Кризис доверия

“Ещё слышали вы, что сказано древним: «Не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои». А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землёй, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головой твоей не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или чёрным. Но да будет слово ваше: «Да, да»; «Нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого” (Мф.5:33-37)

Кризис доверия — явление не новое. Возникнув с грехопадением, он с тех пор неотступно преследует человечество. Сатана — князь века сего, и поскольку он лжец и «отец лжи» (Иоан. 8:44), то не стоит удивляться, что возглавляемая им структура насквозь пропитана ложью. Все люди рождаются грешниками, а значит, и лжецами (см. Пс. 57:4; 61:5; Иер. 9:3-5).

Обычное, свойственное человеку недоверие усугубляется книгами, фильмами, передачами, песнями и рекламой, в которых быль, сказка и откровенная ложь переплетаются в самых причудливых сочетаниях. Мы так редко слышим неискажённую правду, что привыкли ко всему относиться с подозрением. Под подозрением оказываются бизнесмены, рекламодатели, телеи радиоведущие, бухгалтеры, юристы, продавцы, врачи, торговцы, учителя, писатели, политики и даже многие проповедники. Всё общество построено на поддельной, искусственной «правде». Мы прячем истину, мы обманываем, преувеличиваем, предоставляем заниженный отчёт о доходах в налоговую инспекцию, даём обещания, которые с самого начала не собираемся выполнять, придумываем на ходу оправдания и теряем доверие — и не видим во всём этом ничего особенного.

Бизнес, политика, правительство, система образования, наука, религия и даже семья так прочно стоят на обмане и полуправде, что неожиданная огласка истины подорвала бы саму их основу. Общество не вынесло бы правды.

Однако даже в самых испорченных и безнравственных странах сознают, что по крайней мере в некоторых вопросах «настоящая правда» необходима.

Судебная присяга обязывает человека говорить «правду, только правду и ничего кроме правды», потому что без истины невозможно создать даже видимость правосудия. Истина настолько важна для суда, что лжесвидетельство расценивается как преступление и может повлечь за собой суровую кару.

Даже преступные группировки и заговорщики, у которых обман и дезинформация составляют часть «работы», в отношениях между собой требуют абсолютной истины, иначе вся их организация развалится в одночасье.

Обычно люди говорят правду, только когда им это удобно, однако общество в целом всегда признавало необходимость и важность истины, причём не только в зале суда Винницкий бизнес портал. Великий римский оратор Цицерон говорил: «Истина — это наивысшая реальность, доступная человеку». Как жаль, что большинство людей живёт вне реальности! Даниэль Вебстер писал: «Истина была и остаётся самым сильным, но самым нежеланным союзником».

Даже древние раввины, чьё легкомысленное отношение к истине и небиблейские предания Христос обличает в Нагорной проповеди, считали ложь — наряду с богохульством, лицемерием и клеветой — одним из четырёх величайших грехов, способных отлучить человека от Бога. Совесть подсказывает нам, что правда — это добро, а неправда — зло. Вот почему люди так стараются казаться правдивыми. Гораздо хуже, однако, у них получается быть таковыми.

Во дни Христа истина ценилась иудеями высоко на словах, но на деле была погребена под многочисленными традициями. Традиции с течением времени подогнали Божий закон под людские греховные представления и цели. В Матф. 5:33-37 Господь продолжает обличать многочисленные искажения и отступления от божественного откровения, которое на словах иудеи любили и проповедовали. В этих пяти стихах Иисус излагает первоначальное учение Моисея, показывает его искажение в преданиях и заново провозглашает божественные требования истины.

Принцип Закона Моисея 

“Ещё слышали вы, что сказано древним: «Не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои»” (Мф.5:33)

Предание, цитируемое здесь Христом, было смесью концепций, взятых из Лев. 19:12, Числ. 30:3 и Втор. 23:21. Слово «клятвы» дважды звучит в этом стихе. Им переведены два разных, хотя и однокоренных, греческих слова. Первое — от глагола эпиоркео, означающего «лжесвидетельствовать», «приносить ложную присягу», «преступать клятву». Второе — от существительного хоркос, буквально означающего «обносить оградой» или «связывать». И действительно, клятва связывается, огораживается, скрепляется тем, что предложено в качестве гарантии.

 Причина принесения клятвы хорошо объясняется в Послании к Евреям: «Люди клянутся высшим, и клятва в удостоверение оканчивает всякий спор их» (Евр. 6:16). Чтобы придать своим словам важность и вес, в свидетели призывали имя кого-то (или чего-то) высшего. Например, произнося клятву во имя Господа, человек призывал Бога судить, правду он говорит или нет.

Клятва воспринималась как абсолютная истина и «оканчивала всякий спор», потому что призывала суд на нарушителя слова. Иудеи, вернувшиеся из вавилонского плена, «вступили в обязательство с клятвой и проклятием — поступать по закону Божьему» (Неем. 10:29).

Господь позволял клясться Его именем (Лев. 19:12), и многие ветхозаветные святые как до закона Моисеева, так и после него следовали этому обычаю. Авраам скрепил обещание царю содомскому (Быт. 14:22-24) и Авимелеху (21:23-24) клятвой во имя Господа. Он же заставил раба своего «[поклясться]… Господом, Богом неба и Богом земли», что тот не возьмёт сыну его Исааку жены из среды язычников-хананеев, среди которых Авраам жил, а пойдёт для этого в Месопотамию (24:1-4, 10). Подобную клятву взял со своего раба Исаак (26:31). Иаков и его тесть Лаван призывали Господа в свидетели, когда заключали договор между собой в Мицпе (31:44-53). Таким же образом поступили Давид и Ионафан, вступая в завет друг с другом (1 Цар.20:16). Сам Давид некогда «клялся Господу, давал обет Сильному Иакова» (Пс. 131:2). Все эти великие мужи Божьи, да и многие другие, клялись и заключали заветы, призывая Господа быть свидетелем их честности и искренности (см. Быт. 47:31; 50:25; И. Нав. 9:15; Суд. 21:5; Руф. 1:16-18; 2 Цар.15:21; 2 Пар. 15:14-15).

Даже Сам Бог в некоторых случаях прибегал к клятве. Аврааму Он сказал: «Мною клянусь… что, так как ты сделал это дело и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я, благословляя, благословлю тебя и, умножая, умножу семя твоё, как звёзды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твоё городами врагов своих» (Быт. 22:16-17). Автор Послания к Евреям поясняет: «Бог, давая обетование Аврааму, так как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собой» (Евр. 6:13-14; ср. ст. 17). Конечно же, обычное Божье обещание не менее твёрдо и истинно, чем клятвенное.

 Господь приносил клятву не потому, что иначе Его слова были бы сомнительны или ненадёжны, а потому, что хотел подчеркнуть особую важность или указать на особое значение даваемого обещания. (Другие указания на клятвенные обещания Господа можно найти в Пс. 88:4, 50; 109:4; Иер. 11:5; Лук.1:73).

 Из уст Христа неоднократно можно было услышать такое вступление: «Истинно говорю вам…» (Матф. 5:18, 26; 6:2, 5, 16 и т.д.) и ещё более сильное «истинно, истинно говорю вам…» (Иоан. 1:51; 3:3, 5; 5:19, 24 и т.д.), что указывало на особую значимость последующих слов. Как и в случае с Божьей клятвой, эти слова Христа были не менее и не более истинны, чем остальные. Фраза «истинно говорю вам» лишь подчёркивала сугубую важность некоторых утверждений. Важно также отметить, что Христос под клятвой назвал Себя Сыном Божьим перед первосвященником Каиафой (Матф.26:63-64).

Господь позволил приносить справедливую клятву Его именем ради немощи человечества, склонного к обману и неправде. В Евр. 6:16 не осуждается правдивая клятва. Бог знает, что расположенность людей ко лжи заставляет их относиться друг к другу с недоверием, и что в серьёзных ситуациях клятва помогает удержаться от обмана или сдержать слово. Молодожёны, давая пред Богом клятву любить друг друга до конца жизни, обещают чтить священное таинство брака. Псалмопевец, говоря о том, кто может войти в Божье жилище, в числе прочих приводит такое требование: «Кто клянётся, хотя бы злому, и не изменяет» (Пс. 14:1, 4). Такому человеку его слово дороже благополучия. Соблюдение данных Господу обещаний — отличительная черта подлинного христианина. Другими словами, истинные сыны Царства Небесного ненавидят ложь (Пс. 118:29, 163; 119:2).

Впрочем, сколь страшные муки ни призывал бы на свою голову клянущийся, клятва надёжна лишь в той мере, в какой надёжен сам человек.

Во время суда над Иисусом, когда Пётр находился во дворе синедриона, одна служанка сказала: «И ты был с Иисусом Галилеянином», — на что Пётр ответил: «Не знаю, что ты говоришь». Через короткое время то же самое сказала другая служанка, и Пётр «отрёкся с клятвою». Когда позже к нему подошли другие присутствующие и стали утверждать, что он был со Христом, Пётр «начал клясться и божиться, что не знает Этого Человека» (Матф. 26:69-74). Его божба была не богохульством, а усиленной клятвой.

Пётр пытался придать своей клятве вес, но это не придало его словам истинности. Плохо — лгать, ещё хуже — призывать Бога во свидетели своей лжи. Вдобавок к предательству Пётр употребил имя Господа всуе. Не удивительно, что после этого он, «выйдя вон, плакал горько» (ст. 75).

Порою клятва приносится искренно, но совершенно неразумно, без учёта её серьёзности и возможных последствий. Бездумно клялись, например, Иисус Навин (И. Нав. 9:15), Иеффай (Суд. 11:30-31), Саул (1 Цар. 14:24) и Ирод (Матф. 14:7).

 По ветхозаветному закону клятва должна была скрепляться только именем Божьим. «Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и Его именем клянись» (Втор. 6:13; ср. 10:20). «Кто будет благословлять себя на земле, будет благословляться Богом истины; и кто будет клясться на земле, будет клясться Богом истины» (Ис. 65:16). Даже язычники должны были клясться именем Божьим. О нечестивых соседях Израиля Господь говорил:«И если они научатся путям народа Моего, чтобы клясться именем Моим: „Жив Господь!“… то водворятся среди народа Моего» (Иер. 12:16).

Бог утвердил серьёзность клятвы. «Если кто безрассудно устами своими поклянётся сделать что-нибудь плохое или доброе, какое бы то ни было дело, в котором люди безрассудно клянутся, и он не знал того, но после узнает, то он виновен в том… Если… исповедается, в чём он согрешил, то пусть принесёт Господу за грех свой» (Лев. 5:4-6). А в И. Нав. 9:20 подчёркивается, почему важно соблюдать клятву: «чтобы не постиг нас гнев за клятву, которой мы клялись».

Искажение Закона в раввинском предании 

Предание, о котором говорит Иисус в ст. 33, могло бы показаться библейским, если бы не его существенные недостатки.

Во-первых, в нём отсутствует важный элемент. 

Во-вторых, сделан неверный акцент.

Недостающий элемент в этом предании — обстоятельства клятвы. Раввинами допускалась любая клятва, с целью или без цели — лишь бы не преступить её, а исполнить, в то время как Ветхий Завет разрешал её только в самых серьёзных случаях. Клятвы, утратив своё первоначальное значение, стали пустыми и бессмысленными. Ими стали сопровождаться любые обещания и заверения, при этом всегда оставлялись «лазейки», как обойти или нарушить данное слово. Легкомысленные и нечестные клятвы стали настолько обычным явлением, что никто уже не воспринимал их серьёзно.

Вместо того чтобы удостоверять порядочность, клятва стала знаком обмана. Вместо доверия, она стала вызывать настороженность.

Неверный акцент заключался в том, что настоящей клятвой считалось лишь обещание, произнесённое пред Господом, то есть лично Ему или во имя Его. Такое обещание соблюдать было обязательно, а остальные — нет.

Все эти клятвы весьма напоминали игру в ложь («кто кого переврёт») в масштабах целой страны. Клялись небом, землёй, храмом, волосами на голове и всем, что могло впечатлить незадачливого собеседника. Клятва почти что равнялась обману, но это нимало не смущало клятвопреступников, лишь бы не упоминалось имя Господа.

Из повеления «не клянитесь именем Моим во лжи» (Лев. 19:12) делался странный вывод, что любым другим именем во лжи клясться можно. Заповедь «если кто даст обет Господу или поклянётся клятвой, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего, но должен исполнить всё, что вышло из уст его» (Числ. 30:3) объяснялась так, будто любые обеты, кроме данных Господу, нарушать можно.

Таким образом, божественный критерий абсолютной правдивости был отвержен и низведён на уровень греховных, эгоистичных людских представлений. Людям хотелось обманывать, но Бог требовал абсолютной честности.

И вместо того чтобы просить у Господа помощи, они подогнали Его требование под свои плотские способности и интересы.

Норма божественной истины

“А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землёй, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головой твоей не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или чёрным. Но да будет слово ваше: «Да, да»; «Нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого “(Мф.5:34-37)

В противопоставление многочисленным отступлениям от божественной воли, Христос просто повторяет ветхозаветный стандарт, неправильно понятый и истолкованный в преданиях: «Не клянись вовсе». Клятва нужна только в важных ситуациях и должна приноситься только во имя Господа. Хотя в греческом оригинале использовано безусловное отрицание (ме… холос), не всякая клятва запрещается.

Уильям Хендриксен пишет по этому поводу: «В Матф. 5:33-37 (ср. Иак. 5:12) осуждается легкомысленная, ложная, ненужная или лицемерная клятва, произносимая для того, чтобы впечатлить собеседника, или красного словца ради. Иисус, в противоположность этому пороку, требует честности в мыслях, словах и поступках».

Во свете одобрительного отношения Ветхого Завета к клятвам, во свете таких слов Христа, как «истинно, истинно», и во свете того, что Сам Бог неоднократно клялся подобным образом (Евр. 6:13-17; ср. Лук. 1:73; Деян.2:30 и др.), вряд ли Иисус запрещает клятву вообще, как утверждают многие.  

Иисус только что заявил, что пришёл исполнить закон вплоть до мельчайших подробностей (Матф.5:17-18) — тот самый закон, который поощрял клятвы и непосредственными повелениями, и примерами. Вдобавок ко всему, в ранней истории Церкви подобие клятвы находим у Апостола Павла: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом» (Рим. 9:1). Наряду со своей совестью Павел призывал во свидетели Иисуса Христа и Духа Святого.

А это и есть клятва именем Господа.

Поэтому, согласно учению Ветхого Завета, мы не должны клясться ничем, кроме имени Господа, — ни небом, потому что оно престол Божий; ни землёй, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя. Клятва небом, землёй или Иерусалимом считалась у иудеев менее строгой. Как ни велики и славны названные предметы, они всё же куда меньше Бога. Хотя они и сообщали особый лоск сказанному и придавали обещанию налёт важности и истинности, подобные клятвы считались не столь обязательными к исполнению, как клятва именем Господа.

Ещё менее важными считались клятвы своей головой.

Неверное отношение к клятвам Христос обличает, произнося семикратное «горе вам» в 23-й главе Евангелия от Матфея. «Горе вам, вожди слепые, которые говорите: „Если кто поклянётся храмом, то ничего, а если кто поклянётся золотом храма, то повинен“… Также: „Если кто поклянётся жертвенником, то ничего, если же кто поклянётся даром, который на нём, то повинен“» (ст. 16, 18). В первую очередь Иисус показывает полное отсутствие логики в их действиях: «Безумные и слепые! Что больше: золото или храм, освящающий золото?.. Безумные и слепые! Что больше: дар или жертвенник, освящающий дар? Итак, клянущийся жертвенником клянётся им и всем, что на нём» (ст. 17, 19-20). С какой стати, спрашивает Иисус, менее ценное сделает клятву более строгой?

Но худшее заблуждение фарисеев состояло не в нелогичности действий, а в общей нечестности и обмане. Словно в порядке вещей, многие их клятвы подрывали ту самую цель, ради которой изначально существовали: истину.

Вместо того чтобы подчёркивать и удостоверять правдивость слов или надёжность обещания, сложная система двусмысленных клятв способствовала разрастанию лжи.

Поэтому Иисус обличает их: «Клянущийся храмом клянётся им и Живущим в нём; и клянущийся небом клянётся престолом Божьим и Сидящим на нём» (ст. 21-22). Где искажается истина, там хулится Божье имя.

Христос напоминал о том, что Бог — Творец и Господин всего сущего и Бог всякой истины. Призывать во свидетели ложной клятвы любое Его творение — значит бесславить Самого Творца, упоминается при этом Его имя или нет. Бесславить истину — значит прежде всего бесславить Его истину.

 Небо, земля, Иерусалим, да и голова — все принадлежат Богу. Поэтому гнусно и бесчестно приносить заведомо ложную, неискреннюю, фальшивую клятву, ссылаясь на Его имя или на любое Его творение. Бог не делит Своё творение на священное и мирское. Всё, что принадлежит Ему, священно; любая истина — Его истина, как и всё творение — Его. Обман противен Его природе, поэтому любая ложная клятва бесчестит имя Всевышнего.

 Уильям Баркли пишет: «И в этом великая непреходящая истина: жизнь нельзя делить на сферы, в которых Бог присутствует, и на сферы, в которых Он не присутствует. Нельзя говорить в церкви одним языком, а на заводе или в конторе — другим. Нельзя устанавливать для церкви одни нормы поведения, а другие — для деловых отношений. Бога нельзя призывать в одни сферы жизни и устранить из других. Он присутствует везде, во всех сферах жизни и областях деятельности. Он слышит все слова, а не только те, что обращены к Нему и связаны с Его именем, ибо нет такой фразы, которая исключила бы Бога из деловых отношений. Мы будем считать священными все наши обеты и обещания, если будем помнить, что все они произносятся в присутствии Бога».

У истины нет степеней и оттенков. Полуправда — это абсолютная ложь, и «белая» ложь на самом деле черна. Господь всегда требовал абсолютной правдивости; у каждого Он желает видеть «истину в сердце» (Пс. 50:8).

«Язык лживый» Он ненавидит (Прит. 6:16-17), и «мерзость пред Господом — уста лживые» (12:22). И точно так же, как ненавидит неправду Бог, ненавидят её и Божьи дети (Пс. 118:163). А нечестивые «от утробы матери заблуждаются, говоря ложь. Яд у них — как яд змеи» (Пс. 57:4-5). Иеремия плакал об Израиле, потому что люди «напрягают язык свой для лжи, усиливаются на земле неправдой» (Иер. 9:3). Судьба лжецов — в огненном озере (Откр. 21:8).

Абсолютное и неизменное Божье требование — истина и искренность во всём. Не только клятвы должны быть честными и надёжными, но и обычная, повседневная речь. Да будет слово ваше: «Да, да»; «Нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого. Любое слово (греч. логос) даже в обыденном разговоре должно быть правдивым и неприукрашенным при любых обстоятельствах. Наши слова, речь или проповедь (логос употребляется в Деян.20:7; 1 Кор. 2:1; 4:19 и Тит. 2:8) должны быть тверды, как присяга, и надёжны, как клятва. «Прежде же всего, братья мои, — напоминает Иаков, — не клянитесь ни небом, ни землёй и никакой другой клятвой, но да будет у вас: „да, да“ и „нет, нет“, дабы вам не подпасть осуждению» (Иак. 5:12).

Господь свят, Его царство свято, и Его народ тоже должен быть святым.

Его праведность должна стать нашей. Полуправедность, как и полуправда для Него неприемлемы, потому что они от лукавого. Так Господь разбил хрупкое стекло их лицемерных клятв, обнажив ужасающую мерзость фарисейской лжи.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий