Не судите

“Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какой мерой мерите, такой и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «Дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоём глазу бревно? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас” (Мф.7:1-6)

Как и другие части Нагорной проповеди, данный отрывок противопоставляется учению книжников и фарисеев, чья лицемерная самоправедность представляла собой полную противоположность истинной праведности Бога (см. 5:20).

Здесь сравнение проводится в области человеческих отношений. В первых шести стихах рассматривается отрицательный аспект — осуждение и лицемерие, а последующие шесть акцентируют наше внимание на положительном — смирении, доверии и любви. Эти двенадцать стихов представляют собой божественную совокупность всех принципов правильных взаимоотношений между людьми.

Если человек или группа людей разрабатывает собственный эталон религии и нравственности, это неизменно приводит к тому, что они начинают судить всех окружающих согласно созданным ими нормам и верованиям.

Так поступали книжники и фарисеи. На протяжении веков они постепенно изменяли Божье Слово, подгоняя его под собственные измышления, наклонности и возможности. Ко времени рождения Христа традиции заняли такое авторитетное место в иудаизме, что в сознании многих евреев они фактически вытеснили Писание (Матф. 15:6; ср. 15:2).

Помимо всех прочих грехов, порождённых самоправедностью, книжники и фарисеи обладали ещё и духом жестокого осуждения. Они гордо взирали на всякого, кто не относился к их элитному обществу. У фарисеев не было ни капли сострадания, любви, прощения и благодати — одни упрёки.

Они оценивали окружающих согласно своей лицемерной системе ценностей — основываясь на внешнем и поверхностном (Иоан. 7:24; 8:15). Они жили так, чтобы оправдаться в глазах людей. Но Иисус сказал книжникам и фарисеям, что их суд мерзок в очах Бога и не соответствует Божьим требованиям (Лук. 16:15).

В притче о фарисее и мытаре, пришедших в храм помолиться, дана классическая иллюстрация лицемерного осуждения. «Фарисей, став, молился сам в себе так: „Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди — грабители, обидчики, прелюбодеи — или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю“. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: “Боже! Будь милостив ко мне грешнику!”» Иисус даёт точную оценку этим двум молитвам: «Говорю вам, что этот пошёл оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лук. 18:11-14).

За самооправданием и самовозвышением неизменно следует осуждение других. Когда кто-то возвышает себя в собственных глазах, все остальные, естественно, унижаются. Фарисеи делали всё для того, чтобы возвыситься в своих глазах. При этом они брали на себя роль духовных судей и порицали других.

Следует заметить, что данный отрывок часто ошибочно используется с целью призвать верующих не судить и не критиковать никого и ни при каких обстоятельствах. Наша эпоха не признаёт абсолютов, особенно богословских и нравственных, и такое упрощённое толкование очень удачно оправдывает нежелание обличать. Современное общество, — в том числе и многие из тех, кто называет себя христианином, — склонно противостоять догматизму и твёрдым убеждениям в том, что правильно и что неправильно. Большинство предпочитает говорить о всеобъемлющей любви, компромиссе, экуменизме и единстве. Для современного религиозного человека только эти «доктрины» истинны, только их надо защищать, а все остальные доктрины приносятся им в жертву.

Несколько лет назад я услышал о церкви, которая искала себе нового пастора с тем условием, чтобы этот человек учил святости, а не доктринам.

А однажды мне в руки попал интересный документ. Основная мысль этого документа заключалась в утверждении того, что доктрины разделяют церковь. И, развивая эту мысль, автор доказывал, что доктрины — по крайней мере, спорные и способные стать основанием для разделения в церкви — должны быть устранены ради более высокой цели единства и общения верующих. На самом же деле, истинная доктрина не просто совместима с настоящей святостью, единством и общением верующих, но абсолютно необходима для их существования. Только правильная библейская доктрина может научить нас тому, что есть святость, единство и общение, а что — нет.

Во многих кругах, в том числе евангельских, сторонники твёрдых убеждений, высказывающие своё несогласие с обществом и церковью, считаются нарушителями общественного спокойствия, забывшими повеление Иисуса «не судить», или, в лучшем случае, любителями поспорить. Тем не менее история Церкви и древнего Израиля не знает примеров, когда духовные и нравственные преобразования достигались бы без обличения и конфликтов.

Божьи пророки всегда были смелы в своих высказываниях и шли наперекор общественному мнению. И Божий народ часто не принимал их. Реформаторы Церкви в XVI веке были людьми жёстких принципов и убеждений, без которых протестантская Реформация не была бы возможной.

Когда духовная и нравственная жизнь приходит в упадок, необходимы преобразования; и именно по причине своего упадка общество будет всячески противостоять любым попыткам преобразований. Сила греха как в неверующих, так и в верующих противодействует праведности и всегда будет сопротивляться Божьей истине и Божьим нормам. Плотскому человеку не понять важности абсолютной доктрины и высоких нравственных норм.

Ни в этом отрывке, ни где-либо ещё Христос не выступает против существования судебной системы, как утверждал русский классик Л. Н. Толстой.

И Ветхий, и Новый Завет поддерживают не просто право, но божественную необходимость человеческих судов (например, Втор. 19:15-21; Рим. 13:1-7).

Кроме того, Писание нигде не запрещает нам оценивать, порицать или осуждать поступки и слова другого человека.

Весь смысл Нагорной проповеди заключается в том, чтобы показать разницу между настоящей и ложной религией, между духовной истиной и духовным лицемерием. Иисус сравнивает Божьи совершенные и святые нормы с лицемерными и греховными нормами книжников и фарисеев, заявляя, что никто, живущий по лицемерным, греховным нормам фарисеев и книжников, не войдёт в Царство Божье (5:20). Вот она, самая конфронтационная, осуждающая проповедь!

Если чему и учит эта проповедь, так это тому, чтобы последователи Христа были более проницательны в своей вере и поступках, распознавая, где истина, а где ложь; где внутреннее, а где поверхностное; где настоящее, а где подделка; где истинная праведность, а где ложная — иными словами, отличать Божий путь от всех остальных путей.

Ниже Иисус предостерегает: «Берегитесь лжепророков» (Матф. 7:15). То есть нам необходимо различать тех, кто говорит от Бога, а кто говорит не от Него. Иисус велел обличать согрешающего брата наедине, а если он не раскается, взять с собой одного-двух свидетелей, а когда и это не помогает, вынести дело на суд церкви. Если грешник всё равно не слушает, его следует отлучить от церкви и «да будет он тебе как язычник и мытарь» (Матф.18:15-17).

Павел обращается к верующим: «Умоляю вас, братья, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных» (Рим. 16:17-18). Он также наставляет святых «не общаться с тем, кто, называясь братом, остаётся блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницей, или грабителем; с таким даже и не есть вместе» (1 Кор. 5:11). Все эти повеления, прежде чем мы им подчинимся, требуют от нас определённых суждений.

Необходимо проверять правильность доктрин всякой проповеди, которую мы слышим. Павел писал галатам: «Но если бы даже мы или ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, — да будет анафема» (Гал. 1:8). Иоанн говорит: «Кто приходит к вам и не приносит этого учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2 Иоан. 10-11).

Безразличие к греху — это проявление не любви, а ненависти. «Не враждуй на брата твоего в сердце твоём; обличи ближнего твоего, и не понесёшь за него греха» (Лев. 19:17). Нежелание обличать грех ближнего равноценно нежеланию предупредить его о серьёзном заболевании с уже заметными симптомами. Человек, не предостерёгший друга, не любит его по-настоящему (см. Матф. 18:15). Автор Послания к Евреям призывает христиан к такому уровню духовной зрелости, когда «чувства навыком приучены к различению добра и зла» (5:14).

Но в данном отрывке Иисус говорит о самоправедном, эгоистичном осуждении и безжалостном порицании, которое практиковали книжники и фарисеи. Они вовсе не пытались помочь ближнему перейти от греха к святости, но брали на себя смелость обрекать людей на вечное осуждение, если чьи-то поступки и мнения не совпадали с их собственными — мирскими, человеческими традициями.

Слово крино (судить) означает «отделять, выбирать, избирать, определять» и имеет десяток других оттенков значения, понятных только в контексте. В данном отрывке Христос говорит об осуждении людьми мотивов поступка, которых они не знают, а также об осуждении ими самого поступка. Павел писал: «Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату повод к преткновению или соблазну» (Рим.14:13).

Библия постоянна в своём порицании людей, самовольно возлагающих на себя обязанности правосудия и выполняющих функции, предписанные судебной системе. Кроме того, Писание многократно предостерегает нас от вынесения поспешных суждений о человеке, если мы не знаем всех обстоятельств человека и того, что у него на сердце. «Кто даёт ответ, не выслушав, тот глуп, и стыд ему» (Прит. 18:13). Иногда то, что представляется греховным, на деле таковым вовсе не является.

Важен тот факт, что, несмотря на Своё всеведение, Бог даёт нам много примеров тщательного изучения обстоятельств, прежде чем вывести заключение, особенно когда дело касается серьёзных ситуаций. Прежде чем осудить строителей Вавилонской башни, «сошёл Господь на землю посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие» (Быт. 11:5). Прежде чем разрушить Содом и Гоморру, Он сказал: «Сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю» (Быт. 18:21).

Здесь Иисус выступает против самоправедного, официозного, поспешного, немилосердного, предвзятого и недозволенного порицания, основанного на человеческих нормах и человеческом мнении. Он приводит три причины греховности подобного отношения: оно демонстрирует ошибочное представление о Боге, об окружающих и о себе.

Ошибочное представление о Боге 

“Не судите, да не судимы будете” (Мф.7:1)

Неправедный и немилосердный суд греховен, прежде всего, потому, что он даёт ошибочное представление о Боге. Используя фразу «да не судимы будете», Иисус напоминает книжникам и фарисеям, что они не являются судом в высшей инстанции. Порицая мотивы другого человека и вынося ему приговор, мы берём на себя обязанности Бога. «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Иоан. 5:22). В Тысячелетнем Царстве Христос возложит на нас некоторые из Своих судебных функций (Матф. 19:28; 1 Кор.6:2 и т.д.), но до того момента мы не должны исполнять роль Верховного Судьи, потому что это богохульство. «Кто ты, осуждающий чужого раба? — спрашивает Павел. — Перед своим Господом стоит он или падает. И будет восстановлен, ибо силен Бог восстановить его» (Рим. 14:4). Павла мало беспокоило мнение людей, и даже собственное мнение о себе было ему не очень интересно. Он говорил: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо хотя я ничего не знаю за собой, но тем не оправдываюсь; судья же мне — Господь» (1 Кор.4:3-4).

За исключением тех случаев, когда человек насаждает лжеучение или живёт по небиблейским принципам, мы не должны судить служение людей, их учение, жизнь, и уж тем более их мотивы, используя при этом мнимые, нами же разработанные нормы. Иаков предупреждает: «Не злословьте друг друга, братья: кто злословит брата или судит брата своего, тот злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья. Един Законодатель и Судья, могущий спасти и погубить. А ты кто, который судишь другого?» (Иак. 4:11-12). Такой неправедный суд оскорбляет Бога, потому что человек пытается выступить в Его роли, тогда как лишь Он один — истинный Судья.

Безжалостно осуждая людей только потому, что их поступки не вмещаются в наши мерки или потому что видим в них неправедные мотивы, мы выносим приговор, который вправе вынести только Бог. Неизвестный поэт прошлого написал: Судить других — неблагодарный труд, В сердцах и мыслях трудно разобраться: В чём видит знак вины наш жалкий суд, В сияньи Божьем может оказаться Достойнейшим венцом духовного сраженья, В котором мы не раз терпели пораженье.

Спаситель не призывает нас отказаться от критического мышления, Его задача — предостеречь нас от искушения брать на себя роль Бога.

Ошибочное представление об окружающих 

“ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какой мерой мерите, такой и вам будут мерить” (Мф7:2)

Часто люди запросто осуждают окружающих, потому что ошибочно думают, что сами они лучше остальных. Фарисеи считали себя свободными от суда, поскольку верили в своё полное соответствие божественным нормам.

Проблема была в том, что эти нормы были человеческими, придуманными фарисеями и подобными им законниками, и ничего общего с Божьим совершенным и святым законом они не имели.

Иисус утверждает, что Бог будет судить нас тем же судом, каким мы судим окружающих. Принимая на себя роль верховного, всеведущего судьи, мы тем самым заявляем о своей компетентности — то есть, что мы знаем и понимаем все обстоятельства, факты и мотивы. Таким образом, утверждая своё право на суд, мы будем судимы согласно нормам знания и мудрости, которые приписываем себе. Возвышая себя над остальными и исполняя роль судьи, мы никак не сможем ходатайствовать за себя на Божьем суде, ссылаясь на незнание закона.

Этот же принцип имеет в виду Иаков, когда предупреждает: «Братья мои! Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению» (Иак. 3:1). Человек с даром учителя подвергнется более строгому осуждению, потому что он обладает большим пониманием и оказывает большее влияние на других. «И от всякого, кому дано много, много и потребуется» (Лук. 12:48).

Если наша жизнь не соответствует нашей проповеди, то мы вдвойне виновны. «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого; ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела» (Рим. 2:1-2).

У Бога нет двойных стандартов. Несправедливо критикуя или немилосердно осуждая других, мы выступаем в роли Бога и создаём впечатление, что сами выше суда и порицания. Но никого из нас Бог не наделил функциями верховного судьи, а потому мы не смеем считать себя вправе судить остальных. Другие люди не ниже нас, и смотреть на них свысока неправильно. Сплетни, жалобы, критика и осуждение — верный признак ошибочного представления, что судимые нами люди почему-то хуже нас.
Иисус говорит, что такой суд, как бумеранг, обязательно постигнет всякого, кто этот суд творит. Лицемерный суд станет его виселицей, точно так как виселица, построенная Аманом для невинного Мардохея, стала местом его собственной казни (Есф. 7:10). Жестокий Адони-Везек приказал отрубить большие пальцы на руках и ногах семидесяти царей, но в конце концов такое же наказание постигло его самого (Суд. 1:6-7).

В древней Персии по приказу царя Камбиса был казнён один судья, бравший взятки и выносивший ложные приговоры. Кожей этого судьи обтянули место, на котором он восседал. И как напоминание о последствиях неправедного суда все судьи должны были выносить приговоры с этого места.

Осуждение опасно как для жертвы, потому что против этого человека складывается определённое предубеждение, так и для судьи, потому что какой мерой он мерит, такой и ему будут мерить.

Ошибочное представление о себе 

“И что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «Дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоём глазу бревно? Лицемер!” (Мф.7:3-5а) 

Осуждая других, мы тем самым демонстрируем ошибочное мнение о самих себе. Все три неверных взгляда взаимосвязаны. Неправильное представление о Боге влечёт за собой неправильное представление об окружающих и о собственной личности. Попытка заменить собой Бога как Судью приводит к искажённому пониманию себя и окружающих.

Слово карфос (сучок) означает маленький стебелёк, веточку или, возможно, занозу. И хотя по сравнению с бревном предмет этот невелик, в глазу он ощутим. Таким образом, здесь Иисус сравнивает не маленький грех с большим, а большой — с гигантским. Основная мысль, конечно же, заключается в том, что грех критика гораздо больше греха критикуемого.

Некоторые толкователи считают, что сучок символизирует незначительное нарушение обряда, тогда как бревно олицетворяет грех ужасный и грубый. Но люди, чья жизнь омрачена великим грехом, обычно заняты тем, что пытаются скрыть свой большой грех и оправдаться в глазах окружающих, не отказываясь от критики мелких грешков в других людях.

Самоправедность является ужасным, вопиющим грехом, всегда слепым к своей собственной греховности. Именно в этом грехе обвинял Иисус книжников и фарисеев не только в Нагорной проповеди, но и на протяжении всего Своего служения. Почти по определению, лицемерная праведность — это грех слепоты или необычайно искажённого зрения, потому что она, прямо смотря на собственный грех, видит лишь непорочность. Бревно здесь являет тот же грех самоправедности, который Иисус обличает на протяжении всей проповеди.

Самоправедность всегда стремится к тому, чтобы оправдать себя и обвинить других. Поступая так, человек притязает на роль Бога, оценивая свою личность на основании собственных норм и личного мнения. Самоправедность — самый ужасный из грехов, ибо это грех неверия. Самоправедность верит не в Бога, а в себя. Она верит, что сама может отличить хорошее от плохого. Самоправедность притязает на роль Законодателя и Судьи, что позволительно только Богу. Соответственно, она отвергает Евангелие, потому что Евангелие, провозглашая Божью милость и благодать, в то же время указывает на греховность и испорченность человека. Человек, уверенный в собственной праведности, не видит греха в своей жизни, а значит, Божья благодать ему тоже не нужна. Слово «чувствуешь» предполагает длительное, серьёзное размышление. Фактически, Иисус говорит: «Остановись и подумай о собственном грехе! Как ты можешь обличать кого-то, если не видишь своей проблемы!» Поэтому самоправедный человек не может не быть лицемером, поскольку он постоянно показывает своё лживое превосходство. Именно поэтому он считает, что обладает полным правом сказать брату своему: «Дай, я выну сучок из глаза твоего» — то есть, давай-ка я скажу тебе, что ты делаешь не так и как тебе исправиться.

Лицемер «подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошёл и тотчас забыл, каков он» (Иак. 1:23-24). Он смотрит, но не видит. Он, как тот народ, к которому Бог послал Исаию. Те люди слышали, но не уразумели, смотрели, но не увидели, потому что сердце их огрубело «и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули» (Ис. 6:9-10).

Правильное отношение 

“Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас” (Мф.7:5б-6) 

Нищие духом, смиренные, жаждущие Божьей праведности, мыслящие и чувствующие как граждане Небесного Царства (см. Матф. 5:3, 5-6) всегда будут в первую очередь оплакивать свой собственный грех (см. 5:4).

Здесь Иисус обличает неправедный суд, показывая правильный баланс между смирением и твёрдыми убеждениями, нищетой духа и силой в Духе.

Господь повелевает: «Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего». Сначала нам нужно исповедовать собственный грех — зачастую это грех лжеправедности и осуждения — и просить Бога об очищении. Очистившись от своего греха, удалив бревно из своего глаза, мы будем способны ясно видеть грех брата и сможем помочь ему. Тогда мы всё увидим ясно — Бога, других людей и себя. Мы увидим в Боге единственного Судью, а в других людях — бедных грешников, подобных нам. И к своему брату мы будем относиться как к брату, несмотря на наши немощи и нужды.

Пример подобного баланса между смирением и желанием помочь другому показан в 50-м Псалме. Сначала Давид молится: «Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня… Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня». А далее он восклицает: «Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся» (ст.12,14-15). После того как Пётр оправился после нравственного отступления, Иисус велел ему «утверждать братьев своих» (Лук. 22:32). Павел советует нам: «Братья! Если и впадёт человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собой, чтобы не быть искушённым» (Гал. 6:1). Согрешающих мы должны обличать в духе кротости, а не с чувством гордости. Мы не можем играть роль судьи, вынося приговоры вместо Бога. Мы не освобождены от выполнения требований, предъявляемых к остальным, а потому не можем играть роль начальника при подчинённых. Мы не должны поступать, как лицемеры, — осуждая других и в то же время извиняя себя.

Но даже истинно смиренного и раскаивающегося верующего подстерегает опасность. Первая опасность, упоминавшаяся выше, в том, что христиане иногда считают, что не имеют права выступать против ложного учения или неправедных поступков в церкви, чтобы самим не впасть в самоправедность.

Но тогда мы не сможем выполнить повеление Господа и обличить согрешающего брата. Вторая опасность близка к первой. Если мы боимся противостоять лжеучениям и греху в церкви, мы рискуем потерять разборчивость и проницательность в духовных вопросах. Тогда и церковь, и наша собственная жизнь становятся открытыми для пороков и распада. Пётр, зная о влиянии греха на единство среди верующих (1 Пет. 4:15), призывает церковь к непримиримой войне против порока: «Ибо время начаться суду с дома Божьего» (ст. 17). Верующие должны быть проницательными и обладать способностью принимать соответствующие решения.

Иисус завершает этот пример сокрушительным доводом, разбивающим все попытки сентиментального толкования данного отрывка, которое убеждает, что во имя любви и смирения мы никогда не должны судить беззаконие или исправлять бесчинных. Понятно, что Иисус не отрицает всякий суд вообще. Наоборот, Он открыто призывает к праведному порицанию, запрещая лицемерное. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями. Чтобы повиноваться этому повелению, необходимо, в первую очередь, определить, кто псы и кто свиньи.

В библейскую эпоху собак редко держали в качестве домашних животных, как в наши дни. За исключением собак-пастухов, помогавших следить за овцами, псы были полудикими дворнягами и питались падалью и отбросами. Это были грязные, прожорливые, агрессивные, а зачастую и очень злые, запаршивевшие существа. Их боялись и презирали.

Иудей никогда бы не кинул святыни, то есть мяса, принесённого в жертву в храме, псам. Часть жертвенного мяса сжигалась, часть съедалась священниками, а какую-то долю иудеи уносили домой для семейной трапезы.

Оставленная на алтаре жертва была особой святыней, так как её отделяли специально для Господа. И если никто из людей не смел притронуться к жертве, то, уж конечно, никому и в голову не пришло бы давать её диким, грязным псам. Большего осквернения и придумать невозможно.

Свиньи у иудеев считались символом нечистоты. Именно по этой причине Антиох Эпифан, принесший в жертву свинью на алтаре храма и заставивший священников съесть её мясо, сотворил великую мерзость в глазах евреев. Это событие и послужило причиной восстания Маккавеев против Греции в 168 г. до Р.Х.

Так как иудеи не приручали свиней, то в своей массе эти животные походили на псов. Они обитали на городских свалках и там добывали себе пропитание. Подобно бродячим собакам, свиньи были прожорливыми, злыми и грязными даже по «свинячим» нормам. Если бы вы попытались отнять у них добычу, они растерзали бы вас клыками и острыми копытами.

Здесь Иисус говорит о том, что некоторыми истинами и благословениями нашей веры не стоит делиться с людьми, крайне враждебно настроенными к Божьей истине. Эти люди — духовные псы и свиньи, не имеющие ни малейшего почтения к святому и праведному. Самые сокровенные истины, жемчужины (самый редкий драгоценный камень; см. Матф. 13:45-46) Божьего Слова, для них оскорбительная глупость.

Дикое животное, обеспокоенное только добычей пропитания, не оценит предложенный жемчуг. Несъедобный камень вызовет негодование зверя, и он вполне может наброситься на того, кто дал ему этот жемчуг.

Иисус не излагал Своё учение всякому слушающему. Однажды Он молился: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил это от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Матф. 11:25). В другой раз, отвечая на вопрос учеников, почему Он говорил к народу притчами, Иисус сказал: «Для того, что вам дано знать тайны Царства Небесного, а им не дано… Потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют» (Матф. 13:11, 13). И после Своего воскресения Иисус являлся только верующим.

Пётр предупреждает: «Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергая искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет» (2 Пет. 2:1-3). Несколькими стихами ниже Пётр говорит, что эти люди, «как бессловесные животные, водимые природой, рождённые на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают» (ст. 12). Используя в качестве примера тех же животных, о которых говорит Иисус в данном тексте, Пётр в заключение пишет: «Но с ними случается по верной пословице: “Пёс возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идёт валяться в грязи”» (ст. 22).

Псы и свиньи — это люди, чьи порочность и безбожие не позволяют им принять святыню Божью. Они попирают святое своими ногами и, обратившись, терзают Божий народ.

В жизни бывают моменты, когда проповедуемое нами Евангелие отвергается и высмеивается. В таком случае следует «отрясти прах от ног» (Матф.10:14) и идти служить в другом месте. Бывает и так, что те, кому мы свидетельствуем, противятся Евангелию и хулят Бога. В таком случае у нас есть полное право осудить беззаконников. Мы должны последовать примеру Павла, который сказал: «Кровь ваша на главах ваших. Я чист; отныне иду к язычникам» (Деян. 18:6). Когда люди не просто отвергают Благую весть, но высмеивают и оскорбляют её, не стоит попусту растрачивать на них святыню Божьего Слова и драгоценный жемчуг истины. Нужно просто доверить их Господу в надежде, что Святой Дух коснётся их сердец — что, видимо, и произошло с некоторыми из тех, кто сначала отверг проповедь Павла и других Апостолов, — или же отдать их на справедливый Божий суд.

Осуждение оправдано, когда мы отвращаемся «еретика, после первого и второго вразумления… зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосуждён» (Тит. 3:10-11). Как показывает данный текст, в подобных случаях верующий не осуждает, а распознаёт уже осудившего себя грешника.

Стих Матф. 7:6 — одно из суровых заявлений Христа. Мы должны серьёзно отнестись к повелению и стараться исполнять его, потому что это воля Господа. Но из-за серьёзности этой заповеди, а также из-за опасности впасть в самоправедность и исполниться духом осуждения необходимо искренне полагаться на Господа. Даже если человек не принимает Благой вести или учит ложным доктринам, мы должны отвращаться от такового не с самодовольным «чувством глубокого удовлетворения», а с великим разочарованием и печалью — помня, как скорбел наш Господь, подходя к Иерусалиму в последний раз, и, «смотря на него, заплакал» о тех, кто не принял своего Царя (Лук. 19:41-42). Избегая лицемерного осуждения и проявляя рассудительность, мы подтверждаем свою причастность к Небесному Царству.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий