Очищение осквернённого храма

“И вошёл Иисус в храм Божий, и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: «Написано: „Дом Мой домом молитвы наречётся“; а вы сделали его вертепом разбойников». И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их. Первосвященники же и книжники, увидев чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!» — вознегодовали и сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Иисус же говорит им: «Да! Разве вы никогда не читали: „Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь” (Мф.21:12-17)

Торжественный въезд Иисуса в Иерусалим в понедельник начался за Восточными воротами города, откуда Его сопровождала большая толпа людей.

Ещё одна большая группа людей вышла из города, навстречу Иисусу, и затем шла перед Ним, постилая по дороге одежды и пальмовые ветви (ст. 8-9; ср. Иоан. 12:12-13). В Евангелии от Марка говорится: «И вошёл Иисус в Иерусалим и в храм; и, осмотрев всё, как время уже было позднее, вышел в Вифанию с Двенадцатью» (Марк. 11:11). Переночевав в Вифании, во вторник утром Он вернулся в Иерусалим.

Как упоминалось в предыдущей главе, во время Пасхи, из-за еврейских паломников, которые приходили отовсюду, чтобы отпраздновать этот великий праздник в Иерусалиме, население города увеличивалось в четыре-пять раз iphone 5. По древней традиции, Пасху должным образом можно было отпраздновать только в Иерусалиме. Но поскольку город не мог вместить такого огромного количества людей, религиозные вожди каждый год издавали особый указ, согласно которому границы города на время праздника раздвигались и включали в себя большую территорию за стенами Иерусалима, охватывая такие маленькие селения, как Виффагия и Вифания. Как и многие другие паломники, Иисус и ученики провели день в городе, а ночевали в соседнем селении. Те, кто не мог снять жильё и у кого не было друзей в этой местности, часто разбивали лагерь под открытым небом.

Когда евреи находились в Иерусалиме, они шли в храм помолиться, принести жертву, совершить обряд ритуального очищения и положить деньги в большие сосуды в форме труб, находившиеся на женском дворе.

Иисус пришёл во вторник в храм по одной единственной причине: ещё раз продемонстрировать Свою мессианскую власть. Он снова предложил тысячам священников, а также религиозным вождям и особенно первосвященникам и книжникам ясное свидетельство природы Своей царской власти и Своего Царства (см. Матф. 20:18; 21:15).

С самого начала, когда Иисус впервые продемонстрировал Свою чудесную силу, люди хотели силой взять Его и сделать царём (Иоан. 6:15). Они, конечно же, хотели, чтобы этот царь соответствовал их вкусу и осуществил их неизбывное желание: освободил их от римского ига. Но Господь постоянно отказывался стать таким царём и даровать такое избавление. Накануне процессия Его въезда в Иерусалим отличалась не пышностью и великолепием, а простотой и скромностью. Его сопровождали не влиятельные, высокопоставленные лица и не сильное войско, а безоружные, бессильные, ничтожные люди. И как Он и предсказывал (20:18-19) и вскоре исполнил это предсказание, Он пришёл не для того, чтобы царствовать, а чтобы умереть; не для того, чтобы быть увенчанным, а чтобы быть распятым; не для того, чтобы освободить Израиль от власти Рима, а чтобы освободить людей от власти греха.

Но теперь демонстрация Его царственности резко отличалась от Его смиренной инаугурации днём раньше.

Он показал, что исполняет Божественное поручение

“И вошёл Иисус в храм” (Мф.21:12а) 

В некоторых древних рукописях после слова «храм» есть слово «Божий», что кажется вполне достоверным. Но, как заметил Р. К. Г. Ленски, «фраза храм Божий никогда не использовалась в Новом Завете, кроме этого места, поэтому не похоже, чтобы здесь её вставил какой-то переписчик. Но если понимаешь, что собирался сделать Иисус, то становится вполне понятным и то, почему Матфей, перед тем как описать нечестие, творившееся в храме, подчеркнул, что это был храм Божий». Однако слово «Божий» ничего не добавляет к основному учению этого отрывка, потому что ясно: храм в Иерусалиме принадлежал Богу евреев. И всё же эти два слова обращают внимание на тот факт, что Иисус имел дело со святым земным символом присутствия Своего Небесного Отца.

Если бы Иисус был военным Мессией, которого ожидали люди, Он привёл бы в Иерусалим войска и напал бы на основной римский гарнизон, располагавшийся в форте Антония. Вместо этого, один и безоружный, Он напал на группу Своих соотечественников, которые оскверняли храм. Главным для Иисуса была не римская армия, а Божий храм. Мессия пришёл не для того, чтобы спасти Израиль от военного, экономического, политического и социального угнетения и несправедливости. Он пришёл как духовный Спаситель от греха и смерти. Когда Иисус придёт во второй раз, Он действительно восстановит справедливость в этом несправедливом мире. Но до того как Он придёт как Царь царей и Господь господствующих, чтобы установить Своё славное Тысячелетнее Царство и решить все конфликты падшего человечества, Он должен был прийти как Спаситель, чтобы установить Своё духовное Царство среди тех, кто поверит в Него.

Иисус начал Своё служение на Пасху и заканчивал его тоже на Пасху. И в этот раз Он «нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег». И Он готов был сделать то, что сделал раньше, когда «выгнал из храма всех, также и овец, и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: „Возьмите это отсюда и дом Отца Моего не делайте домом торговли“» (Иоан. 2:14-16).

В юности и на раннем этапе Своей взрослой жизни, о которых мы знаем очень мало, и конечно же во время Своего служения Иисус видел много социальной и экономической несправедливости в Израиле. Он видел лишения и бедность народа, угнетение и жестокость со стороны римлян. Но в Своём служении Он никогда не касался этих тем, потому что не в этом самая большая проблема человека. Есть гораздо более серьёзная проблема — это грех, который Иисус пришёл победить. Проблема в отношениях между людьми и Богом бесконечно велика. И проблемы людей в отношениях друг с другом не идут ни в какое сравнение с ней. Да и решить эти проблемы они не смогут до тех пор, пока не будет решена проблема их отношений с Богом через веру и послушание.

Именно в храме, воздвигнутом в честь Бога народом, который Он избрал для Себя, Господа больше всего оскорбляли и отвергали. Поэтому очищение началось с Его собственного дома. Пока у Израиля были проблемы с поклонением Богу, в народе не могло быть порядка. Поклонение — это всегда самое главное. Несправедливость, неравенство, преступность и даже безнравственность общества, какими бы распространёнными и разрушительными они ни были, не являются главной проблемой. Самым ужасным злом из всех зол всегда было оставление Бога. Это так же верно сегодня, как и в древнем Израиле. Божий народ должен сначала сам пробудиться и обновиться, прежде чем сможет стать Божьим орудием для изменения окружающего мира.

Три года назад Иисус уже очищал храм, но теперь, вероятно, храм был ещё больше осквернён и развращён, чем когда-либо. Почему же Он снова утруждал Себя, делая этот, казалось бы, бесполезный жест? Иисус знал, что очищение храма было временным и что это не изменит сердце религиозных вождей. Но Он не мог не засвидетельствовать о том, что Бог свят и что Он осуждает всякую скверну и ложную религию.

Бог постоянно посылал пророков, чтобы предупредить Свой народ об опасности идолопоклонства и о других грехах и призвать их обратно к Себе.

Иногда перемены происходили, но почти всегда они заканчивались ещё более ужасным идолопоклонством, чем прежде. Однако Бог снова и снова посылал Своих пророков, чтобы заявить о Своей истине, Своей святости и Своём суде. Господь никогда не перестаёт провозглашать Свою волю Своему народу, как бы часто и упорно люди её ни отвергали. Познанная истина, за которой не следует покаяние, становится причиной большего осуждения.

Храм, когда туда вошёл Иисус, по всей вероятности, был заполнен тысячами поклонявшихся иудеев, а также язычниками, толпившимися во внешнем дворе, куда разрешалось входить всем. Вероятно, еврейские вожди рассудили, что если там могут находиться язычники, значит, там может быть что угодно. И за последние несколько десятилетий это место стали использовать как религиозный рынок, который работал под покровительством первосвященника Анны. Анна был низким, недостойным человеком, для которого храм и высокое положение первосвященника были лишь средством для достижения власти и богатства. Торговые ряды во дворе язычников были известны как «рынок Анны», чьи священники и другие компаньоны надзирали за храмовой торговлей. Купцы покупали право продавать жертвенных животных, вино, елей или соль, а также обменивать деньги на нужную валюту определённого достоинства, используемую для пожертвований в храме. Помимо платы за право торговать дельцы часто должны были платить Анне определённый процент от своего дохода.

Согласно левитскому закону, в жертву в храме могло быть принесено любое животное, одобренное священниками. Но первосвященники делали всё, чтобы животные, которые не были куплены у одного из их торговцев, не принимались, давая тем самым своим концессионерам право обеспечивать всех приходящих жертвенными животными. Еврейский христианский историк Альфред Эдершайм утверждал, что часто человек должен был заплатить в десять раз больше, чем это животное стоило. Полагая, видимо, что этого было недостаточно, меновщики брали ещё двадцать пять процентов с тех, кому нужно было обменять иностранную валюту или разменять её, чтобы иметь необходимую сумму для пожертвований. Поэтому Иисус, когда назвал храмовый рынок «вертепом разбойников» (ст. 13), говорил весьма буквально.

Христос, будучи побуждаемым очистить дом Своего Отца от скверны, продемонстрировал, что совершает божественную миссию от имени Своего Небесного Отца.

Он продемонстрировал Божественную власть

“и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей” (Мф.21:12б) 

Храм был главным местом поклонения для евреев, следовательно, первосвященник и ведущие священники были самыми влиятельными религиозными вождями Израиля. В пределах храма охрана первосвященника имела исключительную власть. Так как по еврейскому закону любой нееврей, вошедший на территорию храма за пределы двора язычников, должен был умереть, то римляне разрешили храмовой страже убивать нарушителя на месте.

Однако Иисус противостал первосвященнику, священникам, храмовой страже и храмовым торговцам. Они столкнулись с Тем, над Кем у них не было никакой власти. Многие из этих людей позже будут способствовать тому, чтобы Иисуса схватили, судили и распяли, но такую власть над Ним они будут иметь только с позволения Отца. Как и у Пилата, у них не было бы никакой власти над Ним, «если бы не было дано… свыше» (Иоан. 19:11). Как заявил Иисус неверующим фарисеям ещё раньше в Иерусалиме, Он один имел власть над Своей жизнью. «Потому любит Меня Отец, — сказал Он, — что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её. Имею власть отдать её и власть имею опять принять её» (Иоан. 10:17-18).

Через несколько дней Иисус предаст Себя в руки еврейских религиозных вождей, чтобы они осуществили то, что хотели. Но сейчас они были бессильны и не могли остановить Его, когда Он последний раз демонстрировал Свою божественную власть. Без предупреждения, не встретив никакого сопротивления, Иисус выгнал как торговцев, так и их покупателей, и опрокинул столы меновщиков. На виду у тысяч поклонников, смущённых торговцев, а также священников, Иисус перевернул всё на рынке вверх дном, посрамив тех, кто извлекал здесь выгоду. Повсюду царило смятение и беспорядок. По двору бегали непривязанные животные, летали испуганные голуби, валялись рассыпанные деньги. Но в тот момент торговцы, меновщики и священники не могли поднять руки или даже повысить голос против Него, как те львы, которые не могли даже укусить пророка Даниила.

Существуют также человеческие причины, почему Иисусу не было оказано сопротивление. Священники и другие религиозные вожди боялись простого народа, многие из которого только что объявили Иисуса Мессией (см.Лук. 19:48). Торговцы также боялись людей, которых они обманывали и у которых на протяжении многих лет вымогали деньги. Исторические данные свидетельствуют, что через несколько десятилетий люди подняли восстание против храмовых эксплуататоров. Но этих причин недостаточно, чтобы объяснить, что же произошло с теми, кто осквернял храм. Они не просто испугались, они лишились силы, потеряв дар речи перед властью этого галилейского Учителя, Которого они презирали и Которого отказывались признать Мессией.

Марк сообщает, что Иисус настолько контролировал ситуацию, что «не позволял, чтобы кто пронёс через храм какую-либо вещь» (Марк. 11:16). Так как храм находился возле Восточных ворот, путешественники часто использовали двор язычников как проход в юго-западную часть города. Иисус положил конец и такому неуважительному отношению к святости Божьего дома.

По смыслу подразумевается следующее: Он заставлял людей оставить то, что они несли, и покинуть двор с пустыми руками. Здесь мы также не видим ни малейшего намёка на то, что кто-то оказал Ему сопротивление или противодействие. Своим присутствием Иисус демонстрировал такую власть, что внушил страх и покорность всем, кто находился там, независимо от того, что они думали о Нём или что Он делал.

Иисус пришёл на землю в смирении как воплощённый Сын Божий, но в этом случае, как и в нескольких других, Он убедительно продемонстрировал Свою Божественную ненависть к греху, особенно к греху, который оскверняет Божье имя и пятнает Его святость. Этим могущественным, неотразимым проявлением власти Он символически очистил храм. Из-за скопления огромного количества людей, животных, прилавков и денег храм трудно было назвать чистым, но на какое-то короткое время он был очищен от явной нравственной скверны.

Протестантская Реформация частично началась потому, что Мартин Лютер питал большую ненависть к индульгенциям, когда Божью благодать можно было якобы купить за деньги. Христиане сегодня тоже должны кричать, как это сделал Лютер ради Христа, чтобы очистить Церковь от многочисленной современной скверны, включая превращение Евангелия в товар. Суд всё равно должен «начаться… с дома Божьего» (1 Пет. 4:17).

Он проявил верность Божественному Писанию

“и говорил им: «Написано: „Дом Мой домом молитвы наречётся“; а вы сделали его вертепом разбойников»” (Мф.21:13)

Иисус, как Он часто поступал, защитил Свои действия, сославшись на Ветхий Завет и процитировав из Исаии 56:7: «Дом Мой домом молитвы наречётся». Цитируя этот отрывок полностью, Марк включил также фразу «для всех народов» (Марк. 11:17). Матфей опустил эти слова, вероятно, потому, что писал в основном евреям. Но главная мысль в обоих Евангелиях заключается в том, что очищение храма Иисусом согласовалось со Словом Божьим.

Храм должен был быть местом поклонения, спокойного размышления, созерцания, прославления и молитв — местом, где Божий народ мог приблизиться к Богу в поклонении, принесении жертв и пожертвований и искать Его воли и благословения. Храм не предназначался для того, чтобы быть неким сочетанием рынка, скотного двора и банка, где торгаши и шарлатаны под видом служения и поклонения Господу занимались своими алчными делами.

Во время посвящения храма Соломон молился: «Господи, Боже мой, услышь воззвание и молитву, которой раб Твой умоляет Тебя ныне. Да будут очи Твои открыты на храм этот день и ночь, на это место, о котором Ты сказал: „Моё имя будет там“; услышь молитву, которой будет молиться раб Твой на месте этом. Услышь моление раба Твоего и народа Твоего Израиля, когда они будут молиться на месте этом; услышь на месте обитания Твоего, на небесах, услышь и помилуй» (3 Цар. 8:28-30).

Именно в скинию, которая предшествовала храму как главному месту поклонения израильского народа, пришла Анна, когда горевала из-за того, что у неё не было детей. В этом святом месте Господь милостиво внял её просьбе и даровал ей сына Самуила, который стал одним из лучших Божьих рабов (1Цар. 1:9-20). Давид заявил: «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его» (Пс. 26:4).

Обвиняя первосвященников и их приспешников в том, что они превратили храм в вертеп разбойников, Иисус снова цитирует из Писания, на этот раз из Иер. 7:11. Вместо того чтобы быть местом, где Божий верный народ мог бы прийти и поклониться Богу, где люди могли бы находиться в покое и безопасности, храм превратился в место, где их грабили, а грабители находились в безопасности. Эти воры от религии находили пристанище в храме, как разбойники с большой дороги находили пристанище в вертепе разбойников. Но в отличие от обычных воров, они воровали публично. Здесь они воровали и здесь же находили пристанище. Святилище Бога превратилось в святилище для разбойников.

Он проявил Божественное сострадание и силу

“И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их” (Мф.21:14)

Опасаясь Иисуса и будучи не в состоянии противостать Ему, священники, торговцы, меновщики, покупатели жертвенных животных и просто пешеходы, которые использовали двор язычников как короткий путь через город, видимо, разошлись. А слепые и хромые, хотя и благоговели перед Иисусом, не боялись Его. Сразу же после того как Иисус так убедительно проявил Своё божественное негодование, эти нуждающиеся души правильно почувствовали, что гнев Господа никоим образом не был направлен на них. Как злые и нераскаявшиеся люди могут ожидать Божьего гнева, так те, кто смиренно ищет Его истины и Его помощи, могут ожидать от Него сострадания.

Больные и калеки, большинство из которых как правило были нищими, постоянно собирались у храма, надеясь в худшем случае получить несколько динариев, а в лучшем — чудо исцеления. Большинство соотечественников презирали и игнорировали их, полагая, что страдания этих людей связаны непосредственно с грехом, который совершили либо они, либо их родители (см. Иоан. 9:2). Эгоистичные религиозные вожди в храме не имели к ним никакого сострадания (см. Матф. 23:4).

Если бы в Палестине не было огромного количества больных, слепых, глухих и других страдающих людей, мы ничего не узнали бы о великом сострадании Иисуса и о Его великой силе исцеления. По сравнению с вечностью все земные печали временны. Но в этой жизни они очень реальны и мучительны, и Господь не преуменьшал их. Иисус с состраданием исцелял тех, кто приходил к Нему, и никогда не отворачивался от них и не упрекал их. Он делал это, чтобы облегчить страдания людей, а также продемонстрировать Свою божественную силу и власть.

Сострадание Иисуса было высшим доказательством Его божественной царственности не только потому, что Он демонстрировал силу, но и потому, что Он демонстрировал милость и любовь, так характерную для Бога и так нехарактерную для падших людей. Когда Иоанн Креститель находился в темнице и имел сомнения в мессианстве Иисуса, Иисус сказал ученикам Иоанна: «Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мёртвые воскресают и нищие благовествуют» (Матф. 11:4-5).

Верующие знают, что Иисус Христос однажды придёт в этот мир, чтобы строго судить его, что Отец весь суд передал Ему и что Он один имеет ключи смерти и ада. Они знают, что в Его руках судьба каждой души и что Он имеет высшее, обоснованное право посылать неверующих людей навеки в ад.

Но, подобно этим слепым и хромым, которые подошли к Иисусу в храме, христиане приходят к Господу в благоговении, но также с полной уверенностью, что Он не прогонит и не осудит их. Они знают, что Господь любит Своих детей и никогда не причинит им вреда, но всегда будет делать им добро, даже если они получают это добро в виде наказания из Его руки (Евр. 12:6).

Величественное проявление божественного сострадания Иисуса сопровождалось могущественным проявлением божественной силы. Как только слепые и хромые приблизились к Нему, чтобы получить помощь, Он исцелил их. Только Бог может вернуть зрение глазам, поражённым слепотой, бывшей распространённым явлением в то время. И только Бог может восстановить конечности, которые невозможно излечить или которые вообще отсутствуют.

Он принял Божественное поклонение и человеческое отвержение

“Первосвященники же и книжники, увидев чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!» — вознегодовали и сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Иисус же говорит им: «Да! Разве вы никогда не читали: „Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь” (Мф.21:15-17)

Среди тех, кто присутствовал там в тот момент, были нечестивые первосвященники и книжники, видевшие чудеса, которые сотворил Иисус. Они слышали детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!», как накануне кричали их родители (ст. 9). Эти первосвященники и книжники прекрасно знали, что титул «Сын Давидов» был мессианским титулом и что Мессия будет совершать такие же чудеса, какие совершал Иисус. Но их реакция резко отличалась от реакции детей и взрослых, которые славили Иисуса.

Дети (букв. «мальчики») — это, вероятно, были те подростки, которые достигли бар-мицвах и пришли в Иерусалим, чтобы впервые отпраздновать Пасху как мужчины, что когда-то сделал и Сам Иисус (Лук.2:41-42).

Вместо того чтобы присоединиться к поклонению Мессии, вожди в храме вознегодовали. Слово «вознегодовали» означает «пришли в ярость, разгневались». Для этих людей удивительное исцеление слепых и хромых, несмотря на свою неопровержимость, было отвратительно. Фарисеи обвиняли Иисуса в том, что Он изгоняет бесов силой «веельзевула, князя бесовского» (Матф. 12:24). Первосвященники и книжники теперь, видимо, думали то же о Его исцелениях. Иисус не только противостал им как смотрителям храма, но в их глазах Он, фактически, восстал против Бога, исцелив произвольно тех, кто, по их мнению, был наказан Богом за свои грехи.

Как и фарисеи, первосвященники и книжники в своей самоправедности чувствовали себя настолько выше обычных людей, особенно больных и бедных, которые, как они считали, заслужили такую участь, что ни одно из страданий не вызывало у них сочувствия. Они были настолько несгибаемы в своём отвержении Иисуса как Мессии, что никакие свидетельства не могли пробудить в них веру.

→ Вместо того чтобы признать их власть, Иисус осудил их самоправедность.

→ Вместо того чтобы похвалить их за святость, Он осудил их лицемерие.

→ Вместо того чтобы признать их религиозные дела как угодные Богу, Иисус осудил эти дела, признав их бесполезными и оскорбительными для Бога.

Поэтому эти люди отказались признать Иисуса даже законным раввином, не говоря уже о том, чтобы признать в Нём обещанного Сына Давида. То, что было предельно ясно для большинства простых евреев в Иерусалиме, для эрудированной, самодовольной храмовой элиты оказалось совершенной бессмыслицей.

Поэтому они сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Они, по сути, сказали следующее: «Разве Ты не понимаешь, что эти дети, как и тот сброд вчера, называют Тебя Мессией? Почему Ты не остановишь их? Как Ты можешь стоять и принимать приветствия, которые принадлежат только Богу? Как Ты можешь терпеть такое богохульство?» Истинная проблема, конечно же, заключалась в том, что они не могли выносить сострадательного благочестия Иисуса, поскольку оно было резким обвинением их бездушной нечестивости.

Давая понять Своим обвинителям, что Он осознаёт происходящее, Иисус сначала просто ответил: «Да!» Он полностью осознавал, что говорили люди, и полностью понимал важность и значение происходящего. «Но, — продолжал Он задавать вопросы учёным мужам, — разве вы никогда не читали:
„Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» Как Иисус уже делал во многих случаях, Он выбивал этих еврейских вождей из колеи, цитируя им, признанным знатокам Писания, Ветхий Завет.

Иисус цитировал из Пс. 8:3. Древнееврейские слова, переведённые как «младенцы» и «грудные дети», относятся к детям до трёх лет. В этом возрасте еврейских детей обычно отнимали от груди. Как уже отмечалось, дети, которые приветствовали Иисуса в храме, были гораздо старше. Иисус хотел подчеркнуть, что если даже крохотных младенцев и грудных детей Господь подготовил, чтобы они славили Его, насколько же больше следовало ожидать хвалы Ему от старших детей? Христос будет прославлен, и если люди не прославят Его, объявил Он фарисеям несколькими днями раньше, «то камни возопиют» (Лук. 19:40).

Даже отвержение Иисуса первосвященниками и книжниками и добровольное принятие Им этого отвержения продемонстрировали Его божественную царственность. Бог знал, что грешное человечество отвергнет Его Сына.

И то, что Мессия будет «презрен и умалён пред людьми» (Ис. 53:3), было неотъемлемой частью Его божественного плана. Христос в любое время мог остановить порочных людей, которые искали убить Его. Когда несколько дней спустя Его схватили в саду, Он объяснил Петру: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он предоставит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матф. 26:53).

В простых, но запоминающихся словах «оставив их» заключено много истины. Иисус оставил неверующих священников и книжников, потому что они не пришли к Нему. На следующий день они снова бросили Ему вызов, спросив: «Какой властью Ты это делаешь? И кто Тебе дал такую власть?» Иисус ответил им вопросом на вопрос: «„Крещение Иоанново откуда было: с небес или от людей?“ Они же рассуждали между собою: „Если скажем: “С небес”, то Он скажет нам: “Почему же вы не поверили ему?” А если сказать: “От людей”, — боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка“. И сказали в ответ Иисусу: „Не знаем“. Сказал им и Он: „И Я вам не скажу, какой властью это делаю“» (Матф. 21:23-27).

Вместо того чтобы критиковать Рим, Иисус раскритиковал иудаизм. Вместо того чтобы быть освободителем, Он был обвинителем. Вместо того чтобы содействовать революции, Он проповедовал праведность. И вместо того чтобы уничтожать внешнего врага, Он уничтожал внутреннего.

Это был не тот Мессия, которого ожидали в иудаизме тогда и которого ждут евреи сегодня. Большинство евреев, религиозных или нет, не интересует Сын праведности. Те евреи, которые вообще ждут какого-то Мессию, ждут того же самого, какого ждали их предки в дни Иисуса. Они до сих пор ждут военного, политического и экономического спасителя, который изменит мир ради них, но не будет менять их самих.

Однако Иисус не останется там, где в Нём не нуждаются. Хотя каждый человек подотчётен Богу, Бог никого не принуждает принять Его. И хотя спасение — это, в первую очередь, исключительно Божья инициатива и сила, ни один человек не спасается против своей воли. Так как неверующие первосвященники и книжники не приняли Его, Иисус, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь, разделив общение со Своими дорогими друзьями — Марией, Марфой и Лазарем, а также другими верными учениками, которые верили в Него и любили Его.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

Добавить комментарий