Коронация Царя

Коронация Царя

“Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Но Иисус сказал ему в ответ: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Тогда Иоанн допускает Его. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды. И вот открылись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божьего, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И вот голос с небес, говорящий: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение»” (Мф.3:13-17)

Хотя Матфей и не говорит об этом прямо, здесь мы видим, как Царь вступает в Свои полномочия. В предыдущих главах евангелист описал родословие Царя (1:1-17), Его пришествие (1:18-25), поклонение волхвов (2:1-12), пророческое подтверждение прав Царя на царство (2:13-23) и оглашение Его прихода (3:1-12). Здесь же описывается коронация Монарха, помазание Его на престол.

В этом событии есть что-то необыкновенно величественное, связывающее между собой все предыдущие события. Первый раз в этом Евангелии Господь Иисус открыто появляется на сцене повествования. Только сейчас понастоящему начинается Его служение и труд. Всё, что было до этого, включая события Его молодости, было лишь вступлением и подготовкой.

Вифлеем, Египет и Назарет — всё позади. С этого дня ни одного места на земле Сын Человеческий не назовёт Своим домом (8:20), а должен будет осуществлять высшую миссию в скитаниях.

 После вечной славы на небесах и почти тридцати лет полной безызвестности на земле Мессия-Царь заявляет о Себе во всеуслышание. «Глас вопиющего в пустыне», Иоанн Креститель, во исполнение пророчеств Исаии (Мф. 3:3;Ис. 40:3), приготовил путь Царю. Глашатай Царя возвестил Его приход, и вот Сам Царь является на коронацию.

В этих нескольких стихах безошибочно видны три главные и крайне важные составляющие коронации Иисуса как Царя царей: крещение Сына, помазание Духа и одобрение Отца. В них, как и во всём Писании, ясно видны откровение и труд Троицы: Отца, Сына и Святого Духа. Поскольку Иисус не земной Царь и царство Его не от мира сего, короновали Его также не люди, а Бог; люди лишь были сторонними наблюдателями.

Крещение Сына 

“Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Но Иисус сказал ему в ответ: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Тогда Иоанн допускает Его (Мф. 3:13-15)”

Сначала рассмотрим некоторые детали этого крещения, а затем его значимость для Иисуса.

Неясно, какое конкретно время скрывается за словом «тогда». Скорее всего, Матфей просто обозначает общую последовательность событий. Не известна и точная продолжительность служения Иоанна, хотя Лука отмечает, что его проповедь началась «в пятнадцатый… год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат был начальником в Иудее, Ирод — четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, — четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний — четвертовластником в Авилинее, при первосвященниках Анне и Каиафе» (3:1-2). Скорее всего, это было в 29 г. по Р.Х., то есть за несколько месяцев, максимум за год, до крещения Иисуса.

Ещё некоторое время Иоанн продолжал проповедовать, но, по мере того как служение Иисуса набирало силу, он потихоньку сворачивал своё служение.

Известно, что Иоанн был на шесть месяцев старше Иисуса (Лук. 1:26) и что Иисус вышел на служение в возрасте «лет тридцати» (Лук. 3:23). Если Иоанн начал проповедовать в таком же возрасте, то с начала его служения до крещения Иисуса прошло шесть месяцев. Однако нет причин полагать, что и тот, и другой начали проповедовать в одинаковом возрасте. И даже зная, сколько лет было Иисусу в начале Его служения, трудно объяснить, почему Он именно тогда начал служение.

 Некоторые исследователи утверждают, что все иудейские религиозные вожди традиционно начинали служение в тридцать лет. В Числ. 4:30 сказано, что в этом возрасте вступали в свои обязанности священники. Но это распоряжение было временным, потому что через короткое время возрастная планка снизилась до 25 лет (Числ. 8:24), а позднее — и до 20 (1 Пар. 23:24), и оставалась такой вплоть до правления Езекии (2 Пар. 31:17) и даже до вавилонского плена (Езд. 3:8). Таким образом, ни в Писании, ни в преданиях мы не находим объяснения, почему Иоанн Креститель и Иисус начали служение в таком возрасте.

Из параллельного места в Евангелии от Луки мы узнаём, что, когда Иисус пришёл из Галилеи на Иордан, Он пришёл не для тайной церемонии.

 «Крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился» (Лук. 3:21). Его коронация была не такой, как коронация Давида — тайной, негласной (1 Цар.16:13; ср. 2 Цар. 2:4).

Глагол «приходит» — от греческого слова парагиномай, нередко обозначавшего официальное прибытие или торжественное появление, как мы видели в приходе волхвов (2:1) и выходе на служение Иоанна Крестителя (3:1).

 Из Марк. 1:9 мы узнаём, что Иисус пришёл к Иоанну не просто из Галилеи, а из Назарета. Во всех Евангелиях (ср. Марк. 1:9; Лук. 3:21; Иоан. 1:29) ясно видно, что Он пришёл один, без сопровождения друзей или членов семьи, а учеников у Него ещё не было.

Точно не известно, в каком месте на Иордане Иоанн совершал крещение, но похоже, что это было ближе к югу, то есть где-то неподалёку от Иерихона и Мёртвого моря. Евангелист Иоанн отмечает, что это происходило «в Вифаваре при Иордане» (Иоан. 1:28), но точное местонахождение этого городка так и не определено.

В приветствии Иоанна видно, что он сразу же узнал Иисуса, хотя трудно сказать, насколько они были знакомы в то время. Они были двоюродными братьями, и до их рождения Мария три месяца провела у Елисаветы в нагорной части Иудеи, где женщины делились друг с другом своими чудесными благословениями (Лук. 1:39-56). Ещё до рождения Иисуса Елисавета знала, что ребёнок Марии — Мессия, поскольку называла её «матерью Господа» (Лук. 1:43). И, уж конечно, она неоднократно рассказывала об этом растущему Иоанну, которому ангел предвестил стать Его предтечей «в духе и силе Илии» (Лук. 1:17; ср. ст. 66). Оба мальчика возрастали духовно и физически (Лук. 1:80; 2:40), но отдельно друг от друга: Иисус — в Назарете, а Иоанн — в пустыне. Поэтому возможно, что они мало знали друг друга или вовсе не были напрямую знакомы.

Иисус пришёл к Иоанну специально, чтобы креститься от него, на что указывает неопределённая форма пассивного аориста (баптистенай), подчёркивающая цель Его прихода. Но мысль о том, чтобы крестить Иисуса, была чужда Иоанну, ведь он видел в Иисусе не только Человека, но и Бога!

Апостол Иоанн рассказывает, что, когда Иоанн Креститель увидел идущего к нему Иисуса, он воскликнул: «Вот Агнец Божий!» (Иоан. 1:29). Он знал, что это помазанный Богом Мессия, пришедший для искупления человечества. И первой реакцией Иоанна на просьбу Иисуса было: «Мне надобно креститься от Тебя».

Не трудно понять беспокойство Иоанна. Он крестил в покаяние и исповедание грехов (3:2, 6, 11), в чём и сам нуждался, а Иисус не имел нужды в исповедании или прощении. Крещение Иоанна предназначалось для тех, кто хотел отвратиться от греха и подготовиться к приходу великого Царя.

Но зачем же креститься безгрешному Царю?

Древний апокриф под названием «Евангелие от евреев» предполагает, что Иисус пришёл креститься по настоянию матери и братьев: «Мать и братья Господа сказали ему: „Иоанн Креститель крестит в отпущение грехов, пойдём и покрестимся“. Но Он сказал им: „Какой грех Я совершил, что Я должен креститься от него? Разве только Мои слова есть грех по неведению“». Автор этого поддельного «евангелия» видел проблему, но решение предложил весьма надуманное и не соответствующее духу Нового Завета.

Для других древних писателей крещение Иисуса не представляло проблемы. Под сильным влиянием гностической философии многие думали, что до крещения Иисус был обычным человеком, грешником, как и все. И только в момент крещения божественный Логос (Слово), «Христос Дух», наделил Его сущностью Бога. Таким образом, крещение было необходимо Ему, чтобы очиститься и подготовиться к принятию божественного естества. Как и прочие взгляды гностиков, эта идея не соответствует Писанию. Иисус родился Сыном Божьим (Лук. 1:32, 35) и был назван «Эммануил, что значит: с нами Бог», ещё до рождения (Матф. 1:23).

Потому-то и удерживал Его Иоанн, что был уверен в божественном происхождении и непорочности Иисуса. Греческий глагол здесь стоит в прошедшем несовершенном времени (диеколуен), предполагая длительное действие со стороны Иоанна: «старался не допустить Его». Кроме всего прочего, глагол этот составной, и приставка диа усиливает значение. Местоимения в вопросе Иоанна Крестителя тоже усилительные, подтверждающие его недоумение: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Он не пререкался с Иисусом, как Пётр (Матф. 16:22), а просто думал, что неправильно понял Иисуса — не мог же Иисус на самом деле просить креститься!

Иоанн не хотел крестить Иисуса по причинам прямо противоположным ситуации с фарисеями и саддукеями. Те крайне нуждались в покаянии, но не хотели совершить его и не имели плодов покаяния. Поэтому Иоанн не допустил их, назвав их «порождениями ехидны» (3:7). Иисус же, напротив, пришёл креститься, хотя Он единственный из всех людей не имел нужды в покаянии. Иоанн отказался крестить фарисеев и саддукеев, потому что те были совершенно недостойны, а теперь в равной мере не желал допустить Иисуса, потому что Он был слишком достоин.

Иоанн сознавал, что его крещение в омытие грехов было совершенно не нужно Иисусу. Он видел в Иисусе Христа, «[Агнца Божьего], Который берёт на Себя грех мира» (Иоан. 1:29). Зачем же Тому, Кто избавляет мир от греха, исполнять обряд, символизирующий исповедание грехов и покаяние? Поэтому попытка Иоанна удержать Иисуса от крещения является свидетельством непорочности Христа. Человек, которого Господь назвал величайшим из всех пророков (Матф. 11:11), сознавал, что сам он не безгрешен.

 «Мне надобно креститься от Тебя, — говорил он Христу, — и Ты ли приходишь ко мне?» «Я всего лишь пророк Божий, — говорил Иоанн, — и тоже грешен, как и все те, кого я крещу. Но Ты — Сын Божий и не имеешь греха. Ты безгрешен. Зачем же Ты просишь крестить Тебя?» Среди многих откровений Иоанна Крестителя о том, Кто такой Иисус, каким Он был и для чего пришёл в этот мир, было и богодухновенное свидетельство Его безгрешности. Не так явно, как автор Послания к Евреям, но Иоанн всё же возвещал, что Христос, «подобно нам, искушён во всём, [но без] греха» (Евр. 4:15). Так что даже своим нежеланием крестить Иисуса Иоанн исполнял роль глашатая и служение пророка, возвещающего совершенства Спасителя.

Почему же тогда Иисус, лучше Иоанна Крестителя сознававший собственную безгрешность, хотел совершить поступок, символизирующий исповедание грехов и покаяние? Некоторые толкователи предполагают, что крещение должно было стать символом Его первосвященства — наподобие церемонии посвящения священников в Ветхом Завете. Другие считают, что Иисус хотел подчеркнуть Свою близость к язычникам, которые вступали в иудаизм через крещение. Третьи видят в крещении Иисуса некую дань положению Иоанна, признание того, что он истинный пророк Божий и настоящий предтеча Христова служения. Четвёртая точка зрения состоит в том, что крещение Господне было заместительным, то есть совершалось за грехи людей, и вместе с искупительной смертью на кресте служило избавлению всего человечества.

 Однако ни один из этих взглядов не подтверждается Писанием, да и не подходит к контексту. Иисус Сам объяснил Иоанну Своё желание. Если не считать сказанного Иисусом в двенадцатилетнем возрасте: «Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лук. 2:49), Его первые записанные в Библии слова звучат так: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». В них одновременно видно и царственное величие, и смирение.

Иисус не отрицал Свою безгрешность и превосходство над Иоанном Крестителем. «Оставь теперь» — это фразеологизм, подразумевающий, что хотя крещение Ему вроде бы и не было нужно, но теперь, то есть в тот момент, оно было необходимо. Иисус понимал нежелание Иоанна и знал, что в основе его лежит глубокая духовная посвящённость и искренность. Он позволил Иоанну сделать то, на что без божественного распоряжения Иоанн никогда бы не осмелился. Иисус заверил пророка в том, что так надлежит быть, и пояснил Иоанну, что Его крещение сыграет важную роль в служении обоих: «Надлежит нам исполнить всякую правду». Чтобы исполнился Божий замысел, Иисус должен был креститься, причём креститься непременно от Иоанна.

 Похоже, есть ещё одно объяснение факта крещения Иисуса. Оно заключается в Его намерении показать пример послушания Своим будущим последователям. Как Царь царей, Иисус знал, что не обязан платить налоги земным властям. И тем не менее, когда Пётр спросил об этом, Иисус сказал: «Как тебе кажется, Симон? Цари земные с кого берут пошлины или подати — с сынов ли своих или с посторонних?» Когда Пётр ответил: «С посторонних», Иисус сказал: «Итак, сыновья свободны; но, чтобы нам не соблазнить их… возьми [статир] и отдай им за Меня и за себя» (Матф. 17:25-27).

 Писание неоднократно утверждает, что верующим, хотя они и дети Божьи, положено почитать правителей и платить налоги (см. 1 Пет. 2:13-15; Рим. 13:1-7; Тит. 3:1). Иисус во всех ситуациях являл образец послушания. Своим крещением Он признал подлинность праведности, проповедуемой Иоанном, и делом подтвердил крещение как Божью волю для человека.

Иисус пришёл в мир как человек, а быть человеком и не знать о людских пороках невозможно. Как бы Христос мог даровать нам праведность, если бы не взял на Себя наш грех? За сотни лет до прихода Мессии пророк Исаия писал о Нём: «И к злодеям причтён был, тогда как Он понёс на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис. 53:12). Поэтому крещение Иисуса показало готовность безгрешного Божьего Сына отождествить Себя с порочным человечеством, которое Он пришёл спасти.

Это была первая ступень в Его служении, первый шаг на пути к искуплению, ради которого Он пришёл. Не знавший греха занял место среди людей, не ведавших праведности. Святой принял крещение, предназначавшееся для грешников. Тем самым Спаситель мира стал рядом с беззаконниками.

Безгрешный Друг грешников был послан Отцом «в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти» (Рим. 8:3), «ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвой за грех, чтобы мы в Нём сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21; ср. Ис. 53:11). Никак иначе исполнить всякую правду невозможно.

Крещение Иисуса символизировало не только Его общность с грешниками, но и Его будущую смерть и воскресение, а значит, было прототипом христианского крещения. После этого Иисус всего два раза говорил о Своём крещении, и оба раза — в связи с предстоящей смертью. Незадолго до последнего посещения Иерусалима Он говорил ученикам: «Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока это свершится!» (Лук. 12:50). В другом случае Его слова послужили ответом на просьбу Иакова и Иоанна занять высшие должности в Царстве Небесном: «Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?» (Марк. 10:38). Но в наивысшей степени Иисус отождествил Себя с грешниками тогда, когда на Голгофе взял на Себя их грех.

Хотя Иоанн в столь кратком объяснении Иисуса вряд ли мог до конца уразуметь смысл Его крещения, он просто доверился Господу и исполнил просимое. Тогда Иоанн допустил Его.

Помазание Духа 

“И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды. И вот открылись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божьего, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него” (Мф. 3:16)

Крещение, которое совершал Иоанн и ученики Иисуса во дни Его земного служения (Иоан. 4:1-2), символизировало омытие, или очищение, от греха.

Христианское крещение символизирует отождествление верующего со смертью и воскресением Христа (Рим. 6:4; Кол. 2:12). И в том, и в другом случае, если устранить погружение, значимость крещения теряется. Кропление водой или обливание не передаёт смысла полного очищения и уж тем более смерти и воскресения.

Само греческое слово (баптидзо) буквально означает «погружать в воду или в какую-либо жидкость», но никак не поливать водой. Если бы во всех случаях это слово в Писании было переведено буквально (т.е. «погружать»), путаницы в отношении способа крещения не возникло бы. В некоторых случаях всё же даётся его буквальный перевод — например, в Лук. 16:24, где богач в аду просит Лазаря «омочить (производное от баптидзо) конец перста своего в воде и прохладить язык» его. Или в Иоан. 13:26, где Иисус «обмакнул (тоже производное от баптидзо) кусок». Как нетрудно увидеть в любом словаре древнегреческих слов, в своём первоначальном значении это слово не подразумевало ничего, кроме погружения, и то же самое слово обозначает «крещение».

Вплоть до Средних веков крещение в христианской Церкви совершалось только через погружение, и лишь затем Римско-католическая церковь приняла практику кропления или обливания — хотя до той поры крестила только погружением. Известный католический богослов Фома Аквинский (1225-1274) говорил: «В погружении смерть Христа видна лучше всего, и такое крещение предпочтительнее всего». Католическая церковь не признавала иных форм крещения до Равеннского Собора во Франции в 1311 году.

Лютеранская и реформатская церкви переняли кропление и обливание от католиков. Англиканская церковь перешла на кропление в 1645 году, а Восточная Православная церковь до сих пор не признаёт иных форм крещения, кроме погружения.

 Если Иисус вышел из воды, значит, Он заходил в воду. Иоанн крестил в Иордане (3:6), причём обычно там, где «было много воды» (Иоан. 3:23), что совершенно теряет смысл, если бы он только кропил водой (ср. Деян.8:38-39).

Как только Иисус вышел из реки, открылись Ему небеса. Когда небеса распахнулись перед пророком Иезекиилем и Господь дал ему откровение, он увидел четырёх животных, колесницу и колёса (Иез. 1:1-19). Стефан перед смертью увидел «небеса открытые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:56), а Апостолу Иоанну было несколько небесных видений (Откр. 4:1; 11:19; 19:11). Будучи восхищенным в рай, Павел стал свидетелем того, что словами «нельзя пересказать» (2 Кор. 12:2-4).

По мнению одного толкователя, «как завеса в храме разодралась надвое, отображая тем самым открытый доступ к Богу для всех людей, так и здесь небеса разделились на части, показывая, насколько Иисус стоит близко к Богу, и Бог — к Иисусу».

И когда небеса распахнулись перед Иоанном Крестителем, он увидел Духа Божьего, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него, как и предсказывал ранее Господь (Иоан. 1:33). Подтверждением служило знамение голубя, причём это единственный случай, когда Дух Святой предстаёт в таком обличье. В представлении иудеев того времени голубь непременно ассоциировался с жертвоприношением. Тельцов приносили в жертву богатые, овец — средний класс, а большая часть народа жила в бедности и могла принести только голубя.

Для чего Дух Святой сошёл на Иисуса? Ведь став человеком, Иисус не утратил божественности. Он в полной мере остался Богом и по божественной сути Своей ни в чём не нуждался. Но Его человеческая составляющая нуждалась в помазании и силе для служения. При крещении Дух Святой помазал Его на царскую миссию, как предсказывал пророк Исаия: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушённых сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам — открытие темницы» (Ис. 61:1). Среди всего прочего, неограниченная сила Духа Святого (Иоан. 3:34) позволила Иисусу изгонять бесов (Матф. 12:28), совершать великие знамения и чудеса (Деян. 2:22) и проповедовать (ср. Деян. 10:38). Как и прочие люди, Иисус уставал и нуждался в еде и отдыхе. Его человеческая сторона испытывала потребность в подкреплении, которое и давал Ему Дух Святой (ср. Матф. 4:1; Лук. 4:14).

Помазание Иисуса Духом Святым было поистине неповторимым. Оно не только вдохнуло силы в Его земное тело, но и видимым образом показало Иоанну Крестителю и прочим свидетелям, Кто стоял перед ними. А перед ними стоял Сам Мессия, великий Царь, пришествие Которого Иоанн призван был возвещать, готовя сердца людей к Его приходу.

Одобрение Отца 

“И вот голос с небес, говорящий: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение»” (Мф. 3:17)

В крещении Иисуса участвовала вся Троица. Сын подтвердил законность Своих притязаний, сказав: «Так надлежит нам исполнить всякую правду» (ст. 15). Дух Святой удостоверил Его право называться Мессией, сойдя на Него в виде голубя (ст. 16). Последним же аспектом коронации, или вступления Иисуса в Свои полномочия, было одобрительное слово Отца. Чтобы Господь принял жертву, она должна была быть чистой, без пятна и порока (Исх.12:5; Лев. 1:3; Втор. 17:1 и др.). Об Иисусе же, Который при крещении добровольно стал в один ряд с грешниками и был отмечен сошествием Духа Святого в виде жертвенного голубя, Сам Отец говорит: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение».

Никакая ветхозаветная жертва, хотя и тщательно отобранная, не была в полной мере угодной Богу. Какое животное ни возьми, в нём обязательно найдётся какой-нибудь порок или несовершенство. Да и не в этом дело.

Кровь животных была по большому счёту лишь символом, «ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи» (Евр. 10:4; ср. 9:12).

А крестная жертва Иисуса будет утверждена «драгоценной кровью Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1 Пет. 1:19). Поэтому Господь мог сказать, что находит благоволение в совершенстве Иисуса Христа (ср. Матф.17:5; Иоан. 12:28, где Отец во второй и в третий раз одобрительно отзывается о Сыне).
Слово «возлюбленный» (агапетос) передаёт глубину, красоту и силу отношений. Здесь оно отражает великую любовь Отца к Сыну, а в других местах используется по отношению к верующим (Рим. 1:7) и в качестве примера того, как верующие должны любить друг друга (1 Кор. 4:14). Иисус — возлюбленный Сын Божий — превыше всех остальных возлюбленных Им людей, и без Него никто никогда не был бы возлюблен Богом (ср. Ефес. 1:6). И только в Сыне Отец находит полное благоволение (еудокео). Пристально посмотрев на Своего возлюбленного Сына, Который отдаст Себя в жертву за грехи людей, Бог не нашёл никакого несовершенства и был вполне удовлетворён.

Всякий верующий в равной степени радует Небесного Отца, потому что пребывает в Его Сыне. Не находя недостатков в Сыне, Отец по благодати Своей не замечает несовершенств и в тех, кто поверил в Него (ср. Рим. 3:26; 5:17, 21; Гал. 2:20; 3:27; Ефес. 1:3-6 и др.).

Истина о том, что Иисус Христос есть Сын Божий, — основополагающая для Евангелия. И вряд ли можно найти более полное её выражение, чем в Евр. 1:1-8: Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни эти говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, через Которого и века сотворил. Сей, будучи сиянием славы и образом ипостаси Его и держа всё словом силы Своей, совершив Собой очищение грехов наших, воссел одесную престола величия на высоте, будучи столько превосходнее ангелов, сколько славнейшее пред ними наследовал имя. Ибо кому когда из ангелов сказал Бог: «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя», и ещё: «Я буду Ему Отцом, и Он будет Мне Сыном»? Также, когда вводит Первородного во вселенную, говорит: «И да поклонятся Ему все ангелы Божьи». Об ангелах сказано: «Ты творишь ангелами Своими духов и служителями Своими — пылающий огонь», а о Сыне: «Престол Твой, Боже, вовек; жезл царства Твоего — жезл правоты».”  Иисус Христос — полное воплощение Бога, выше и славнее всех и вся.

Он — Создатель, то есть начало всего сущего; Хранитель и Содержатель, то есть продолжение всего сущего; и Наследник, то есть конец всего сущего (см. также Рим. 11:36; Кол. 1:16).

Сын — видимое явление невидимого Бога, сияние славы Божьей и Его образ (2 Кор. 4:4). В Нём обитает вся полнота Божества (Кол. 1:15-19; 2:9).

 Благодаря божественной сущности Он стоит несравнимо выше ангелов, которые поклоняются Ему. 

 И даже само по себе именование Бога Отцом указывает на Его статус по отношению к Иисусу Христу. Новый Завет чаще показывает Бога Отцом Господа Иисуса Христа (Матф. 11:27; Иоан. 5:17-18; 10:29-33; 14:6-11; 17:1-5; 1 Пет. 1:3; 2 Иоан. 3; Рим. 15:6; 2 Кор. 1:3; Ефес. 1:3, 17; Фил. 2:9-11), чем Отцом верующих (Матф. 6:9).

Называя Бога Отцом, Иисус подчёркивал не столько Своё подчинение или происхождение, сколько единосущность, то есть божественность. Текст Иоан. 5:23 подводит итог данной теме, требуя, чтобы «все чтили Сына, как чтут Отца». Иными словами, невозможно поклоняться Богу, не признавая Его как Бога, единого с Царём Иисусом, — как «Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа».

Вся слава Христу

Коронация Царя

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий