Молитва Господня – часть1

“Молитесь же так: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да придёт Царство Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на этот день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твоё есть Царство и сила, и слава во веки. Аминь». Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших” (Мф.6:9-15) 

Земное служение Христа было весьма непродолжительным — всего три года. Однако значительная часть этого времени была проведена в молитве.

Как повествуют Евангелия, для общения со Своим Небесным Отцом Иисус вставал рано на рассвете, до восхода солнца. А вечером Он часто шёл для молитвы на гору Елеонскую или в другое тихое место, и шёл Он обычно один.

Молитва была дыханием Иисуса каждое мгновение Его жизни.

Кто-то сказал, что многие христиане молятся, как моряки используют насосы — только тогда, когда корабль тонет. Но чтобы быть послушными учениками Христа, чтобы испытать полноту общения с Богом и открыть врата небесных благословений, верующие должны молиться так, как молился Иисус. Кроме того, мы должны знать, как молиться. Если мы не знаем, как и о чём молиться, молитва превращается в пустую формальность. Если же мы знаем, как молиться, и осуществляем это на практике, наша жизнь будет укрепляться, а приоритеты будут должным образом расставлены. Мартин Ллойд-Джонс прекрасно выразил это в книге «Исследование Нагорной проповеди». Он сказал: «Человек достигает вершины своего существования, когда, стоя на коленях, оказывается лицом к лицу с Богом».

Библия уделяет большое внимание важности и силе молитвы. «Много может усиленная молитва праведного», — писал Иаков (Иак. 5:16). Раб Авраама молился — и Ревекка вышла ему навстречу. Иаков молился — и ненависть Исава сменилась благоволением. Моисей молился — и Амалик был повержен. Молилась неплодная Анна — и родился Самуил. Исаия и Езекия молились — и Ангел Господень поразил сто восемьдесят пять тысяч ассирийцев. Молился Илия — и была засуха три года; молился снова — и пошёл дождь. Всё это — лишь несколько примеров ветхозаветных молитв, достигших цели. Иудеи, которым проповедовал Иисус, как никто другой должны были иметь абсолютную уверенность в силе молитвы.

Молитва необходима в любой области христианской жизни. Если мы не будем иметь тесного общения с Богом, мы не сможем, например, правильно творить милостыню (см. Матф. 6:2-4) или поститься (см. 6:16-18). Бог желает от нас искренней, добровольной милостыни, прославляющей Его имя, а это возможно лишь при условии личных взаимоотношений с Ним. Пост без молитвы бессмыслен, потому как не имеет никакого отношения к Богу.

Без молитвы пост становится ничего не значащим религиозным обрядом.

Итак, главная тема в 6:1-18 — это тема молитвы.

Божья цель 

 Бог обозначил наивысшую цель для молитвы, превосходящую все остальные цели, — прославлять Его имя. И хотя молитва приносит наибольшую пользу самому молящемуся, в ней должна быть отражена не наша воля, а Божья. Прежде всего, молитва даёт Богу возможность проявить Свою благодать и славу. Один древний святой сказал: «Искренняя молитва возвышает разум к созерцанию божественного величия и даёт душе возможность сполна насладиться этим переживанием». Иисус подтвердил цель молитвы, сказав: «И если чего попросите у Отца во имя Моё, то сделаю, да прославится Отец в Сыне» (Иоан. 14:13).

Вопреки позиции современной евангельской церкви, в основе истинной молитвы, как и истинного поклонения, лежит не нужда человека, а прославление Бога. Молитва состоит не в том, чтобы предъявлять права на Божьи обетования, и тем более не в том, чтобы предъявлять к Богу требования, а в том, чтобы признавать Его полновластие, созерцать Его славу и подчиняться Его воле. Поскольку молитва настолько важна и поскольку часто у нас недостаёт мудрости, чтобы молиться правильно, Дух Святой был послан помогать нам.

«Мы не знаем, о чём молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим. 8:26). Именно об этом говорил Павел, побуждая верующих «молиться во всякое время духом» (Ефес. 6:18).

В Матф. 6:9-15, в сжатой форме, но очень ёмко, Господь раскрывает сущность истинной молитвы. Как мы увидим позже, вторая половина ст. 13, славословие, возможно отсутствовала в тексте оригинала. Молитва «Отче наш» состоит из двух частей: первая прославляет Бога (ст. 9-10), а вторая касается нужд человека (ст. 11-13а). Каждая часть включает три прошения: первые три касаются Божьего имени, Его Царства и Его воли; остальные три — выражают нужду в пище, прощении и защите от искушения.

Интересно, что здесь Христос ничего не говорит о том, где мы должны молиться. Как отмечалось в предыдущей главе, слова Господа «войди в комнату твою» (6:6) подчёркивали целенаправленность молитвы, необходимость удалиться от всего окружающего и сосредоточиться на Боге. У Иисуса во время Его земного служения не было Своей комнаты, и Он молился в различных местах и ситуациях. Павел желал, чтобы все верующие «на всяком месте произносили молитвы» (1 Тим. 2:8).

Относительно времени молитвы также ничего не говорится. Иисус, как и святые Ветхого и Нового Завета, молился и днём, и ночью. Молитвы совершались постоянно, независимо от времени суток и окружающей обстановки: в периоды опасности или благословения, перед едой и после, перед дорогой или по возвращении домой — во всех обстоятельствах и при любой возможности.

Нет также указаний, касающихся положения нашего тела или одежды для молитвы. Как Иисус уже подчеркнул (6:5-8), первостепенную значимость имеет отношение человека к молитве и её содержание. И такой образец Он предписывает ученикам в этих стихах.

Молитва всегда уместна: в любой одежде и в любом положении, в любом месте и в любое время, независимо от обстоятельств. Молитва должна быть образом жизни христианина, его непрерывным и тесным общением с Богом (Ефес. 6:18; 1 Фес. 5:17). Именно поэтому нужно иметь ясное представление о молитве — для чего Христос и оставил Своим последователям этот образец молитвы.

Как и вся Нагорная проповедь, учение Господа о молитве здесь не является чем-то принципиально новым. Все перечисленные здесь основные принципы можно найти в Ветхом Завете и даже в иудейских преданиях. Многие искажения и извращения — такие как бессмысленные повторения, молитва напоказ (6:5, 7) — проникли в молитвенную жизнь евреев со временем. И если что-то и соответствует Писанию в раввинских преданиях, так это, пожалуй, учение о молитве. В этом отношении Талмуд и мидраши, представляющие собой толкование Писания, содержат полезные наставления.

Изучая Писание, евреи понимали, что Бог желает иметь с ними непрерывное общение, что Он слышит их молитвы и отвечает на них. Они также знали, что молитва должна содержать хвалу и поклонение, благодарение и благоговение пред святостью Бога, выражение послушания Его повелениям, исповедание греха, ходатайство о других людях, неотступность и смирение.

Однако ко времени земного служения Иисуса большинство евреев забыли учение Писания и даже библейскую основу своих традиций. Молитва стала формальной, лицемерной и превратилась в ритуал.

Предупредив о неправильном отношении к молитве, которое так извратило молитвенную жизнь евреев, здесь Господь даёт чудесный образец, чтобы молитва граждан Небесного Царства была угодна Богу.

То, что молитва «Отче наш» не предназначалась как образец для повторения, очевидно по нескольким причинам.

Во-первых, молитва предваряется словами «Молитесь же так». Как видно из повествования Луки, ученики просили Христа не научить их молитве, а научить их молиться (Лук. 11:1). Хоутос оун (же так) буквально означает «таким образом», что подразумевает следование образцу. 

Во-вторых, Иисус только что предостерёг учеников от бессмысленного многословия в молитве (ст. 7). Было бы странным после этого предложить молитву для дословного повторения.

В-третьих, нигде в Новом Завете — ни в Евангелиях, ни в Деяниях, ни в Посланиях — мы не находим случая, когда чья-либо молитва заучивалась бы слово в слово или становилась ритуалом для группы верующих.

Поэтому Молитва Господня, или, точнее, молитва учеников, — это не набор слов для повторения. Полезно выучить её наизусть и повторять вслух, как, впрочем, и другие места Писания. Хорошо произносить её иногда в уме, про себя, и размышлять над ней сердцем. И всё же, это не столько молитва сама по себе, сколько эскиз, служащий основой для наших собственных слов хвалы и поклонения, выражения нужд и т.д. Молитва «Отче наш» должна стать не заменой наших молитв, а путеводителем в молитвенной жизни.

Перед нами настоящий шедевр: менее чем в семидесяти словах Бог удивительным образом изложил все необходимые составляющие молитвы так, что их простота понятна даже ребёнку, а глубина непостижима даже зрелым верующим.

Ещё один признак божественной полноты молитвы проявляется в бесконечном количестве планов, которые можно составлять по её тексту. С точки зрения наших отношений с Господом в молитве можно выделить следующие пункты: Отче наш — отношения «Отец и дитя»; да святится имя Твоё — Божество и поклонник; да придёт Царство Твоё — Владыка и подчинённый; да будет воля Твоя — слуга и господин; хлеб наш насущный дай нам на этот день — нуждающийся и благодетель; прости нам долги наши — Спаситель и грешник; не введи нас в искушение — странник и поводырь.

В этой молитве также отражается духовная позиция молящегося: Отче — семейные узы; наш — отсутствие эгоизма; да святится имя Твоё — благоговение; да придёт Царство Твоё — преданность; да будет воля Твоя — послушание; хлеб наш насущный дай нам на этот день — зависимость; прости нам долги наши — раскаяние; не введи нас в искушение — смирение; ибо Твоё есть Царство — торжество; и слава — ликование; во веки — надежда.

В молитве «Отче наш» также можно найти:

(1) соотношение Божьей славы и нашей нужды;

(2) троякую цель молитвы — прославление Бога, выражение послушания Его воле и ожидание Его Царства;  

(3) сближение времён — настоящего (хлеб наш насущный дай нам на этот день), прошедшего (прости нам долги наши) и будущего (не введи нас в искушение).

Это лишь некоторые позиции, с которых жемчужина Молитвы Господней доступна для рассмотрения и понимания.

В этих пяти стихах цель молитвы в сжатой форме обозначена лучше, чем в каком-либо другом слове или фразе. От начала и до конца объект этой молитвы — Бог, поклонение Ему, признание Его достоинства и славы. Всякое проявление присущей гражданам Небесного Царства праведности зависит от Бога, и молитва — не исключение. Молитва не может руководствоваться эгоистичным желанием заставить Господа сделать то, что хочется нам. Молящийся должен утверждать полновластие Бога, Его величие и праведность и подчинять все свои устремления Его воле и славе.

Каждая грань молитвы «Отче наш» посвящена Всевышнему. В ней Христос наиболее полно отразил все составляющие праведной молитвы, в центре каждой из которых — Бог. Эти составляющие включают в себя признание Его отцовства, почтение к Нему, признание Его замысла, воли, заботы, прощения, защиты и величия. Каждый из этих элементов наполнен глубоким смыслом, исчерпать который до конца просто невозможно.

Божье отцовство

“Молитесь же так: «Отче наш, сущий на небесах!»”(Мф.6:9б) 

Называть Бога Отцом по праву могут лишь те, кто пришёл к Нему посредством Его Сына Иисуса Христа. «Не один ли у всех нас Отец? Не один ли Бог сотворил нас?» — писал Малахия (Мал. 2:10), а Павел в разговоре с греческими философами в ареопаге сказал: «Некоторые из ваших стихотворцев говорили: „Мы его и род“» (Деян. 17:28). Но Писание совершенно ясно говорит, что Божье отцовство для неверующих ограничивается тем, что Он их Творец. В духовном смысле, у неверующих другой отец. Сурово осуждая отвергавших Его иудейских вождей, Иисус сказал: «Ваш отец диавол» (Иоан.8:44). Иисус даёт «власть быть детьми Божьими» исключительно тем, кто принимает Его (Иоан. 1:12; ср. 2 Пет. 1:4; Рим. 8:14; Гал. 3:26; Евр.2:11-14). Верующие принадлежат Божьему Сыну и поэтому могут приходить к Богу Отцу как Его возлюбленные дети.

Бог как Отец по-разному являл Себя верующим иудеям. Прежде всего, они знали Его как Отца Израиля, народа, избранного быть Божьим особым народом. «Ты — Отец наш… Ты, Господи, Отец наш», — восклицает Исаия (Ис. 63:16; ср. Исх. 4:22; Иер. 31:9). Евреи также воспринимали Бога и более личным образом — как духовного Отца и Спасителя. (Пс. 88:27;102:13).

Но спустя столетия, по причине непослушания Господу и заигрываний с языческими богами окружающих народов, большинство евреев утратило восприятие Божьего отцовства. Они видели Бога Отца, как некую далёкую от них, абстрактную Личность, которая когда-то вела их предков.

Иисус подтвердил то, чему учило Писание, и то, во что всегда верили правоверные, благочестивые евреи: Бог — Небесный Отец для тех, кто верен Ему. Христос использует обращение «Отец» во всех Своих молитвах, за исключением Своей молитвы на кресте. В тот момент Его восклицание «Боже Мой, Боже Мой!» (Матф. 27:46) показало разделение с Отцом, которое Он испытал, понеся грех всего человечества. Хотя в Матф. 6:9 употребляется греческое слово Патер, возможно, что Иисус, произнося эту молитву, использовал арамейское Авва. И не только потому, что в то время арамейский язык был распространён среди палестинских евреев, но и потому, что слово Авва носит более личный, интимный характер. Даже в греческом тексте слово Авва встречается во многих местах, и часто оно даже не переводится (см.Марк. 14:36; Рим. 8:15; Гал. 4:6).

Во-первых, обращение к Богу как нашему Небесному Отцу прежде всего означает конец того страха, который всегда присутствовал в отношениях язычников с их божествами.

Во-вторых, знание Божьего отцовства даёт надежду и гарантирует стабильность. Если земной отец заботится о своих детях и защищает их, то тем более Небесный Отец любит, оберегает Своих детей и помогает им (Матф. 7:11; Иоан. 10:29; 14:21).

В-третьих, знание Бога как Отца решает проблему одиночества. Даже если мы отвергнуты и забыты друзьями, семьёй, другими верующими и всем миром, мы знаем, что Небесный Отец никогда не оставит и не забудет нас. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам», — говорил Иисус (Иоан. 14:21; ср. Пс. 67:6-7).

В-четвёртых, знание Божьего отцовства решает проблему эгоизма. Иисус учит нас молиться: «Отче наш», используя местоимение во множественном числе, потому что в Божьей семье все мы — дети одного Отца. Во всей молитве нет ни одного личного местоимения в единственном числе. Обращаясь к Богу, мы молимся о том, что лучше для всех, а не только для нас самих.

В-пятых, знание Бога как Отца решает проблему ресурсов. Он — наш Небесный Отец. Когда мы вверяем себя Богу, Небесному Покровителю, для нас открываются все небесные источники. «Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа [благословил] нас во Христе всяким духовным благословением в небесах» (Ефес. 1:3).

В-шестых, Божье Отцовство решает вопрос послушания. Если Иисус, истинный Божий Сын, сошёл с небес для того, чтобы исполнить не Свою волю, а волю Отца (Иоан. 6:38), то тем более мы как усыновлённые дети должны быть послушными Богу. Послушание Отцу, как ничто другое, отличает Его истинных детей. «Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра, и мать» (Матф. 12:50).

Бог, по Своей благодати, любит и заботится даже о тех из нас, кто непослушен Ему. Истории, записанной в 15-й главе Евангелия от Луки, больше подходит название «Притча о любящем отце», нежели «Притча о блудном сыне». На первом плане в этом рассказе — образ Небесного Отца, Который прощает как самоправедного сына, не покидавшего отчего дома и остающегося нравственным и порядочным, так и беспутного, заблудшего сына, возвращающегося с покаянием.

Поэтому обращение «Отче наш» показывает стремление Господа открыть Свою силу и вечные благословения по молитве Своих детей в той мере, в какой это послужит им ко благу и явит Его славу.

Почтение к Богу 

“Да святится имя Твоё” (Мф.6:9в) 

Вначале Иисус предостерегает от корыстных молитв. Бог должен иметь право на первенство в каждом аспекте нашей жизни и тем более в минуты наиболее тесного общения с Ним. Молитва должна являть собой образец почтительности, благоговения, признательности, глубокого уважения и преклонения перед Богом и ни в коем случае не должна становиться элементом повседневной рутины, так сказать, «кивком вежливости». Эта фраза напоминает, что обращением «Отец» не следует злоупотреблять, и предостерегает от всякой фамильярности.

Божье имя содержит в себе нечто большее, нежели просто обращение к Нему. Оно свидетельствует о Нём — о Его характере, замыслах и воле. Когда Моисей во второй раз поднялся на гору Синай за Десятью заповедями, он призвал «имя Иеговы. И прошёл Господь пред лицом его и возгласил: „Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех“» (Исх. 34:5-7). Свойства Божьей Личности, перечисленные в ст. 6-7, полностью соответствуют имени Иеговы, упомянутому в ст. 5.

Мы любим Господа и веруем в Него не просто потому, что знаем Его титулы, а потому, что знаем Его характер. «И будут уповать на Тебя знающие имя Твоё, потому что Ты не оставляешь ищущих Тебя, Господи», — говорил Давид (Пс. 9:11). Здесь имя Бога ассоциируется с верностью. В другом Псалме Давид провозглашает: «Славлю Господа по правде Его и пою имени Господа Всевышнего» (Пс. 7:18; ср. 112:1-4). В своеобразной для еврейской поэзии форме проводится параллель между именем Бога и Его праведностью и подчёркивается равнозначность этих понятий. Когда псалмопевец сказал: «Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа, Бога нашего, хвалимся» (19:8), под «именем Господа» он подразумевал намного больше, чем просто титул. Он говорил обо всей полноте Его Личности.

Ветхозаветные имена Господа отражают различные черты Его характера.

Имя Элохим, например, означает «Бог-Создатель»; Эль-Элион — «Владыка неба и земли»; Иегова-Ире — «Господь усмотрит»; Иегова-Шалом — «Господь наш мир»; Иегова-Цидкену — «Господь оправдание наше». Все эти имена говорят о характере Бога. Они говорят не только о том, кто Он, но и о том, каков Он.

А Христос даёт самое ясное представление о сущности Божьего имени, поскольку Иисус Христос — величайшее имя Бога. «Я открыл имя Твоё человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твоё» (Иоан. 17:6). Всё, что творил на земле Божий Сын, возвещало о Божьем имени. Будучи совершенным проявлением Божьего естества и славы (Иоан. 1:14), Христос был и лучшим свидетельством о Его имени.

Слово «святится» является переводом греческого глагола хагиазо, который означает «делать святым». Однокоренные с ним слова переводятся как «святой, священный, освящать, освящение» и т.д. Верующим даётся повеление быть святыми (1 Пет. 1:16), тогда как Бог уже свят. Слова «да святится имя Твоё» призваны подчеркнуть святость Бога — уникальное качество, которое всегда было и будет присуще в полной мере только Ему. Святить Божье имя — значит благоговеть перед Богом, почитать, прославлять Его и повиноваться Ему как единственному, Кто совершенен. Как заметил Жан Кальвин, желание, чтобы Божье имя святилось, равнозначно признанию Его славы, столь великой, что человеку не должно даже помышлять о Нём без величайшего благоговения.

Признание Божьей святости, как и любое другое проявление праведности, исходит из сердца. «Господа Бога святите в сердцах ваших», — пишет Апостол Пётр (1 Пет. 3:15), употребляя форму слова, переведённого в этой молитве как «святится».

Если мы чтим Христа в сердце, то мы будем чтить Его и в жизни. Мы уже святим Его имя, когда признаём Его существование. «Надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть и ищущим Его воздаёт» (Евр. 11:6).

Для непредвзятого ума существование Бога самоочевидно. Иммануил Кант высказывал довольно много странных идей о Боге, но он был абсолютно прав, когда заявил: «Нравственный закон внутри нас и звёздное небо над нами толкают нас к Богу».

Мы также святим имя Бога, имея правильное знание о Нём. Ложные идеи о Господе отражают непочтительное отношение к Нему. Ориген однажды сказал: «Называет имя Божье всуе, кто приписывает Богу неприсущие Ему свойства». Поэтому познание истины о Боге и вера в неё свидетельствуют о почтении к Нему, и, наоборот, неприятие истины или искажение вероучения — о непочтении. Мы не можем чтить Господа, не зная Его характера и воли. Но даже если мы признаём существование Бога и имеем истинное знание о Нём, этого недостаточно, чтобы святить Его имя. Мы должны постоянно помнить о Его присутствии. Периодические вспоминания о Боге не святят Его имя. По-настоящему святить Его имя — значит сверять каждое слово, каждый поступок и каждую мысль с Его волей. Давид понимал, что в нашей жизни должно быть на первом месте: «Всегда видел я пред собой Господа» (Пс. 15:8).

Имя Отца больше всего святится тогда, когда мы поступаем согласно Его воле. Для христиан жить в непослушании Богу — всё равно что упоминать Его имя напрасно, называя Господом Того, за Кем мы не следуем как за Господом. Иисус предупреждал: «Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!“ — войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Матф. 7:21). Когда мы едим, пьём или делаем что-либо ещё во славу Божью (1 Кор. 10:31), это также святит Его имя. И, наконец, мы святим имя Господа, если своей жизнью привлекаем к Нему других людей, если «светит свет [наш] пред людьми, чтобы они видели [наши] добрые дела и прославляли Отца [нашего] Небесного» (Матф. 5:16). Псалмопевец одним великолепным призывом обобщает вышесказанное: «Величайте Господа со мною, и превознесём имя Его вместе» (Пс. 33:4).

Божий замысел 

“да придёт Царство Твоё” (Мф.6:10а) 

Фрэнсис Хейвергал посвятила Господу великолепные строки гимна «Грядущий во славе»:

Отрадно царствие Твоё,

Возлюбленный Господь!

Пусть прославляет и поёт,

Величье, славу воздаёт Тебе язык и плоть.

Тебе, мой Друг и Господин, Владыка, Царь Земли,

Звучит во веки песнь хвалы И славы, и любви!

Нашим самым большим желанием должно быть — увидеть Господа Царём, восседающим на престоле Своего Царства и увенчанным славой и властью, которые всегда принадлежали Ему, но которые Он пока что не получил.

Царь неотделим от Царства. Слова «да придёт Царство Твоё» выражают желание увидеть исполнение Божьего замысла: Пришествие Христа как Царя царей и Господа господствующих. И наша жизнь, и наши молитвы должны быть направлены на исполнение Его замысла и Его плана.

Но как часто в основании нашей молитвенной жизни лежат эгоистичные планы и устремления! Подобно младенцам, мы ограничены рамками собственных потребностей и чувств. Одна из величайших проблем христианской жизни — борьба со старыми привычками, которые то и дело заставляют нас замыкаться на себе.

Даже внешние события и проблемы отвлекают нас от Божьего Царства.

Мы можем и должны молиться о семьях, пасторах, миссионерах, правителях страны, о конкретных людях и событиях. Но всякий раз молитва должна говорить об исполнении Божьей воли, чтобы те, о ком мы молимся, в своих мыслях, словах и делах поступали по воле Божьей. Лучшая молитва о конкретном человеке или деле — это молитва о том, чтобы этот человек или дело служили расширению Царства Божьего.

Небесный Отец желает возвысить Христа, чтобы Сын правил и царствовал в Его Царстве. В Талмуде правильно говорится, что если в молитве не упоминается Царство Божье, то это не молитва (Берахот 21a).

Самой непримиримой оппозицией Царству Христа и жизни каждого христианина является царство мира сего, в котором правит сатана. Цель его правления — противостоять Богу и верующим в Него.

Слово басилейа (Царство) означает, главным образом, не территорию, а владычество и господство. Поэтому, говоря «да придёт Царство Твоё», мы молимся, чтобы на земле наступило Царство, в котором будет править Христос. Глаголом «придёт» переводится аорист слова эрхомай в повелительном наклонении, указывающего на неожиданный, внезапный приход (ср. Матф.24:27). Господь говорит о наступлении Тысячелетнего Царства (Откр. 20:4), а не об усилии создать более благочестивое общество посредством социальной и политической деятельности христиан.

Молиться «да придёт Царство Твоё» — значит молиться о Божьем Царстве, то есть о Царстве, в котором правит Бог, и только Бог. Это Царство будет на земле (ст. 10а), но оно не будет царством этого мира — оно не будет опираться на современное политическое устройство. Христос сказал Пилату: «Царство Моё не от мира сего» (Иоан. 18:36). Ни одно из земных царств не сравнимо с Божьим. Грешный человек не может быть соправителем Бога, и потому бессмысленно строить Царство Небесное путём совершенствования человеческого общества. Многие жизненные вопросы заслуживают внимания христиан, но, даже решив их, мы не построим и не приблизим земное Царство Христа. Даже лучшие наши устремления и все наши усилия не остановят морального разложения, которое всегда и неизбежно характеризует человеческое общество и человеческие царства, — пока Господь не утвердит Своё совершенное Царство.

Весть о Царстве Небесном была в центре проповеди Иисуса. Он пришёл «благовествовать Царство Божье» (Лук. 4:43). Есть только одно Евангелие — Благая весть о Царстве нашего Господа Иисуса Христа. Куда бы Иисус ни шёл, Он везде проповедовал весть спасения и приближения Царства.

«Благовествовать Я должен Царство Божье, ибо на то Я послан», — говорил Иисус (Лук. 4:43). В продолжение сорока дней от воскресения до вознесения Господь являлся ученикам и беседовал с ними, «говоря о Царстве Божьем» (Деян. 1:3).

Царство Божье было в прошлом — в том смысле, что началось с Авраама, Исаака и Иакова (Матф. 8:11). Оно было в настоящем во дни земного служения Иисуса — в том смысле, что истинный Царь был среди них (Лук. 17:21).

Мы же в своих молитвах уповаем на грядущее Царство Христа.

Бог был и остаётся Царём вселенной во все времена. Он создал вселенную, управляет ею и руководит происходящими в ней процессами. Как заметил Джеймс Орр, «в Писании признаётся… земное и вселенское Царство Божье, объемлющее все предметы и процессы, все поступки отдельных личностей и целых стран, все природные явления и исторические феномены без исключения». Божье Царство — это «царство всех веков» (Пс. 144:13), и даже сейчас «царство Его всем обладает» (Пс. 102:19; ср.28:10; 1 Пар. 29:11-12 и др.).

Понятно, что сейчас Бог не правит на земле так, как Он правит в небесах (Матф. 6:10в), но мы молимся, чтобы Его земное Царство пришло. Наши молитвы должны быть о возвращении Христа, установлении Его земного Царства, низложении греха и послушании людей Божьей воле. Тогда Господь будет «пасти их жезлом железным» (Откр. 2:27; ср. Ис. 30:14; Иер.19:11). Спустя тысячу лет земное правление Христа перейдёт в небесное, и различия между Его правлением на земле и на небе не будет (см. Откр.20–21).

Эту фразу можно также перевести с греческого языка как «пусть теперь придёт Твоё Царство». Поэтому в каком-то смысле мы молимся, чтобы Царство Божье пришло уже сейчас. И чудесным образом эта просьба в какой-то мере исполняется всякий раз, когда ещё одна душа входит в Небесное Царство.

В первую очередь, Царство Божье приходит при обращении человека к Богу (Матф. 18:1-4). Следовательно, наша молитва должна иметь евангелизационный, миссионерский дух. Мы должны молиться об обращении людей, то есть о новых детях Божьих, о новых гражданах Царства. Чтобы войти в Царство Небесное, нужно быть позванным (Матф. 22:1-14), нужно покаяться (Марк. 1:14-15) и последовать за Господом (Марк. 12:28-34; Лук.9:61-62). На сегодняшний день Царство Божье присутствует на земле невидимо — в сердцах и разуме последователей Царя, Иисуса Христа. Мы должны молиться, чтобы число последователей многократно возросло. В этом смысле молитва о пришествии Царства — это молитва о спасении душ. Каждый верующий должен искать тех, кто когда-нибудь споёт вместе с ним: «Начальник жизни, Пастырь мой, хвала Твоей любви» («Голгофу мне яви»).
Царство, о котором мы молимся и которому принадлежим, бесценно.

«Подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле» и «драгоценной жемчужине», ради приобретения которых человек продал всё, что имел (Матф. 13:44-46). Ценность Царства так велика, что каждая из этих притч подчёркивает: нашедший его продал всё, что имел, чтобы приобрести спасение (ср. Матф. 10:37).

Во-вторых, Царство Божье наступает в нас, когда мы от сердца преданы Господу. Те, кто уже обратился к Богу, должны следовать за Ним, чтобы Он управлял их жизнью на земле так, как управляет на небесах. Молясь так, как учил Иисус, мы будем постоянно молиться о том, чтобы своей жизнью прославлять Небесного Отца.

Просьба о наступлении Царства перекликается с темой Второго пришествия Христа. В последней главе книги Откровения Иоанн пишет: «Свидетельствующий это говорит: „Да, гряду скоро!“ Аминь. Да, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:20).

В тот день мы увидим реальный ответ на наши молитвы. Так начинается один из гимнов Исаака Уоттса: «Где солнце начинает путь, воссядет Он — Господь Иисус. Луна расплавится, как воск; И будет царствовать Христос».

Павел также говорит, что ожидание Царства в его окончательном виде — это ожидание не столько события, сколько Личности Самого Царя (1 Фес.1:10).

Божья воля 

“да будет воля Твоя и на земле, как на небе” (Мф.6:10б) 

 Многих людей волнует вопрос о том, как Божье полновластие согласуется с нашими молитвами об исполнении Его воли. Если Бог — Властелин всего, неужели Его воля не исполнится и без нашего участия? Можем ли мы горячей и искренней молитвой изменить Его волю? Это один из великих парадоксов Писания — парадокс, вокруг которого столетиями ведут споры кальвинисты и арминиане. Очевидно, что этот парадокс, подобно парадоксам трёх ипостасей единого Бога и Богочеловеческой природы Христа, должен быть предоставлен для разрешения Господу, потому что человеческий разум постичь его не может. Но там, где мы стоим перед неразрешимым противоречием, для Бога нет сложностей. Мы придерживаемся обеих истин, кажущихся парадоксальными, с верой в безграничный Божий разум, который разрешает все вопросы согласно совершенной, непротиворечивой истине (Втор. 29:29).

Писание абсолютно ясно говорит, что Бог полновластен, однако Он не только позволяет, но и повелевает человеку самому принимать решения в некоторых вопросах. Если бы человек был неспособен делать собственный выбор, Божьи повеления были бы напрасными и бессмысленными, а наказания — жестокими и несправедливыми. И если бы Бог не отвечал на наши молитвы, всё учение Христа о молитве тоже было бы бессмысленным. Наше дело не разрешать дилемму, а жить в соответствии с Божьей истиной, даже если что-то и кажется нам противоречивым. Вознося одну библейскую истину в ущерб другой, мы порождаем ересь. Мы должны принимать божественные истины целиком и полностью, оставляя последнее слово в решении сложных вопросов за Господом. Попытка разрешения всех кажущихся противоречий Писания на человеческом уровне показывает самоуверенность и является выпадом против истины и смысла Божьего откровения.

Говоря «да будет воля Твоя», мы молимся прежде всего о том, чтобы Божья воля стала нашей волей. Кроме того, мы хотим, чтобы Его воля торжествовала во всём на земле, как она торжествует на небе.

Неправильное понимание Божьей воли

Многие люди, включая многих верующих, неправильно понимают эту часть молитвы Господней. Видя в Божьем полновластии волю диктатора, некоторые верующие испытывают возмущение. Когда они молятся о том, чтобы Божья воля исполнилась, они молятся из принуждения. Ведь Божья воля и так будет исполнена, Он слишком силен, чтобы Ему противиться; в чём же тогда смысл молитвы? Рассуждая так, люди не видят в молитве, особенно в просьбах, вообще никакого смысла. Зачем молиться о неизбежном?

Другие более «терпимы» по отношению к Богу. Но поскольку они верят, что Его воля неизбежно свершится, в молитве они просто выражают пассивное согласие. Они молятся об исполнении Божьей воли просто потому, что так повелел Господь. Они безропотно послушны. И это признак не столько глубокой веры, сколько духовной несостоятельности. Они даже не пытаются соразмерить свою волю с Божьей, пассивно наблюдая за её исполнением.

Христиане могут легко впасть в подобную пассивность. Даже на заре становления Церкви, когда вера была особенно сильна, молитва могла быть слабой и формальной. Однажды в доме Марии, матери Иоанна, называемого Марком, группа верующих молилась об освобождении Петра из тюрьмы.

Когда они молились, Пётр, будучи освобождён ангелом, пришёл к дому и стал стучать в дверь. Служанка по имени Рода пошла открыть дверь, но, узнав голос Петра, вместо того чтобы впустить его, вернулась сообщить об этом другим. Однако молящиеся ей не поверили и стали говорить, что это ангел Петра. Когда же Пётр всё-таки вошёл, они «увидели его и изумились» (Деян. 12:16). Получается, они не верили в то, о чём молились.

Нередко наша молитвенная жизнь слаба именно по этой причине: мы не верим в то, о чём молимся, и не ожидаем, что наша молитва что-либо изменит. Мы молимся из чувства долга, с мыслью, что Бог всё равно поступит поСвоему. Дабы оградить нас от подобного рода духовной пассивности, Иисус рассказал притчу о настойчивой вдове, которая непрестанно обращалась к неправедному судье за помощью, поскольку её не устраивало текущее положение вещей. Поэтому Он рассказал «им притчу о том, что должно всегда молиться и не унывать» (Лук. 18:1).

Сам факт того, что Иисус учит нас молиться «да будет воля Твоя на земле», показывает, что Божья воля далеко не всегда вершится на земле. В этом плане она не является неотвратимой. На самом деле, нехватка глубоких молитв сдерживает исполнение Его воли. В соответствии с Божьим мудрым и милосердным замыслом, молитва необходима для исполнения на земле Божественной воли.

Бог полновластен, но Он не определяет всё независимой причинной связью. Фаталистическая позиция «что будет, то будет» в отношении Божьего полновластия полностью подрывает основы искренней молитвы и послушания. Это не «возвышенный» взгляд на Божье полновластие, а разрушительный, небиблейский. Библия не учит такому «полновластию». Люди, например, умирают не по воле Господа, иначе зачем было Христу приходить, чтобы победить смерть? И в том, что люди идут в ад, Божьей воли нет, иначе зачем Его единственный Сын взял на Себя их грехи? «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые считают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Пет. 3:9). То, что грех и его ужасные последствия до сих пор существуют на земле, свидетельствует лишь о милости и терпении Господа, предоставляющего людям шанс спастись.

Другие переоценивают важность воли человека, видя в молитве возможность для манипулирования волей Господа. Божье провидение они уподобляют волшебной палочке, для управления которой достаточно лишь упомянуть о своих нуждах. Как заметил Элтон Трублад, «в некоторых церквах Евангелие стало просто средством реализации личных возможностей. Некоторые современные религиозные авторы, вместо провозглашения того, что Бог во Христе примирил с Собою мир, пишут просто о себе. Когда истина откровения Христова утеряна или размыта, всё, что остаётся, — это эгоцентризм».

Но молитвой «Отче наш» Иисус опровергает такое мнение. Истинная молитва посвящена Богу: имя Твоё, Царство Твоё, воля Твоя. Эми Кармайкл написала такие строки: «Буду ли я просить о том, Отче, чтобы Свою волю Ты заменил моей? О, нет, Господи, нет, да не будет такого! Об одном лишь молю: пускай мои желания растворятся в Твоей святой воле».

Конечно, между Божьим полновластием и человеческой волей всегда остаётся некоторое противоречие, но мы не должны пытаться разрешить его, изменяя Божью истину о Его полновластии и нашей воле, о Его благодати и нашей вере. Бог полновластен, но Он дал нам свободу выбора. Бог полновластен, но Он учит нас молиться «да будет воля Твоя и на земле, как на небе». «Много может усиленная молитва праведного», — напоминает нам Иаков (5:16).

Правильное понимание Божьей воли 

Давид пел об ангелах, исполняющих Божью волю. «Благословите Господа, все ангелы Его, крепкие силой, исполняющие слово Его, повинуясь гласу слова Его» (Пс. 102:20). Так воля Его исполняется на небе; и так верующие должны молиться о том, чтобы Божья воля исполнялась на земле — решительно, быстро, полностью, охотно и постоянно. Наша молитва должна быть о том, чтобы каждый человек и весь мир пришёл в согласие с Божьей совершенной волей.

Правильное понимание и принятие Божьей воли включает в себя так называемую праведную войну. Посвящая себя воле Господа, мы автоматически выступаем против сатаны. Молиться «да будет воля Твоя и на земле, как на небе» — значит восставать против мирской идеи, что грех естественен и неизбежен, и поэтому должен молча приниматься или по крайней мере терпеться. Это значит противостоять всемирной системе безбожия, оскорбления и неприятия Христа, а также греху в среде верующих. Бессилие в молитве ведёт нас, хотя и невольно, к соглашательству со злом. Смириться с таким положением вещей — значит отвергнуть христианское понимание Бога и Его плана искупления человечества.

Иисус с самого начала знал, что Его ожидает, но никогда не считал ситуацию безысходной или непреодолимой. Его проповедь и действия были направлены против греха. Когда дом Его Отца был осквернён, Он, «сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, также и овец, и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей:“Возьмите это отсюда и дом Отца Моего не делайте домом торговли”» (Иоан.2:14-16; ср. Матф. 21:12-13).

Молиться об исполнении Божьей воли на земле — значит восставать против идеи, распространившейся сегодня даже среди евангельских верующих, что всё зло, совершаемое нами или против нас, — это так или иначе святая воля Господа, и потому должно приниматься из Его руки с благодарением.

Нет, зло приходит от сатаны, но никак не из руки Божьей. Молясь о праведности, мы молимся против распространения зла. Молитва об исполнении Божьей воли препятствует воплощению замыслов сатаны.
Молиться об исполнении Божьей воли — значит плакать вместе с Давидом: «Да восстанет Бог, и расточатся враги Его, и да бегут от лица Его ненавидящие Его» (Пс. 67:2), и взывать, подобно святым у жертвенника: «Доколе, Владыка Святой и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» (Откр. 6:10).

Правильная молитва — это молитва с верой в то, что Бог слышит и отвечает. Я считаю, что главное препятствие молитве заключается не в недостаточном понимании Библии, не в недостатке способов молитвы и даже не в недостатке желания трудиться для Бога, а в недостатке веры. Обращаясь к Богу, мы просто не надеемся, что молитва способна что-либо изменить в нашей жизни, в жизни других людей, в церкви и во всём мире.

Есть три составляющих Божьей воли, явленные Им в Писании. Первую можно назвать Божьим определением — это всеобъемлющая и исчерпывающая воля Господа относительно всей Вселенной, включая небеса, преисподнюю и землю. Это Божья высшая воля, о которой писал Исаия: «С клятвой говорит Господь Саваоф: „Как Я помыслил, так и будет; как Я определил, так и состоится“» (Ис. 14:24; ср. Иер. 51:29; Рим. 8:28; Ефес. 1:9-11). В соответствии с этой волей Господа грех ещё действует и сатана имеет определённую силу, но так будет не всегда. В назначенное время и то, и другое прекратит своё существование, поскольку так изначально определил Бог.

Вторую составляющую можно определить как Божье желание. Она находится в пределах Божьего определения и полностью соответствует ему.

Однако эта воля более специфична. В отличие от Божьего определения, Божьи желания не всегда исполняются. Более того, в сравнении с волей сатаны, господствующего в мире, второй аспект Божьей воли исполняется очень редко.

Иисус весьма желал, чтобы Иерусалим был спасён; поэтому Он молился, проповедовал, исцелял и служил его жителям. Но лишь немногие поверили, большинство же отвергло Христа, а некоторые распяли Его. «Иерусалим!

Иерусалим! — молился Иисус. — Избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Лук. 13:34). Люди отвергали и отвергают Сына Божьего, хотя Он пришёл, чтобы мы имели жизнь и имели с избытком. Подобно неверующим евреям в Иерусалиме, многие не желают прийти к Иисусу (Иоан. 5:40; ср. 2 Пет. 3:9; 1 Тим. 2:4).

Третья составляющая Божьей воли — повелевающая. Она в первую очередь обращена к Его детям, поскольку только они способны её исполнять.

Повелевающая воля — это Божье горячее желание, чтобы мы, Его дети, всегда и во всём были послушны Ему, с готовностью и усердием исполняя Его волю. «Неужели вы не знаете, — говорит Павел, — что, кому вы отдаёте себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, — или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности» (Рим. 6:16-18).

Божье определение касается судеб всего мира, Второго пришествия Христа и установления Его вечного Царства. Божье желание — чтобы каждый человек обратился к Христу; а Божьи повеления требуют от Его детей верности и послушания.

Большим препятствием на пути исполнения Божьей воли является гордость. По причине гордости сатана восстал против Бога, и по той же причине неверующие отвергают Бога, а верующие — непослушны Ему. Ведь для того, чтобы принимать Божью волю и искренно, с верой молиться о ней, необходимо в силе Духа Святого отказаться от своей воли. «Итак, умоляю вас, братья, милосердием Божьим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком этим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божья, благая, угодная и совершенная» (Рим.12:1-2).

Когда мы молимся с верой и согласно Божьей воле, наша молитва излучает освящающую Божью благодать, способную коренным образом преобразить всю нашу жизнь. Молитва — это путь к очищению и духовному росту.

Джон Хэнна сказал однажды: «Истинная цель молитвы заключается не столько в получении ответа, сколько в установлении более тесных отношений с Господом… Призыв к молитве — это призыв к любви, верности и послушанию… это путь радостных, близких и глубоких отношений души с Творцом».

Каждый верующий призван укреплять Божье владычество на земле, прославляя Его имя, способствуя приходу Его Царства и стремясь исполнять Его волю.

В ст. 11-13а Иисус перечисляет три прошения. Первое касается каждодневных физических потребностей (хлеб насущный); второе — душевной и эмоциональной жизни, нашего прошлого (долги); а третье — духовной жизни и будущего (искушение и лукавый).

Вся слава Христу

Молитва Господня

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий