Кого называть убийцей?

“Вы слышали, что сказано древним: «Не убивай, кто же убьёт, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «Рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «Безумный», подлежит геенне огненной. Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой, пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты ещё на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта” (Мф.5:21-26)

Первым преступлением человека было убийство. «И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт. 4:8). С тех пор это зло прочно утвердилось в человеческом обществе.

Последние годы были отмечены громкими судебными процессами над множеством серийных убийц, имена которых были на устах в каждой семье.

Ежегодно на территории Соединённых Штатов регистрируется более двадцати пяти тысяч убийств, то есть в среднем по семьдесят убийств в день.

Если же учесть незарегистрированные случаи, то цифра возрастёт ещё больше. Убийства стали настолько привычными, что едва удостаиваются внимания даже местной прессы, если только они не связаны с чрезвычайной жестокостью, массовостью или громкими именами. Если в это число включить суицид (самоубийства) и аборты (убийства нерождённых детей), то цифры приводят в ужас.

Первые шесть примеров истинной сердечной праведности в Матф. 5:2148 связаны как раз с темой убийства: «Вы слышали, что сказано древним: „Не убивай“». Как обсуждалось в предыдущей главе, под «древними» подразумеваются раввины и книжники, составившие массу преданий, заполонивших иудаизм и, фактически, затмивших собой авторитет Писания.

Первые два примера древних учений, на которые ссылается Иисус, представляют собой известные толкования библейских заповедей.

Убийство Авеля было вопиющим нарушением божественного закона, и Каин прекрасно об этом знал (Быт. 4:9, 13). Но официальный запрет на убийство впервые прозвучал позже: «Кто прольёт кровь человеческую, того кровь прольётся рукой человека, ибо человек создан по образу Божьему» (Быт. 9:6). В этом стихе определено наказание за человекоубийство и объяснена строгость возмездия. Наказанием является смерть убийцы, а причина столь строгого возмездия кроется в том, что человек создан по образу Божьему. Кто покушается на жизнь ближнего, тот посягает на священный Божий образ.

Заповедь, на которую ссылается Иисус, взята из Десятисловия, прекрасно знакомого каждому иудею. Заповедь «Не убивай» (Исх. 20:13), впрочем, запрещает не всякую форму лишения жизни. Этот термин использовался только по отношению к преступному деянию, и из многих других мест Писания видно, что высшая мера наказания, справедливая война, непреднамеренное убийство и случаи самозащиты сюда не относятся. Заповедь запрещает лишь преднамеренное лишение жизни с целью сведения личных счетов.

Сатана не только отец лжи и всех богопротивников, но и первый убийца (Иоан. 8:44). Люди, конечно, несут ответственность за убийство, как и за любые другие преступления, но каждый грех, включая человекоубийство, вдохновляется несостоявшимся богоубийцей.

Несмотря на это, сваливать свои грехи на сатану нельзя, поскольку падшая человеческая природа в самой себе несёт зачаток зла, олицетворяемого сатаной. Иисус учил, что из сердца человеческого «исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Матф. 15:19). К греху ведут не только уловки сатаны, социальная несправедливость, эмоциональное перенапряжение, дурное влияние и прочие внешние обстоятельства. Всё вышеперечисленное может усиливать искушение или провоцировать ко греху, но всякий раз, когда грех совершается или даже задумывается, — виной тому наше решение. Грех — это волевой поступок. Поскольку в своём противлении Господу люди «не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды,изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы» (Рим. 1:28-31).

«Вот шесть, что ненавидит Господь, даже семь, что мерзость душе Его: глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную, сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству, лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями» (Прит. 6:16-19).

Убийство — самое мерзкое проявление человеческой греховности. Серьёзность этого преступления видна в одном из самых последних заявлений Божьего Слова: «А вне [Царства Небесного] — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду» (Откр. 22:15).

Страницы как Ветхого, так и Нового Завета пестрят именами убийц. В Ветхом стоит упомянуть Каина, Ламеха, фараона, Авимелеха, Иоава, амаликитян, Давида, Авессалома, Замврия, Иезавель, Хазиила, Ииуя, Гофолию, Иоаса, Манассию и многих других. Далеко не полный новозаветный список включает в себя Ирода, Иуду, первосвященников, Варавву и Иродиаду с её дочерью. В библейской истории, как и во всей истории человечества, было немало убийц.

Слушатели Христа знали о тяжести и распространённости этого греха.

Скорее всего, большинство из них одобряли высшую меру наказания за подобные преступления и были уверены в собственной невиновности.

И вдруг, когда оказывается, что никто не свободен от обвинения в убийстве, поскольку первым шагом к этому злодеянию служит гнев, их самоуверенность рассыпается в прах. Гнев, стоящий за всяким убийством, — гнев, который многие и за грех-то не считали, — оказывается одним из тягчайших грехов. В той или иной степени гнев превращает каждого человека в потенциального убийцу.

Учение Господа об убийстве (явном или неявном) обязательно влияет на наше отношение к себе, на поклонение Богу и на взаимоотношения с окружающими.

Влияние на наше отношение к себе

“Вы слышали, что сказано древним: «Не убивай, кто же убьёт, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «Рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «Безумный», подлежит геенне огненной” (Мф.5:21-22)

Во-первых, слова Иисуса пошатнули радужные представления слушателей о собственной праведности. Как и большинство людей во все времена, книжники и фарисеи были уверены, что хотя бы в одном грехе их обвинить нельзя — в убийстве. Что бы они ни совершили, но убийством их руки не запятнаны!
Согласно раввинским преданиям, а также большей части религиозных или народных преданий во всём мире, убийство понималось исключительно как физическое лишение жизни. Но Иисус уже предупреждал о том, что Божья праведность значительно превосходит праведность книжников и фарисеев (ст. 20). Как избранные хранители Слова Божьего (Рим. 3:2), иудеи должны были лучше других знать, что Господь требует от человека сердечной праведности, а не только внешней законопослушности. Однако поскольку разговорным языком в то время в Палестине был арамейский, а не ветхозаветный еврейский язык, и поскольку раввины вместо Писания часто преподносили обширное собрание накопившихся преданий, большинство иудеев во дни Христа не владели значительной частью великого божественного откровения. Раввинские же объяснения Писания лишь затуманивали его исходное значение.

Как уже упоминалось, заповедь «не убивай» была взята из Исх. 20:13, но её традиционное в иудействе продолжение — «кто же убьёт, подлежит суду» — не дотягивало до библейских мерок по нескольким причинам.

Во-вторых, оно не требовало библейского наказания за убийство — смерти (Быт. 9:6; Числ. 35:30-31 и др.). Традиционной мерой ответственности за убийство оказывался гражданский суд, который выносил собственное решение в отношении наказания. Во-вторых, что ещё важнее, при этом совершенно не принимался во внимание Божий святой характер. Ничего не говорилось о нарушении Его закона, об осквернении Его образа, по которому создан человек, и о роли Всевышнего в вынесении и исполнении приговора.

В-третьих, ничего не говорилось о мотивах совершения преступления — о состоянии сердца убийцы.

Раввины, книжники и фарисеи сочли убийство делом гражданского законодательства, отдав обвинение в руки человеческого суда. Кроме того, убийство стали рассматривать исключительно как физическое деяние. Тем самым они грубо пренебрегли учением Писания. Задолго до дней Христа Давид восклицал: «Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость» (Пс. 50:8; ср. 14:2). Господь говорил Самуилу: «Человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце» (1 Цар. 16:7).

Словами «а Я говорю вам» Христос противопоставляет Своё учение не Ветхому Завету (ср. Матф. 5:17-19), а раввинским преданиям. По сути, Он говорил: «Я объясню вам, что говорит Писание и где истина в данном вопросе. Вы не сможете оправдаться перед Богом тем, что не совершили убийства физически. Корни этого греха уходят гораздо глубже. Он зарождается в сердце, а не в руке, занесённой с ножом. Он начинается со злых мыслей — независимо от того, воплотятся они в действии или нет».

Здесь Иисус указывает на недостатки той праведности, на которую уповали книжники, фарисеи и многие другие. Поскольку праведность понималась ими как нечто внешнее, недостатков в себе они не находили. Но Христос поколебал эту благодушную самоуверенность, заявив, что человек становится виновным в убийстве уже тогда, когда просто гневается, проклинает или обижает другого. А заявив, что гневающийся на ближнего виновен в убийстве и заслуживает такого же наказания, как и убийца, Он шокировал слушателей ещё больше.

Образцовый, законопослушный гражданин может быть настолько же повинен в убийстве, как и приговорённый к смертной казни преступник. Даже тот, кто никогда не заходил дальше обычной драки, в душе может быть более жестоким убийцей, чем профессиональный киллер. Многие люди до такой степени раздувают в глубине души огонь гнева и ненависти, что искренно желают своему неприятелю смерти. И тот факт, что страх, трусость или неблагоприятные обстоятельства мешают осуществлению злого желания, не снимает с них ответственности перед Богом. Как ясно показывает Христос в последующих трёх примерах, никто, сознательно желающий другому смерти, не избежит осуждения.

Любой гнев несёт в себе зачаток убийства. «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Иоан. 3:15). В результате каждый из нас становится виновным, поскольку кто может похвастаться тем, что никогда и ни к кому не испытывал ненависти? В контексте 1-го Послания Иоанна под братом понимается верующий. Но Иисус говорит в более широком смысле.

Подавляющее большинство Его слушателей не веровали во Христа, и слово «брат» у Него относится к любому иудею.

Христос удаляет всякие признаки самоправедности. Он отметает не только наслоения раввинских преданий, но и любую попытку самооправдания, чем нередко грешат многие из нас. Приговор выносится всем и каждому.

Весной 1931 года был схвачен один из самых известных преступников того времени. Известный под кличкой Двуствольный Кроули, он убил много невинных жертв, включая, как минимум, одного полицейского. Говорят, что, когда после ожесточённой перестрелки его, наконец, арестовали в доме подруги, полиция обнаружила у него в кармане забрызганную кровью записку, на которой было нацарапано: «Под этой рубахой бьётся утомлённое, но доброе сердце — сердце, которое никому бы не причинило зла». Даже худшие из людей оправдывают себя. Очевидный самообман, как в случае с Кроули, представляется совершенно абсурдным, но такова позиция любого неверующего. «Я, может, и натворил много бед, — думает он, — но в душе я добряк».

Так думали о себе эгоистичные книжники и фарисеи, так думают и многие наши современники. В сравнении с кровожадным убийцей мы выглядим очень даже неплохо. Подобно фарисею в храме, мы гордо заявляем: «Я не таков, как прочие люди — грабители, обидчики, прелюбодеи» (Лук. 18:11).

Но в прочитанном нами параграфе Иисус утверждает, что мы ничем от них не отличаемся. Даже если мы никого не лишили жизни, даже если мы никогда не нападали на человека с ножом или пистолетом в руке, мы всё равно виновны в убийстве.

Социологи и психологи говорят, что ненависть быстрее любых других эмоций приводит к убийству. А ненависть — это всего лишь естественное продолжение гнева. Гнев ведёт к ненависти, а ненависть, в свою очередь, — к убийству, если не на деле, то в сердце. Гнев и ненависть настолько ядовиты, что могут легко отравить обладающего ими.

В стихах с 21 по 48 Иисус подчёркивает, что даже самые добропорядочные граждане в глубине души греховны и в этом смысле идут одним путём с самыми недобропорядочными. Не обращать внимания на состояние нашего сердца — значит не обращать внимания на подлинный источник виновности.

В 22 стихе Иисус приводит три примера, раскрывающих божественное определение убийства: гнев на другого человека, применение к нему слова «рака» и именование его безумным.

ЗЛО И ОПАСНОСТЬ ГНЕВА всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду (5:22а) Из других мест Писания и из жизни Христа известно, что не всякий гнев одинаково воспрещён. Господь очистил храм от осквернителей не иначе как в праведном гневе (Иоан. 2:14-17; Матф. 21:12-13). Павел говорит нам: «Гневаясь, не согрешайте» (Ефес. 4:26). Хотя этот принцип частенько используют не по назначению, праведный гнев всё-таки возможен. Более того, настоящему христианину он иногда даже необходим.

В наши дни, когда к миру и согласию стремятся любой ценой, когда доминирует позитивное мышление и когда благочестивую любовь слепо путают со слезливой сентиментальностью, иногда необходимо дать место гневу.

В нашей стране, в наших городах, в школах и даже в церквах существуют нездоровые явления, реагировать на которые молчаливо и без гнева мы не имеем права. Многие тенденции в обществе, идеи и нормы, пропагандируемые молодому поколению, а также многие учения и нормы, проникшие в Церковь, должны быть встречены с праведным негодованием, поскольку наносят ущерб Царству и славе Божьей. Сам Господь всякий день строго взыскивает с нечестивого (Пс. 7:12-13).

Однако Христос говорит не о том гневе, который возникает у нас в ответ на богохульство, а о гневе эгоистичном — гневе на брата, который нас в чёмлибо ущемил или просто надоел. Слово оргизо (гневаться) означает кипящий, интенсивный, подогреваемый изнутри гнев, проявляющийся в затаённой злобе, в горьком негодовании, не оставляющем места прощению. Это гнев, лелеющий обиду и не ищущий примирения. Автор Послания к Евреям называет его «горьким корнем» (Евр. 12:15), подчёркивая тем самым его силу и глубину.

Такой гнев, утверждает Христос, сродни убийству. Человек, затаивший его, подлежит суду. Признание виновности перед гражданским судом в случае убийства означало смертный приговор. Гнев заслуживает высшей меры наказания, потому что его плод — убийство.

Зло и опасность клеветы

“кто же скажет брату своему: «Рака», подлежит синедриону” (Мф.5:22б) 

Слово «рака» было хорошо известным во дни Христа оскорблением, хотя в наше время оно не имеет точного эквивалента. Поэтому в большинстве переводов оно просто транслитерировано. Заключая в себе одновременно унижение, насмешку и клевету, оно обычно переводится как «безмозглый идиот», «ничтожество», «дурак», «глупец», «болван» и т.п. Это слово несло в себе надменное презрение. О людях, не брезгующих пользоваться таким лексиконом, Давид говорил: «Изощряют язык свой, как змея; яд аспида под устами их» (Пс. 139:4). Примерно такими ругательствами бросались в адрес Иисуса солдаты, когда надевали Ему на голову венок из терна и вели Его на распятие (Матф. 27:29-31).

Иудейская легенда рассказывает о молодом раввине по имени Симон БенЕлеазар, возвращавшемся домой после занятий у известного учителя. Молодой человек был особенно горд своим поведением перед лицом знаменитого учителя, и, наслаждаясь мыслями о своей образованности, мудрости и святости, он приблизился к весьма непривлекательному человеку. Когда тот поприветствовал Симона, раввин ответил: «Рака! Ну и скверно же ты выглядишь. Неужели все люди в твоём городе такие же уродливые, как ты?» «Этого я не знаю, — сказал незнакомец, — но можешь пожаловаться моему Создателю на то, как уродливо Его творение».

Злословие Божьего творения равносильно человекоубийству и злословию Самого Творца. Презрение, говорит Иисус, есть убийство души. Презирающий других человек подлежит синедриону, то есть совету семидесяти старейшин, рассматривавших в Израиле самые серьёзные преступления и назначавших наиболее тяжкие наказания, включая побивание камнями (см. Деян. 6:12–7:60).

Зло и опасность осуждения 

“а кто скажет: «Безумный», подлежит геенне огненной” (Мф.5:22в) 

Морос (безумный) означает «глупец», или «идиот». В греческой литературе так иногда называли упрямых, нечестивых людей. Возможно также, что это слово связано по смыслу с созвучным ему еврейским мара, что значит «противиться, восставать». Называть человека безумным означало обвинять его в глупости и безбожии.

Все три иллюстрации в данном стихе расположены в порядке возрастания тяжести преступления. Гнев — первая ступень к убийству; злословие с использованием такого слова как «рака» — следующая ступень, потому что допускает открытое выражение гнева; обвинение в безумии — ещё более тяжкое преступление. В Псалмах дважды повторяется текст: «Сказал безумец в сердце своём: „Нет Бога“» (Пс. 13:1; 52:1; ср. 9:25). Книга Притчей полна предостережений безумцам. По дороге в Эммаус Христос назвал учеников похожим, хотя и более мягким словом: «Несмысленные и медлительные сердцем, чтобы верить всему, что предсказывали пророки!» (Лук. 24:25).

Из Слова Божьего мы знаем о самых разных безумцах, и наша задача — предостерегать неповинующихся Господу о том, что они поступают безумно.

Не будет никакого греха в том, чтобы назвать безумным безбожный образ жизни, как это делает Библия. Иисус запрещает называть человека безумцем несправедливо — в порыве ненависти или гнева. Такое выражение злобной враждебности равносильно убийству, делая нас достойными геенны огненной.

Слово «геенна» происходит от названия долины Енном к юго-западу от Иерусалима, использовавшейся в качестве городской свалки. Это было весьма непривлекательное место для сжигания мусора, постоянно окутанное огнём, дымом и смрадом. Сначала долина была осквернена царём Ахазом, который «совершал курения на долине сынов Еннома, и проводил сыновей своих через огонь, подражая мерзостям народов, которых изгнал Господь пред лицом сынов Израилевых» (2 Пар. 28:3). Этот нечестивый царь воздвиг в долине жертвенник языческому богу Молоху — жертвенник, на котором люди нередко живьём сжигали собственных детей. Позднее это место стали называть «долиной убиения» (Иер. 19:6). Во время реформ царя Иосии все языческие жертвенники были разрушены, а долина — превращена в огромную мусоросжигательную печь, какой она и оставалась до новозаветных времён. С течением времени название долины стало символом вечного мучения, и в этом значении она одиннадцать раз упоминается Иисусом.

Назвать человека безумным — это же самое, что проклясть и убить его, и виновник этого поистине достоин вечного наказания в геенне огненной.

Влияние на наше поклонение Богу

“Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой, пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой” (Мф.5:23-24)

Учение Христа не только влияет на наше отношение к себе, — лишая всякого человека напускной праведности и показывая, что каждый виновен и заслуживает ада, — но и показывает, как гнев и ненависть сказываются на нашем общении с Богом.

Вся жизнь книжников и фарисеев прямо или косвенно была связана с поклонением Богу. Они много времени проводили в храме и в синагогах.

Они приносили жертвы, совершали молитвы, отдавали десятину и исполняли всевозможные религиозные ритуалы. Однако всё это было не более чем формальным обрядом.

Слово «итак» возвращает нас к ранее высказанной Иисусом мысли, что грех, как и праведность, связан с душой человека. Доколе в сердце гнездится грех, внешне благочестивое поведение человека не угодно Богу. Христос продолжает развивать тему ненависти к брату в широком смысле этого слова, то есть к любому человеку, и заявляет, что поклонению обязательно предшествует примирение.

Каждый иудей прекрасно понимал, что грех ведёт к разрыву в отношениях с Богом и что жертвы и приношения призваны устранить этот разрыв.

Но, слепо следуя раввинским преданиям и, соответственно, неверному пониманию Ветхого Завета, они не обращали внимания на скрытые грехи. Хотя ненависть или похоть назвать чем-то положительным никто не осмеливался, истинными грехами их тоже не считали. Однако Иисус в Нагорной проповеди утверждает, что гнев или ненависть настолько же аморальны, как и прелюбодеяние и убийство.

Процедура принесения дара к жертвеннику была хорошо знакома любому иудею. Скорее всего, Господь имел в виду жертвоприношение, совершаемое в День Очищения, когда в жертву за грехи приносилось животное.

У входа в священнический двор простые люди обычно останавливались, поскольку к алтарю допускались только священнослужители. Здесь приносящий жертву возлагал на животное руки, символически передавая ему свои прегрешения, и отдавал его священнику для принесения в жертву. «Не спеши отдавать жертвенное животное священнику, — говорил Иисус, — если вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя». В первую очередь должен быть решён конфликт. Оставь дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Прежде чем восстанавливать отношения с Богом, восстанови отношения с братом. Иначе ты окажешься лицемером, просящим прощения без покаяния.

Божьи требования оставались прежними испокон веков. Ранее Бог говорил Израилю: «К чему Мне множество жертв ваших?.. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу… Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетённого, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1:11,16-17; ср. 58:5-7). «Как! Вы крадёте, убиваете, и прелюбодействуете, и клянётесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите вслед иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицом Моим в доме этом, над которым наречено имя Моё, и говорите: „Мы спасены“» (Иер. 7:9-10). Иудеи знали, или должны были знать, что Господь требует, оставив ненависть, примириться друг с другом, прежде чем они смогут примириться с Ним.

Фраза «брат твой имеет что-нибудь против тебя» может означать также ненависть или гнев со стороны брата. То есть, даже если мы на него зла недержим, а он разозлён или ненавидит нас, нужно сделать всё, что в наших силах, чтобы примириться с ним. Конечно, нам вряд ли удастся изменить его душу, но мы должны по крайней мере постараться закрыть брешь со своей стороны и не таить на него зла, даже если он не захочет помириться.

Независимо от того, кто виноват в ссоре — а чаще всего виноваты обе стороны, — прежде чем отправляться на поклонение, нужно постараться примириться. Ни музыкальное оформление, ни искусные молитвы, ни красивая архитектура, ни даже хорошая проповедь не оказывают такого влияния на поклонение Богу, как хорошие отношения между поклоняющимися. Скорее всего, богослужение пройдёт гораздо лучше, если мы останемся за стенами церкви, чтобы наладить испорченные или разрушенные отношения.

Доколе в сердце гнездится вражда или какой-либо другой грех, поклонение Богу не будет искренним. Почти за тысячу лет до Нагорной проповеди Иисуса псалмопевец провозгласил: «Если бы я видел беззаконие в сердце моём, то не услышал бы меня Господь» (Пс. 65:18). Ещё раньше Самуил говорил: «Неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание голосу Господа? Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов» (1 Цар. 15:22).

Влияние на наши отношения с окружающими

“Мирись с соперником твоим скорее, пока ты ещё на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта” (Мф.5:25-26)

Эти стихи, в общем-то, поясняют смысл двух предыдущих. На примере тюремного заключения должников Иисус учит, что, если мы кого-либо в чём-либо обидели, нужно мириться как можно быстрее, чтобы не оказалось слишком поздно.

Примирение, как и спасение, нельзя откладывать на потом. Завтра может быть поздно. Ни злоба, ни гнев, ни ненависть, ни какой иной грех не должны оставаться между нами и другими людьми.

Если в ст. 23-24 призыв к примирению звучит для обеих сторон, то здесь речь обращена прежде всего к виновнику. Римский закон позволял истцу привести обвиняемого к судье. Пока они ещё были в пути, оставался шанс договориться, но если в дело вступал судья, обратного хода не было. Таким образом, в случае законной жалобы (на что указывает обращение к судье) нужно мириться с соперником как можно скорее. Передача преступника слуге и заключение его в темницу отражает обычную последовательность исполнения наказаний. Чтобы избежать суда и тюрьмы, нужно было отдать весь долг до последнего кодранта (разменной римской монеты).

В этом примере показан грех против другого человека. Оставлять такой грех неразрешённым чревато приговором Всевышнего Судьи.

Какое именно наказание имеет в виду Иисус, не совсем понятно. Слова «будешь ввергнут… в темницу… и не выйдешь оттуда, пока не отдашь всё» попросту указывают на божественное наказание. Однако основной смысл этого стиха ясен и безошибочен: мы должны всеми силами, безотлагательно постараться исправить отношения с братом, чтобы не нарушились наши отношения с Богом и нас не постигло наказание.

В более глубоком смысле, разумеется, никто не совершенен в общении с ближними, поэтому ни один человек не достоин приносить поклонение Господу. Таким образом, с каждым стихом Нагорной проповеди всё более чётко очерчивается недостижимо высокая планка Божьей праведности и абсолютная неспособность человека достичь её своими силами. Христос подрывает шаткие основы нашей самоправедности с тем, чтобы дать нам Свою праведность, потому что только она может удовлетворить Божьи требования.

Вся слава Христу

Фотосъемка крестин ребёнка – одно из самых сложных направлений. Это работа для профессионального фотографа. В нашей жизни часто происходят такие события, которые уникальны тем, что бывают всего один раз в жизни. Фотографирование в церкви требует от исполнителя определенных навыков, а, самое главное, знаний соответствующих церковных канонов, обрядов и традиций. Для меня фотосъемка крестин является работой, которую я выполняю с душою, профессионально и качественно.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий