Любите врагов ваших

“Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего». А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему всходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный” (Мф.5:43-48)

В шестой и последней иллюстрации ложная праведность книжников и фарисеев противопоставляется истинной Божьей праведности. Иисус сравнивает их любовь с любовью Божьей. Ни в чём эгоцентричная гуманистическая религиозность не отличалась столь сильно от Божьих священных норм, как в вопросе любви. Нигде Божьи стандарты так не искажались эгоистичными книжниками и фарисеями, как в их отношении к другим людям.

Нигде столь отчётливо не прослеживается отсутствие в них осознания собственной духовной нищеты, плача о грехах, кротости, жажды истинной праведности, милости, чистоты сердца, духа миротворчества — качеств, присущих гражданам Божьего Царства.

Как и в предыдущих иллюстрациях, сначала мы рассмотрим учение Ветхого Завета и его искажение в раввинских преданиях, а затем учение Иисуса Христа.

Учение Ветхого Завета 

“Люби ближнего твоего” (Мф.5:43б) 

 Эта фраза — единственная часть предания, взятая из Ветхого Завета.

В Лев. 19:18 сказано: «Люби ближнего твоего, как самого себя». Эта заповедь часто повторяется в Новом Завете (Матф. 19:19; 22:39; Марк. 12:31;Лук. 10:27; Иак. 2:8; Рим. 13:9; Гал. 5:14). Любовь к другим, проявленная в благожелательном отношении и в добрых делах, всегда была Божьей нормой в отношениях между людьми.

Во Второзаконии израильтянам было заповедано помогать соотечественникам в возвращении владельцу потерявшегося быка, овцы, осла или любого другого животного. Если владелец не был известен, животное следовало оберегать и заботиться о нём, пока не объявится хозяин. Таким же образом следовало помогать соотечественнику, у которого животное поранилось или упало в яму (Втор. 22:1-4). Но народу Божьему было заповедано поступать точно так же и с врагами. «Если найдёшь вола врага твоего или осла его заблудившегося, приведи его к нему. Если увидишь осла врага твоего упавшим под ношей своей, то не оставляй его; развьючь вместе с ним» (Исх.23:4-5).

Как и во всей Нагорной проповеди, в этих стихах Иисус говорит не о гражданском законе, а о личной нравственности. Упоминаемый в Исх. 23 «враг» — это не солдат вражеской армии на поле брани, а личный враг, — земляк или чужеземец, — противостоящий нам тем или иным образом.

У Бога никогда не было двойных стандартов праведности — Его «заповедь безмерно обширна» (Пс. 118:96). А под ближним в полном смысле этого слова подразумевается любой нуждающийся, которого мог встретить израильтянин. (Посмотрите, как ответил Господь на вопрос: «Кто мой ближний?» в Лук. 10:30-37).

Иов свидетельствовал: «Радовался ли я погибели врага моего и торжествовал ли, когда несчастье постигало его? Не позволял я устам моим грешить проклятием души его» (Иов. 31:29-30). Иов не мстил сам и не радовался, если на них вдруг обрушивалось несчастье. Другими словами, ни в действиях Иова, ни в его словах, ни в его мыслях не было вражды к врагам. Иов не просто воздерживался от причинения зла, он помогал им. «Не говорили ли люди шатра моего: „О, если бы мы от мяса его не насытились?“ Странник не ночевал на улице; двери мои я отворял прохожему» (ст. 31-32).

Иов жил во времена патриархов и, возможно, был современником Авраама. То есть он жил за сотни лет до того, как Бог дал Свой закон через Моисея.

Однако и в те времена Божьи нормы праведности включали в себя милосердие, доброту, заботу о других — качества, присущие Иову, который «был… непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла» (Иов. 1:1).

Давид молился: «Если я платил злом тому, кто был со мной в мире, — я, который спасал даже того, кто без причины стал моим врагом, — то пусть враг преследует душу мою и настигнет, пусть втопчет в землю жизнь мою и славу мою повергнет в прах» (Пс. 7:5-6). Давид знал, что причинять зло тому, кто плохо обошёлся с ним, такой же грех, как если бы он согрешил против друга. В другом Псалме он пишет: «Воздают мне злом за добро, сиротством душе моей. Я во время болезни их одевался во вретище, изнурял постом душу мою, и молитва моя возвращалась в недро моё. Я поступал, как бы это был друг мой, брат мой; я ходил скорбный, с поникшей головой, как бы оплакивающий мать. А когда я претыкался, они радовались» (Пс.34:12-15). Давид горевал и молился за врагов, когда они болели или терпели нужду, невзирая на то, что они платили ему «злом за добро» и радовались его трудностям.

Для Давида это были не просто слова, он действительно руководствовался духом любви. Когда Саул искал убить Давида, последнему представилась возможность расправиться с царём. Саул по нужде вошёл в пещеру близ ЕнГеди, в которой скрывался Давид со своими людьми, и, сам того не подозревая, предоставил свою жизнь на милость врага. Давид незаметно отрезал край от верхней одежды Саула, но даже это произвело на него такое впечатление, что «больно стало сердцу Давида, что он отрезал край от одежды Саула». Люди Давида истолковали эту ситуацию как исполнение Божьего обетования: предать врагов Давида в его руки. Но Давид прекрасно понимал, что это не так. «И сказал он людям своим: „Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господнему, чтобы наложить руку мою на него, ибо он помазанник Господень“. И удержал Давид людей своих этими словами и не дал им восстать на Саула» (1 Цар. 24:3-8). Давид не причинил вреда Саулу сам и не позволил этого другим. Убеждения Давида были глубокими и искренними. Хотя, по человеческим меркам, у Давида было предостаточно оснований ненавидеть Саула, он не стал воздавать злом за зло. Давид не питал ненависти к врагу.

Во времена царствования Давида произошёл другой случай. Родственник Саула по имени Семей бросал камни в Давида и осыпал его проклятиями. И вновь Давид не отомстил сам и не позволил этого своей свите. Семей не был помазанником Божьим, но, тем не менее, Давид не причинил ему вреда и даже не стал отвечать на оскорбления. По закону царь мог казнить Семея на месте, но преданность высшему закону удержала Давида. Вместо этого Давид кротко ответил: «Пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: „Зачем ты так делаешь?“» (2 Цар.16:5-10). Давид даже предположил, что, возможно, Семей поносил его по повелению Бога.

В Притчах написано: «Кто радуется несчастью, тот не останется ненаказанным» (Прит. 17:5). «Не говори: „Как он поступил со мной, так и я поступлю с ним“» (24:29), но «если голоден враг твой — накорми его хлебом, и если он жаждет — напои его водой» (25:21). Ветхозаветные Божьи нормы для Его народа учат относиться к врагам, как к друзьям или членам семьи.

Искажение Закона в раввинском предании 

“Вы слышали, что сказано: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего»” (Мф.5:43)

Как и в пяти предыдущих иллюстрациях, Иисус повторяет традиционное раввинское учение тех дней. В данном случае, это учение о любви. Древние говорили, что любовь — друзьям, а врагам — ненависть.
В дьявольских искажениях Божьего откровения почти всегда есть доля истины для придания обману большей достоверности и привлекательности.

Раввины и книжники сохранили часть Божьей истины о любви. Как уже упоминалось, «люби ближнего твоего» — не вызывающее сомнений ветхозаветное учение. «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь» (Лев. 19:18).

Вопреки этому недвусмысленному откровению, раввинское предание исказило ветхозаветную заповедь, одно добавив — другое опустив.

Искажение вследствие опущения

Предание опускало слова «как самого себя» — ключевую для этого стиха фразу, никак не вписывающуюся в представления гордых книжников и фарисеев. Невозможно даже представить, чтобы они заботились о других, как о себе.

Вся заповедь в Лев. 19:18 была им, конечно же, хорошо известна. Книжники и фарисеи были главными исследователями, хранителями и толкователями закона. Переписывая или читая что-либо из Писаний, они были предельно точными. Книжник, спросивший Христа, какая из заповедей наиважнейшая, подтвердил Его ответ: «Хорошо, Учитель! Истину сказал Ты… Любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв» (Марк. 12:32-33). В другой раз, когда Иисус спросил одного законника: «В законе что написано? Как читаешь?», тот в точности процитировал Втор. 6:5 и последнюю часть стиха из Лев. 19:18: «Люби ближнего твоего, как самого себя» (Лук. 10:26-27).

Слова Писания они знали полностью, но в жизни применяли лишь отчасти (и так учили других). Нередко раввинское предание даже противоречило Слову Божьему. Заповедь о любви к ближним, подобно другим Божьим нормам, считавшимся слишком требовательными, была «урезана» до приемлемого уровня.

Книжники и фарисеи лучше других знали, как велико их самолюбие.

Они любили, когда их почитали, прославляли и уважали (Матф. 6:2, 5, 16 и др.), и считали подобное отношение заслуженным. Фарисей, благодаривший Бога, что он «не таков, как прочие люди» (Лук. 18:11), был типичным представителем фарисейского большинства.

Более того, он был типичным представителем большинства людей всех времён. Себялюбие для человеческой природы и, к сожалению, для некоторых христиан — реально существующая, очевидная и действующая сила.

Жизнь большинства людей протекает в поисках и воплощении того, что в первую очередь служит их интересам; в этом числе — безопасность, удобства, достаток, удовольствия, здоровье, личные пристрастия и т.д.

Однако установленная Богом норма имела скорее сверхъестественное, нежели естественное происхождение. И люди негодовали, так как знали, что своими силами эту заповедь им не исполнить. Кроме того, они не желали исполнять её, потому и исключили фразу «как самого себя» из Божьих норм любви.

Наряду со столь значительным сокращением, раввинская традиция сузила категорию ближнего, включив в неё лишь заслуживающих одобрения и уважения — тех, кто по большому счёту был во всём похож на них. Явных нечестивцев, вроде сборщиков налогов и прочих грешников, презирали, считая их изгоями общества, недостойными даже называться иудеями.

Сборщиками налогов были иудеи, перешедшие на сторону римлян и наживавшиеся на взимании у своих земляков непомерно высоких налогов.

«Грешниками» считались преступники и блудницы, известные своей безнравственностью. О таких «грабителях, обидчиках, прелюбодеях» упоминал фарисей в храме, благодаривший Бога, что он не таков (Лук. 18:11).

Одна из причин неприятия Иисуса иудейскими вождями состояла в том, что Он был готов общаться с такими нечестивцами, есть с ними и даже прощать их (Матф. 9:11).

Но даже сужения круга ближних не было достаточно. Книжники и фарисеи пренебрегали также и простолюдинами, смотря на них свысока. Они отмежевались от тех, кто уверовал во Христа, и говорили: «Уверовал ли в Него кто из начальников или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он» (Иоан. 7:48-49). По иронии, знающие, но исказившие закон гордые и самодовольные религиозные вожди презирали простой народ (который якобы не знал закона), называя его «проклятым».

Искажение вследствие добавления

Раввинское предание также исказило ветхозаветное учение о любви, прибавив к заповеди: «Ненавидь врага твоего». Их добавление было более серьёзным искажением смысла, чем опущение части фразы. Но в свете их всепоглощающего самолюбия оно было вполне логичным.

Излишне говорить, что язычников вообще не считали ближними. В одном древнем фарисейском источнике написано: «Если какой-то иудей видит язычника, тонущего в море, он может не заботиться о его спасении, ибо написано: „Не восставай на жизнь ближнего твоего“, — однако язычник не ближний иудею». Поэтому неудивительно, что римляне обвиняли иудеев в человеконенавистничестве.

Одно объяснение, вероятно часто приводимое иудеями как оправдание их ненависти к язычникам, основано на Божьем повелении предкам, руководимым Иисусом Навиным, изгнать хананеев, мадианитян, моавитян, аммонитян и другие языческие племена с Земли Обетованной во время её завоевания (И. Нав. 3:10; ср. Исх. 32:2; Втор. 7:1 и др.). Однако населявшие тогда Палестину народы были одними из самых развращённых, скверных и растлившихся народов в истории человечества. Они отличались вопиющей безнравственностью, жестокостью и идолопоклонством, принося языческим божествам человеческие жертвы, а иногда и собственных детей заживо предавая огню. Они были, как раковая опухоль, которую необходимо было вырезать для предотвращения духовного и морального разложения Божьего народа.

«Войны Израиля, — пишет Дитрих Бонхёффер, — были единственными „священными“ войнами, которые были в мире. Они были войнами Бога против мира идолов. Иисус не осуждает эту вражду, иначе Ему пришлось бы осудить всю историю Бога и Его народа. Более того, Иисус подтверждает Ветхий Завет».

Суровое истребление Израилем указанных народов связано только с тем, что Израиль был орудием Божьего суда. Народ Божий никогда не должен был платить злом за зло, жестокостью за жестокость, ненавистью за ненависть. Пренебрежительное и ненавистническое отношение к язычникам, даже к безнравственным, — вымысел гордых, самоправедных еретиковиудеев. Это никак не соответствует Слову Божьему.

Несомненно, раввинское предание пыталось оправдать ненависть к врагам на основании Псалмов возмездия. Давид писал: «Да будет трапеза их сетью им, и мирное пиршество их — западнёй; да помрачатся глаза их, чтобы им не видеть, и чресла их расслабь навсегда; излей на них ярость Твою, и пламень гнева Твоего да обнимет их» (Пс. 68:23-25).

Эти слова — не выражение вендетты, личной мести Давида, а желание Божьей святости и справедливости, карающей тех, кто презирает Его славное имя и преследует Его народ. Причина проклятий Давида излагается в 9-м стихе того же Псалма: «Ибо ревность по дому Твоему снедает меня, и злословия злословящих Тебя падают на меня». Давид негодовал из-за богопротивных поступков. Когда Иисус очистил иерусалимский храм, «ученики Его вспомнили» слова Давида «Ревность по дому Твоему снедает Меня» (Иоан. 2:17). Негодование Христа и Давида было равно праведным.

Когда сын Давида, Авессалом, организовал в стране вооружённый переворот, Давид молился: «Восстань, Господи! Спаси меня, Боже мой! Ибо Ты поражаешь в щеку всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых» (Пс.3:8; см. также ст. 1). Давид нежно любил сына и горько плакал, узнав о его смерти (2 Цар. 18:33). Но он знал, что его сын поступал неправедно и был врагом народа Божьего и помазанного Им царя. По сути, Авессалом заслужил поражение, и об этом молился его отец.

Такие же противоречивые чувства испытывал Апостол Иоанн, когда «взял… книжку из руки ангела, и съел её». «И она в устах моих была сладка, как мёд, — говорит Иоанн, — когда же съел её, то горько стало во чреве моём» (Откр. 10:10). Он радовался грядущей победе Господа над Своими врагами. Но ему было горько за миллионы людей, которые погибнут, не обратившись к Богу.

Одно дело защищать честь и славу Бога, желая поражения порочащих Его врагов, и совсем другое — ненавидеть людей как личных врагов. Мы должны относиться с любовью даже к самым яростным безбожникам или еретикам и молиться об их обращении к Богу и спасении. Но, несмотря на это, мы молимся, чтобы Господь судил необратившихся к Нему грешников и удалил их, чтобы приготовить путь Своему Сыну Христу, праведному Правителю вселенной.

Мы должны иметь Божье соотношение любви и справедливости. Бог любил Адама, но проклял его. Бог любил Каина и, тем не менее, наказал его.

Бог любил Содом и Гоморру, и всё же они были сожжены. Бог любил Израиль, однако допустил его завоевание и плен и на время отверг его.

Книжники и фарисеи не имели этого. Они не любили справедливость, в их сердцах властвовала мстительность. Они не питали любви к врагам, потому что любили только себя. После того как Давид воскликнул: «Полной ненавистью ненавижу их: враги они мне», он молился: «Испытай меня, Боже, и узнай сердце моё; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» (Пс. 138:22-24).

В противоположность этому, книжники и фарисеи ничего не знали ни о праведном негодовании, ни о праведной любви. Они негодовали только из личной ненависти и уважали только себя.

Учение Христа

 “А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему всходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный” (Мф.5:44-48)

В последующих пяти утверждениях Христос провозглашает ту любовь, которую Бог всегда требовал от Своего народа и которая должна отличать каждого, кто называется именем Господа.

Любите врагов ваших 

“А Я говорю вам: любите врагов ваших” (Мф.5:44а) 

В этом отрывке содержится самое ясное учение Писания о смысле любви.

Любовь, заповеданная Богом Своему народу, настолько велика, что обнимает даже врагов.
Уильям Хендриксен пишет: Со всех сторон Его окружали стены и ограды. Но Он ради того и пришёл, чтобы разрушить эти преграды и чтобы чистая, тёплая, божественная, бесконечная любовь могла изливаться с небес через необъятную душу Христа в сердца людей. Его любовь перешла все границы: расовые, национальные, партийные, возрастные, половые… Когда Иисус сказал: «А Я говорю вам: любите врагов ваших», Он, должно быть, поразил слушателей, ибо говорил о чём-то таком, что никогда прежде не высказывалось в столь лаконичной, категоричной и убедительной форме.”

Книжники и фарисеи были гордыми, лицеприятными, несправедливыми, недоброжелательными, злобными и мстительными людьми, выдававшими себя за духовных вождей Израиля и хранителей Божьего закона.

Заповедь Христа «любите врагов ваших» наверняка казалась им в высшей степени наивной и безрассудной. Они считали, что не только могут, но и обязаны ненавидеть врагов. Не питать ненависти к тем, кто явно её заслуживал, в их глазах было нарушением праведности.

Иисус противопоставляет Божий стандарт извращённым меркам еретической традиции иудеев, усиливая его эмфатическим «Я». В греческом языке местоимённые подлежащие обычно опускались, так как их функцию выполняли местоимённые глагольные суффиксы. Глагол лего сам по себе уже подразумевал «Я говорю», так что если бы Христос хотел просто сообщить о чём-то, в отдельном местоимении «Я» не было бы необходимости.

Но, как и во всех предыдущих примерах проповеди (ст. 22, 28, 32, 34,39), эмфатическая форма (эго… лего) имеет не только грамматическое, но и богословское значение. Ставя Своё учение выше предания, Иисус уравнивал Своё слово с Писанием, и Его слушатели это хорошо понимали. Иисус подчёркивал не только то, что было сказано, но и Кем оно было сказано. Не только учение было эталоном истины, но Он Сам был эталоном Истины.

Иисус говорил: «Умудрённые книжники и раввины учат вас любить только тех, кто вам по душе, и ненавидеть врагов. А Я Своей властью утверждаю, что они — лжеучителя, исказившие Божье откровение. Божественная истина, которую Я говорю вам, гласит: „Любите врагов ваших“».

Как мы уже отметили, ветхозаветное понимание «ближнего» включало даже личных врагов. Эту истину Иисус излагает в притче о Добром самарянине. Суть этой притчи заключалась не в ответе на вопрос законника: «А кто мой ближний?», хотя ответ был дан. В ней Иисус раскрывает нам Божье требование быть ближними всякому нуждающемуся в нашей помощи (Лук.10:29, 36-37).

В основание своей любви люди склонны закладывать желательность какого-либо объекта. Мы любим привлекательных людей, увлекательный досуг, радующие глаз дома и машины и т.д. Но истинная любовь познаётся в беде. Такую любовь проявил Добрый самарянин, поступившись собственными удобствами, безопасностью и средствами ради помощи попавшему в беду.

В греческом языке слово «любовь» передаётся четырьмя различными терминами. Филиа — это братская любовь или любовь друзей; сторге — любовь к семье; эрос — вожделенная, романтическая, плотская любовь. Но любовь, о которой говорит здесь Иисус и о которой больше всего говорится в Новом Завете, это агапе — любовь, стремящаяся к наивысшему благополучию другого и действующая в этом направлении.

Любовь «агапе» может быть эмоциональной, но она должна быть действенной. В прекрасном по форме и убедительном по содержанию трактате Апостола Павла о любви в 13-й главе 1-го Послания к Коринфянам все пятнадцать отличительных качеств любви употреблены в глагольной форме.

Понятно, что любовь включает в себя душевное расположение, поскольку, как и все формы праведности, она зарождается в сердце. Однако её лучшей характеристикой и доказательством служат дела.

Прежде всего, любовь агапе — это сущность Бога. Именно любовь такого свойства Он проявляет и дарит (1 Иоан. 4:7-10). «Любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам… [И] Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были ещё грешниками» (Рим.
5:5, 8). Мы можем любить только благодаря Его любви, и «если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна в нас» (1 Иоан.4:11-12).

Иисус, умыв ноги ученикам и показав этим пример кротости и жертвенной любви, сказал им: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Иоан. 13:34). Ученики ничего не предпринимали, чтобы пробудить во Христе любовь. Они были эгоцентричны, сварливы, ревнивы, а иногда даже спорили с Тем, Кого называли Богом, Спасителем и Господом. Однако всё, что Иисус говорил и делал, — всё без исключения было им во благо. И такой любовью Он заповедал любить Его и друг друга. Такой любовью Он заповедует Своим последователям любить даже врагов.

Толкователь Р. К. Г. Ленски пишет: [Любовь] видит всю ненависть и злость врага, ощущает его колкости и удары и может даже что-то предпринять для их отражения. Но любящее сердце переполняет одно желание и одна цель: избавить своего врага от ненависти освободить его от греха, а значит, спасти его душу. Простая привязанность зачастую слепа, но даже она считает, что находит нечто привлекательное в том, к кому испытывает влечение. Любовь, которая на порядок выше, может не видеть ничего привлекательного… её внутренний мотив — счастье и высшее благо другого… Мне не может нравиться низкий, подлый преступник, ограбивший меня и угрожавший моей жизни. Мне не может нравиться неискренний, лживый клеветник, возможно, не раз очернявший моё имя. Но по благодати Иисуса Христа, даже видя в них плохое, я могу любить их, желать им только добра и трудиться для достижения этого. И, что важнее всего, я могу помочь им обратиться от их злых путей.”

Вопрос заключается не в том, кого любить, потому что мы должны любить всех, а в том, как любить с наибольшей пользой для ближнего. Проявлять любовь нужно не только чувствами, но и служением. Божья любовь объемлет весь мир (Иоан. 3:16), Он возлюбил нас, когда мы были ещё грешниками и Его врагами (Рим. 5:8-10). Нежелающие верить в Бога — Его враги, но Он не враг им. Поэтому и мы не должны быть недругами по отношению к тем, кто относится враждебно к нам. Может быть, они видят в нас врагов, однако мы должны считать их своими ближними.

В 1567 году испанский король Филипп II назначил герцога Альбу правителем нижних земель империи. Герцог Альба был непримиримым врагом начавшейся протестантской Реформации. Его правление называют «режимом террора», а его Совет — «кровавым», поскольку он приказал казнить тысячи протестантов. Как-то одному из приговорённых к казни за веру удалось спастись. Была холодная зима, и преследуемый солдатом мужчина побежал к озеру, покрытому тонким льдом. Благополучно перебравшись на другую сторону, он вдруг услышал крик о помощи. Лёд не выдержал солдата, и тот стал тонуть. Рискуя быть схваченным, подвергнутым пыткам и казнённым, рискуя провалиться под лёд, беглец вернулся и спас врага, ибо им двигала Христова любовь. Верный своему Господу он не мог поступить иначе.

Шотландского реформатора Джорджа Вишарта, современника и друга Джона Нокса, приговорили к смерти, как еретика. Поскольку палач знал о бескорыстном служении Вишарта сотням умиравших от эпидемии, он никак не решался привести приговор в исполнение. Видя его угрызения совести, Джордж Вишарт подошёл к палачу и, поцеловав его в щеку, сказал: «Я прощаю тебя, мой возлюбленный. Делай свою работу».

Разумеется, «враги» не всегда угрожают нашей жизни. Зачастую это просто недоброжелательные, раздражительные, поверхностные в суждениях, самоправедные, язвительные или просто не разделяющие наших взглядов люди. Независимо от того, какие у нас складываются отношения с людьми, Бог желает, чтобы мы проявляли любовь. Будь то конфликтная ситуация с супругом, детьми или родителями, нашими друзьями или членами поместной церкви, нечестным конкурентом по бизнесу или недоброжелательным соседом, политическим или общественным противником, мы должны молиться о них и относиться к ним с любовью.

Молитесь за гонителей

“и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” (Мф.5:44б) 

Все люди живут с некоторым ощущением греховности и чувством вины.

Вина порождает страх, который, в конечном счёте, является страхом перед смертью и перед загробной жизнью. Люди придумали всевозможные верования, обряды и обычаи, якобы способные освободить их от чувства вины и страха перед судом. Некоторые пытаются преодолеть эти ощущения, отрицая либо вину, либо существование Бога, перед Которым они будут отвечать за свои грехи.

На протяжении истории самые сильные гонения происходили на религиозной почве. Они направлялись против народа Божьего, потому что божественные нормы, проявляющиеся в верующих, осуждают нечестие и порочность ложных религий. Слово Божье обличает людей в самом чувствительном и уязвимом вопросе — самооправдании, будь то оправдание религиозное, философское или даже атеистическое.

Поскольку гонения — столь обычная реакция мира на Божью истину, Господь уверяет: гнали Его, будут гнать и нас (Иоан. 15:20). Следовательно, заповедь молиться за гонителей будет исполнять каждый верный христианин. Эта заповедь не только для тех, кто живёт в языческих или атеистических странах, где христианство запрещено или ограничено в правах.

Иисус учил, что каждый ученик, о вере которого становится известно, заплатит за это, и мы должны молиться о тех, кто взыскивает с нас эту плату. Сперджен говорил: «Молитва — это предвестник милосердия». Вероятно, именно по этой причине Иисус упоминает в данном отрывке о молитве.

Любить своих врагов не свойственно человеку, и порой это нелегко даже детям Божьим, согретым Его любовью. Лучший способ достичь правильного отношения, то есть любви-агапе, к гонителям — это молиться о них Господу. Мы можем испытывать на себе их злобу и несправедливость, презрение и ненависть. И как же нам любить их такими? Но любить их надо потому, что они — грешники, утратившие образ Божий и нуждающиеся в Его прощении и милости. До уверования мы были точно такими же и так же нуждались в прощении и милости Господа. Мы должны молиться, чтобы они, как и мы, искали Его прощения и милости.

Нашими гонителями могут оказаться не только неверующие. Христиане тоже могут создавать массу неприятностей друг другу. И первый шаг к восстановлению отношений — всё та же молитва. Кто бы и как бы нас ни гнал, мы должны рассказать всё в молитве Богу. Молитва за других может стать началом соединения сердца просителя с Божьим.

Иоанн Златоуст говорил, что молитва есть высшая степень самообладания, и мы тогда ближе всего подходим к Божьим нормам, когда молимся о гонителях. Пастор Дитрих Бонхёффер, пострадавший и, в конечном счете, казнённый в нацистской Германии, писал об учении Христа, изложенном в Матф. 5:44: «Это вообще запредельно. Молясь, мы ступаем навстречу врагу, переходим на его сторону… вступаемся за него перед Богом».

Доказательство усыновления

“да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему всходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных” (Мф.5:45)

Любовь к врагам и молитва за гонителей свидетельствует о том, что мы — сыны Отца нашего Небесного. Временная форма аорист глагола генесте (да будете) указывает на нечто установленное отныне и навеки. Сам Бог есть любовь. И наша любовь — самое веское доказательство Божественного усыновления. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоан. 13:35). «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём» (1 Иоан. 4:16). Более того, «кто говорит: „Я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (ст. 20).

Проявление любви, которой нас возлюбил Господь, не сделает нас сынами Отца, но оно служит доказательством того, что мы уже Его дети. Если жизнь человека отражает Божью природу, это свидетельствует, что через рождение свыше эта жизнь наделена Его естеством.

Одно из самых распространённых обвинений, дискредитирующих христианство, заключается в том, что христиане не живут в соответствии с принципами, которые исповедуют. И несмотря на то, что представление мира о Евангелии ограничено и нередко искажено, люди знают достаточно об учении и жизни Христа, чтобы сделать вывод, что большинство людей, носящих Его имя, не соблюдают Его заповедей и не живут так, как жил Он.

Даже человек, никогда не слышавший о Христе или учении Нового Завета, видит существование духовной силы в том, кто любит других и заботится даже о врагах — просто потому, что такое отношение совершенно нетипично для человеческой природы. Жизнь христианина, проявляющего самозабвенную любовь, доказывает его усыновление Небесным Отцом. Этим подчёркивается, что источник этой любви — Небесное Царство, где пребывает Господь.

Дети Божьи должны проявлять беспристрастную любовь и заботу так, как её проявляет Бог. А Он повелевает солнцу Своему всходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Эти благословения изливаются, невзирая на заслуги или достоинства — иначе они никому бы не достались. Господь посылает их всем и каждому по Своей щедрости, которую богословы обычно называют общей благодатью. Его Божественная любовь и промысел тем или иным образом одаривают благодатью каждого, даже тех, кто восстаёт против Бога или отрицает Его.

В одной старой раввинской притче рассказывается о гибели египтян в Красном море. После того как египтяне утонули, ангелы начали ликовать. Но Господь воздел руки и с упрёком молвил: «Творение рук Моих тонет в море, а вы поёте передо Мной!».

«Очи всех уповают на Тебя, и Ты даёшь им пищу их в своё время, — восклицает псалмопевец. — Открываешь руку Твою и насыщаешь всё живущее по благоволению» (Пс. 144:15-16). Ни в одной области — физической или духовной, интеллектуальной, эмоциональной или моральной — нет того, чего бы мы не получили из руки Божьей. Если Господь щедр ко всем, то и Его дети должны быть не менее щедрыми.

Превосходство над неверующими

“Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?” (Мф.5:46-47)

Если книжники и фарисеи и были в чём-то единодушны, так это во мнении, что они намного лучше других. Но Иисус обличает их слепое лицемерие, показывая, что такая любовь ничем не отличается от обыкновенного самолюбия мытарей и язычников, — хотя книжники и фарисеи считали своё превосходство неопровержимым.

По всей вероятности, таких сокрушительных и обидных слов книжники и фарисеи ещё никогда не слышали. Они были вне себя от гнева. Мытари считались изменниками и вымогателями и чуть ли не по определению слыли бесчестными, бессердечными и неверными. Большинство иудеев считало, что язычникам не стоит рассчитывать на Божью милость, что Бог сокрушит их как Своих врагов и врагов тех, кто считал себя Его народом.

Тем не менее Иисус сказал, что любовь книжников и фарисеев ничем не лучше любви тех, кого они ненавидели более всего. «Вы любите любящих вас, и ту же самую любовь проявляют мытари и язычники, — утверждал Христос. — Ваша праведность ничем не лучше их».

Качество любви граждан Божьего Царства, как и любой другой аспект праведности, должно быть значительно выше мирских стандартов. Христиане должны отличаться на работе как самые честные и тактичные. Среди соседей они должны быть известны как внимательные и отзывчивые люди.

Христиане должны быть заметны всюду, где бы они ни были, ибо проявляемая в них любовь дарована Богом. Христос уже сказал: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Матф. 5:16). Дж. Освальд Зандерс отмечает: «Господь ожидает от Своих учеников такого поведения, которое может быть истолковано только сверхъестественным происхождением».

Уподобление Небесному Отцу  

“Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный” (Мф.5:48)

В этих словах сокрыта полнота учения Христа, изложенного в Нагорной проповеди и, конечно же, во всём Писании. Наиважнейшая цель спасения, задача Евангелия и величайшее желание Бога состоит в том, чтобы все люди уподобились Ему.

Слово телейос (совершенны) обычно означает достижение намеченной цели или завершение, и часто переводится как «зрелый» (1 Кор. 2:6; 14:20;Ефес. 4:13; и др.). Однако в этом стихе его значение явно относится к совершенству, поскольку Отец Небесный — образец совершенства. «Сыны Отца» (ст. 45) должны быть совершенны, как совершенен Отец их Небесный. Такое совершенство абсолютно.

Достичь его человеческими силами совершенно невозможно. Тем, кто недоумевает, почему Иисус требует невозможного, Он позднее говорит: «Людям это невозможно, Богу же всё возможно» (Матф. 19:26). Если Бог чего-то требует, Он же даёт и силы это исполнить. Человеческая праведность легко достижима, но она настолько несовершенна, что попросту бесполезна. Божья праведность недосягаема, потому что она совершенна. Но для верующих в Иисуса Христа невозможное становится возможным, ибо Он даёт им Свою праведность.

Таким образом, в этих иллюстрациях, как и во всей проповеди, Господь подводит слушателей к постоянному ощущению духовной несостоятельности — естественному следствию Заповедей блаженства, помогающему осознать нужду в Спасителе, Который Один может дать силы для исполнения Божьих норм совершенства.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий