Как обрести вечную жизнь

“И вот, некто, подойдя, сказал Ему: «Учитель благой! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» Он же сказал ему: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди». Говорит Ему: «Какие?» Иисус же сказал: «„Не убивай“, „Не прелюбодействуй“, „Не кради“, „Не лжесвидетельствуй“; „Почитай отца и мать“ и „Люби ближнего твоего, как самого себя“». Юноша говорит Ему: «Всё это сохранил я от юности моей; чего ещё недостаёт мне?» Иисус сказал ему: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». Услышав слово это, юноша отошёл с печалью, потому что у него было большое имение” (Мф.19:16-22)

Сначала возникает вопрос, что же Иисус хотел донести этому человеку, который обратился к Нему с вопросом. Эта истина обобщена в заявлении Иисуса, которое Он сделал в другом случае: «Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лук. 14:33).

Несколько лет назад молодой человек, сидевший рядом со мной в самолёте, спросил: «Вы не знаете, как установить личные взаимоотношения с Иисусом Христом?» Своей открытостью и кажущейся готовностью к спасению он застал меня несколько врасплох. Я сказал ему, что он должен принять Иисуса Христа Своим Господом и Спасителем. Он ответил: «Я хочу это сделать». Затем мы вместе помолились и радовались, что он принял такое решение. Этот молодой человек летел на место своей новой работы, как раз недалеко от нашей церкви. В итоге, он вскоре принял крещение и начал посещать наши служения. Но через несколько месяцев я был крайне разочарован, обнаружив, что он не проявляет никакого интереса к духовным вопросам, и его жизнь явно не свидетельствует о духовном преображении.

Вскоре он перестал посещать церковь, и больше о нём не слышали.

Всем, кто много занимается личным свидетельством, встречались люди, которые исповедовали веру в Иисуса Христа, но в дальнейшей жизни которых не было перемен в поведении или отношениях. И если эти люди не проявляют любви к Богу и Христу, если у них нет интереса к изучению Библии, к молитве, к общению с народом Божьим, то нет веских причин считать, что они вообще были спасены.

Наш Господь устроил экзамен молодому человеку, который обратился к Нему. Юноша должен был выбрать между Христом и своим имением и грехом, и он не сдал этот экзамен. Во что бы он ни верил, поскольку он не пожелал оставить всё, что имел, он не мог быть учеником Христа. Спасение — только для тех, кто готов оставить всё.

Этот случай, описанный в Матф. 19:16-22, показывает, как некоторые люди, проявляющие большой интерес к Евангелию, так и не приходят к спасающим взаимоотношениям с Иисусом Христом. Этот молодой человек ушёл от Христа не потому, что услышал не ту весть, и не потому, что он не верил, а потому, что не пожелал признать свой грех, оставить всё, что имел, и подчиниться Христу как Господу.

Просьба к Иисусу 

“И вот, некто, подойдя, сказал Ему: «Учитель благой! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?»” (Мф.19:16)

Из 20 стиха мы узнаём, что этот некто, который подошёл к Иисусу, был молодым человеком, а из 22 стиха узнаём, что он был богат. Лука сообщает также, что он был «из начальствующих» (18:18), то есть, вероятно, он был управляющим в синагоге, что было особенно почётным положением для молодого человека. Он был религиозным вождём — набожным, честным, богатым, выдающимся и влиятельным. Он имел всё. Слова «и вот» указывают на то, насколько необычным и неожиданным было его признание, что ему недостаёт вечной жизни, и он пришёл к Иисусу, чтобы найти её.

Из анализа этой уникальной встречи ясно вырисовываются несколько факторов.

Во-первых, юноша пришёл, искренне стремясь найти жизнь вечную, побуждаемый осознанием своей нужды в истинной духовной надежде.

Словосочетание «вечная жизнь» употребляется в Писании около пятидесяти раз и всегда относится, в первую очередь, к качеству, а не к количеству.

Хотя понятие вечной жизни несёт в себе идею вечно длящейся реальности, оно означает не просто бесконечное существование. Даже язычники в древности знали, что просто бесконечное существование не обязательно желанно. В греческой мифологии богиня утренней зари Аврора влюбилась в молодого человека по имени Титон. Когда Зевс предложил Авроре дать её возлюбленному всё, что она пожелает, она попросила для него бессмертия.

Её желание было исполнено, но так как она не попросила для юноши вечной молодости, Титон продолжал стареть и ветшать. Вместо благословения он был проклят и обречён на вечное вырождение.

Если, как проникновенно заметил Уильям Хендриксен, «жизнь означает живой отклик на окружение», тогда вечная жизнь должна означать живой отклик на всё, что является вечным, а именно на Божье Небесное Царство.

Точно так, как физическая жизнь — это способность жить, двигаться и функционировать в физическом мире, вечная жизнь — это способность жить, двигаться и функционировать в духовном мире.

Вечная жизнь — это, в первую очередь, качество существования, Богом данная способность быть живым для Бога и духовной жизни. Евреи понимали это как то, что наполняет сердце надеждой на жизнь после смерти.

Неспасённый человек духовно жив только для греха. Но когда он принимает Христа как Господа и Спасителя, он становится живым для Бога и для праведности (Рим. 6:1-13). В этом суть вечной жизни, жизни Самого Божьего Сына, обитающего духовно внутри человека.

Молодой правитель не мог понимать в полноте значения того, чего он просил, но сознавал, что в его настоящей жизни, такой религиозной и престижной, чего-то не хватало. Несмотря на своё высокое положение в глазах людей, он знал, что не имеет даваемого Богом мира, покоя, надежды, уверенности и радости, о которых говорили псалмопевцы и пророки. Возможно, он чувствовал, что нуждается в более близких взаимоотношениях с Богом, чем те, которые он имел. Задав свой вопрос, юноша показал, что не был религиозным лицемером, как книжники и фарисеи. Он осознавал, что, несмотря на все свои религиозные усилия, имеет серьёзную духовную нужду. Он знал, что не имеет жизни Божьей, которая дарует удовлетворение здесь и сейчас, а также даёт надежду на жизнь грядущую.

То, что он открыто подошёл к Иисусу и задал такой личный и откровенный вопрос, показывает его искренность. Он не был высокомерным и самонадеянным, но в смирении решил изложить свою насущную нужду. И его не смущало то, что могли подумать о нём стоявшие вокруг люди.

Молодой правитель не только знал о своей нужде, но и глубоко ощущал её, и поэтому был в отчаянии. Многие люди признают, что не имеют вечной жизни, но эта проблема их не волнует. Они знают, что мертвы для Бога, что в их жизни нет божественных ориентиров, но считают это несущественным и неважным. У них нет надежды на будущую жизнь, но они совершенно довольны собой и готовы оставаться в своём нынешнем состоянии.

Молодой правитель чувствовал свою нужду так остро, что, услышав, что Иисус находится поблизости, «подбежал… [и] пал перед Ним на колени» (Марк. 10:17). Он не мог дождаться, когда сможет спросить этого великого Учителя, как найти ответ на свой жгучий вопрос. Его не смущало, что большинство людей, толпившихся вокруг Иисуса, знали и уважали его. Он не заботился о том, что может потерять престиж в лице тех, кто, вероятно, считал его снискавшим особое расположение у Бога и состоявшимся в религиозной карьере.

Хотя этот человек, вероятно, находился среди многих родителей, которые принесли своих детей для благословения, он не постыдился попросить благословения для себя. По сути, он говорил Иисусу: «Я нуждаюсь в Твоей помощи так же, как эти малые дети». Как дети подчинились Христу, когда Он взял их на руки, так богатый молодой правитель подчинился Ему, преклонив перед Ним колени. Он в смирении пал ниц перед Господом. Он производил впечатление серьёзного, искреннего, встревоженного человека, у которого были веские причины обратиться к Христу.

Этот молодой человек пришёл искать доброго, вечной жизни, и он пришёл к Тому Единственному, Кто мог её дать. Местоимение «Ему», конечно же, относится к Иисусу, Который не только является путём к вечной жизни, но и есть эта жизнь. «Бог даровал нам жизнь вечную, — говорит Иоанн, — и эта жизнь в Сыне Его», Который «есть истинный Бог и жизнь вечная» (1 Иоан. 5:11, 20). Ничего плохого в желании юноши не было, потому что замечательно, когда человек желает вечной жизни.

Обратившись к Иисусу как Учителю (дидаскалос), молодой человек признал в Нём уважаемого раввина, знатока Ветхого Завета, учителя божественной истины. Хотя в этом Евангелии и в двух других синоптических Евангелиях говорится, что этот человек также назвал Иисуса благим (Марк. 10:17; Лук. 18:18), нет оснований считать, что он видел в Нём обещанного Мессию и Сына Божьего. Но он явно считал Иисуса праведной Личностью, превосходящей типичного раввина. Авторитет учения Иисуса и сила Его чудес, несомненно, свидетельствовали о Нём как о Том, Кто знал путь к вечной жизни.

Хотя юноша и не сознавал, что Иисус был Мессией и воплощённым Богом, он обратился по адресу (ср. Деян. 4:12).

Молодой человек не только пришёл к верному источнику, но и задал правильный вопрос: «Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» Многие толкователи критикуют этого человека за его вопрос: что он должен сделать? В его вопросе явно подразумеваются дела. Нет сомнений в том, что юноша был пропитан фарисейской системой законов, преобладавшей в иудаизме, и был приучен к мысли, что исполнение религиозных правил — это путь заслужить божественное благоволение. Но если принимать его вопрос за чистую монету, то он был вполне правомерен. Человек должен что-то сделать для того, чтобы прийти к Богу. Когда народ возле Капернаума спросил Иисуса: «Что нам делать, чтобы творить дела Божьи?» Он ответил: «Вот дело Божье: чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Иоан. 6:28-29).
Суть этого вопроса сводилась к тому, чтобы узнать, как иметь жизнь вечную, и это самый важный вопрос, который может задать человек. Вся цель благовестия заключается в том, чтобы привести погибающих людей к Иисусу Христу, чтобы они могли иметь жизнь вечную. Цель и смысл спасения — дать вечную жизнь тем, кому из-за греха грозит вечная смерть (Рим. 6:23).

В этом случае вопрос касался не достижения какого-то высокого уровня ученичества, а спасения грешника. Главная задача благовестия — привести грешника к осознанию своей нужды в спасении, но этот молодой человек уже был в таком состоянии. Он уже был готов подписать карточку, поднять руку, выйти вперёд и т.д. Как сказали бы многие современные благовестники, он «вполне созрел».

Ответ Иисуса 

“Он же сказал ему: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди». Говорит Ему: «Какие?» Иисус же сказал: «„Не убивай“, „Не прелюбодействуй“, „Не кради“, „Не лжесвидетельствуй“; „Почитай отца и мать“ и „Люби ближнего твоего, как самого себя“»” (Мф.19:17-19)

Ответ Иисуса ещё более удивителен, чем просьба молодого человека. Он же сказал ему: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди».

Иисус не воспринял вопрос молодого человека в буквальном смысле и не призвал его «принять решение в пользу Христа». Вместо этого, Он пошёл намного дальше, исследуя состояние сердца молодого человека, и проверил его подлинные цели и мотивы. Казалось бы, можно было лишь порадоваться очевидному желанию человека получить вечную жизнь и вдохновить его на простую молитву или какое-то подтверждение его веры. Но Иисус задал ему встречный вопрос, причём совершенно обескураживающий.

Резкие и как будто уклончивые слова Господа: «Что ты называешь Меня благим?» — показывают, что Он видел сердце этого человека. В глубине своего сердца юноша желал узнать, какие добрые дела могут дать ему вечную жизнь. Замечание Иисуса, что благ только Бог, вероятно, было способом выяснить, за кого юноша почитал Иисуса. Понимал ли юноша, что Тот, Кого он спросил о добром, Сам был Благим, то есть Богом? Пришёл ли он к Иисусу за божественной помощью, потому что верил, что Иисус является Божеством? Вряд ли. Поскольку он никак не отреагировал на замечание Иисуса: «Никто не благ, как только один Бог», — похоже, что юноша воспринимал Его не больше, чем одарённого человека-учителя. Он действительно пришёл к правильному источнику за ответом на вопрос и за восполнением своей нужды, но он не признал в этом Источнике Того, Кем Он был на самом деле.

Иисус не стал указывать ему на путь спасения, потому что юноше не хватало существенного качества — осознания собственной греховности. Иисус указал именно на это.

Следующее замечание Иисуса: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди», — было более чем знакомо этому человеку. Евреев всю жизнь учили, что путь в вечную жизнь возможен через послушание Божьим заповедям. В Лев. 18:5 Бог ясно говорит: «Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив. Я Господь» (ср. Иез.20:11). Возможно, Иисус просто говорил этому человеку: «Ты сам знаешь, что делать. Почему ты спрашиваешь Меня? Я не учу ничему иному, что не было бы записано в Писании. Ты знающий и преданный еврей, и ты знаешь, чего требует Божий закон. Иди и исполняй его».

Если судить согласно принципам и стратегии современного благовестия, Иисус совершил серьёзную ошибку, проявив отсутствие чуткости. Он не только не воспользовался явной готовностью этого человека принять решение, но, похоже, даже учил праведности по делам.

Однако Иисус знал, что в сердце своём этот человек не был готов уверовать в Него, точно так же как не готовы уверовать многие люди, которые проявляют к Нему большой интерес. Этот человек жаждал чего-то очень важного в своей жизни, чего, как он знал, ему не хватало. Он, несомненно, был обеспокоен и разочарован, желая мира, радости, надежды и уверенности. В глубине души он хотел иметь все благословения, которые Ветхий Завет связывал с духовной жизнью. Он жаждал Божьих благословений, но он не жаждал Бога. Он хотел знать, что доброго он должен сделать, но не хотел знать Того, кто на самом деле добр (Благ).

На протяжении истории и, конечно, в наши дни Церковь была свидетельницей многих сомнительных принципов и методов благовестия, которые зачастую применялись с искренностью и благими намерениями. Чрезмерный акцент на таких внешних действиях, как поднятие рук, заполнение карточек и устные заявления, может привести многих людей — как христианских тружеников, так и мнимых новообращённых — к уверенности в том, что спасение наступило, хотя на самом деле его не было. Незрелое и неполное решение — это не то решение, которое Христос считает настоящим.

Евангелие — это не способ добавить что-то лучшее к тому, что человек уже имеет, и не средство, дополняющее человеческие усилия божественными. Не является также Благая весть и просто средством восполнения психологических потребностей, какими бы реальными и важными они ни были.

Иисус умер не только для того, чтобы люди, освободившись от разочарований и тревог, почувствовали себя лучше. И освобождение от гнетущих чувств не является гарантированным признаком спасения.

Многие люди просто ищут решения своих проблем в области чувств, но этого не достаточно, чтобы прийти к настоящему спасению. Поэтому Иисус не предлагал никакого облегчения эмоциональным проблемам этого молодого человека. Вместо этого, Он дал юноше ответ, который должен был поставить его перед фактом, что он сам является живым оскорблением Святого Бога. Правильное благовестие должно вести грешника к тому, чтобы он оценил себя в свете совершенного закона Бога и, в результате, увидел своё несовершенство. Спасение — для тех, кто ненавидит свой грех.

Юноша, должно быть, производил впечатление сбитого с толку человека, когда задал почти риторический вопрос: «Какие?» Похоже, он как бы говорил: «Я читал заповеди много раз. Я выучил их наизусть, ещё когда был ребёнком, и с тех пор тщательно исполнял их. Как я мог пропустить что-то?

Какие заповеди Ты имеешь в виду?» Иисус ответил, процитировав пять из Десяти заповедей: «„Не убивай“, „Не прелюбодействуй“, „Не кради“, „Не лжесвидетельствуй“; „Почитай отца и мать“» (см. Исх. 20:12-16). И затем добавил вторую величайшую заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19:18; ср. Матф. 22:39).

Никакие слова Писания не были более знакомы юноше, чем эти. Но он опять не понял, что хотел сказать Иисус. Точно так же как он не понял, что Тот, с Кем он говорит, является Самим Богом и источником вечной жизни, так он не смог увидеть, что эти известные заповеди, как и все остальные, не могут дать той жизни, на которую они указывали. Если бы человек мог в совершенстве исполнить все заповеди на протяжении всей своей жизни, он, конечно же, имел бы жизнь, как и говорил Иисус (ст. 17). Однако Иисус пытался показать этому человеку, что никто не способен соблюсти в совершенстве все заповеди или даже одну из них.

Господь не упомянул первых четырёх из Десяти заповедей, говорящих об отношении человека к Богу (Исх. 20:3-11), или первую и величайшую заповедь: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всеми силами твоими» (Втор. 6:5; ср. Матф. 22:38). Эти заповеди намного труднее исполнить, чем те, которые цитировал Иисус. Поэтому Господь как бы бросил вызов молодому человеку, предложив ему проверить себя в менее трудных заповедях.

Ответ Иисусу 

“Юноша говорит Ему: «Всё это сохранил я от юности моей; чего ещё недостаёт мне?» Иисус сказал ему: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». Услышав слово это, юноша отошёл с печалью, потому что у него было большое имение” (Мф.19:20-22)

Ответ молодого человека: «Всё это сохранил я от юности моей; чего ещё недостаёт мне?» — был, вероятно, искренним, но далёким от истины. Как большинство книжников и фарисеев, юноша был убеждён, что сохранил, или исполнил, весь закон Божий (Марк. 10:20). Так как заповеди, касающиеся отношения к Богу, были так же знакомы юноше, как и те, которые процитировал Иисус, он, очевидно, подумал, что исполнил и их. Его отношение к закону было крайне поверхностным, внешним и сугубо материальным.

Так как юноша не совершал физического прелюбодеяния или убийства, не был лжецом или вором, не хулил имени Господа и не поклонялся идолам, он считал себя, фактически, совершенным в глазах Бога.
Спросив: «Чего ещё недостаёт мне?», — он имел в виду какую-то ещё заповедь, о которой он никогда не слышал, либо какое-то дополнительное требование к закону, выполнив которое можно было обрести жизнь вечную.

Юноше даже в голову не приходило, что он нарушил все пункты известного ему Божьего закона. Так как его внешняя, открытая людям жизнь была честной и религиозной, он никогда не подозревал, что его внутренняя жизнь, известная только Богу, была «[полна] костей мёртвых и всякой нечистоты» (Матф. 23:27). Он даже не подозревал, что похоть — это разновидность прелюбодеяния, что ненависть — это разновидность убийства, а клятва небом или землёй — это упоминание имени Господа напрасно (Матф.
5:22, 28, 34-35). И уж наверняка ему и в голову не приходило, что «кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чём-нибудь, тот становится виновным во всём» (Иак. 2:10).

Как большинство его современников-евреев, юноша совершенно не понял, что Закон Моисеев был дан не как средство достижения людьми Божьих норм праведности, а как образ Божьей праведности. Закон был дан также для того, чтобы показать людям, что они не в состоянии жить согласно Божьим нормам праведности. Послушание закону всегда несовершенно, потому что несовершенно человеческое сердце.
Одно из величайших проклятий греха — это духовная и нравственная слепота. И чтобы люди осознали, что даже заповеди, касающиеся их взаимоотношений с другими людьми, невозможно соблюсти в совершенстве, не требуется особого откровения от Бога. Может ли по-настоящему честный человек претендовать на то, что он никогда ни в чём не солгал, не пожелал ничего из принадлежащего другому и всегда с уважением и почётом относился к своим родителям — не говоря уже о том, чтобы любить ближнего, как самого себя? Одна из главных стратегий сатаны — ослепить грешников, чтобы они не видели своего греха; и так как гордость лежит в основе всякого греха, существует врождённая склонность человека к самообману. И ничто так не способствует самообману, как праведность по делам, которая является основой любой созданной человеком религии, включая данную Богом, но извращённую человеком религию иудаизма первого века.

Молодой правитель знал, чего у него не было и что ему нужно было получить, а именно — вечную жизнь. Но он не желал признать того, что у него было и от чего ему нужно было избавиться, а именно — от греха. Чрезмерная духовная гордость не позволяла юноше признать, что он греховен по природе и что вся его жизнь лишена Божьей святости и является оскорблением для Бога. При этом получение вечной жизни входило в его планы и было его горячим желанием.

Но в юноше не было ненависти к грехам, требующим прощения; не понимал он также и того, что его сердце нуждается в очищении. Поэтому он думал не о том, что Бог должен сделать для него, а о том, что он должен сделать для Бога. Как большинство евреев в те дни и как большинство людей во все времена, он верил, что его судьба в его руках, и если она нуждается в улучшении, то к этому достаточно самому приложить усилия. Всё, чего он хотел от Иисуса, так это ещё одной заповеди, ещё одной формулы, ещё одного обряда или церемонии, с помощью которых он смог бы полностью исполнить свой религиозный долг и стать приемлемым для Бога.

Но спасение — для тех людей, которые пришли в отчаяние от своих собственных усилий, которые осознали, что сами по себе они безнадёжно грешны и не способны исправить своё положение. Спасение — для тех людей, которые воспринимают себя как живое нарушение Божьей святости, которые исповедуют свои грехи, оставляют их и отдают себя на милость Богу.

Спасение — для тех, кто признаёт, что у него нет ничего доброго, что он мог бы предложить Богу, и то доброе, которое он получает или достигает, может исходить лишь благодаря Божьей полновластной, милостивой заботе через Иисуса Христа.

Прежде чем говорить о пути спасения, Павел целых три главы Послания к Римлянам посвятил описанию греховного состояния человека. А Апостол Иоанн говорит: «Закон дан через Моисея; благодать же и истина произошли через Иисуса Христа» (Иоан. 1:17). Закон всегда предшествует благодати; это — детоводитель, наставник, который ведёт к Христу (Гал. 3:24).

Иисус перевёл внимание молодого человека с его религиозных и психологических проблем на Бога. Он попытался показать юноше, что реальная проблема его жизни не в ощущении пустоты и несостоятельности, какими бы законными и важными эти чувства ни были. Величайшей проблемой юноши, из-за которой и возникли его чувственные нужды, было его состояние отделённости от Бога и полная неспособность примириться с Ним. Сам по себе этот человек не только не соответствовал Божьим нормам праведности, но, по сути, был врагом Бога и находился под Его гневом (Рим. 5:10; Ефес.
2:3). А Бог не спасает тех, кто пытается прийти к Нему, скрывая в себе грех.

Благовестие или личное свидетельство, которые не ведут людей к осознанию своей полной греховности и беспомощности, не согласуются с Евангелием Иисуса Христа, как бы при этом ни призывалось Его имя или использовалось Его Слово. Исповедание Христа, которое не включает в себя покаяния в грехе, не приносит спасения, какие бы приятные эмоции ни следовали за этим. Сказать неверующему, что у Бога есть чудесный план для его жизни, было бы серьёзным обманом. Если неверующий обращается к Христу и обретает спасение, то у Бога на самом деле есть чудесный план для него. Но если он не обратится к Христу, единственный план у Бога для него — это вечные муки. Таким же образом ошибочно и опасно говорить неверующему только о том, что Бог любит его, и скрывать от него, что, несмотря на эту любовь, он навлекает Божий гнев и обрекает себя на мучения в аду.

Нельзя правильно проповедовать неверующему о благодати Божьей, пока не будет изложен Божий закон и вскрыта греховная природа человека. Человек не в состоянии во всей полноте осознать свою нужду в Божьей благодати, пока не увидит, насколько он не соответствует нормам Божьего закона. Он не в состоянии понять, что нуждается в милости, пока не осознает величину своей вины. Самуэль Болтон мудро заметил: «Когда вы увидите, что люди ранены законом, тогда пора изливать елей Евангелия».

А богатый молодой правитель, вместо того чтобы быть раненым законом, в отношении исполнения закона был доволен собой. Он старательно искал вечную жизнь, но при этом ставил свои условия и полагался на свои силы.

Он не исповедал свой грех и не признал свою духовную нищету. Исповедание же греха и покаяние в грехе абсолютно необходимы для спасения. Иоанн Креститель начал своё служение, проповедуя покаяние (Матф. 3:2); Иисус начал Своё служение с проповеди покаяния (4:17); и Пётр, и Павел — оба начали своё служение с проповеди о покаянии (Деян. 2:38; 26:20). Пётр даже использовал слово «покаяние» как синоним слова «спасение», когда писал, что «Господь… долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Пет. 3:9).

Подлинное обличение, исповедание и покаяние в грехе — это такая же работа Духа Святого, как и любая другая составляющая спасения (Иоан.6:44; 16:8-9). Это не плод человеческих усилий, а божественный труд благодати. Но исповедание и покаяние, как и принятие Христа Господом и Спасителем, требует волевого действия со стороны верующего. Это не значит, что неверующий должен всё знать об исповедании, покаянии или каком-либо другом аспекте спасения. Человек может искренно принять Христа Господом и Спасителем, зная очень мало о Нём и о Евангелии. Но подлинная вера отличается готовностью делать всё, чего бы ни потребовал Господь, точно так как неверие отличается нежеланием делать то, чего требует Господь.

Предприняв ещё одну попытку заставить самодовольного молодого правителя обратить внимание на своё духовное состояние, Иисус сказал ему: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». В этом контексте слово «совершенный» используется как синоним слова «спасение». То же греческое слово используется и в Послании к Евреям (см. 7:19; 10:1, 14; 12:23). Иисус говорил: «Если ты действительно желаешь вечной жизни, докажи свою искренность, продав имение твоё и раздав, что имеешь, нищим». Если бы юноша действительно жил согласно заповеди Моисея любить ближнего, как самого себя, он был бы готов сделать то, что повелел ему Иисус. Его готовность подчиниться этой заповеди не была бы заслугой для его спасения, но стала бы свидетельством того, что он желает спасения, как бесценного сокровища или жемчужины огромной ценности, ради которой никакая жертва не была бы слишком большой (см. Матф.13:44-46).

Заключительный экзамен заключался в том, хотел ли этот человек подчиниться Господу или нет. Суть вопроса, заданного Иисусом, сводилась к следующему: «Сделаешь ли ты всё, чего бы Я ни попросил? Кто будет Господом в твоей жизни, ты или Я?» Это задело чувствительный нерв юноши.

Ведь Иисус требует Своего господства и власти над всем. Нет лучшего способа выяснить, готов ли человек принять господство Христа, чем попросить его отказаться от всех своих богатств. Господь вынудил юношу признаться, что же было самым ценным в его жизни — Иисус Христос и вечная жизнь или деньги и имение. Ясно, что последнее было более значимым для юноши, и поэтому спасение стало для него недосягаемым.

Первая часть заповеди Иисуса была вполне выполнимой, если бы этот человек проявил послушание. Но он отказался подчиниться не потому, что не мог, а потому что не желал. Юноша не смог исполнить не только те заповеди, которые были слишком трудными для человека, но и ту, которую он мог исполнить. И это убедительно доказало, что на самом деле он не хотел исполнить Божью совершенную волю и стать духовно совершенным.

Марк повествует, что Иисус, повелев этому человеку раздать своё имение, «полюбил его» (10:21). Господь, должно быть, испытывал к юноше те же чувства, что и к Иерусалиму, когда смотрел на этот великий город и плакал: «Иерусалим! Иерусалим! Избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Лук. 13:34). Приближалось время, когда Он должен был пролить Свою кровь за грехи этого богатого молодого правителя и за грехи Иерусалима и всего мира. Но как бы сильно Иисус ни любил этого человека и как бы ни желал, чтобы тот не погиб, Он не мог спасти его, пока юноша не осознал, что погибает. Господь не может изменить жизнь непослушного Ему человека, Он может только осудить его.

Возможно, что юноша даже не услышал, как Иисус сказал ему: «Приходи и следуй за Мною». Он был настолько поражён повелением продать своё имение и раздать его нищим, что призыв Иисуса к ученичеству не дошёл до его сознания. Если человек не желает отказаться от всего ради Иисуса, он остаётся глух к призыву Иисуса стать Его учеником (см. Матф. 8:19-22).

Юноша не хотел, чтобы Иисус стал его Спасителем и Господом. Он не хотел принести к Иисусу свои грехи, чтобы Он простил их, или свою жизнь, чтобы Он управлял ею. Поэтому, услышав слово это, юноша отошёл с печалью, потому что у него было большое имение. Вопреки его собственной самооценке, юноша не жил ни по одному из Божьих законов, но особенно он был виновен в отношении материального. Имение, которым юноша как бы владел, на самом деле владело им, и он предпочёл быть его рабом, а не рабом Иисуса Христа.

Юноша отошёл с печалью, потому что, хотя и пришёл к Иисусу за вечной жизнью, ушёл без неё. Имение, которым он владел в настоящей жизни, было для него дороже. Он хотел обрести спасение, но ещё больше хотел сохранить своё имение.

Закхей также был богатым человеком, но, когда Иисус призвал его, «он поспешно сошёл и принял Его с радостью». Спонтанно и добровольно он сделал именно то, что Иисус повелел сделать этому богатому молодому правителю. «Половину имения моего я отдам нищим, — сказал Закхей, — и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». Тогда Иисус сказал ему: «Ныне пришло спасение дому сему» (Лук. 19:5-9). Закхей был спасён не благодаря своей обретённой щедрости. Скорее, его обретённая щедрость была свидетельством, что он был поистине спасён. Как подразумевается в следующем стихе, Закхей был спасён, потому что исповедал, что он погибающий грешник (ст.10).

Хотя ради Христа человек должен оставить все грехи, часто бывает, что людям особенно трудно оставить определённый грех или несколько грехов.

Для этого юноши это была любовь к богатству и престижу, связанному с ним. Готовность отказаться от имения не спасла бы его, но обнаружила бы сердце, в котором действует Святой Дух и которое готово к спасению.

Когда Иисус провозгласил: «Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лук. 14:33), — Он говорил не только о материальной собственности. Для некоторых людей наибольшим препятствием к спасению может быть карьера, любимая девушка или парень, или какой-то взлелеянный грех. Многие бедные люди так же далеки от Царства, как и этот богатый молодой правитель. Однако они должны быть готовы отказаться от всего, что имеют, даже если всё, что у них осталось, — это гордость.

Спасение включает в себя обязательство оставить грех и следовать за Иисусом Христом любой ценой. Господь не принимает учеников ни на каких других условиях. Человек, который не «[исповедует] Иисуса Господом и сердцем [своим не верует], что Бог воскресил Его из мёртвых», не может быть спасён, «потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют к спасению» (Рим. 10:9-10).

Вся слава Христу

Поход в магазин за новой техникой – целое дело, на которое уходит время и силы. Но вы можете облегчить себе задачу, если новые Картриджи для лазерных принтеров Panasonic будете выбирать нашем магазине http://купить-лазерные-картриджи.рф/catalog/brand/PANASONIC. Широкий ассортимент, уровень сервиса и компетентные консультанты вас приятно удивят. Наши покупатели всегда остаются довольны своим выбором!

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий