Нелицемерное даяние

“Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно” (Мф.6:1-4)

Раздел Матф. 5:21-48 посвящён объяснению закона Моисея, то есть вопросам веры, а в 6:1-18 Иисус обращается к исполнению закона, то есть к поступкам людей. В первом отрывке подчёркивается нравственный аспект праведности на примерах убийства, прелюбодеяния, развода, клятвы, мести и любви. А во втором речь идёт о внешних, формальных проявлениях праведности на примере трёх видов религиозной деятельности: пожертвований, то есть нашего отношения к ближним (ст. 2-4); молитвы, то есть отношения к Богу (ст. 5-15); и поста — отношения к себе самим (ст. 16-18).

Опасность лжеправедности

“Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного” (Мф.6:1)

Этот стих открывает тему о формах религиозной праведности, и он применим ко всем трём примерам в 6:2-18.

Рассказывают об одном восточном «святом» аскете, который всегда сидел на углу самой людной улицы города и в знак смирения посыпал голову пеплом. Когда проходившие мимо туристы спрашивали у аскета разрешения сфотографировать его, «святой» поправлял пепел так, чтобы создать хороший вид, достойно отображающий его нужду и смирение.

Часто религиозные действия становятся ни чем иным, как стремлением поправить на голове религиозный «пепел», чтобы поразить мир своим глубоким посвящением и смирением. Но проблема в том, что подобное смирение, конечно же, поддельное, и отражает посвящение не Богу, а себе ремонт стартера в киеве. Такая религия — не более чем притворство, игра, в которой книжники и фарисеи дней Христа достигли большого мастерства. Обличая их, Иисус не скупился на самые резкие слова осуждения, потому что их религия была большей частью спектаклем, насмешкой над истинным путём к Богу, который Он открыл Своему народу.

Но книжники и фарисеи были не первыми и не последними лицемерами.

Лицемеры существуют в мире со времён грехопадения. Они упоминаются в Писании от Бытия до Откровения. Первым лицемером был Каин, принесший в жертву неугодное Богу. А когда его лицемерие раскрылось, он в негодовании убил своего брата Авеля (Быт. 4:5-8). Авессалом лицемерно клялся в верности своему отцу, царю Давиду, тогда как сам в это время готовил заговор против него (2 Цар. 15:7-10).

Возглавляет плеяду лицемеров Иуда Искариот, который поцелуем предал Господа Иисуса. Анания и Сапфира лицемерно заявили, что отдали церкви всю выручку с продажи земли, и поплатились жизнью за то, что солгали Святому Духу (Деян. 5:1-10).

Лицемерие присутствует в язычестве, иудаизме и в христианстве. Лицемеры были в первоапостольской Церкви, в средневековой и в Церкви времён Реформации. Есть они в церквах и сейчас, а Павел предупреждает, что лицемеры не исчезнут до самого последнего времени. «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам-обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжецов, сожжённых в совести своей» (1 Тим. 4:1-2). Лицемерие, как болезнь, неизменно присутствует в греховной натуре падшего человека. Гонения на Церковь уменьшают количество лицемеров среди её членов, но даже они не могут полностью искоренить данную проблему.

В Писании отношение к лицемерам очень суровое. Через пророка Амоса Бог сказал: «Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших. Если вознесёте Мне всесожжение и хлебное приношение, Я не приму их и не призрю на благодарственную жертву из тучных тельцов ваших. Удали от Меня шум песней твоих, ибо звуков гуслей твоих Я не буду слушать. Пусть, как вода, течёт суд, и правда — как сильный поток!» (Ам. 5:21-24). Все перечисленные религиозные обряды были установлены Богом; но так как исполнялись они неискренне и не подтверждались праведной жизнью, то Богу они были неугодны. Жертвы, всесожжения и песни служили не для славы Божьей, а для прославления и возвеличивания самих людей.

После идолопоклонства, религиозное лицемерие стало самым большим грехом как в Иудее, так и в Израиле. Евреи были завоёваны и попали в рабство в значительной степени потому, что истинное поклонение Богу превратили в жалкую насмешку. Господь через Исаию говорит об этом так: «К чему Мне множество жертв ваших?.. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу» (Ис. 1:11).

Далее Господь заявил, что не одобряет тщетные дары, что Ему отвратительно воскурение фимиама, и что Он не может терпеть новомесячия, субботы и праздничные собрания, и лицемерные молитвы (ст. 13-15). Богу нужны чистота и праведность, а не пустые обряды. «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетённого, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим… Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как шерсть убелю» (ст. 16-18).
Похожие призывы к искренней праведности вместо поверхностного ритуала есть и у других пророков (Иер. 11:19-20; Ам. 4:4-5; Мих. 6:6-8 и др.), а также в книге Иова (8:13; 15:34; 36:13).

В одной из басен Эзопа рассказывается о волке, который, желая добыть себе на ужин овцу, переоделся в овечью шкуру и таким образом проник в стадо. И в то время как волк дожидался, пока овцы уснут, пастух решил полакомиться бараниной. В темноте он выбрал самую большую, самую жирную овцу, но, убив животное, обнаружил, что это был волк. То, что пастух сделал с волком в овечьей шкуре случайно, Бог делает намеренно. Господь осуждает лицемерие.

Обращаясь к фарисеям и книжникам, Иисус сказал: «Хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: „Люди эти чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим“» (Марк. 7:6-7).

Сущность лицемерия Иисус объяснял метафорически: Он сравнивал этот грех с закваской (Лук. 12:1), окрашенными гробами (Матф. 23:27), скрытыми гробами (Лук. 11:44), плевелами в пшенице (Матф. 13:25), волками в овечьей одежде (Матф. 7:15).

В новозаветные времена существовала профессия — плакальщик (плакальщица). Этих людей приглашали на похороны и другие траурные мероприятия, где они громко рыдали по покойному и рвали на себе одежды (см. Матф. 9:23). Некоторые плакальщики старались аккуратно, по шву разрывать своё платье, чтобы легче было сшить его снова. И профессиональные плакальщики, и те, кто их нанимал, лицемерили, потому что выставлять напоказ своё горе таким образом — это притворство. Глагол просехо («смотрите») означает «пристально следить за чем-либо, проявлять крайнюю осторожность, быть особенно бдительным». Иисус предупреждает книжников, фарисеев и других лицемеров, чтобы они остерегались хвалиться религиозной деятельностью, которая была для них предметом гордости и источником уверенности в себе. Вскоре Он опять покажет, насколько бессмысленны, бесполезны и неприемлемы в глазах Бога такие ритуалы.

Слово теаомай («видели») имеет тот же корень, что и слово «театр», то есть имеется в виду спектакль, разыгранный для зрителей. Иисус предупреждает об опасности такой формы милостыни (дикайосуне, актов религиозного посвящения вообще), когда в основе лежит желание произвести впечатление на людей. Подобная религия — лишь спектакль; не настоящая жизнь, а сплошное притворство. Актёры не показывают свою истинную сущность, своё сердце, а работают на публику, стараясь произвести должное впечатление на зрителей.

Такие религиозные действия являют собой театральную праведность, основное назначение которой — не служение, а представление; прославление не Бога, а людей. Цель в этом — угодить не Богу, а людям, и все действия — не настоящая жизнь, а спектакль. Иисус уверяет, что такого рода праведность не приблизит нас к Царству Божьему (Матф. 5:20).

Конечно, ложная праведность тоже вознаграждается. Её награда — признание и аплодисменты других лицемеров и неискушённых в подобных делах людей. Но этим почести ограничиваются, потому что, обращаясь к лицемерным «праведникам», Иисус говорит: «Не будет вам награды от Отца вашего Небесного». Бог не вознаграждает человекоугодников (ср. Матф.5:16), потому что они крадут славу, по праву принадлежащую Ему. Следует заметить, что словосочетание «Отец ваш» используется в том же значении, что и в 5:16, то есть со ссылкой на ветхозаветное представление о Боге как об Отце Израиля (Ис. 63:16), а не на новозаветное понимание отцовства через личное спасение (см. Матф. 6:9).

Бог назван Небесным Отцом для того, чтобы подчеркнуть контраст между вечной наградой от Бога и временной, поверхностной похвалой, которую получают лицемеры от других людей.

Лицемерное даяние и награда за него

“Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою” (Мф.6:2)

Словом хупокритес, переведённым как «лицемер», первоначально называли в Древней Греции актёров, которые надевали маски, преувеличенно и вычурно изображавшие исполняемую роль. По понятным причинам, этот термин стал использоваться по отношению к человеку, пытающемуся представить себя таким, каким он не является.

Жан Кальвин считал, что во всех добродетелях следует опасаться лицемерия, ибо нет столь похвального дела, которое не мог бы омрачить грех лицемерия.

Сатана активно пользуется лицемерием как одним из самых эффективных средств в борьбе против святых. Поэтому лицемерие — большая опасность для Церкви, и обычно этот грех проявляется в одной из двух форм.

Первая — неверующие, притворяющиеся христианами.

Вторая — истинные верующие, живущие в грехе, но разыгрывающие из себя духовных людей. Слова Иисуса применимы к обеим группам.

Блаженный Августин писал: «Страсть к похвале — смертельный яд в чаше истинного благочестия. Другие грехи проявляют себя в худых поступках, а этот — в добрых, за которыми кроется ещё худшее зло». Лицемерие опасно, потому что оно так обманчиво. Лицемерие пользуется добром для злых целей. «Лицемерием, — продолжает Августин, — порок расплачивается с добродетелью».

Слово елеемосуне («милостыня») буквально означало любые проявления милости и сострадания, но со временем оно стало означать в первую очередь материальные пожертвования, благотворительность.

Иисус начинает Своё наставление о милостыне не со слова «если», а со слова «когда», давая понять, что Он ожидает от нас проявления милосердия. Творить милостыню — это не просто сострадать бедным и жалеть их, но действительно давать, жертвовать. Творить милостыню обязан каждый верующий, но делать это необходимо искренне.

Бог всегда радовался проявлениям милости и щедрости. «Если брат твой обеднеет и придёт в упадок у тебя, то поддержи его, пришелец ли он или поселенец, чтобы он жил с тобой» (Лев. 25:35). Когда израильтянин отпускал раба на свободу, ему повелевалось: «Не отпусти его с пустыми руками, но снабди его от стад твоих, от гумна твоего и от точила твоего: дай ему, чем благословил тебя Господь, Бог твой» (Втор. 15:13-14). Бог постоянно напоминал Своему народу в Псалмах, Притчах и пророческих книгах о том, что они не должны забывать бедных, причём не только евреев, но и язычников, чужестранцев.

У Иисуса с учениками был собственный денежный ящик, из которого они жертвовали бедным (Иоан. 13:29). Таким образом, очевидно, что лишь милостыня, творимая с неискренним сердцем, есть зло. Книжники и фарисеи творили милостыню, чтобы снискать похвалу себе, а не послужить ближнему и прославить Бога.

В раввинских преданиях практика пожертвований была доведена до абсурда. В иудейских апокрифических книгах читаем следующее: «Лучше творить милостыню, нежели собирать золото, ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех» (Товит 12:8б-9); «Вода угасит пламень огня, и милостыня очистит грехи» (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова 3:30). Естественно, многие иудеи верили, что богатому спастись гораздо легче, потому что, давая деньги бедным, он может купить себе путь на небо. Тот же механистический, небиблейский принцип присутствует в традиционной римско-католической догматике. Папа римский Лев Великий заявил: «Молитвой мы угождаем Богу, постом усмиряем плотские похоти, а милостыней искупаем грехи».

Но как сострадание без материальной помощи ничего не даёт нуждающемуся, так и материальная помощь не имеет никакой духовной ценности, если не исходит от сердца. И уж, конечно, никакая благотворительность, никакие добрые дела не могут искупить грех.

Исторические факты и археологические находки не подтверждают, что иудеи буквальным образом трубили или играли на других музыкальных инструментах, чтобы возвестить о принесённых дарах. Иисус метафорически объясняет, как богатые лицемеры, причём не только фарисеи и книжники, привлекали к себе внимание в синагогах и на улицах, когда творили милостыню.

Наградой, которой они желали, были признание и похвала, чтобы прославляли их люди, и они, действительно, получали награду свою. Фразой «получают награду свою» обычно завершались коммерческие сделки, то есть смысл здесь в том, что товар оплачен и чек выписан. Никто никому больше не должен. Те, кто творит милостыню, чтобы своей щедростью и духовностью произвести впечатление на окружающих, не получат больше никакой награды, тем более от Бога. Господь им ничего не должен. Если мы жертвуем, чтобы приобрести славу у людей, нашей единственной наградой будет то, что могут дать люди. Если мы ожидаем благословений от человека, мы не получим их от Бога.

Есть и другие, менее заметные способы, к которым прибегают люди, чтобы трубить о своих добрых делах. Каждый раз, когда мы делаем явным для окружающих то, что легко можно было бы держать в тайне, мы поступаем как лицемеры, а не как дети Божьи.

Как-то ко мне в кабинет зашёл человек, впервые посетивший наше воскресное служение, и сказал, что хотел бы регулярно ходить в нашу церковь.

Затем он вручил мне чек на большую сумму и пообещал давать столько же каждую неделю. В ответ я попросил не отдавать чеки мне лично, а жертвовать анонимно, как это делают все члены церкви. Если он и действительно собирался жертвовать щедро каждое воскресенье, не стоило объявлять об этом мне или кому-либо ещё. Гораздо лучше просто опустить чек в тарелку с пожертвованиями во время служения.

Конечно же, притворство не всегда проявляет себя явно. Зная, что выставлять щедрость напоказ неправильно и что другие христиане, скорее всего, не похвалят нас за это, мы иногда пытаемся сделать так, чтобы наше доброе дело заметили «случайно». Но если мы просто хотим, чтобы люди увидели наши благодеяния, даже ничего не делая для того, чтобы привлечь их внимание, мы всё равно лицемерим, потому что в действительности желаем, чтобы прославляли нас люди. То есть мы трубим, или лицемерим, в сердце, а именно сердечные намерения судит Бог. Источник лицемерной праведности, как и праведности истинной — человеческое сердце.

К сожалению, многие христианские организации используют нехристианские методы, чтобы найти финансовую поддержку для своего служения.

Сертификаты в рамках, публикация имён самых щедрых спонсоров и другие формы выражения признательности ради привлечения средств способствуют процветанию лицемерия, прикрытого именем Христа. Играть на неправильных мотивах — такой же грех, как и иметь неправильные мотивы.

«Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Матф. 18:7).

Истинная жертва и награда за неё

“У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно” (Мф.6:3-4)

Выражение «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» — это, возможно, пословица, означавшая спонтанное действие, без намерения огласки. Правая рука считалась главной, и в течение рабочего дня правой рукой производилось много движений, в которых левая не участвовала. Оказание помощи нуждающемуся должно быть естественным для христианина занятием, и давать милостыню надо просто, непосредственно и как можно менее заметно.

Жертва, приносящая удовлетворение, жертва, которую благословляет Бог, — это жертва, о которой дающий быстро забывает. Такая милостыня творится в любви, в ответ на нужду, и, когда помощь оказана, благотворитель возвращается к своим обязанностям, не ожидая благодарности или признательности. Даже наша левая рука не должна знать о сделанном, не говоря уже об окружающих. Благодарность или неблагодарность человека, которому мы помогаем, — это не наше дело. Если этот человек не испытывает благодарности, мы должны жалеть его, а не себя.

Говорят, что в отдалённом углу иерусалимского храма было особое место, куда скромные, смиренные иудеи могли незаметно прийти и оставить свои дары. Неподалёку была также комната, где бедные евреи, стыдящиеся своей нужды, могли в тайне от окружающих взять то, что им было нужно. Это место называлось Комнатой Молчания. Люди, которые хотели помочь, оставляли там деньги для нуждающихся, и никто не знал друг друга. Текст Матф. 6:3 часто воспринимают как призыв хранить все добрые дела в тайне. Но истинную праведность нельзя полностью скрыть, да и не нужно. «Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!» (Пс. 105:3).

Исаия писал: «Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего» (Ис.58:2). Иоанн говорит нам: «Если вы знаете, что Он Праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рождён от Него» (1 Иоан. 2:29).

Выше, в Нагорной проповеди, Иисус особо повелел верующим: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Матф. 5:16). Вопрос не в том, видимы наши добрые дела окружающим или нет, а в том, какую цель они преследуют. Когда они совершаются так, чтобы слава и внимание принадлежали нашему Небесному Отцу, а не нам, это угодно Богу. Но если их цель — снискать похвалу людей (6:1), то такая благотворительность — самоправедность и лицемерие, которое Бог отвергает. Разница — в цели и мотивах. Если мы творим милостыню от чистого сердца, преследуя правильные цели, то мы не сделаем ошибок.

Многие считают, что стихи Матф. 5:16 и 6:1 противоречат друг другу. Однако такие люди не понимают, что в этих стихах речь идёт о разных грехах. Это лишь кажущееся несоответствие. В первом случае Иисус говорит о трусости, а во втором — о лицемерии. А. Б. Брюс даёт хорошее объяснение: «Нужно действовать открыто, когда есть искушение скрываться, и скрываться, когда есть искушение действовать открыто».

Никогда за всю историю Церкви христиане не получали такое количество просьб о финансовой поддержке, как сейчас. Многие просящие преследуют очень благородные цели. Иногда трудно разобраться, как и кому давать деньги. Христиане обязаны регулярно жертвовать средства в поместную церковь. «В первый день недели каждый из вас пусть откладывает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние» (1 Кор. 16:2). Но мы также призваны непосредственно помогать нуждающимся, когда есть возможность. И Ветхий, и Новый Завет ясно дают понять, что щедрость в пожертвованиях всегда характеризовала верных Господу людей.

Богу наши дары не нужны, потому что Он полностью самодостаточен. Но дары нужны нам самим и тем, кому мы служим во имя Его. Павел писал филиппийской церкви: «Говорю это не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу» (Фил. 4:17).

В Ветхом Завете даяние описано как часть Божьего цикла благословений.

«Благотворительная душа будет насыщена; и кто напояет других, тот и сам напоен будет» (Прит. 11:25). Когда мы даём, Бог благословляет, и когда Бог благословляет нас, мы снова даём из того, чем Он нас благословил. «Тогда совершай праздник седмиц Господу, Богу твоему, по усердию руки твоей, сколько ты дашь, смотря по тому, чем благословит тебя Господь, Бог твой» (Втор. 16:10). Мы должны добровольно давать из того, что нам дал Бог.

Цикл этот имеет отношение не только к материальным пожертвованиям, но к любой жертве, искренне приносимой для славы Божьей и восполнения чьей-либо нужды. Путь Божьего народа — это всегда путь жертвы.

В Писании мы находим, как минимум, семь принципов, лежащих в основе нелицемерной благотворительности.

Во-первых, когда мы даём от чистого сердца, мы можем ожидать ответных благословений от Бога. «Давайте, и дастся вам: мерой доброй, утрясённой, нагнетённой и переполненной отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какой мерой мерите, такой же отмерится и вам» (Лук. 6:38). Павел развивает эту тему: «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнёт; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнёт» (2 Кор. 9:6).

Во-вторых, искреннее даяние должно быть жертвенным. Давид отказался принести Господу «жертву, взятую даром» (2 Цар. 24:24). Щедрость определяется не размером дара, а соотношением дара и ресурсов подателя. Вдова, принесшая в храм две лепты, пожертвовала больше, чем многие богатые, которые «клали много», потому что «все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание своё» (Марк.12:41-44).

В-третьих, обязанность отдавать средства Богу не обусловлена размером имения человека. Если человек не проявляет щедрости, будучи бедным, эта добродетель не появится у него, даже если он разбогатеет. Возможно, сумма даяний вырастет, но не в пропорциональном отношении. «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лук. 16:10).

Очень важно приучать детей жертвовать щедро Господу даже из тех небольших сумм, которые они получают, потому что усвоенное с детских лет отношение к благотворительности вероятно сохранится и во взрослом возрасте.

Смысл жертвы не в том, сколько денег у тебя в кармане, а в том, сколько любви и заботы в сердце.

В-четвёртых, материальные дары напрямую связаны с духовными благословениями. Тем, кто неверен в таких обыденных вещах как деньги и другие материальные ресурсы, Господь не доверит обязанностей, гораздо более ответственных и ценных. «Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто доверит вам истинное? И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?» (Лук. 16:11-12).

Немало молодых людей оставили учёбу в семинариях, потому что не научились правильно обращаться с деньгами, и Господь не допустил их до служения. Другие же, начав служение, вынуждены были оставить его по той же причине. Есть и такие, которые остались, но их служение приносит мало плода, потому что Бог никогда не доверит заботу о душах тем, кто не может позаботиться даже о собственных финансах. Влияние в духовной сфере и плоды служения напрямую связаны с умением обращаться с деньгами.

В-пятых, пожертвования определяются индивидуально. «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:7). Источник праведной жертвы — праведное и щедрое сердце, а не установленный законом процент. Македонские христиане в своей глубокой нищете жертвовали щедро, потому что изобиловали радостью и любовью (2 Кор. 8:1-2). Филиппийцы пожертвовали на служение Павла не по принуждению, а добровольно, в щедрости сердца (Фил. 4:15-18).

В-шестых, мы должны давать в ответ на нужду. Первые христиане в Иерусалиме с готовностью делились тем, что имели. Многие их братья и сёстры, приняв Христа, остались без средств к существованию: кто-то потерял работу, от других отказались семьи. Несколько лет спустя Павел собирал деньги в галатийских церквах, чтобы оказать помощь святым в Иерусалиме, которые продолжали нуждаться ещё и по причине неурожая.

Всегда были шарлатаны, играющие на чувстве сострадания. И всегда были профессиональные нищие, которые могли бы работать, но не хотят.

Поддержка таких людей не входит в обязанности христианина, нужно уметь различать истинные нужды и давать деньги с мудростью. «Если кто не хочет трудиться, — говорит Павел — тот и не ешь» (2 Фес. 3:10). Если мы будем потакать лени, то причиним ещё больший вред ленивцу и бездумно растратим деньги Господа. Но когда человек по-настоящему нуждается, мы обязаны помочь ему.

В-седьмых, благотворительность регулируется не законом, а любовью.

Новый Завет не даёт никаких указаний по поводу суммы или процента, который мы должны отдавать Богу. Процент определяется любовью в сердце и нуждами окружающих.

Все перечисленные принципы указывают на обязанность давать щедро, потому что таким образом мы поддерживаем Божье дело; потому что мы показываем готовность жертвовать для Того, Кто принёс за нас в жертву Самого Себя; потому что эта обязанность не зависит от нашего изобилия; потому что мы хотим духовных богатств намного больше, чем материальных; потому что мы лично решили жертвовать; потому что мы хотим помочь многим в их нуждах, и потому что к этому нас побуждает любовь.

В любом аспекте праведности, главное — это сердце, внутреннее состояние, стоящее за нашими словами и поступками. Не надо осуждать праведность, заметную окружающим, но все праведные поступки должны совершаться искренне, в духе смирения и любви. Павел напоминает: «Ибо мы — [Божье] творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Ефес. 2:10).

Кроме того, в любом аспекте праведности главный, совершенный пример для нас — Христос. Он публично проповедовал, Он публично творил чудеса исцеления, проявлял сострадание и демонстрировал безграничную власть над природой. Тем не менее, Он всегда обращал внимание окружающих на Своего Небесного Отца, Чью волю пришёл исполнить (Иоан. 5:30; ср. 4:34; 6:38). И даже будучи одно с Отцом, пока Он жил на земле в образе человека, Иисус искал не собственной славы, а славы Своего Отца (Иоан. 8:49-50).

Когда мы творим милостыню втайне, с любовью, без притворства, не ожидая благодарности и признания, Отец наш, видящий тайное, воздаст нам явно. Принцип здесь такой: если мы помним, Бог забудет, и, наоборот, если мы забудем, Бог вспомнит. Наша цель должна быть в том, чтобы восполнить всякую нужду, которую мы в состоянии восполнить, а всю бухгалтерию оставить в руках Бога, понимая так: мы «сделали, что должны были сделать» (Лук. 17:10).

Бог не забудет о наградах. «Нет творения, скрытого от Него, но всё обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчёт» (Евр. 4:13). Господь знает наши сердца, побуждения и мотивы, и мы получим все награды, которые нам причитаются.

Божья совершенная воля в том, чтобы наградить каждого, кто доверяет Ему и слушается Его. И нет ничего греховного в том, чтобы с радостью ожидать вознаграждения, если мы делаем это с благодарностью и в духе смирения, понимая, что таким образом Бог показывает Свою благость недостойным. Мы можем выполнить Божьи условия и получить награду, но мы никогда не заслужим её по-настоящему.

Самая большая награда для верующего — знать, что он угодил Господу.

Мы должны с радостью ожидать вознаграждения, но в то же время быть готовыми с такой же радостью сложить свои венцы у Его ног, как двадцать четыре старца в Откровении: «Достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу» (Откр. 4:10-11).

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий