Кто такой прелюбодей?

“Вы слышали, что сказано древним: «Не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё было ввержено в геенну” (Мф.5:27-30)

Здесь Иисус продолжает разоблачать показную праведность, свойственную книжникам и фарисеям, показывая, что только чистое сердце угодно Богу. Без этого никакие внешне хорошие поступки не имеют значения. Бог оценивает состояние сердца — источник и происхождение греха, — а не его внешнее проявление или непроявление. «Каковы мысли в душе [человека], таков и он» (Прит. 23:7), — и так судит человека Бог (1 Цар. 16:7).

Второй пример Иисуса, о чистоте сердца, связан с супружеской неверностью и грехами в половой жизни вообще. В ст. 27-30 Господь говорит о прелюбодеянии, о стоящем за ним вожделении и об освобождении от этого греха.

Прелюбодеяние 

“Вы слышали, что сказано древним: «Не прелюбодействуй»” (Мф.5:27)

Как и в примере с убийством (ст. 21-26), новый пример начинается с одной из Десяти заповедей (Исх. 20:14). И в первом, и во втором случае иудейские предания опирались на закон Моисея, по крайней мере, внешне.

Шестая заповедь утверждает святость жизни, седьмая — святость брака.

Кто печётся только о внешней праведности, тот нарушает обе заповеди, поскольку в своём сердце попирает и святость жизни, и святость брака. Испытывая ненависть или гневаясь, человек совершает убийство, а испытывая вожделение — прелюбодействует. И тем, и другим он проявляет презрение к Божьему закону и Его имени (см. Исх. 20:14; Лев. 20:10; Втор. 5:18).

Гнев и похоть сильнее всего воздействуют на людей. Движимый ими человек в скором времени ощутит, что он при этом не охотник, а жертва. Гневу и вожделению подвержен каждый, и каждый в той или иной мере им поддавался. А, следовательно, в Божьих очах в убийстве и прелюбодеянии виновны все.

Хотя сексуальные искушения появились на земле со времён грехопадения, в нашу эпоху вседозволенности и растления их пагубное влияние усилилось как нельзя более (см. 2 Тим. 3:13). Мы живём в эпоху разнузданного потворства страстям. Похоть плоти пропагандируется с экранов телевизоров и страниц журналов. Общество будто бы только этой темой и живёт. Даже в академических и религиозных кругах мы сталкиваемся со всевозможными семинарами, книгами, кассетами и программами, сулящими сексуальные знания, опыт, свободу и наслаждение.

Средства массовой информации используют секс-индустрию, чтобы обеспечить спрос на свою продукцию и повысить рейтинг своих программ. Уровень сексуальных преступлений высок как никогда, в то время как супружеская неверность, разводы и сексуальные извращения считаются чуть ли не нормой. Брак, верность и нравственная чистота стали объектом презрения, колких выпадов и насмешек. Мы озабочены сексом, возможно, как никакая цивилизация прежде.

Впрочем, философия сексуального гедонизма не нова. Она была распространена во времена Нового Завета, и Павел решительно выступал против неё в Коринфе. Его замечание «пища для чрева, и чрево для пищи» (1 Кор.6:13а) выражало общепринятое в Древней Греции мнение, что биологические функции — всего лишь биологические и не имеют никакой моральной подоплёки. В подобной уверенности пребывали многие верующие в Коринфе, оправдывая свою безнравственность. Очевидно, они доказывали, подобно многим гедонистам наших дней, что секс — это всего лишь биологический акт, не отличающийся от принятия пищи или сна. Но Апостол Павел решительно опровергает это суждение, говоря, что «Бог уничтожит и то, и другое [т.е. чрево и пищу]. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела» (ст. 13б). Божественный суд откроет, что тело — это не просто биологическая машина. Тела христиан — члены Христовы, храм Святого Духа, и принадлежат они Господу, а не нам (ст. 15, 19). Следовательно, тело никогда не должно служить целям, которые бесчестят Бога, создавшего тело и пребывающего в нём. У христиан должна быть только одна реакция на подобное искушение — бежать от него (ст. 18).

Та же философия, что разлагала Коринф, жива и сегодня, увлекая значительную часть западного общества в море сексуальной невоздержанности и извращений. Сексуальная вседозволенность в любой форме разрушает человека физически, морально, умственно и духовно. Она разрушает браки, семьи и даже целые общества.

На протяжении истории некоторые верующие оказывали сопротивление сексуальным искушениям и грехам небиблейскими методами. Видя огромную мощь сексуальной энергии и вред, который она причиняла, выходя изпод контроля, некоторые верующие приходили к заключению, что секс — это зло, и его следует осудить и стараться всячески избегать. Подобная философия, называемая обычно викторианской, была широко распространена задолго до эпохи королевы Виктории.

Ориген (184-254 гг.), один из известнейших Отцов Церкви, читая Матф.5:27-30, настолько глубоко осознал свою греховность, что кастрировал себя. Пьер Абеляр, французский богослов XII века, многие годы жил целомудренно. Однако он полюбил девушку по имени Элоиза и впал с ней в блуд. Элоиза забеременела. Чтобы защитить девушку и загладить свою вину, Абеляр женился на ней. Однако по городу поползли дискредитирующие Абеляра слухи, и, чтобы не причинить его карьере ещё большего вреда, Элоиза ушла в монастырь. Её дядя в ярости от всего случившегося нанял людей, которые вломились в квартиру Абеляра и кастрировали его; после этого Абеляр примкнул к монастырю Сен-Дени.

Но географический эскапизм, физическое увечье или иные формы принудительного безбрачия противоречат Божьей воле (Евр. 13:4). Они не только не библейские, но и безнравственные. Господь желает, чтобы Его народ жил в мире, но не был от мира (Иоан. 17:15-18). И поскольку тела наши — храм Святого Духа и принадлежат Христу, плохое обращение с ними никоим образом не допустимо. Секс был задуман как благословение, для наслаждения в браке. Всякий, поддерживающий идею безбрачия на том основании, что любое проявление сексуальности — грех, «[внимает] духам-обольстителям и учениям бесовским» (см. 1 Тим. 4:1-3). Говоря о брачных взаимоотношениях, Павел заповедует: «Муж оказывай жене должное благорасположение;подобно и жена мужу… Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7:3, 5). Интимные отношения в браке — не только благословение, но и обязанность.

Предостерегая от измены, Библия говорит каждому мужчине: «Источник твой да будет благословен; и утешайся женой юности твоей, любезной ланью и прекрасной серной; груди её да напоят тебя во всякое время, любовью её услаждайся постоянно» (Прит. 5:18-19). Песнь Песней Соломона посвящена необычайной красоте супружеской любви. Бог создал и благословил интимные взаимоотношения в браке. Возводить клевету на это истинное проявление любви и порочить его чем-то вроде кастрации или принудительного безбрачия — такое же извращение, как блуд, измена или гомосексуализм.

Каким-либо внешним воздействием проблему аморальности не решить, так как её причина кроется внутри. Иов заявил: «Если сердце моё прельщалось женщиной и я строил ковы у дверей ближнего, пусть моя жена мелет на другого, и пусть другие издеваются над ней, потому что это — преступление, это — беззаконие, подлежащее суду» (Иов. 31:9-11). Этот праведник, живший много веков назад, знал, что в первую очередь супружеская измена закрадывается в сердце, и в Божьих очах похоть — такой же грех, как и физическая неверность.

Закон Моисея определяет измену как один из наиболее презренных и гнусных грехов, карающихся смертью (Лев. 20:10; Втор. 22:22). Решительно выступая против измены, иудейские предания, казалось бы, всецело отражали библейский взгляд. Когда книжники и фарисеи сказали Христу, что Моисей заповедал им побивать камнями женщину, взятую в прелюбодеянии, они были правы (Иоан. 8:4-5). Если бы Иисус не простил ей грех, она бы получила по заслугам.

Во всём Новом Завете запреты, накладываемые на сексуально непристойное поведение, такие же, как и в Ветхом. «Ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники» Царства Божьего не наследуют (1 Кор. 6:9; ср. Гал. 5:19-21; Откр. 2:22). «Блудников и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13:4). Сколь сильными и нежными ни были бы чувства влюблённой пары, интимные отношения вне брака запрещены. Во всех случаях без исключений это — отвратительный грех пред Богом.

В исходном значении слово «прелюбодеяние» (греч. мойхао) относится к половой связи между мужчиной и женщиной, когда один из них или оба состоят с кем-то в браке. И в Новом, и в Ветхом Заветах это слово означает половую связь с кем-либо помимо супруга. Однако нарушение принципа целомудрия — это не только супружеская неверность (хотя здесь Иисус говорит именно о прелюбодеянии). Из слов «всякий» и «женщина» можно заключить, что это относится и к неженатым.

Вожделение 

“А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём” (Мф.5:28)

«Я» (эго) — эмфатическое местоимение, означающее, что Иисус ставит Своё слово выше влиятельного и почитаемого предания раввинов. В греческом тексте «смотрит» (от блепо) — причастие настоящего времени, относящееся к процессу рассматривания. Выбор такой формы указывает на то, что имеется в виду не случайный или беглый непроизвольный взгляд, а намеренный, неоднократный или пристальный. Союз прос то (с) с инфинитивом эпитумесай (букв. «чтобы вожделеть») указывает на цель или действие в момент взгляда. Следовательно, Иисус говорит о намеренном взгляде для удовлетворения похоти. Он говорит о человеке, который смотрит для удовлетворения своих греховных желаний. Он говорит о человеке, который идёт в кино на порнографический фильм или выбирает телепрограмму, известную своей аморальной направленностью. Иисус говорит о человеке, который идёт на пляж, где женщины загорают в слишком открытых купальниках, или делает что-либо другое, чтобы достичь сексуального возбуждения и греховного вожделения.

Но человек прелюбодействует в мыслях не от похотливого взгляда. Он уже прелюбодействовал в сердце. Не похотливый взгляд порождает грех, а грех в сердце порождает похотливый взгляд. Похотливый взгляд — это всего лишь проявление безнравственного и неверного сердца. Такое сердце становится почвой, на которой сеются и растут семена греха.

Иисус говорит не о нежданном искушении, с которым сталкивается каждый. Когда мужчина видит соблазнительно одетую женщину, сатана, конечно, попытается искусить его похотливыми мыслями. Но если он не поддался соблазну и отвёл взгляд в сторону, в этом нет греха. Любование с целью удовлетворения похотливых желаний — вот что осуждает Иисус, поскольку это служит признаком безнравственного, неугодного Богу сердца.

Давид согрешил не тем, что увидел купающуюся Вирсавию. Он не мог её не заметить. Когда царь прогуливался по кровле дворца, она была на виду.

Давид согрешил тем, что продолжал смотреть; он согрешил желанием поддаться искушению. Он мог отвернуться в сторону и выбросить этот случай из головы. Тот факт, что Давид велел привести её во дворец и совершил с ней прелюбодеяние, был проявлением греховного желания, которое уже жило в его сердце (см. 2 Цар. 11:1-4).

В одной популярной пословице говорится: «Посеешь идею — пожнёшь поступок; посеешь поступок — пожнёшь привычку; посеешь привычку — пожнёшь характер; посеешь характер — пожнёшь судьбу». Этот процесс прекрасно иллюстрирует главную мысль Христа: любой грех берёт начало в сердце и мыслях.

Хотя Иисус приводит в пример мужчину, похотливые мысли и действия в равной степени присущи и женщинам, которые не меньше подвержены этому греху, да и сами нередко искушают мужчин. Артур Пинк отмечает:

“Если похотливый взгляд — это такой ужасный грех, то обнажающиеся и непристойно одевающиеся, чтобы на них смотрели и испытывали вожделение… виновны не меньше, а может, и больше смотрящих. Вспомните хотя бы, что не так уж часто мужчины совершают грехи в интимной сфере, не будучи искушёнными женщиной. Насколько же велика, должно быть, вина большинства современных девушек, которые намеренно стремятся возбудить в юношах половое влечение. И насколько больше виноваты их матери, попускающие своим дочерям становиться сладострастными искусительницами.”

Иов говорил: «Завет положил я с глазами моими, чтобы не помышлять мне о девице… Если стопы мои уклонялись от пути и сердце моё следовало за глазами моими, и если что-либо нечистое пристало к рукам моим, то пусть я сею, а другой ест, и пусть отрасли мои искоренены будут» (Иов. 31:1, 7-8).

Иов знал, что грех коренится в сердце, и за вожделенный взгляд он заслуживал такого же наказания, как и за прелюбодеяние. Поэтому он, чтобы не впасть в искушение, заранее заключил завет с глазами о воздержании от вожделеющего взгляда.

Если прелюбодейное сердце бросается навстречу искушениям, то сердце благочестивое стремится не подходить к ним близко, если это возможно, и убегать от них, когда они неизбежны. Если прелюбодейное сердце заранее потворствует своей похоти, то верное сердце заранее предохраняет себя, обращаясь в молитве к Богу вместе с псалмопевцем: «Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты; животвори меня на пути Твоём. Утверди слово Твоё рабу Твоему, ради благоговения пред Тобою» (Пс. 118:37-38). Павел увещал Тимофея «избегать юношеских похотей» и иметь «чистое сердце» (2 Тим.2:22).

Поэтому, подобно Иову, мы должны положить завет с нашими глазами, со всем нашим телом, умом и духом — избегать похоти и блюсти чистоту.

Освобождение 

“Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё было ввержено в геенну” (Мф.5:29-30)

В этом отрывке Иисус указывает путь к освобождению от греха в сердце.

На первый взгляд кажется, что Его совет несовместим с тем, о чём Он только что говорил. Если корень греха в сердце, то какой смысл в вырывании глаза или отсечении руки? Если лишиться правого глаза, левый продолжит смотреть с вожделением, и если отсечь правую руку, левая продолжит грешить.

Очевидно, что Иисус образно говорит о вещах, физических или духовных, которые нас искушают или делают менее устойчивыми к искушениям.

В иудейской культуре правый глаз и правая рука символизировали лучшие и наиболее ценные человеческие способности. Правый глаз символизировал прекрасное зрение, а правая рука — искусное мастерство, умение. Иисус говорит, что мы должны быть готовы расстаться с чем-то необходимым, пусть даже самым дорогим, лишь бы уберечься от греха. Ничто так не ценно, как праведность. Эти весьма выразительные слова нельзя толковать грубым,буквальным образом. Иначе получилось бы, что Христос призывает к членовредительству. Увечье не очищает сердце. Цель Христа — призвать нас навсегда расстаться с живущими в нас греховными побуждениями, толкающими нас на греховные деяния (ср. Матф. 18:8-9).

Слово скандализо (соблазняет) означает «заставить оступиться», однако в форме существительного оно часто использовалось для обозначения веткиприманки, которая приводит в движение механизм ловушки, как только животное задевает ветку. Всё, что может оказаться для нас моральной или духовной ловушкой, что служит причиной грехопадения или пребывания в грехе, должно быть устранено раз и навсегда. Например, будет плохо, если женатый человек влюбится в кого-то другого. Их отношения могут быть прекрасными, радостными, приятными для обоих и на первый взгляд идеальными, но не станут от этого менее греховными. Такие отношения нужно немедленно прекратить. Прекрасные и чистые отношения между супругами становятся безнравственными и отвратительными в глазах Бога, если оба партнёра или один из них состоит в браке с кем-то другим.

Идея гиперболы, высказанной Господом, предельно ясна — грех должен быть искоренён самым решительным образом. Павел говорит: «Усмиряю и порабощаю тело моё, чтобы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1 Кор. 9:27). Если не контролировать то, что нас окружает, где мы бываем, что делаем, читаем и смотрим, с какими компаниями встречаемся и какие ведём беседы, — внешний мир начнёт над нами господствовать.

Поэтому то, что в любую минуту может выйти из-под контроля, нужно без колебания отбросить.

Очевидно, что освобождение из-под дурного влияния не сделает развращённое сердце чистым. Внешние поступки сами по себе не могут произвести внутренних изменений. Но подобно тому, как акт прелюбодеяния характеризует порочное сердце, отвращение от пагубного поведения характеризует сердце, алчущее и жаждущее праведности. Это внешнее действие может служить эффективной защитой, потому что исходит из сердца, стремящегося исполнять не свою волю, а Божью.

Подобно Оригену, святой Антоний стремился избежать безнравственных поступков и похоти, отделившись от общества. Он стал пустынником в Египте, где жил в нищете и лишениях тридцать пять лет. Однако, согласно его же свидетельству, за все эти годы он так и не смог освободиться от искушений и забот. Сердце Антония по-прежнему принадлежало миру, а поэтому он не мог избежать мирского. Очень скоро отшельник понял, что сатане — князю мира сего — не составляло особого труда найти его даже в пустыне.

Иисус же излагает невыполнимые нормы праведности Своего Царства.

Все люди — убийцы и прелюбодеи. Ослеплённые грехом, многие, впрочем, не осознают себя таковыми. Иисус демонстрирует, что ни книжники, ни фарисеи и никто другой не смогли освободиться от склонности к греху. Как всегда, невыполнимость поставленных Иисусом требований преследует двоякую цель: показать безнадёжное положение человека в отношении собственной праведности и побудить его к поискам Божьей. Средство Господа для исцеления грешных сердец — новое сердце. Ответ Христа на нашу беспомощность — Его достаточность.

Рассказывают историю о том, как во времена Гражданской войны в США одна красивая, высокообразованная и уважаемая молодая женщина стала зарабатывать на жизнь проституцией. В двадцатидвухлетнем возрасте эта женщина осталась одинокой, сломленной и лежала при смерти в одной из больниц города Цинциннати. Незадолго до смерти, оплакивая холодным зимним днём свою жизнь, она написала элегию. На следующее же утро это стихотворение было опубликовано в местной газете и вскоре приковало внимание множества людей по всей Америке, проникнувшихся искренним к женщине сочувствием. Стихотворение заканчивалось строчками:

В предсмертном хладе угасая,

Мольба едва слышна.

Блудницы стонам не внимая,

Безумна и грешна толпа…

Все люди словно охмелели

В канун благой метели.

О, смерть! Подари мне

Блаженство и негу

На белой перине

Из чистого снега.
Спустя немного времени

кто-то добавил:

Когда ты растоптан,

как снег под ногами,

Напомни себе, что

Господь рядом с нами.

Он здесь, чтоб душе

обрести исцеленье,

И радость вдохнуть

всем принявшим спасенье.

С проклятьем грехов

на Кресте умирая,

Христос отворил нам

обители рая.

От Слова на сердце

сошло озаренье:

О, внемли, Господь,

ниспослав очищенье!

Струёй, что течёт

со Креста непрестанно,

Омоешь — и снега белее я стану.

Многие люди идут в преисподнюю, внимая убаюкивающей лжи собственного «я». Иллюзия, будто грех — это всего лишь внешняя проблема, ведёт к вечной погибели.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий