и проповедовал Евангелие Царства.

Это включало Его провозглашение Себя Мессией, Сыном Божьим и Спасителем мира. Иисус предлагал Себя и Своё Царство народу Израиля, Своему собственному народу, избранному народу Божьему. Но в конце этих трёх лет все евреи, кроме небольшой группы, отвергли Его. Хотя Иисус и пользовался популярностью среди людей, где бы Он ни нёс служение, их отношение к Нему было эгоистичным и несерьёзным.

Народ был в изумлении от того, с какой прямотой и властью учил Иисус.

Его учение весьма отличалось от запутанных и сложных традиций, которым учили книжники и фарисеи. В ещё большее изумление людей приводили Его чудеса исцеления, которые возвращали здоровье, здравый рассудок и даже жизнь тысячам их друзей и любимых. Они, конечно же, ценили то, что Иисус не обогащался за их счёт и не брал плату за Свои сверхъестественные дела. Напротив, Он всё делал бескорыстно и несколько раз чудесным образом накормил тысячи людей. Они восхищались Иисусом за Его смиренную, самоотверженную любовь и сострадание и, должно быть, радовались, когда Он упрекал и приводил в замешательство лицемерных, самоправедных вождей, которые смотрели на народ с презрительным превосходством. Как чудесно, должно быть, думали они, что Мессия не только такой могущественный, но и такой сострадательный!

Но когда люди наконец-то поняли, каким Мессией был Иисус, и особенно то, что Он не собирался освобождать их от гнёта римлян, их одобрение быстро сменилось отвержением. Об этом свидетельствует перемена в их настроении, произошедшая за пять дней, с воскресенья по четверг, этой последней пасхальной недели в служении Иисуса. Поэтому, продолжая отвечать иудейским вождям в храме, где Он учил в среду утром (21:23), Иисус рассказал третью притчу о суде, которая касалась и народа.

Отказ от приглашения

“Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: «Царство Небесное подобно человеку, царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти. Опять послал других рабов, сказав: „Скажите званым: “Вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир”“. Но они пренебрегли этим и ушли, кто на поле своё, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их»” (Мф.22:1-6)

Эта притча содержит в себе три эпизода. Первый описывает отказ от приглашения. Хотя никто из слушателей Иисуса никогда не был на царском брачном пире, все они хорошо знали, что такое брачный пир вообще, и могли представить, насколько важным и грандиозным был пир, который приготовил царь для своего собственного сына.

Иисус, продолжая говорить с первосвященниками и старейшинами (21:23), ответил на вызов, касающийся Его авторитета, и в третий раз говорил им притчами. Вероятно, они мало что услышали из сказанного Им, так как думали только о том, как бы схватить Его и казнить. Они хотели схватить Его ещё после второй притчи, но боялись реакции толпы (21:46).

В первых двух притчах Иисус не делал никаких вступлений, а объяснение истины давал в конце. Однако новую притчу Он начинает с объяснения сути такого понятия, как Царство Небесное. Так как большинство евреев верили, что Царство Небесное предназначено только для них и, возможно, для немногих язычников-прозелитов, то слушатели в храме не сомневались, что всё сказанное Иисусом будет относиться непосредственно к ним.

Хотя у евреев и было много извращённых представлений о Царстве Небесном, так как слово «Небеса» часто использовалось вместо заветного имени Бога (Яхве, или Иегова), большинство из них понимали, что эта фраза была синонимом фразы «Царство Божье» и представляла собой сферу Божьего суверенного правления. Существуют прошлые, настоящие и будущие, а также временные и вечные аспекты Царства, но оно не ограничено рамками отдельной эпохи или периода истории искупления. Это постоянная, продолжающаяся сфера Божьего правления по благодати. В более узком смысле эта фраза также используется в Писании, чтобы обозначить Божью искупительную власть, Его божественную программу милостивого спасения. Иисус использует эту фразу здесь таким образом, что она конкретно означает духовную общность Божьих искупленных людей, где каждый человек благодаря своей вере в Божьего Сына уникальным образом лично находится под Его господством.

В древности на Ближнем Востоке брачный пир был неотделим от самой свадьбы, которая включала в себя многочисленные застолья и торжества на протяжении недели и являлась особым событием в жизни общества. Во время царской свадьбы, а именно такую свадьбу имеет в виду здесь Иисус, празднование часто продолжалось несколько недель. Гостей приглашали остановиться в доме родителей жениха на всё время свадьбы, и отец снабжал гостей всем необходимым, насколько мог себе это позволить. Царская свадьба, конечно же, проводилась бы во дворце, и царь мог позволить себе всё, чего бы ни пожелал.

Брачный пир, который царь приготовил для своего сына, был всем пирам пир. Поэтому Иисус описывает самый изысканный праздник, который только можно себе представить. То, что это был именно брачный пир, было несущественно для той цели, которую преследовал Иисус в притче, где о женихе вспоминается лишь в связи с тем, что он был царским сыном. Ни о невесте, ни о других аспектах свадьбы в притче вообще не упоминается. Суть в том, что, поскольку пир олицетворяет величайший праздник, какой только можно себе представить, и даёт этот пир величайший монарх, какого только можно себе представить, для самых почтенных гостей, каких только можно себе представить, то именно царский брачный пир был выбран в качестве иллюстрации наивысшего торжества.

Когда все приготовления были закончены, царь послал рабов своих звать званых на брачный пир. То, что они были зваными, означает, что гости были приглашены заранее и уже знали, что их ждут. Быть приглашённым на царскую свадьбу было высочайшей честью, и, несомненно, те, кто получил такое приглашение, хвастались перед своими соседями и друзьями.

Поэтому кажется непостижимым, что, когда их непосредственно позвали, они не хотели прийти.
Как и в притче о злых виноградарях, суть этой истории — в шокирующей, немыслимой природе описанных событий. Слушатели Иисуса уже, должно быть, начали думать про себя: «Кто может так поступить? Сама идея этого абсурдна». Посетить царскую свадьбу было ещё большим событием, чем просто получить приглашение. Там всех пришедших ждали самые изысканные блюда и самое престижное общение. И не только это. Приглашение царя было не только честью, но и влекло за собой обязательство. Отвергнуть расположение царя было серьёзным оскорблением.

Первоначальная реакция царя, как и первоначальная реакция хозяина виноградника, настолько же удивительна, как и реакция гостей. Очень немногие монархи были известны своим смирением и терпением, особенно перед лицом открытого оскорбления. Но этот царь послал других рабов, сказав: «Скажите званым: „Вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир“».

Обед был первым из многочисленных застолий во время пира, и он уже был готов. «Напомните гостям, — по сути, сказал царь, — о всех тех приготовлениях, которые были сделаны. Тельцы мои и что откормлено, заколото, и только ждёт, чтобы его зажарили, и всё остальное также готово. Умоляйте людей, чтобы они пришли на брачный пир сейчас».

Но, как и прежде, приглашённые гости проигнорировали призыв царя, и на этот раз их отказ был ещё более грубым и резким. Многие из приглашённых проявили неприветливость и равнодушие. Свадьба не имела для них никакого значения. Они пошли заниматься своими обычными делами, кто на поле, кто на торговлю. Эти люди были настолько поглощены личным, эгоистичным стремлением получить прибыль, что приглашение и неоднократные призывы царя оставить работу и прийти на свадьбу его сына, были совершенно проигнорированы. Ради каждодневных, земных, эгоистичных устремлений эти люди добровольно и преднамеренно отказались от красоты, великолепия и чести присутствовать на свадьбе. Их беспокоила не честь царя, а то, что они считали лучшим для себя.

Но другая группа гостей проявила ещё худшие качества, чем просто равнодушие к приглашению. Вместо того чтобы испытать беспокойство от того, что они оскорбляют царя, они сочли себя оскорблёнными его настойчивостью. Проявив невероятно жестокое высокомерие, они, схватив его рабов, оскорбили и убили их. Неуважение к царским рабам было проявлением неуважения к самому царю, и, оскорбив и убив его рабов, они тем самым взбунтовались против царя.

Как уже отмечалось, поскольку Иисус сказал, что эта притча о Царстве Небесном, то думающий слушатель не нуждался в её толковании. Понятно, что царь — это Бог, а приглашённые гости — Его избранный народ, Израиль, который уже был призван Им.

Сначала Бог призвал Свой избранный народ через Авраама, чьи потомки должны были быть благословлены и стать источником благословения для остального мира (Быт. 12:2-3). Пробыв четыреста лет в плену в Египте, избранный народ был избавлен через Моисея. Через Своих пророков Господь объявил: «Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего» (Ос. 11:1), и «только вас признал Я из всех племён земли» (Ам. 3:2).

В одном из самых резких отрывков Писания Бог сравнивает Израиль с покинутым младенцем, у которого не отрезали пуповину и который корчился в своей крови. Этому беспомощному младенцу Бог сказал: «Живи!», и он жил и благоденствовал. Господь омыл его, помазал елеем, одел и защитил его, украсил его драгоценностями (Иез. 16:4-14).

Свадебный пир олицетворял Божьи обещанные благословения Израилю.

Этот образ был понятен всем, присутствовавшим в храме в тот день. Согласно Талмуду, приход Мессии будет сопровождаться грандиозным пиром, который Он устроит для Своего избранного народа.

Рабами, которых Бог посылал снова и снова, чтобы позвать приглашённых, были Иоанн Креститель, Сам Иисус и Его служение проповеди и наставления, а также новозаветные Апостолы, пророки и другие проповедники и учителя. Возможно, что рабы также представляли новозаветных проповедников, потому что их проповедь имела отношение к Сыну Царя, Иисусу Христу. Бог говорил Израилю, Своим уже приглашённым гостям, фактически то же, что сказал с небес во время крещения Иисуса: «Вот Мой Сын; придите и воздайте Ему честь». Но Иоанна Крестителя отвергли и обезглавили, Иисуса отвергли и распяли, а Апостолов и пророков отвергали и гнали, предавая многих смерти.

Равнодушные гости в притче олицетворяют людей, поглощённых ежедневными заботами и личными делами. Они по сути своей мирские люди, которых интересует только то, что происходит здесь и сейчас; у них нет тяги к духовному. Они — материалисты, на первом месте у которых накопление материальных ценностей. Они честолюбивы, и их главная забота — преуспеть. Обычно они не настроены враждебно против Бога и духовных вещей, но у них просто нет времени для этого.

Те, кто активно враждебен по отношению к Евангелию, неизбежно примыкают к какой-либо ложной религии, включая многочисленные формы гуманистической религии, которая выступает под маской философии, мистицизма или лженауки. История преследования Божьего народа показывает, что главным преследователем всегда является ложная религия. Именно поставщики заблуждений являются активными врагами истины, поэтому, как предсказывает Божье Слово, последняя мировая система антихриста неизбежно будет основана на религии и не будет светской системой.

То, что царь посылал своих посыльных два раза, нельзя толковать так, что было только два призыва или что первая группа состояла из Иоанна Крестителя и Иисуса, а вторая — из Апостолов. Притча не делает различий между рабами или посланниками. То, что царь дважды посылал за гостями, указывает на Божье милосердное терпение и снисходительность к отказавшимся от приглашения, на Его готовность снова и снова призывать Израиль.
Иоанн Креститель делал это на протяжении приблизительно одного года, Иисус — на протяжении трёх лет, а Апостолы — на протяжении почти сорока лет, пока в 70 году не были разрушены Иерусалим и храм.

Наказание отказавшихся

“Услышав об этом, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц тех и сжёг город их. Тогда говорит он рабам своим: «Брачный пир готов, а званые не были достойны»” (Мф.22:7-8)

Во втором эпизоде притчи описано наказание восставших подданных, которые отвергли царский призыв. Как и в притче о винограднике, здесь показано, что Божьему терпению есть предел. Если бы царь наказал обидчиков после того, как они первый раз проигнорировали его призыв, его действия и тогда были бы совершенно оправданны. После того, как царь неоднократно приглашал гостей, а те постоянно отказывались, он наконец-то разгневался. Это напоминает о словах Бога по отношению к людям, жившим до потопа: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым людьми» (Быт. 6:3).

Слово «войска» (стратеума) означает любую группу вооружённых людей, поскольку вряд ли царю понадобилась вся его военная мощь, чтобы достичь своей цели. Согласно приказу царя, войска истребили убийц, на которых лежала ответственность за убийство его эмиссаров, и сожгли их город. Вторая пророческая деталь этой притчи исполнилась в 70 году по Р.Х.

Когда в семидесятом году римский генерал Тит захватил Иерусалим, он убил больше миллиона евреев, выбросил их тела за город и истребил много тысяч евреев по всей Палестине. В своём труде «Иудейская война» еврейский историк Иосиф Флавий, бывший свидетелем разрушения Иерусалима, наглядно описал страшную картину:

Бог давно уже обрёк Храм огню, но вот наконец настал предопределённый во времени срок — 10-й день месяца Лоя, тот самый день, в который и прежде Храм был сожжён царём вавилонян… Один из воинов, не дожидаясь приказаний и не задумываясь о последствиях подобного деяния, но подвигнутый некоей божественной силой, хватает горящую головню и, приподнятый вверх своим товарищем, бросает её внутрь сквозь золотой проём… При виде поднявшегося пламени евреи издали крик, отвечавший значению свершившегося… Теперь они теряли то, что так рьяно охранялось ими до сих пор… В то время, как в Храме разгорался пожар… не было ни жалости к возрасту, ни уважения к званию — детей и старцев, мирян и священников настигала одна и та же смерть… [Император] приказал разрушить остальной город и срыть стены, но башни оставил нетронутыми.

Царь объяснил своим рабам, что брачный пир готов, а званые не были достойны присутствовать на нём. Они были недостойны не потому, что сами по себе не имели требуемой праведности. Первоначальное приглашение и последующие призывы были основаны не на каких-то заслугах, а исключительно на милостивой благосклонности царя. Ирония и трагедия состоит в том, что их объявили недостойными потому, что они отказались от приглашения, которое никак не основывалось на их достоинствах. Далее в притче ясно говорится (ст. 10), что позвали «и злых, и добрых».

То, что делает человека достойным принять спасение, никак не связано с человеческой добродетелью или религиозными и духовными достижениями.

Ему просто нужно сказать «да» в ответ на Божье приглашение принять Его Сына, Иисуса Христа, как Господа. Люди, которых Бог здесь объявил недостойными, были Его избранным народом, Израилем, который не хотел прийти к Нему свободно и без всяких заслуг, через Его Сына. И так как они отвергли Сына, Бог на некоторое время отверг их. Так как они отвергли своего Мессию, Бог временно отказался от них как от нации и Своего уникального избранного народа.

Приглашение новых гостей

“«Итак, пойдите на распутья и всех, кого найдёте, зовите на брачный пир». И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, — и злых, и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими” (Мф.22:9-10)

Третий эпизод в притче описывает гостей, которые были приглашены вместо тех, кто повторно отверг царский призыв. Брачный пир для царского сына был готов, но званые не пришли, поэтому были приглашены новые гости.

«Пойдите на распутья, — сказал царь своим слугам, — и всех, кого найдёте, зовите на брачный пир». Слуги должны были пойти повсюду и найти всех, кого могли, и позвать их на пир. Это именно то, что повелел Иисус в Своём Великом поручении: «Итак, идите, научите все народы» (Матф.28:19). Бог давно предсказывал через Осию: «Не Мой народ назову Моим народом, и не возлюбленную — возлюбленной. И на том месте, где сказано им: „Вы не Мой народ“, там названы будут сынами Бога живого» (Рим.9:25-26; ср. Ос. 2:23; 1:10). От прегрешения евреев, писал Павел в этом же Послании, «спасение язычникам» (Рим. 11:11).

Как и повелел царь, рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, — и злых, и добрых. Они позвали и нравственно злых, и нравственно добрых, так как все они в равной степени были недостойны сами по себе прийти на царский пир. Первые гости были приглашены не потому, что имели какое-то нравственное или духовное превосходство, не имели его и вновь приглашённые гости. Среди евреев того времени были и те, кто жил примерной, честной жизнью, кто помогал своим соседям, говорил правду, не произносил имя Господа всуе, не занимался мошенничеством в бизнесе, не прелюбодействовал, не убивал и не воровал. Были также и такие, чья жизнь была в моральном смысле выгребной ямой. Но первые сами по себе не были более приемлемыми для Бога, чем вторые. Бог всегда распространял Свой призыв к спасению как на злых, так и на добрых людей, потому что никто из них не является достаточно праведным, и все в равной степени нуждаются в спасении.

Апостол Павел ясно говорит, что «ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни грабители — Царства Божьего не наследуют» (1 Кор. 6:9-10). Бог не позволит тем, чья жизнь отмечена такими грехами, иметь часть в Его Царстве. Но Он примет любого человека, который виновен в любом из этих грехов или во всех этих, да ещё и в других грехах, но который желает очиститься от них с помощью искупительной жертвы Христа на кресте. Поэтому Павел, обращаясь к своим коринфским братьям во Христе, продолжает: «И такими были некоторые из вас, но омылись, но освятились» (ст. 11).

То, что делает человека достойным спасения сегодня, — это то же самое, что делало его достойным спасения со времён грехопадения, а именно личная вера в Божью благодать, дарованную через Иисуса Христа. Все, кто принимает Божье приглашение на торжество Его Сына, то есть те, кто следует за Сыном как за спасающим Господом, будут возлежать на Его божественном, вечно славном брачном пире.

Изгнание чужого

“Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: «Друг! Как ты вошёл сюда не в брачной одежде?» Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: «Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных»” (Мф.22:11-14)

Четвёртый и последний эпизод в этой притче обращает внимание на нарушителя, который пришёл на пир, но который не имел к нему никакого отношения, потому что был одет не в брачную одежду. Очевидно, что этот человек был приглашён, потому что царь не ставил никаких ограничений касательно того, кого следовало приглашать. Царь повелел своим рабам приглашать как злых, так и добрых, где только они могли найти таковых. Этот человек не был незваным гостем, пришедшим на пир без приглашения, но он пришёл одетый не в брачную одежду и, очевидно, выделялся на этом великом брачном пире, резко отличаясь от всех остальных возлежащих.

При первом прочтении этой притчи возникает вопрос, как можно было ожидать от тех, кто принял приглашение царя, что они придут одетые должным образом. Они собрались со всех уголков страны, многие пришли прямо с улицы. И даже если у них было время одеться надлежащим образом, у них не было приличной одежды для такого события, как свадьба сына царя.

Но то, что все возлежащие, кроме этого человека, были одеты в брачную одежду, означает, что такую одежду им дал царь. Было бы моральной насмешкой, особенно со стороны такого доброго и милостивого правителя, пригласить самых порочных людей в стране на пир и затем исключить одного беднягу, потому что у него не оказалось надлежащей одежды.

Этот человек был полностью ответственен за то, что был неприлично одет.

Однако милостивый царь, тем не менее, дал ему возможность оправдаться, спросив его с незаслуженным уважением: «Друг! Как ты вошёл сюда не в брачной одежде?» Если бы у этого человека была уважительная причина, он бы сразу же указал на неё. Но он молчал, так как не мог предложить царю даже самое ничтожное оправдание. Поэтому очевидно, что он мог прийти в брачной одежде, если бы захотел.

До этого момента этот человек был самонадеян, думая, что мог прийти на царский пир на своих собственных условиях, в той одежде, в какой хотел. Он был горд и своеволен, не думал о других и, что хуже всего, вёл себя вызывающе по отношению к царю. Высокомерно проигнорировав условия царя, он решил оставаться «самим собой».

Но его высокомерие было недолгим. Когда он не смог оправдаться, царь, который знал всё о нём заранее, сказал слугам: «Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов».

Связывание рук и ног, вероятно, было произведено с целью предотвратить сопротивление этого человека и его возвращение. Был вечер, и, хотя свадебный зал был хорошо освещён, на улице уже было темно. Этот человек был навсегда изгнан из присутствия царя и его людей во тьму внешнюю. Он будет сильно сожалеть и сокрушаться, и вместе со всеми, находящимися там, будет вечно плакать и скрежетать зубами. Но, хотя он и имел великую возможность, у него никогда раньше, как и сейчас, не было благочестивой печали, которая производит покаяние к спасению (2 Кор. 7:10).

С тех пор как Каин попытался угодить Богу, предложив Ему жертву, которую сам назначил, люди пытаются прийти к Господу на своих условиях.

Они могут общаться с верующими, присоединиться к церкви, принимать активное участие в её руководстве, щедро жертвовать на её поддержку и говорить о преданности Богу. Как те плевелы среди пшеницы, они некоторое время свободно сосуществуют с Божьим народом. Но в день суда их ложь обнаружится, и они будут изгнаны. Некоторые осмелятся сказать Богу «в тот день: „Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали?
И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?“ И тогда [Господь объявит] им: „Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие“» (Матф. 7:22-23).

Приличная свадебная одежда истинного верующего — это Богом данная праведность, без которой никто не может войти в Царство или жить в нём.

Если праведность человека не превзойдёт лицемерную самоправедность, олицетворением которой были книжники и фарисеи, он «[не войдёт] в Царство Небесное» (Матф. 5:20). Единственно приемлемая свадебная одежда — это истинная «святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр. 12:14).

Многие евреи, слушавшие Иисуса в тот день, могли вспомнить прекрасный отрывок из Исаии: «Радостью буду радоваться о Господе, возвеселится душа моя о Боге моём; ибо Он облёк меня в ризы спасения, в одежду правды одел меня» (Ис. 61:10). Благочестивые евреи знали, что, в отличие от искусственных, придуманных людьми традиций их раввинов, Бог не только требует от людей внутренней праведности, но и предлагает её как дар.

Бог видит сердца людей и знает, является ли их праведность человеческой, или же это Его дар. Но даже внешне жизнь истинного верующего будет свидетельствовать о правильном хождении и отражать правильное мышление. Господь не только вменяет праведность Своим детям, но и наделяет ею. Только Он может видеть внутреннюю праведность, которую Он вменяет.

Но внешнюю праведность, которой Он наделяет, могут видеть все. Святая жизнь свойственна дитяти Божьему. Пётр ясно говорит об этом, когда описывает спасение как «послушание истине», которая «[очищает] души ваши» (1 Пет. 1:22).

Как раз перед тем как объявить, что пророчество, изгнание бесов и совершение чудес может быть ложным свидетельством спасения, Иисус сказал, что истинное свидетельство спасения всегда будет видимым. Духовное состояние человека будет видно по плодам его жизни. «Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? — спрашивал Он риторически. — Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а плохое дерево приносит и плоды плохие» (Матф. 7:16-17, 21-23). Святая, благочестивая жизнь не может не приносить праведный плод, потому что это естественный результат внутренней работы Духа (Гал. 5:22-23).

Иисусу наверняка было бы приятно, если бы один из Его слушателей прервал Его и спросил: «Как мне можно одеться в надлежащую одежду? Что мне делать, чтобы не быть ввергнутому во тьму, как тот человек?» Несомненно, Он ответил бы такому человеку так, как отвечал множество раз до этого:
«[Приходи] ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Иоан. 5:40). Как объяснил Павел коринфянам, Бог «не знавшего греха… сделал для нас жертвой за грех, чтобы мы в Нём сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21). Такую свадебную одежду Бог требует, а Сын даёт.

Иисус не просил еврейских вождей прокомментировать эту притчу, как Он поступил с двумя предыдущими, когда они дважды осудили себя своими же ответами (21:31-32, 40-45). Он знал, что на сей раз они не попадутся в ловушку, потому что теперь было очевидно, что все притчи имели своей целью осудить их. Доведённые до ярости, они теперь преследовали единственную цель — уловить и осудить Его на смерть (22:15; ср. 21:46).

Поэтому Господь закончил простым, но отрезвляющим утверждением:

«Много званых, а мало избранных». Эта фраза отражает духовное равновесие между Божьим полновластием и волей человека. Приглашение на брачный пир прозвучало для многих, символизируя тех, кто слышал весть Евангелия. Но мало из тех, кто слышал призыв, пожелали принять его и таким образом оказаться среди избранных. Призыв Евангелия звучит для всех, потому что нет воли Божьей, чтобы хоть один человек был изгнан из Его Царства и погиб во внешней тьме ада (2 Пет. 3:9). Но не все стремятся к Богу, и многие, заявляющие о том, что желают быть с Богом, не хотят прийти к Нему на Его условиях. Спасённые входят в Божье Царство, потому что они пожелали принять Его полновластные, милостивые условия. Погибшие изгоняются из Царства, потому что отвергли эту полновластную благодать.

Вся слава Христу

Ответ на царское приглашение

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий