Наказание Божьих детей

“Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобой и им одним; если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего. Если же не послушает, возьми с собой ещё одного или двух, чтобы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них” (Мф.18:15-20)

Бог желает, чтобы Его дети жили здесь, на земле, в чистоте. Невозможно внимательно изучать Писание и не прийти к полному убеждению, что больше всего Бог желает для Своего народа святости и что любой грех огорчает Его. Цитируя Божью заповедь ветхозаветному народу Израилю, Пётр дал ту же заповедь и Христовой Церкви: «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет.1:16; ср. Лев. 11:44).

Поскольку Бог так беспокоится о святости Своего народа, то и Его народ должен так же беспокоиться об этом. Церковь не может проповедовать то и учить тому, чего сама не соблюдает. Это нечестно перед Богом и даже перед миром. Однако во многих церквах, где проявляется нетерпимость к греху на словах, на деле к нему относятся с большой терпимостью. А когда проповедь расходится с жизнью, она становится нечестной и духовно и нравственно неэффективной. Вместо святости она поощряет лицемерие. Отделение библейского учения от жизни — самый худший из компромиссов. Он развращает церковь, огорчает Господа и бесчестит Его Слово и Его имя.

Поэтому не удивительно, что публичное наказание за грех — столь редкое явление в церкви сегодня. Где нет подлинного стремления к чистоте, там не будет и стремления принимать меры по борьбе с нечистотой. Чтобы оправдать терпимость к самым разным грехам и ложным учениям, используется неправильно истолкованное и неправильно применяемое утверждение Иисуса, что мы не должны судить, чтобы самим не быть судимыми (Матф. 7:1). Во многие церкви проникло представление о том, что нужно защищать право человека на личную жизнь и что каждый несёт ответственность только перед собой. Под маской ложной любви и поддельного смирения, которые не позволяют призывать к ответу, многие христиане принимают небиблейскую точку зрения — «живи сам и дай жить другим», больше свойственную неверующим. Церковь не проявляет особой осторожности, чтобы не сплетничать о грешнике, однако пытается быть очень деликатной, когда необходимо обличить грех и призвать человека перестать грешить.

Церковь всегда нуждалась в том, чтобы обличать грехи своих членов. На заре существования Церкви многие паломники, посещавшие Палестину, обращались к Христу и принимали решение остаться в Иерусалиме или его окрестностях, чтобы иметь общение с верующими. Многие местные новообращённые евреи, уверовав, потеряли работу и были изгнаны из своих семей.

Чтобы помочь этим нуждающимся братьям и сёстрам, многие из которых фактически остались без средств к существованию, верующие, имевшие какое-то имущество или собственность, продавали их и приносили вырученные деньги Апостолам, «и каждому давалось, в чём кто имел нужду» (Деян.4:35). Такая практика была спонтанной реакцией щедрых, исполненных Духа сердец, чтобы восполнить материальные нужды собратьев-христиан.

В то время супруги Анания и Сапфира продали часть своей собственности и пообещали Богу, что отдадут весь доход Апостолам для нужд церкви.

Однако в процессе они решили оставить часть обещанных денег для себя. Но, чтобы не показаться менее щедрыми по сравнению с другими верующими, они солгали, заявив, что отдали всю сумму. Когда Господь открыл Петру двуличность этих людей, Пётр сначала обратился к мужу: «„Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? Чем ты владел — не твоё ли было? И приобретённое продажей не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоём? Ты солгал не людям, а Богу“. Услышав эти слова, Анания пал бездыханен». Несколько часов спустя пришла Сапфира, не зная о том, что произошло с её мужем. Когда Пётр спросил её, продали ли они имущество за цену, названную её мужем, Сапфира подтвердила его ложь, и её постигла та же участь. Не удивительно, что «великий страх объял всю церковь и всех слышавших это» (Деян. 5:1-11).

Эгоизм Анании и Сапфиры достоин порицания, но их главный грех состоит в том, что они солгали не только церкви, но и Богу. В этом конкретном случае в ранней Церкви Бог взял функцию наказания непосредственно в Свои руки и продемонстрировал перед всеми, как нужно поступать с грехом, удалив преступников из церкви и с земли! Бог не только защитил Церковь, заставив Божий народ бояться греха, но и предотвратил общение с теми, кто не был истинным верующим (ст. 13).

Даже во дни Апостолов такое прямое и суровое божественное наказание, очевидно, было редкостью, хотя Павел пишет, что некоторые коринфские верующие становились немощными, больными и даже умирали в результате ужасной безнравственности и пренебрежительного отношения к святости вечери Господней (1 Кор. 11:30; ср. 1 Иоан. 5:16-17). Бог не изменил Своего отношения к греху или чистоте. Сегодня, как и тогда, когда Церковь родилась, Бога заботит святость Его народа. С грехом нужно бороться, или же он разрушит как тех, кто совершает его, так и тех, кто терпимо к нему относится. Бог и сейчас может действовать сверхъестественным образом, чтобы очистить Церковь, но Он, в основном, возложил эту ответственность на саму Церковь. Церковь должна охранять себя от греха. Ужасные скандалы, потрясшие Церковь в последние годы, показывают, что верующие потерпели полное поражение в вопросе обличения согрешающих руководителей и их последователей. Часто мир вскрывает то, что Церковь пытается скрыть.

Господь всегда наказывал Свой народ и учил, чтобы он тоже наказывал непослушных в своей среде. Верующим Ветхого Завета было сказано: «Наказания Господнего, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением Его; ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Прит. 3:11-12). Как земные отцы наказывают своих детей из любви, чтобы сделать их лучшими, так и Бог поступает со Своими детьми. Земные родители знают, что наставления без мер принуждения тщетны. Детям нужно не только рассказывать, что правильно, но и добиваться от них правильных поступков. «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Прит. 13:24). Вопреки популярному мнению, распространённому даже среди христиан, не любовь, а равнодушие родителей является причиной того, что они не исправляют поведение своих детей. «Наказывай сына своего, доколе есть надежда», — мудро советует автор книги Притч (19:18; ср. 22:15; 23:13).

После цитаты из Прит. 3:11-12, которая приводилась выше, автор Послания к Евреям говорит: Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаётесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Он — для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности” (Евр. 12:7-11).

Большое заблуждение — думать, что церковь может занять твёрдую позицию по отношению к греху, ограничившись только устными наставлениями: не насаждая эту позицию среди своих членов, но в то же время ожидая от них, что они будут соблюдать Божьи нормы святости. Духовные дети, как и дети физические, не реагируют на подобные методы воспитания. По причине греховности плоти в христианине всё ещё сильна склонность к непослушанию. Без упорного насаждения норм святости не стоит ожидать её процветания. Вот почему наказание настолько важно для духовного благополучия церкви.

Глупые, претенциозные и иногда безнравственные поступки некоторых видных представителей евангельских церквей сегодня привели к тому, что евангельское христианство стало притчей во языцех среди многих либеральных христиан и в мире вообще. Отсутствие целомудрия заслуженно связывают с лицемерием, поверхностной духовностью и потаканием своим желаниям.

В Матф. 18:15-20 Иисус возлагает на Церковь большую ответственность — хранить себя в чистоте. Он всё ещё учит тому, что верующие должны быть как дети, используя в качестве примера малое дитя, которое Он поставил перед Двенадцатью (ст. 2). Иисус объявил, что человек входит в Царство и почитается большим в этом Царстве только тогда, когда становится как малое дитя (ст. 3-4), и что вошедшие в Царство верующие, как малые дети, нуждаются в защите (ст. 5-9) и заботе (ст. 10-14). А теперь Он говорит о том, что верующих нужно наказывать, как малых детей.

В 15-20 стихах Иисус представляет пять составляющих богоугодного наказания согрешающих верующих: человек, подвергающийся наказанию; человек, применяющий наказание; цель наказания; процесс и место наказания; и власть наказывать.

Человек, подвергающийся наказанию

“Если же согрешит против тебя брат твой” (Мф.18:15а) 

Наказуемый человек — это брат, который согрешает. В этом контексте, как и во многих других местах Писания, под братом подразумевается любой верующий, мужчина или женщина. Любой христианин, который согрешает, — кандидат для наказания. И здесь подразумевается любой грех, который верующий постоянно совершает и не исповедует.

Фраза «брат твой» носит общий характер и подразумевает всех без исключения. Каждого из детей Божьих, молодого или старого, мужчину или женщину, образованного или необразованного, богатого или бедного, руководителя или рядового члена церкви, необходимо обличать, когда он или она согрешают.

«Согрешит» — от слова хамартано, которое буквально означает «не попасть в цель». В Новом Завете это основной глагол, означающий «грех» или «несоответствие Божьим нормам». Точно так же как понятие «грешник» включает в себя всех людей, так и понятие «грех» включает в себя все грехи.

Любой грех, совершённый любым верующим, должен быть наказан церковью. Любой грех есть преступление против Божьей святости, разрушающее святость Его народа. Он вредит общению верующего с Богом и с другими верующими.

В большинства древних рукописей Евангелия от Матфея после глагола «согрешит» добавлены слова «против тебя», указывая на то, что проступок совершён непосредственно против конкретного христианина. Вопрос Петра в 21-м стихе о прощении тех, кто согрешает против нас, как и учение Господа в Лук. 17:3-4 о том, что необходимо сделать выговор и простить своего обидчика, говорит в пользу включения фразы «против тебя».

Однако в любом случае основная обязанность остаётся той же, так как против человека могут грешить как прямо, так и косвенно. Если его злословят, оскорбляют, вводят в заблуждение, обманывают, и тому подобное — это прямой грех против него, и это очевидно. В таком случае оскорблённый должен не только обличить согрешающего брата или сестру в грехе, но и простить его или её, если они покаются. Тот, против кого совершён грех, должен подойти к обидчику в духе кротости и смирения, с желанием возвратить брата или сестру к святости. Никогда не следует обличать в духе мщения.

Обиженный должен быть исполнен духа любви и прощения, даже в момент обличения. Он должен быть глубоко озабочен тем, какой духовный вред причиняет грех согрешающему брату, и иметь искреннее желание, чтобы согрешающий был восстановлен в святости и последующих благословениях.

Обличить согрешающего брата необходимо, как только станет известно о его проступке, чтобы как можно раньше отвратить его от греха и воспрепятствовать появлению обиды и горечи у обиженного. Эти разрушительные эмоции тоже являются грехом, и они имеют тенденцию мучить обиженного, пока конфликт остаётся неразрешённым. Чем дольше человек продолжает грешить, тем труднее ему оставить грех и тем сложнее бывает обиженному простить его. Бог же призывает Своих детей: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Ефес. 4:32).

В широком смысле грех, совершаемый любым верующим, направлен против всех верующих. Всякий раз, когда верующий грешит, косвенно он грешит против всех верующих. «Малая закваска» влияет на всех (см. 1 Кор.5:6). То, что Иисус имел в виду и косвенное оскорбление, ясно из того, что Он не упоминает о прощении. Акцент делается исключительно на покаянии и восстановлении.

Несколько лет назад один член нашей церкви рассказал мне, что он пригласил своего друга-адвоката посетить нашу церковь. Но когда он назвал церковь, этот друг сказал: «Я никогда туда не пойду. В эту церковь ходит один из самых нечестных адвокатов Лос-Анджелеса». Грех этого человека косвенно лёг пятном на всю нашу общину и опорочил дело Божье.

Каждый грех любого верующего ложится пятном на всю церковь. Любой грех, будь-то клевета, воровство, сплетни, половая распущенность, нечестность, доктринальные заблуждения, непослушание, жестокость, богохульство, сквернословие, пьянство или что-либо другое, с чем согрешающее дитя Божье не борется, требует вмешательства церкви.

Человек, применяющий наказание

“пойди и обличи его между тобой и им одним” (Мф.18:15б) 

Люди, которые должны пойти и обличить, обозначены местоимениями «ты» и «тебя» (ст. 15-16). Иисус давал Своим последователям общие наставления, поэтому данное понятие также включает в себя всех. Взять на себя ответственность за возбуждение процесса наказания может любой верующий, знающий о грехе другого верующего. Наказание — это обязанность не только служителей церкви, но и каждого её члена.

«Обличи» — от слова эленхо, коренное значение которого — «выставить» или «вынести на свет». Греческий глагол стоит в повелительной форме времени аорист, что указывает на необходимость обратить внимание брата на его грех, чтобы он смог признать его.

Первый раз нужно обличить согрешающего брата между обличающим и им одним, то есть один на один. Если заблудший брат признаётся и кается, то в дальнейших мерах нет необходимости, и не нужно никого больше посвящать в это дело. Чем больше известен грех человека и чем больше его обсуждают другие, какими бы благими намерениями они ни руководствовались, тем скорее этот человек начнёт негодовать и тем труднее будет покаяние и восстановление. Когда согрешающего исправляют наедине, в духе смирения и любви, гораздо больше вероятность, что его сердце изменится. И если он раскаивается, между двумя верующими устанавливаются прекрасные, удивительно близкие взаимоотношения, обозначенные фразой «приобрёл ты брата твоего».

Когда Пётр был запуган иудействующими в Антиохии и стал отделяться от верующих из язычников, Павел «противостал ему, потому что он подвергался нареканию» (Гал. 2:11). Пётр признал свой грех, раскаялся и годы спустя называл Павла своим возлюбленным братом (2 Пет. 3:15). Их дружба несомненно стала крепче и потому, что Павел любил Петра. Именно любовь подтолкнула его обличить своего друга, хотя и Апостола, и вернуть его к чистоте Евангелия благодати.

Христианин, который не озабочен тем, чтобы отвратить верующего собрата от греха, сам нуждается в духовной помощи. Чопорному равнодушию, не говоря уже о самоправедном презрении, в жизни духовного христианина нет места, как нет в ней места и сентиментальности или трусости, которая прячется за ложным смирением. Духовный христианин не осуждает и не оправдывает согрешающего брата. Его волнует святость и благословение согрешающего брата, чистота и целостность церкви, а также честь и слава Бога.

Для того чтобы беседа один на один с согрешающим христианином о его грехе была эффективной, необходимы, по крайней мере, три условия. Вопервых, необходима готовность пойти и обличить согрешающего брата наедине (между тобой и им одним), и это очевидное требование. Если он не слушает, мы должны быть готовы взять с собой одного или двух других верующих и снова противостать ему (ст. 16). Если же он упорно отказывается слушать, мы должны быть готовы объявить всей церкви о его нежелании раскаяться (ст. 17).

Бог не издевается над Своими детьми, требуя от них того, на выполнение чего не даёт им Своей силы. Поэтому ни один христианин не может оправдаться, если он не применяет церковное наказание, когда это необходимо, потому что когда есть искреннее желание, Бог даст необходимую мудрость, проницательность и смелость.

Не у каждого верующего есть дар проповедовать, учить, благовествовать или оказывать помощь. Но каждому верующему дана заповедь пойти и обличить согрешающего брата или сестру. Это часть Божьего труда, и это такое же служение, как любое другое. В наши дни этим служением часто пренебрегают, но в нём есть большая нужда. Отсутствие этого служения, возможно, является самой серьёзной и ослабляющей церковь проблемой нашего века.

Все верующие призваны быть служителями святости, помогая защищать чистоту и цельность Тела Христова. Когда они подвергают кого-либо наказанию в духе любви, кротости и смирения, они могут быть эффективным орудием в Божьих руках по очищению церкви и восстановлению Его падших детей.

Господь заповедал Израилю: «Не ходи переносчиком в народе твоём и не восставай на жизнь ближнего твоего. Я Господь. Не враждуй на брата твоего в сердце твоём». И дальше Господь продолжает: «Обличи ближнего твоего» (Лев. 19:16-17). Нежелание обличать согрешающего верующего — это разновидность ненависти к нему, это недостаток любви, готовой предупредить согрешающего верующего о духовной опасности. Если мы не обличаем согрешающего брата, мы наносим ему больший вред, чем если бы мы злословили его. Каким бы ужасным ни было злословие, оно в основном воздействует на репутацию и чувства другого человека. Но если мы не помогаем человеку увидеть и исповедать свой грех, мы способствуем его духовному падению.

Человек, который утверждает, что слишком любит своего брата или сестру во Христе, чтобы обличить их, просто обманывает себя. Он не слишком любит их, а слишком безразличен к ним. Любящий христианин, подобно любящему Небесному Отцу и любящим земным отцам, желает надлежащего наказания для тех, кого он любит (см. Евр. 12:5-11).

В глазах почти всего мира и даже в глазах многих незрелых верующих такие действия считаются лишёнными любви. Но в действительности правильно применённое наказание является выражением величайшей любви — любви, которая готова на всё, чтобы спасти брата от нераскаянного греха и его последствий. Любовь, которая закрывает глаза на грех или которая озабочена больше внешним спокойствием в церкви, чем её духовной чистотой, — это не Божья любовь. Любовь, которая относится терпимо к греху, вообще не является любовью. Это просто мирская, эгоистичная сентиментальность.

Проповедовать о любви отдельно от Божьей святости — значит проповедовать о чём угодно, но только не о Божьей любви. Ни одно пробуждение в Церкви не происходило без сильной проповеди Божьей святости и соответственного призыва к верующим оставить грех и обратиться к Божьим нормам чистоты и праведности. Ни одна церковь, которая терпимо относится к греху в своих рядах, не будет расти духовно или иметь успех в благовестии. Однако, вопреки этой истине, такая терпимость является нормой в Церкви сегодня — на всех уровнях.

В истории были периоды крайностей в проповеди, когда проповедовали лишь об адском огне и вечных муках, но сегодня это Церкви не грозит. Начиная с XIX века, в христианстве наблюдается уход от убедительной проповеди о святости Бога и Его требованиях к святости людей. Даже во многих евангельских церквах и организациях акцент сместился в сторону проповеди исключительно о Божьей любви, с небольшим упоминанием, и то не всегда, о Его гневе и суде.

Выражая мнение о современной Церкви, Ричард Лавлейс пишет:

“Церковь… стала избегать библейского описания полновластного и святого Бога, Который гневается на нечестивых каждый день и гнев Которого пребывает на тех, кто не примет Его Сына. Задвинув этот образ в самый отдалённый уголок сознания, Церковь придумала нового «бога», воплощение бабушкиной доброты, смешанной с кротостью и обаянием Иисуса, Которому вовсе и необязательно было умирать за наши грехи. Многие американские церкви, по сути, платили своим служителям, чтобы те оградили их от настоящего Бога… В этом частично причина общего духовного падения Церкви в этом веке, и в большой мере также и причина её слабости [в благовестии]; потому что в мире, где полновластный и святой Бог постоянно использует чуму, голод, войны и болезни как орудие для наказания греха и приведения человечества к покаянию, нельзя по-настоящему поверить в такого исключительно благожелательного бога-идола, не говоря уже о том, чтобы бояться его и поклоняться ему, как предписано в Ветхом и Новом Заветах.”

Вера в Бога, Который есть любовь без гнева, благодать без справедливости, прощение без осуждения, — это идолопоклонство (поклонение ложному богу, придуманному людьми). Это неизбежно ведёт к универсализму, к тому, что либеральные церкви проповедуют на протяжении многих поколений. Спасение становится бессмысленным, потому что грех, на который Бог смотрит сквозь пальцы, не нуждается в прощении. Жертва Христа на кресте становится пародией, потому что Он отдал Свою жизнь безо всякой искупительной цели. И не только это, но в таком случае невозможно объяснить с точки зрения апологетики простой вопрос о том, почему любящий Бог допускает боль, страдания, болезни и трагедии. Умалчивание о Божьей святой ненависти к греху выхолащивает Евангелие и скорее препятствует, чем способствует благовестию.

Джонатан Эдвардс, глубоко осознавая опасность принятия эмоционального возбуждения за духовное пробуждение, в своём «Трактате о религиозных чувствах» (Treatise on Religious Affections) отмечает:

“Падшая человеческая природа — плодородная почва для плотской религиозности, которая якобы носит духовный характер, но, в конечном счёте, корнями уходит в себялюбие. Возвышенные эмоциональные переживания, экспансивные беседы на религиозные темы и даже прославление Бога и чувства любви к Богу и человеку могут быть эгоистичными, исходящими от человека. В отличие от этого, возрождение, которое действительно исходит от Святого Духа, по своему характеру богоцентрично и основано на поклонении, на признании Божьего достоинства и величия. Оно не имеет ничего общего с эгоизмом. Такие искренние переживания производят в новообращённом не гордость, а смирение, и рождают в новом творении дух смирения, кротости, прощения и милости. Они приводят верующего в состояние алчущего и жаждущего праведности, а не в состояние пресыщенного самохвала.

Истинное благовестие и пробуждение не имеют ничего общего с утверждением самолюбия, самовозвышения и чувства собственной значимости. Они не имеют ничего общего с приобретением здоровья, богатства и плотского счастья. Они включают осознание человеком своей греховности, недостойности, слабости и беспомощности, и ведут к смиренной благодарности за Божье бесконечное терпение, милость и благодать.”

Ричард Лавлейс снова отмечает, что «большинство собраний мнимых христиан сегодня насквозь пропитаны какой-то мёртвой добродетелью и этической респектабельностью, при которой побуждение коренится не в Святом Духе, а в плоти. Поверхностная праведность возникает не от веры и не под воздействием духовного обновления, а от религиозной гордости и обусловленного подчинения традиции как виду благочестия, который отвергает его силу». Он называет такую религию «притворной набожностью».

Снова и снова в Евангелиях Иисус провозглашает, что Он пришёл на землю исключительно для того, чтобы исполнить волю Своего Небесного Отца (см. Иоан. 5:19, 30; 6:38; 7:16). А волю Отца можно свести к заявлению, цитируемому в начале этой главы: «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет.1:16; ср. Лев. 11:44).

Первое требование – больше всего Бог хочет, чтобы Его народ был свят.

Обращаясь к верующим, Иаков писал: «Очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные. Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость — в печаль. Смиритесь пред Господом, и Он вознесёт вас» (Иак. 4:8-10). Божья воля заключается в том, чтобы Его народ был свят, и цель наказания состоит в том, чтобы поощрять святость, очищая Церковь. Слово, Дух и Божий народ совместно оберегают чистоту Церкви. Когда верующие в смирении, следуя духовным указаниям, наказывают упорствующих в грехе членов церкви, они действуют от имени Христа.

Второе требование для эффективного наказания — это усердие. Когда Иисус пришёл на Пасху в Иерусалим и обнаружил в храме купцов, которые эксплуатировали народ и оскверняли Божий дом, продавая в нём животных и меняя деньги, Он сделал «бич из верёвок, выгнал из храма всех, также и овец, и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул.

И сказал продающим голубей: „Возьмите это отсюда и дом Отца Моего не делайте домом торговли“» (Иоан. 2:13-16). Святое рвение Иисуса к чистоте дома Его Отца, не позволило Ему стоять в стороне и наблюдать, как этот Дом оскверняют. Желание противостоять греху в церкви проявляется в праведном рвении защищать Божье имя и святость и в соответственном нежелании быть запятнанными и опозоренными.

Третье требование для эффективного наказания — это личная чистота.

Верующий, которого не заботит собственная чистота, не будет иметь желания или праведного рвения в послушании защищать чистоту церкви. Господь не может эффективно использовать его для помощи в этом другим, если он не желает бороться со своими собственными грехами. Он может быть сильно обеспокоен грехами других христиан, но эта озабоченность будет носить характер осуждения и строгости, а не смирения и любви. Таким верующим Господь говорит: «И что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: „Дай, я выну сучок из глаза твоего“, а вот, в твоём глазу бревно? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Матф. 7:3-5).

Когда церковь искренне и смиренно насаждает среди своих членов святость и чистоту, то само это действие производит самоочищение, потому что верующие, искренне желающие видеть церковь святой, сначала противостанут греху в своей жизни и дадут Господу возможность очистить её от греха.

Христиане смогут стать служителями святости только тогда, когда сами будут святы.

Цель наказания 

“если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего” (Мф.18:15в) 

Цель наказания — духовное восстановление упавших членов церкви и последующее укрепление церкви и прославление Бога. Когда согрешающего брата обличают и он отвращается от греха и обретает прощение, он приобретается для общения с Телом, церковью, и её главой — Иисусом Христом.

Цель наказания не в том, чтобы выгнать людей из церкви или удовлетворить самоправедную гордость тех, кто осуществляет наказание, а в том, чтобы вернуть согрешающего брата обратно. «Мудрый привлекает души», — заявляет автор книги Притч (11:30). Павел убеждает христиан: «Если и впадёт человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собой, чтобы не быть искушённым» (Гал.6:1). «Братья! Если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, — говорит Иаков, — пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасёт душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5:19-20). В некоторых случаях, как в приведённом отрывке из Послания Иакова, может случиться так, что вам придётся иметь дело с мнимым христианином, который даже не спасён. Опыт показывает, что часто в процессе наказания грешник признаёт, что не был спасён, и у него возникает желание обратиться к Богу.

«Приобрёл» — от греческого слова кердайно, которое первоначально было торговым термином, означавшим финансовую выгоду или прибыль.

Здесь это слово означает «получить обратно утерянную ценность», а именно — заблудшего брата. Как Иисус учил в притче о потерянной овце, Бог высоко ценит каждого из Своих детей, и когда один из них сбивается с пути, Бог не успокоится, пока не найдёт и не вернёт заблудшее дитя в стадо. Нет Его воли на то, «чтобы погиб один из малых этих» (ст. 14), как не должно быть и воли христиан на то, чтобы хоть один из их братьев или сестёр по вере погиб. Когда они потеряны для общины, потеряно ценное сокровище, и, подобно нашему Небесному Отцу, мы не должны успокаиваться до тех пор, пока они не будут восстановлены. Каждый человек, ставший одним целым с великим Пастырем, должен иметь такое пастырское сердце.

Когда член церкви впадает в грех, вся община в целом и каждый член в отдельности страдает от этой потери, потому что ни одного верующего в Теле нельзя заменить. Каждый верующий уникален и обладает уникальными дарами. Люди преодолевают огромные расстояния для того, чтобы вернуть утраченное материальное богатство. Насколько же большее расстояние должны быть готовы преодолеть христиане, чтобы вернуть духовное сокровище, которое дороже любых земных богатств?

Церкви, как и отдельные верующие, склонны говорить согрешающему брату если не вслух, то про себя: «Это не наше дело, и не стоит вмешиваться.

Это его жизнь, его решение и его обязанность. Он отвечает перед Богом, и то, каков он и как поступает, — между ним и Господом». Подобное отношение может на поверхности казаться проявлением любви и духовности, но оно не согласуется с Писанием. Оно свидетельствует о нечестивом равнодушии, а не о любящей заботе по отношению к упавшему брату.

Процесс и место наказания

“Если же не послушает, возьми с собой ещё одного или двух, чтобы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь” (Мф.18:16-17)

Как уже отмечалось, процесс наказания начинает отдельный верующий, который встречается наедине с согрешающим братом и обличает его (ст. 15).

Три последующие шага упоминаются в 16-17 стихах.

Если согрешающий брат не послушает того, который обличил его наедине, следующий шаг в процессе наказания — взять с собой ещё одного или двух верующих, чтобы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое слово. Этот простой порядок подтверждения фактов в споре или обвинении был установлен Моисеем (Втор. 19:15), поэтому был знаком каждому еврею. Чтобы человека не оклеветали и из мести не обвинили в грехе, преступлении или другом проступке, которого он не совершал, закон Моисея требовал, чтобы по крайней мере два или три свидетеля подтверждали любое выдвинутое обвинение. Это была необходимая защита от ложного обвинения против невинного человека.

Однако в контексте этого наставления Иисуса если свидетельство двух или трёх свидетелей необходимо, то не только для того, чтобы подтвердить, что был совершён грех, но и подтвердить, что согрешившего брата обличили правильно, и что он покаялся или нет. Следует надеяться, что этот один или двое верующих, которых пригласили, чтобы обличить грешника, не станут публичными свидетелями против него перед всей церковью, но что их совместного обличения будет достаточно, чтобы вызвать перемены в сердце согрешающего брата, чего не удалось добиться при первом обличении.

Люди, стоящие на страже, чтобы не допустить злоупотребления и несправедливого обвинения при наказании, должны защищать и служителей церкви, и других верующих. «Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трёх свидетелях, — напутствовал Павел Тимофея. — [Но] согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели» (1 Тим. 5:19-20).

Если на втором этапе процесса наказания грешник не раскаивается, то есть если не послушает двух или трёх свидетелей, тогда они должны сказать церкви. Первое обличение должно быть полностью тайным, второе — наполовину тайным, а третье должно быть публичным, перед церковью. Брат или сестра должны предстать перед всем собранием для дальнейшего обличения, которое вело бы к покаянию. Обязанность призвать этого человека к святости лежит на всей церкви.

В нашей церкви, после того как сделан этот третий шаг, обычно звучит призыв для всего собрания настойчиво убеждать и умолять согрешающего покаяться прежде, чем потребуется четвёртый шаг. Такое убедительное вразумление часто побуждает грешника к покаянию и послушанию.

Этот прекрасный отрывок указывает также на то, что церковь должна быть и местом наказания. Слово екклесиа (церковь) здесь используется в своём основном, широком значении — «собрание» или «сходка». В светской греческой литературе оно употреблялось, когда речь шла о городских собраниях, местных сходках горожан, созываемых правителями для объявления официальных сообщений или для участия в правительственных церемониях. В контексте учения Иисуса на данном этапе Его служения слово «церковь» означало любую группу искупленных людей, которые собирались во имя Его (ст. 20).

Некоторые толкователи утверждают, что Иисус имел в виду еврейскую синагогу, потому что слово «синагога» также означает собрание или сходку.

Но Иисус, когда говорил о синагоге, где, кроме всего прочего, никогда не собрались бы во имя Его, всегда использовал другое слово (сунагоге). И хотя Он часто учил в синагогах и призывал поклоняющихся там уверовать в Него, Его целью было не изменить или реформировать синагогу, а создать Свою церковь (екклесиа).

Здесь не идёт речь о какой-либо организационной структуре. Имеется в виду не комитет, правление или другая группа руководителей, а всё Тело.

Нет суда выше, чем суд поместной церкви. Ни епископ, ни кардинал, ни синод, ни конференция или совет не несут ответственности за назначение наказания. Передавать полномочия в отношении наказания отдельному лицу или группе вне поместной церкви — значит поступать не по Слову Божьему. Состоит ли поместная церковь из нескольких верующих или насчитывает несколько тысяч членов, является ли она высокоорганизованным городским собранием или неформальной группой из пяти-шести верующих, находящихся далеко на миссионерской ниве, именно церковь и только церковь может и должна наказывать.

Ещё меньше оправданий тому, когда церковные взыскания или жалобы приносят для решения в светский суд. Павел строго укорял поступавших так коринфских верующих. «Как смеет кто у вас, — писал он, — имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские?» (1 Кор. 6:1-3).

Четвёртый и последний этап церковного наказания — это отлучение.

Если согрешающий верующий и церкви не послушает, его нужно отлучить от церкви. «Да будет он тебе, — говорит Иисус, — как язычник и мытарь».

И тот, и другой воспринимались как презренные, отверженные обществом люди.

Нееврея, который поклонялся истинному Богу и принимал иудаизм, обычно называли боящимся Бога (ср. Деян. 10:1, 22), а слово «язычник» прежде всего использовалось по отношению к нееврею, который исповедовал традиционное язычество. Такой язычник не имел никакого отношения к завету, поклонению или общественной жизни евреев. Однако мытари, будучи изменниками своего собственного народа, во многих отношениях были более презираемы, чем язычники. Они были изгнанниками не по происхождению, а по выбору.

Иисус не апеллировал к еврейскому предрассудку. Он пришёл спасти всех людей, и среди Его самых ревностных и верных последователей были бывшие мытари, такие как Матфей и Закхей, и язычники, такие как сотник, который просил Иисуса исцелить его парализованного слугу. Иисус подчёркивал, что верующий, который, не раскаиваясь, упорствует в грехе, должен быть удалён из церкви. Поэтому относиться к нему следует как к неверующему, нераскаявшемуся человеку.

Когда один человек в коринфской церкви отказался оставить свой грех — кровосмесительную связь со своей мачехой, Павел повелел, чтобы его удалили из среды верующих (1 Кор. 5:1-2). Терпимость к его греху превратилась в высокомерие. Хотя никто другой из членов церкви, очевидно, не совершал таких аморальных поступков, извращённое представление о свободе привело к тому, что они стали защищать право этого человека на пребывание в грехе. «Сделавшего такое дело, — продолжает Павел, — в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силой Господа нашего Иисуса Христа — предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасён в день Господа нашего Иисуса Христа. Нечем вам хвалиться. Разве не знаете, что малая закваска квасит всё тесто?» (ст. 4-6). Порочное влияние этого человека, названное Павлом закваской, привело к утрате нравственной чувствительности всей церковью.

Верующих, упорно отказывающихся покаяться, следует полностью отлучать от общения с церковью. Они не должны больше иметь благословений от общения с церковью и от её ободрения. Так как они добровольно отвергли нормы Евангелия, они потерпели крушение в вере. Когда Именей и Александр не переставали пренебрегать именем Господа, Павел «предал [их] сатане, чтобы они научились не богохульствовать» (1 Тим. 1:20). Таким людям необходимо дать возможность выбрать: покаяться и остаться с народом Божьим или упорствовать в своём грехе и быть преданным миру и дьяволу.

Последний этап наказания не имеет альтернативы. Фраза «да будет»— перевод глагола настоящего времени в повелительном наклонении; следовательно, она является повелением. Похожее повеление Павел давал фессалоникийцам: «Повелеваем же вам, братья, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас» (2 Фес. 3:6). Несколькими стихами ниже он говорит: «Если же кто не послушает слова нашего в этом послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его» (ст. 14).

Когда церковь сделала всё, что могла, чтобы вернуть согрешающего брата к нравственной чистоте, но безуспешно, этого брата нужно оставить в его грехе и позоре. Если он поистине христианин, Бог не отвергнет его, но Он может допустить, чтобы брат погряз в своей чистоте ещё больше, прежде чем испытает такое отчаяние, что отвратится от своего порока. Как объяснил Павел коринфской церкви, отделение от согрешающего верующего должно быть более радикальным, чем отделение от грешных неверующих.

Я писал вам в послании — не общаться с блудниками; впрочем, не вообще с блудниками мира этого, или лихоимцами, или грабителями, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира этого. Но я писал вам не общаться с тем, кто, называясь братом, остаётся блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницей, или грабителем; с таким даже и не есть вместе. Ибо что мне судить внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращённого из среды вашей (1 Кор. 5:9-13).

Но отлучение нераскаявшегося брата от церкви — это не конец процесса наказания. Процесс должен продолжаться до тех пор, пока брат либо покается, либо умрёт. Что касается церкви, цель отлучения брата — это защита моральной чистоты общины и предоставление свидетельства о праведности для окружающего мира. Но что касается самого брата, цель отлучения — не наказать, а пробудить; поэтому делать это следует в смиренной любви, но никак не в духе самодовольного превосходства. «Не считайте его за врага, — говорит Павел, — а вразумляйте, как брата» (2 Фес. 3:15).

Не иметь общения или даже дружеских контактов с нераскаявшимся братом — это не значит исключить любые контакты с ним вообще. Когда есть возможность предостеречь брата и попытаться вернуть его обратно, необходимо воспользоваться такой возможностью. По сути, таких возможностей следует искать. Но эти встречи должны быть исключительно ради увещания.

Поэтому четвёртый этап процесса наказания заключается в отлучении и призвании обратно — то есть согрешающего брата необходимо держать вне общения, пока он не покается, но в то же время продолжать звать его обратно в надежде, что он покается.

Наложение взыскания никогда не должно быть прерогативой одного человека в церкви, какое бы положение он ни занимал и какими бы качествами ни обладал. В одной из ранних церквей был такой страж порядка по имени Диотреф, сам назначивший себя на эту должность. Иоанн описал его как «любящего первенствовать». «Поэтому, если я приду, — сказал Апостол, — то напомню о делах, которые он делает, понося нас злыми словами, и, не довольствуясь тем, и сам не принимает братьев, и запрещает желающим, и изгоняет из церкви» (3 Иоан. 9-10). Властная самоправедность не имеет ничего общего с планом Христа для Его Церкви и не может быть успешной в её очищении. Только поместное собрание верующих имеет право отлучить члена церкви, и то лишь после того, как первые три меры окажутся недейственными.

В Коринфе человек был, очевидно, отлучён от церкви после того, как своим грехом причинил большую скорбь Павлу и другим верующим. Но «для такого довольно этого наказания от многих, — сказал Павел, — так что вам лучше уже простить его и утешить, чтобы он не был поглощён чрезмерной печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь» (2 Кор. 2:5-8). Когда верующий кается, его нужно радушно принять обратно в общение, а не держать на расстоянии вытянутой руки, как человека второго сорта. Его нужно простить и принять, как Господь Иисус простил и принял споткнувшегося Петра, когда тот вернулся, раскаявшись в своём непослушании (Иоан.21:15-22).

Власть наказывать 

“Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них” (Мф.18:18-20)

Чтобы подчеркнуть весомость Своего следующего высказывания, Иисус заявляет: «Истинно говорю вам». На эту фразу, которую часто использовал Господь, следует обратить особое внимание, потому что она предваряет учение исключительной важности.

Наказание следует применять с величайшей осторожностью. Применённое неправильным образом или с неправильным отношением, оно может причинить огромный вред, так как в этом случае поощряется самоправедность и законничество. Если же наказание вообще не применяется, вред заключается в том, что греховное влияние распространяется, как закваска.

Обетования Иисуса в ст. 18 и 19 претерпели серьёзные искажения на протяжении истории Церкви, самым крайним из которых является учение римо-католицизма. Это учение заявляет, что церковь имеет божественную власть прощать грех. Многие харизматы используют эти обетования (наряду с другими, такими как Матф. 7:7 и 21:22), чтобы требовать у Бога всевозможные благословения и льготы.

Принимая во внимание только что сказанное Иисусом, а также обычные раввинские высказывания того времени, и учитывая грамматическую конструкцию текста, можно сделать вывод: Иисус не учил, что Божья сила должна подчиняться воле людей. Он не учил, что люди могут принудить Небеса к чему-либо. Наоборот, Иисус обещает, что, когда народ Божий подчинит свою волю Его воле, Он одобрит это и даст ему силу в его послушании.

Продолжая давать наставления о церковном наказании, Иисус не учит просить Бога об особых благословениях или привилегиях. Тем более Он не учит, что церковь или кто-либо из её руководителей имеет власть прощать грехи членов церкви. Он провозглашает, что церковь имеет божественное поручение наказывать своих членов, когда они отказываются покаяться.

Раввины иногда говорили о принципе или действии чего-то, что было связано на небе или разрешено на небе, чтобы указать, соответственно, что это было запрещено или разрешено в свете явленного Богом Слова. Еврей тех дней понял бы, что конкретно Иисус имел в виду: люди не могли подчинить волю Небес своей собственной воле, но Бог (названный здесь небом, что было обычной заменой среди евреев заветного имени Бога Яхве, или Иегова) установил конкретные принципы, которым должна подчиняться церковь.

Грамматическая конструкция в этом отрывке также вносит ясность в его значение. Как и в Матф. 16:19, «будет связано» и «будет разрешено» — это перевод греческих глаголов будущего времени в пассивном залоге. Смысл в том, что не Бог вынужден подчиняться решениям церкви, а церковь, следуя учению Христа о наказании, подчиняется тому, что Бог уже сделал, и таким образом обретает небесное одобрение и власть.

В отношении прощения или непрощения грехов в Иоан. 20:23 также используется перфект в пассивном залоге. Верующие имеют власть объявлять, что грехи прощены, либо оставлены, если это заявление основано на учении Божьего Слова. Если человек принял Иисуса Христа как Господа и Спасителя, церковь может с полной уверенностью сказать ему, что его грехи разрешены, то есть прощены, потому что он выполнил Божьи условия для прощения, а именно — уверовал в Его Сына. Если, с другой стороны, человек отказывается принять Христа Спасителем и признать Его Господом, церковь может сказать ему с такой же уверенностью, что его грехи связаны, то есть не прощены, потому что он не выполнил Божье условие для прощения.

Несколько лет назад один человек сказал мне о своей уверенности в том, что он идёт на небеса, потому что исполняет все требования религиозной системы, предписанной одним популярным культом. Так как странные убеждения этой группы полностью противоречили Евангелию, я сказал ему, что он погибший грешник, всё ещё пребывающий в грехах, и потому он не направляется в небеса. Сопоставляя его признания с тем, что говорит Слово Божье, я мог увидеть, что этот человек не имел спасения. Сказать ему, что он всё ещё связан своими грехами, означало не сверхъестественное вынесение ему приговора или высокомерное осуждение его, а лишь подтверждение того, что Божье Слово ясно говорит о нём и о каждом человеке, который надеется прийти к Богу любым другим путём, кроме веры в Его Сына.

Очевидно, что это очень важное служение в церкви, служение, к которому иногда подходят с большой неохотой. «Кто мы такие, чтобы заявлять так? — спрашивают они. — Какое мы имеем право на резкую реакцию по отношению к собратьям-верующим? Мы тоже грешны». Но когда церковь применяет наказание по образцу, данному в Матф. 18:15-17, она может иметь абсолютную уверенность в том, что действует, имея власть и силу Небес, как и обещано в стихах 18-20.

Господь не даёт никакой заповеди, не наделив силой и властью подчиняться ей. В этих трёх кульминационных стихах, в которых Иисус учит о церковном наказании, мы узнаём, что, когда Божий народ искренне стремится очистить Божью Церковь согласно Его правилам, он имеет силу, одобрение и власть как Отца, так и Сына.

В первую очередь Иисус заверяет Свой народ, что Отец действует вместе с ними, чтобы очистить Церковь: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле (ссылка на двух свидетелей в ст. 16) просить о всяком деле (стремясь к чистоте церкви), то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного». Когда в обличении греха церковь действует в интересах Бога и в соответствии с Его Словом, Он действует в интересах церкви, подтверждая и поддерживая её решения и действия.

«Согласятся» — от слова сумфонео, которое буквально означает «звучать вместе» и от которого происходит слово «симфония». Если даже два последователя Иисуса согласны друг с другом, что согрешивший брат покаялся или отказался покаяться, они могут быть уверены, что находятся в согласии с Отцом Небесным.

Как уже упоминалось, толкование этого стиха как обещания верующим неограниченно получать всё, о чём они попросят Бога, не только не соответствует контексту о церковном наказании, но и противоречит Писанию в целом. Такое толкование равносильно волшебству, в котором Бог автоматически вынужден выполнять самые глупые или греховные просьбы просто потому, что двое из Его детей сговорились просить Его об этом. Эта идея бросает вызов Божьему полновластию и подрывает множество библейских заповедей о необходимости с готовностью подчиниться Божьей воле.

Иисус также заверяет Свой народ, что Он тоже действует вместе с ними, когда они трудятся по очищению церкви: «Ибо где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них». Не только Отец подтверждает наказание, когда оно применяется согласно Его Слову, но и Сын присоединяет Своё божественное подтверждение.

Этот стих тоже часто неправильно толкуют, хотя при этом допускают не столь серьёзную ошибку, как при неправильном толковании двух предыдущих стихов. Утверждение на основании этого стиха, что Господь присутствует на маленьком служении или в молитвенной группе, не соответствует контексту о церковном наказании и является преувеличенным. Христос всегда со Своим народом, даже если это одинокий верующий, которого отделяют от других христиан тюремные стены или сотни километров.

Согласно контексту, двое или трое являются свидетелями в процессе наказания. Просить или делать что-либо во имя Бога — означает не произносить Его имя, а просить или делать что-либо согласно с Его божественной волей и характером. Поэтому быть собранными во имя Его для свидетелей означает верно исполнять свой труд, подтверждая от имени Господа покаяние или отсутствие такового у согрешающего брата или сестры. Когда церковь собирается во имя Господа и для Его дела и славы, она должна заниматься служением самоочищения под Его властью и авторитетом, с Его небесным подтверждением и участием.

Дитрих Бонхёффер, немецкий богослов довольно либеральных убеждений, переживший ужасы гонений в нацистской Германии, написал книгу под названием «Жить вместе». В ней он глубоко и проникновенно говорит о необходимости восстановления согрешившего брата и возвращения его в общение с церковью.

Греху нужно, чтобы человек остался один. Грех удаляет человека из общества. Чем больше изолирован человек, тем разрушительнее действует в нём сила греха. Чем больше он будет втянут в грех, тем гибельнее для него изоляция. Грех желает оставаться тайным. Он избегает света. Во мраке тайны он отравляет человека целиком. Это может произойти даже в благочестивом собрании. Во время исповеди свет Евангелия врывается во тьму сердца, в его самые потаённые уголки. Грех нужно выставить на свет. Нужно открыто сказать и признать то, что было тайной. Всё тайное и сокрытое становится явным. Прежде чем человек открыто признает свой грех, будет происходить тяжёлая борьба, но Бог сокрушает железные затворы и медные врата (Пс. 106:16).

Когда человек исповедовал свой грех в присутствии брата-христианина, последний оплот самооправдания был разрушен. Грешник сдаётся; он отказывается от своего порока. Он отдаёт своё сердце Богу и обретает прощение всех своих грехов в общении с Иисусом Христом и братом-христианином.

Высказанный, признанный грех теряет свою силу. Он разоблачён и осуждён как грех. Он больше не может разрывать на части общину. Теперь община несёт грех этого брата на себе. Он уже не один со своим пороком, потому что сбросил этот грех с себя. Теперь он стоит среди братьев-грешников, которые живут благодаря Божьей благодати и кресту Иисуса Христа… Тайный грех отделял его от общины, превращая его общение в притворство; исповеданный грех помог ему установить истинное общение с братьями в Иисусе Христе.

Вся слава Христу

Слава тульских пряников давно разошлоась по всему миру и стала неотъемлемым атрибутом земли Русской, желанным подарком и сувениром на все торжества и праздники. Уникальный аромат и вкус пряника , приготовленного по старым рецептам тульских пряничников не оставит Вас равнодушными к этому лакомству. Тульский пряник, изготовленный по вашему индивидуальному эскизу, – всегда оригинальный и относительно недорогой подарок.

 

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий