Нелицемерная молитва

“И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него” (Мф.6:5-8)

Никто не знает точно, что значит молитва в вечном сознании и замысле Бога. Кальвинистское богословие ставит во главу угла полновластие Бога и в своём крайнем проявлении утверждает, что Бог будет действовать согласно Своей совершенной воле, независимо от молитв людей. Молитва при этом — не более чем попытка узнать Божью волю и настроиться на Его волну. Другая крайность выражается в позиции арминиан, которые считают, что Божьи действия по отношению к нам, фактически, определяются нашими молитвами. Таким образом, с одной стороны молитва рассматривается только как способ приведения наших планов в соответствие с Божьими, а с другой — это мольба к Богу сделать то, чего Он иначе не сделал бы.

Писание поддерживает обе точки зрения, сохраняя при этом кажущееся противоречие. Библия очень ясно говорит о полновластии Бога. Но так же ясно в Писании говорится о том, что полновластный Бог призывает Свой народ приходить к Нему в молитве — просить помощи в мудром водительстве, защите, милости, прощении и других многочисленных нуждах.

Постичь божественное провидение, сообщающее силу молитве, не требуется, да и невозможно. Бог просто повелевает нам следовать библейским принципам молитвы Помогаем.рф. Учение Господа в данном отрывке освещает некоторые из этих принципов.

Иисус продолжает сравнивать истинную праведность с ложной, в частности, — с праведностью книжников и фарисеев. В 6:2-4 Христос обличает их лицемерную жертвенность, в ст. 16-18 — лицемерный пост, а в ст. 5-8 — не менее лицемерную молитву. Эти молитвы были обращены не к той аудитории, то есть не по адресу, и были неправедны по содержанию.

Аудитория 

Неистинная аудитория: люди 

“И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою” (Мф.6:5)

Никакая религия не предъявляла столь высокие требования к молитве и не придавала ей такой важности, как иудаизм. Иудеи были избранным Божьим народом, и «им [было] вверено слово Божье» (Рим. 3:2). Бог лично говорил с Авраамом и многими его потомками, а они говорили лично с Богом. Ни один народ не удостаивался такой чести, и ни одна нация не имела возможности так свободно общаться с Богом. И уж кому, как не евреям, следовало знать, как молиться. Но они не знали. Раввинская традиция извратила и этот аспект религиозной жизни. Большинство иудеев не имело ясного представления о том, какие молитвы угодны Богу.

Уильям Баркли, обсуждая данный текст в своём толковании на Евангелие от Матфея, указывает на тот факт, что с годами многие аспекты молитвенной жизни иудеев были искажены. Молитва превратилась в ритуал. Закрепились определённые словесные формы молитв, и молитвы просто читали или повторяли наизусть. Такие молитвы можно произносить, совершенно не обращая внимания на содержание.

Первая ошибка: молитва стала рутинным и не совсем осознанным религиозным упражнением.

Набожный иудей повторял Шему два раза в день — рано утром и перед сном. Шема — это молитва, начинающаяся словами «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть». В её состав вошли отдельные фразы из Втор. 6:4-9, 11:13-21 и Числ. 15:37-41. Часто использовался сокращённый вариант (только Втор. 6:4).

Другая, ставшая формальной молитва, упомянутая Баркли, — это Шемонех эсрех («Восемнадцать»). Она содержала восемнадцать молитв на разные случаи. Благочестивые евреи повторяли все восемнадцать молитв утром, днём и вечером. Она тоже имела сокращённый вариант.

Евреи должны были произносить обе молитвы каждый день, независимо от того, где они находились и что делали. Дома, в поле, на работе, в дороге, в синагоге или в гостях — в назначенное время каждый благочестивый иудей отрывался от своих занятий и совершал молитву. Временем для молитвы обычно были третий, шестой и девятый час (9:00, 12:00 и 15:00 по палестинской системе измерения времени).

Ритуальные молитвы совершались с разным внутренним настроем: искренне, безразлично или в гордости. Иудеи, чьи сердца были праведны перед Богом, в своей молитве поклонялись Господу и прославляли Его. Они размышляли над словами молитвы и искренне верили тому, о чём молились.

Другие повторяли те же слова машинально, скороговоркой, стараясь побыстрее закончить молитву. Книжники и фарисеи, наоборот, произносили молитвы медленно, выговаривая каждое слово и каждый слог. Три раза в день им предоставлялась замечательная возможность продемонстрировать свою набожность.

Второй ошибкой, проникшей в молитвенную жизнь иудеев, было появление молитв на разные случаи жизни.

Существовали специальные молитвы на случай пожара, дождя, новолуния, путешествия, доброй и злой вести, молитвы о свете и тьме и т.д. Несомненно, в основе такой дифференциации лежит желание подчинить все аспекты жизни Господу, но формализм убил это доброе намерение.

Третьей ошибкой, уже упомянутой ошибкой была практика произнесения молитв только в определённое время и в особых ситуациях. Иудей совершал молитву, когда подходило назначенное время суток, причём не обязательно из искренних побуждений или по настоящей нужде. Конечно, как строгий словесный порядок, так и отведённые для молитвы часы не были преградой для живой молитвы. Многие правоверные иудеи, как Даниил (Дан. 6:10), искренне обращались в эти часы к Господу. Традиционное время молитвы соблюдалось и в первоапостольской Церкви, потому что многие христиане были евреями и продолжали поклоняться Богу и в храме, и в синагогах (см.Деян. 3:1; ср. 10:3, 30).

Четвёртой ошибкой было представление о том, что эффективность и святость молитвы зависит от её продолжительности.

Длинные молитвы ценились выше. Иисус обличал «напоказ долго молящихся» книжников (Марк.12:40). Конечно же, тот факт, что молитва длинная, совсем не означает, что она неискренная. Но долго молящийся на публику человек подвержен многим искушениям — таким, как притворство, машинальное повторение и др.

Грех — не в продолжительности, а в молитве «напоказ», в старании произвести впечатление на окружающих.

В древности раввины считали, что чем длиннее молитва, тем больше шансов, что она будет услышана Богом, и тем скорее придёт ответ. Словесное оформление стало важнее содержания, а продолжительность — искренности.

Пятая ошибка, на которую указывает Иисус в Матф. 6:7, — это бессмысленное повторение, заимствованное в языческих религиях. Соревнуясь с Илиёй на горе Кармил, пророки Ваала «призывали имя Ваала от утра до полудня, говоря: „Ваале, услышь нас!“», и «бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения» (3 Цар. 18:26, 29). Час за часом они повторяли одни и те же слова, пытаясь количеством повторений привлечь внимание своего бога.

Веками евреи испытывали на себе влияние языческих религиозных обрядов. Часто в молитве они нагромождали прилагательное за прилагательным перед именем Бога, пытаясь, видимо, опередить других и показать, как много божественных атрибутов они знают.

Но самым ужасным искажением молитвенной жизни была молитва на публику, желание быть увиденным и услышанным окружающими, особенно другими иудеями. Все остальные тенденции сами по себе не так уж опасны, просто, будучи доведёнными до крайности, они теряют всякий смысл.

Но молитва напоказ греховна по своей сути, потому что её источник и плод — гордость. Какую бы форму ни принимала такая молитва, её мотив — греховное возвеличение человека, крайнее извращение прославления Бога (Иоан. 14:13).

Именно это заблуждение больше всего волновало Иисуса. «И, когда молишься, — говорил Он, — не будь, как лицемеры». Эгоистичная молитва, в центре которой сам человек, всегда лицемерна, потому что, по определению, центральной личностью в молитве должен быть Бог. Как уже упоминалось в предыдущей главе, словом хупокритес первоначально называли актёров, которые в своих выступлениях использовали маски, изображая героев, которых они играли. Лицемеры — это актёры, притворщики, люди, исполняющие роли. Всё, что они делают и говорят, не отражает их настоящих чувств и отношения к жизни, это всего лишь игра.

Лицемерные книжники и фарисеи в молитве преследовали ту же цель, что и в остальных аспектах религиозной жизни — привлечь внимание окружающих и снискать себе славу. Это было сутью их «праведности», которой, по словам Христа, нет места в Его Царстве (5:20).

Один богослов заметил, что величайшую опасность для религии представляет превращение ветхой природы человека в просто религиозную. Лицемеры, о которых говорит Иисус, убедили себя, что, выполняя определённые ритуалы и произнося молитвы, они станут угодными Богу. И в наше время люди продолжают обманываться, считая себя христианами, тогда как на самом деле лишь облекли ветхую природу в религиозные сутаны.

Нет ничего настолько святого, куда не вторгся бы сатана. И чем священнее что-то, тем привлекательнее оно для врага. Мало что доставляет ему такое удовольствие, как нарушение святости молитвы, сокровенного общения верующих с Господом. Грех последует за нами в Святое святых, в присутствие Божье, и нет греха более опасного и разрушительного, чем гордость. Даже когда мы с чистым сердцем стоим в поклонении перед Господом, у нас может появиться искушение поклоняться самим себе.

Мартин Ллойд-Джонс пишет:

“Мы склонны видеть грех в человеке в лохмотьях, выброшенном в грязную канаву. Мы смотрим на бедного пьяницу и думаем: «Вот он, грех». Но не в этом суть греха. Чтобы увидеть истинную картину и по-настоящему понять, что такое грех, посмотрите на великого святого, необычайно благочестивого и набожного человека, вглядитесь в него, когда он на коленях стоит перед Богом. Даже там, в присутствии Господа, ветхая природа полностью не умирает, даже там человек сталкивается с искушением думать о себе, испытывая при этом радость и удовлетворение, тем самым поклоняясь не Богу, а себе. Вот истинное лицо греха. Пьянство, конечно, тоже грех, но там мы не видим всей сущности греха. Другими словами, если вы действительно хотите что-то понять о природе сатаны и его кознях, не идите на задворки жизни, не ищите это знание в грязных канавах. Если вы действительно хотите узнать что-то о сатане, идите в уединённое место, в пустыню, где наш Господь провёл сорок дней и ночей. Там открывается истина о враге душ, когда вы видите, как он искушал даже Божьего Сына.”

Из Писания мы знаем, что самыми тяжёлыми моментами духовной борьбы в жизни Иисуса были сорок дней в пустыне и молитва ночью в Гефсиманском саду перед Его арестом. В обоих случаях Иисус был один, в молитве взывая к Отцу. И в эти священные моменты личного духовного общения с Отцом сатана с наибольшей силой искушал Сына Божьего.

Лицемеры любили останавливаться и молиться. Иудеи обычно молились стоя. В Ветхом Завете Божьи люди молились и на коленях, и распростёршись ниц, и стоя. В новозаветные времена обычной практикой было стоять во время молитвы, и желания быть замеченным это не означало.

Синагоги были обычным местом для публичных молитв. Сюда иудеи часто приходили для поклонения, особенно если они жили далеко от храма. В синагоге собирались не только для поклонения, здесь также проводились различные гражданские и общественные мероприятия. Совершаясь искренне, молитва на любом из этих собраний была к месту.

Углы улиц также считались приемлемым местом для молитвы, потому что набожные иудеи исправно молились в определённое время, где бы ни застал их час молитвы, даже если они в это время просто шли по улице или разговаривали с кем-то на углу. Но по значению слово «улица» здесь отличается от слова, которое использовано во втором стихе (рюме — узкая улочка). В пятом стихе употреблено слово платейа, т.е. широкая улица, главная улица в городе, а значит и угол улицы — самый оживлённый угол в городе, где обычно собиралась толпа. Подразумевается, что лицемеры любили молиться там, где было многолюдно. Нет ничего плохого в том, чтобы помолиться на оживлённом перекрестке, если тебя застал там час молитвы.

Но совсем другое дело, если ты специально планируешь оказаться на этом углу во время молитвы, чтобы как можно больше людей увидели тебя.

Истинный грех лицемеров, где бы они ни молились — в синагогах или на углах улиц, — в том, что они желали показаться перед людьми. Молиться в этих местах — не преступление. Но именно в синагогах и на углах оживлённых улиц собиралось множество людей, и именно туда приходили лицемеры, чтобы помолиться.

Как всегда, грех возникает в сердце. Корень зла — гордость, желание возвысить себя перед собратьями. Подобно фарисею в притче Иисуса (см.Лук. 18:11), лицемеры молились для себя и для окружающих. Бога в такой молитве не было.

Некоторые крайне настроенные верующие восприняли предостережение Иисуса в этом отрывке как призыв отказаться от публичной молитвы вообще. Но не этому учит Господь. Он Сам часто молился в присутствии учеников (Лук. 11:1) и перед народом, например, когда благословлял пищу перед тем, как накормить людей (Матф. 14:19). В Писании есть много примеров публичной молитвы, праведной и искренней. При освящении храма Соломон произнёс длинную, подробную молитву перед священниками, левитами и старейшинами Израиля (2 Пар. 6:1-42; ср. 5:2-7). Во времена Ездры, когда после возвращения из рабства был обновлён завет, восемь левитов вознесли горячие молитвы покаяния перед всем народом (Неем. 9:5-38). Когда вскоре после Пятидесятницы Пётр и Иоанн по приказу синедриона были арестованы, а после допроса отпущены, братья и сёстры «единодушно возвысили голос к Богу» (Деян. 4:24).

Но публичные молитвы книжников и фарисеев носили ритуальный характер, были неоправданно длинными, со многими повторениями, а, главное, показными. И подобно лицемерам, жертвующим ради людской похвалы, напоказ молящиеся уже получают награду свою. Им нужна была награда только от людей, и такую награду они получали.

Истинная аудитория: Бог

“Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно” (Мф.6:6)

Основная цель молитвы — общение с Богом, и если Богу не отводится в молитве главная роль, то это не молитва, а притворство. Бог должен не просто участвовать, а быть в центре этого общения. Молитва — Божий замысел; это Его план, а не человека. Мы бы не молились, если бы Он не снизошёл до разговора с нами; мы даже не знали бы, как молиться, если бы Он не наставил нас. В отличие от запутанных иудейских преданий, учение Иисуса о молитве очень просто. Выражение «когда молишься» предполагает большую свободу действий. Господь не назначает определённого времени для молитвы, не говорит о каких-то особых обстоятельствах. Словом тамейон (комната) называлась любая небольшая комната, даже кладовая. Подобные комнаты часто были самыми потайными в доме, потому что там хозяева хранили наиболее ценное имущество. Таким образом, смысл в том, чтобы найти самое уединённое место для молитвы.

Как уже упоминалось, Иисус не запрещает молиться на людях вообще (ср. 1 Тим. 2:1-4). Но в данном случае Его цель — обличить фарисеев, книжников и других религиозных лицемеров. Здесь Иисус говорит не о том, где надо молиться, а о том, каким должно быть наше внутреннее состояние.

Если необходимо, говорит Он, иди в самое уединённое место, где тебя никто не увидит и у тебя не будет искушения молиться напоказ. Иди туда и затвори дверь. Закройся от всех, чтобы твоё внимание принадлежало Богу, и помолись Отцу твоему. Сделай всё, чтобы отвлечься от себя и окружающих и посвятить своё время только Ему.

Основная часть нашей молитвенной жизни в буквальном смысле должна быть тайной. Иисус постоянно удалялся, чтобы помолиться наедине. Наши друзья и близкие могут знать, что мы молимся, но слова молитвы обращены не к ним. Иоанн Златоуст писал, что в его время (4-й век по Р.Х.) многие христиане так громко молились в своих комнатах, что их слышал весь дом.

Если вашу молитву и услышат, пусть это не будет подстроенная вами «случайность».

Но то, что наш Отец втайне, не значит, что Он не присутствует, когда мы молимся публично, в кругу семьи или с другими верующими. Он присутствует всегда и везде, когда Его дети призывают Его имя. Иисус обращает наше внимание на тот факт, что истинная молитва — это дело глубоко личное. Даже когда мы молимся на людях, — если мы делаем это искренне, посвящая всё своё внимание Богу, — мы остаёмся наедине с Ним, в Его присутствии, внутренне закрываясь от окружающих.

Молитва, которой Христос научил Своих учеников, начинается со слов «Отче наш» (Матф. 6:9), что само по себе предполагает присутствие других верующих, то есть общую молитву. Но даже когда мы молимся о чувствах и нуждах присутствующих при этом братьев и сестёр, наши глаза всё равно должны быть устремлены к Богу. В этом смысле, и при самом большом скоплении народа молитва совершается втайне. Даже если весь мир слышит наши слова, наше глубоко личное общение с Богом остаётся искренним.

Бог также видит тайное в том смысле, что Он никогда не открывает наших секретов другим. Многое из того, о чём мы говорим с Ним в своих сердечных молитвах, предназначено только для Его ушей. Даже родные или самые близкие друзья, с которыми мы делимся сокровенными тайнами, иногда предают нас. Но, доверившись Богу, мы можем не бояться разглашения тайн. Всякий верующий, приходящий к Богу с чистым сердцем и с тайной молитвой, может рассчитывать на особое внимание Отца.

Кроме того, если наша молитва соответствует Божьим требованиям, Отец наш, видящий тайное, воздаст нам. Самая главная тайна, которую Он видит, — это не слова, произносимые в потайной комнате дома, а мысли, хранимые в потайной комнате сердца. Именно эти тайны важны Ему, и только Он знает о них всё (ср. 1 Кор. 4:3-5). Даже мы сами не всегда знаем тайны своего сердца, потому что обмануться на свой счёт весьма легко.

Когда наша молитва предназначена не для людей, а для Бога, то и награду мы получаем от Него. В данном отрывке Иисус ничего не говорит о том, какая награда нас ожидает. Однако важно знать, что Бог обязательно благословит всякого, кто приходит к Нему искренне. Господь несомненно воздаст. Те, кто молится неискренне и лицемерно, получат награду от мира, а тем, кто молится искренне и смиренно, воздаст Бог.

Содержание молитвы

Содержание молитв во дни Христа также во многом не соответствовало Божьим требованиям. Лицемерные молитвы книжников и фарисеев не только исходили из неправедного сердца, но они ещё облекались в бессмысленные слова и были лишены сколько-нибудь значительного содержания.

Чтобы угодить Богу, говорит Иисус, молитвы должны быть искренним выражением поклонения и сердечных просьб.

Неистинное содержание: бессмыленные повторения

“А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны” (Мф.6:7)

Здесь Иисус обращает внимание на такую ошибку как говорение лишнего, что уже обсуждалось выше. Такие молитвы практиковались во многих языческих религиях того времени, да и сейчас присутствуют в различных религиозных течениях, в том числе и в христианских.

«Говорить лишнее» — перевод одного греческого слова (батталогео), означающего праздную, бессмысленную болтовню. Скорее всего, это было звукоподражание, бесцельно повторяющееся бормотание.

Те, кто использовал в молитвах повторения, не обязательно были лицемерами, по крайней мере — не самыми злостными. Книжники и фарисеи много повторялись, выставляя напоказ свою набожность; но повторения использовали и другие иудеи, даже молясь наедине. Кто-то повторял слова и фразы, потому что его так научили; другие прибегали к повторению, потому что так было легче молиться и не требовалось прилагать много усилий. Для таких людей молитва была обязательным ритуалом, но содержание этого ритуала им было глубоко безразлично. Какая разница, каким образом молиться, лишь бы это было официально одобрено!

Хотя эта проблема не всегда была связана с лицемерием, она всегда подразумевала неправильное отношение к молитве, неправедное сердце. Гордые лицемеры использовали веру в Бога для прославления самих себя, тогда как другие, бессмысленно повторяя лишнее, демонстрировали безразличие к настоящему общению с Богом.

Иудеи позаимствовали эту практику у язычников, которые считали, что ценность молитвы в количестве слов. Чем больше, тем лучше. Как объясняет Иисус, они думали, что в многословии своём будут услышаны. Молясь своим идолам, язычники считали, что божество надо сначала разбудить, потом задобрить, запугать, заставить слушать и отвечать — так действовали, например, пророки Ваала на горе Кармил (3 Цар. 18:26-29). Подобное находим и в Новом Завете. Ремесленники в Ефесе, по наущению Димитрия ополчившиеся на Павла и его учеников, в течение двух часов кричали: «Велика Артемида Ефесская!» (Деян. 19:24-34).

Многие буддисты крутят колёса с написанными молитвами, веря, что с каждым поворотом колеса молитва отправляется к божеству. Католики ставят свечи, считая, что их прошения будут возноситься к Богу, пока не погаснет свеча. Католики также используют четки, чтобы отсчитывать количество прочитанных молитв «Аве Мария» и «Отче наш». Сами четки пришли в католичество в Средние века из буддизма через испанских мусульман.

В наше время в некоторых харизматических церквах принято повторять одни и те же слова, пока речь не превратится в бессмысленное бормотание.

Все мы виновны в том, что часто молимся невнимательно, повторяя одни и те же молитвы перед каждым приёмом пищи и на каждом молитвенном собрании, почти не думая о содержании и забывая о своём Собеседнике. Безразличная, бессмысленная молитва оскорбляет Бога и поэтому должна оскорблять и нас.

Опять-таки не стоит торопиться с выводами. Иисус не запрещал повторять искренние прошения. В Своей притче Он хвалит настойчивого человека, достучавшегося до соседа глубокой ночью, таким образом поощряя настойчивость в наших отношениях с Богом. В притче о вдове и неправедном судье Иисус говорит: «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их?» (Лук. 18:2-7). Павел «трижды молил Господа», чтобы Он удалил «жало в плоть» (2 Кор. 12:7-8). В Гефсиманском саду в предсмертной агонии Иисус взывал: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».

Позже, упрекнув учеников за их беспечность, Он молился опять, а потом «помолился в третий раз, сказав то же слово» (Матф. 26:39-44).

Бог осуждает бессмысленную, бездумную декламацию религиозных заговоров и магических формул, а не искреннее, оправданное повторение молитвенных нужд и хвалебных слов. Для того чтобы Бог услышал наши молитвы, надо приходить к Нему не только с искренним сердцем, но и с ясным сознанием. Бессмысленная молитва почти так же оскорбляет Бога, как и молитва бессердечная. Впрочем, одно обычно сопутствует другому.

Истинное содержание: искреннее прощение

“не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него” (Мф.6:8)

Бога не надо задабривать и заставлять отвечать на молитвы. Наш Отец знает, в чём мы имеем нужду, прежде нашего прошения у Него. Мартин Лютер сказал: «В своих молитвах… мы наставляем себя больше, чем Его».

Цель молитвы состоит не в том, чтобы убедить Бога или информировать Его о чём-то, а в том, чтобы прийти к Нему искренне, целенаправленно, сознательно и с полным посвящением.

В молитве мы говорим Небесному Отцу о нуждах, о проблемах, которые гнетут нас, изливаем Ему своё сердце. Бог уже знает, в чём мы имеем нужду, и тем не менее желает, чтобы мы попросили Его. Он хочет общаться с нами, и Его желание гораздо больше нашего, потому что Его любовь неизмеримо больше нашей любви к Нему. Молясь, мы даём Богу возможность показать Своё величие, силу, любовь и провидение (ср. Иоан. 14:13).

Молиться по-настоящему — значит молиться с благоговейным сердцем и с чистыми намерениями, всё своё внимание отдавая не людям, а Богу. Это значит быть уверенным, что Небесный Отец слышит все просьбы и отвечает на них. Искреннее посвящение Он вознаграждает и отвечает по Своей благодати. Даже если просьба не соответствует Его воле, но исходит от чистого сердца, Он всё равно ответит, только гораздо лучше, чем мы ожидаем. Но отвечает Он всегда.

Говорят, Дуайт Л. Муди однажды увидел такое изобилие Божьих благословений, что начал молиться: «Боже, довольно!» Таким же образом Бог благословит каждого верующего, приходящего к Нему искренно, как нуждающийся сын приходит к отцу.

Вся власть Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

  1. Мария  Октябрь 3, 2012

    Я благодарю Господа за этот сайт и за статью, да благ ославит Вас Бог и укрепит в делах Ваших, спасибо

    ответ
    • admin  Октябрь 3, 2012

      Большое спасибо,Мария, за Ваш коментарий! Да благословит Вас Господь по богатству Своему!

      ответ

Добавить комментарий