Девственное рождение

“Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же муж её, будучи праведен и не желая огласить её, хотел тайно отпустить её. Но когда он помыслил это, — вот, ангел Господень явился ему во сне и сказал: «Иосиф, сын Давидов! Не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в ней есть от Духа Святого; родит же Сына, и наречёшь Ему имя Иисус, ибо Он спасёт людей Своих от грехов их». А всё это произошло, да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: «Вот, дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил», что значит: «С нами Бог». Встав ото сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господень, и принял жену свою и не знал её, как наконец она родила Сына своего, первенца, и он нарёк Ему имя Иисус” (Мф.1:18-25)

Библия изобилует удивительными и впечатляющими историями о рождении тех или иных людей. Чудесным было рождение Исаака от столетней неплодной женщины, рассмеявшейся при мысли о том, что у неё будет ребенок. Чудом отверзлась утроба некогда неплодной жены Маноя, и она родила Самсона, которому предстояло вывернуть льва наизнанку, истребить тысячу врагов и сровнять с землёй языческий храм. Рождение пророка Самуила, возводившего на престол царей, от неплодной Анны, утробу которой заключил Господь, также показывает силу божественного провидения. Елисавета была неплодна, но силой Божьей родила Иоанна Крестителя, о котором Сам Иисус отзывался, что «из рождённых жёнами» не восставал больший его (Матф. 11:11). Однако рождение Господа Иисуса от девы затмевает собой всё вышеперечисленное.

Самые разные фантазии и мифы пытались исказить историю рождения Иисуса от девы, распространяя ложные сказания, чтобы свести на нет уникальность Его рождения.

Римляне, например, верили, что Зевс оплодотворил Семелу, не прикасаясь к ней, и таким образом был рождён Дионис, бог земли. Халдеи верили, что Фаммуз (см. Иез. 8:14) был зачат жрицей Семирамидой от солнечного луча. В древней шумерской (аккадской) истории, начертанной на камне, Тукульти II (890–884 гг. до Р.Х.) повествует о том, что боги соткали его во чреве матери. Считалось даже, что богиня плодородия участвовала в зачатии царя Сеннахирима (705–681 гг. до Р.Х.). А при зачатии Будды его мать якобы видела, как огромный белый слон входит в её утробу. Индуизм учит, что бог Вишну, претерпев перевоплощения в рыбу, черепаху, вепря и льва, сошёл во чрево Деваки и родился как её сын Кришна. Есть даже легенда о том, что Александр Македонский родился благодаря змее, которая силой Зевса оплодотворила его мать Олимпию. Таким образом, сатана посеял множество мифов, похожих на чудо рождения Христа, чтобы выставить его либо как заурядность, либо как очередную легенду.

Современная наука даже ведёт речь о так называемом партеногенезе. Этот термин происходит от греческого слова, обозначающего девственное рождение. В мире пчёл, например, неоплодотворённые яйца развиваются в трутней, или самцов. Удачно прошли опыты с искусственным (или индуцированным) партеногенезом шёлковых червей. Яйца морских ежей и некоторых видов морских червей начинали самостоятельно развиваться под действием различных солевых растворов. В 1939 и 1940 годах в результате химических и температурных воздействий на яйцеклетки наблюдалось рождение кроликов (все самки). Но ничего подобного никогда не удавалось произвести с людьми — партеногенез оказался невозможным для человеческой расы. Наука, как и мифология, не может объяснить девственное рождение Иисуса Христа. Он был не просто сыном некогда бесплодной женщины, не просто загадкой природы. По ясному свидетельству Священного Писания, Он был зачат Богом и родился от девы.

Тем не менее, религиозная статистика за последние несколько десятилетий показывает поразительное влияние либерального богословия, и среди называющих себя христианами всё меньший процент верит в непорочное зачатие, а значит, и в божественность Иисуса Христа. Просто удивительно, почему людям так хочется примкнуть к тем, кто либо обманывает других, либо сам обманут, неправильно уча о Христе — в то время как все четыре Евангелия совершенно ясно показывают, что Иисус считал Себя не просто человеком? Из Нового Завета, а также из исторических документов ясно видно, что Сам Иисус, Его ученики и вся раннехристианская Церковь относились к Нему не иначе, как к божественному Сыну Всевышнего. Даже враги хорошо знали о подобных Его заявлениях (Иоан. 5:18-47).

Один известный в религиозных кругах человек сказал как-то в интервью несколько лет назад, что не стал бы в печати или на людях публично отрицать непорочное зачатие Христа, но не смог бы и проповедовать или учить на эту тему. «Когда мой разум отказывается что-нибудь понимать, — объяснял он, — я просто стараюсь об этом не думать». Но пренебрегать фактом рождения Христа от девы — значит пренебрегать Его божественностью. А пренебрегать Его божественностью — значит отрицать её! Настоящее воплощение требует настоящего девственного рождения.

Однако подобное неверие не должно удивлять нас. Неверие было и остаётся величайшей проблемой человечества со времён грехопадения, и оно всегда увлекало за собой большинство. «Ибо что же? — спрашивает Апостол Павел. — Если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божью? Никак. Бог верен, а всякий человек лжив» (Рим. 3:3-4).

Каждый верный пророк, проповедник или учитель, подобно Исаии или Павлу, в тот или иной момент задавался вопросом: «Господи! Кто поверил слышанному от нас?» (Рим. 10:16; ср. Ис. 53:1). Но популярная теория, даже в церковной среде, не всегда служит надёжным мерилом истины. Когда люди выбирают, каким словам в Библии верить и повиноваться, а каким — нет, они ставят себя выше Слова Божьего, а следовательно, выше Самого Господа (ср. Пс. 137:2).

Перед Матфеем отчасти стояла апологетическая цель — апологетическая в смысле объяснения и защиты своего Евангелия от многих нападок и неверных истолкований. Ведь и человеческое происхождение Иисуса часто пренебрегалось, и Его божественная сущность отрицалась. Возможно, ещё во время Своего земного служения, а уж тем более после смерти и воскресения Иисусу приходилось сталкиваться с клеветой и обвинениями в том, что Он якобы был незаконнорожденным сыном Марии, появившимся на свет от какого-нибудь римского солдата, служившего в Галилее. И именно слова Христа о Его божественности больше всего приводили в бешенство иудейских начальников, заставив их требовать Его смерти. «И ещё более искали убить Его иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Иоан. 5:18).

И потому не случайно самое начало Евангелия от Матфея, первые страницы Нового Завета посвящены доказательству одновременно человеческого и божественного происхождения Христа. Если бы Иисус не был и Человеком, и Богом, не было бы Евангелия. Воплощение Иисуса Христа есть центральный догмат христианства. На этом факте зиждется вся система христианского богословия. Суть и сила Евангелия заключается в том, что Бог стал Человеком и что, будучи в полной мере Богом и в полной мере Человеком, Он смог примирить людей с Господом. Непорочное зачатие Иисуса, Его заместительная смерть во искупление нас, Его воскресение, вознесение и Второе Пришествие — всё это неотъемлемые аспекты Его божественности. Они или справедливы, или ложны все вместе, в совокупности. Если отвергается одно из этих учений — а все они очень ясно изложены в Новом Завете, — то отвергается и всё Евангелие. Ни одно из них не имеет самостоятельного значения и не обладает силой и смыслом без остальных. Если же эти учения не справедливы, то тень сомнения ложится и на нравственное учение Иисуса, потому что если Он лгал о Себе Самом, бросаясь заявлениями о равенстве с Богом, то как можно верить другим Его словам? Или же, если авторы Евангелий представляли Его происхождение в неверном свете, то как можно верить всему остальному, что они говорили о Нём?

Однажды Иисус задал фарисеям вопрос, который с тех пор повторяется в каждом поколении: «Что вы думаете о Христе? Чей Он сын?» (Матф. 22:42).

Матфей отвечает на него в 1-й главе своего Евангелия. Иисус — человекоподобный Сын Божий и богоподобный Сын Человеческий.

Как мы увидели, первые семнадцать стихов 1-й главы прослеживают человеческое происхождение Иисуса — Его царскую наследственность от Авраама через Давида и Иосифа, который являлся Его земным отцом.

Иудейские начальники того времени признавали, что Мессия произойдёт из царской династии Давида, но дальше того обычно не шли.

Из истории известно, что даже консервативные фарисеи, в общем-то, не верили в божественную сущность Мессии. Если бы Иисус ограничился сыновством Давида, некоторые из высокопоставленных иудеев, возможно, и согласились бы, что Он Мессия, как и сегодня многие люди готовы признать Христа великим Учителем, образцом нравственности и даже Пророком от Бога. Но поскольку Он замахнулся на звание Бога, Его тут же отвергли.

Однако, если бы Иисус не был несравнимо выше всего названного, Он не смог бы победить грех, сатану и смерть. Проще сказать, Он не стал бы Спасителем мира. К тому же, Он был бы повинен в величайшей лжи о Себе Самом.

Интересно, что некоторые высокомерно-снисходительные толкователи Нового Завета готовы признать, что Матфей и прочие авторы совершенно искренне учили и верили, что Иисус был зачат от Духа Святого и что у Него не было земного отца. Но, тут же поправляются они, эти люди были необразованны и пошли на поводу у суеверий и мифов своего времени. Они просто использовали одну из многих легенд о непорочном зачатии, популярных в древнем мире, и перенесли её на евангельские события.

Действительно, во многих языческих религиях того времени были сказания о сверхъестественном рождении, как, например, легенда о Семирамиде и Фаммузе. Однако аморальный и отвратительный оттенок этих историй не идёт ни в какое сравнение с евангельскими событиями. Подобные истории — не что иное как грубая сатанинская подделка чистейшей Божьей истины. И поскольку непорочное зачатие Христа является ключевым для Евангелия, всевозможные сатанинские религии и культы будут непременно отрицать, подделывать или искажать его.

Рассказ о сверхъестественном зачатии Иисуса в Евангелии от Матфея недвусмыслен и прост. Он приводится в виде истории — истории, которая стала известной только благодаря божественному откровению и возможной только благодаря божественному чуду. Это ключевой момент в воплощении Сына Божьего.

Проследив человеческое происхождение Иисуса по линии Давида, Матфей переходит к рассказу о Его божественном «происхождении». Такова цель ст. 18-25, в которых нашему взору предстаёт чудесная истина о девственном рождении Христа. Здесь мы видим весть о Его непорочном рождении, видим противостояние, божественное свидетельство, историческую взаимосвязь и, наконец, исполнение обещанного.

Девственное рождение 

“Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого” (Мф.1:18)

Хотя это и не может служить абсолютным доказательством богодухновенности Писания, но сам факт того, что чудесному зачатию Иисуса Христа посвящён всего-навсего один стих, наводит на мысль, что вся история не выдумана. Человеческой натуре просто не свойственно так кратко говорить о столь знаменательных и чудесных событиях. Мы склонны вдаваться в пространные объяснения, приводить доказательства и останавливаться на каждой детали. Матфей немало рассказывает о рождении Иисуса, но сам факт непорочного зачатия изложен всего-навсего в одном предложении — оставшаяся же часть 18 стиха служит просто вступлением. Семнадцать стихов посвящены описанию человеческой родословной Иисуса, и менее одного — Его божественной родословной. В Своей божественной сущности Он «сошёл» от Бога путём единственного в своём роде чудотворного действия Святого Духа, и Дух Святой ограничивается одним авторитетным предложением.

Человеческие фантазии пустили бы в ход куда более убедительные доказательства.

Слово «рождество» происходит от того же греческого корня, что и слово «родословие» в 1 стихе. Здесь Матфей проводит параллель с земным происхождением Иисуса, но на этот раз — по линии Его Небесного Отца.

Мы мало что знаем о Марии. Вполне возможно, она была уроженкой Назарета и росла в небогатой семье. В Матф. 27:56, Марк. 15:40 и Иоан.19:25 мы узнаём, что у неё была сестра по имени Саломия, мать Иакова и Иоанна (которые, следовательно, приходились Иисусу двоюродными братьями). Из 3-й главы Евангелия от Луки мы узнаём о том, что она происходила из рода Давидова. Если Илий в Лук. 3:23, как многие полагают, действительно был тестем Иосифа (ведь у Матфея отец Иосифа назван Иаковом, 1:16), то значит, он был отцом Марии. Известно также, что Елисавета, жена Захарии, была «родственницей» Марии (Лук. 1:36), возможно даже, её двоюродной сестрой. Вот и все её родственники, помимо мужа и детей, которые упоминаются в Новом Завете.

Мария была женщиной благочестивой и послушной воле Господа. Когда архангел Гавриил провозвестил ей, что она будет матерью «Сына Божьего», Мария ответила: «Вот раба Господня; да будет мне по слову твоему» (Лук.1:26-38). Помимо всего прочего, она была женщиной твёрдой веры. Ей было непонятно, каким образом произойдёт зачатие: «Как будет это, когда я мужа не знаю?» (Лук. 1:34). Однако она ни на минуту не усомнилась, что ангел послан от Бога или что он возвестил ей правду. Елисавета, «исполненная Духом Святым», свидетельствовала о Марии: «И блаженна уверовавшая, потому что совершится сказанное ей от Господа» (ст. 45). Смиренное благоговение, благодарное сердце и любовь Марии к Господу прекрасно видны в её вдохновенной речи, записанной в Лук. 1:46-55 и часто называемой Магнификат. Эта речь открывается такими словами: «Величит душа моя Господа, и возрадовался дух мой о Боге, Спасителе моём… что сотворил мне великое Сильный, и свято имя Его» (ст. 46, 47, 49).

Ещё меньше известно об Иосифе. Отца Иосифа звали Иаковом (Матф.1:16), а по профессии Иосиф был ремесленником — строителем (тектон)— вероятно, плотником (Матф. 13:55). Но, что важнее отметить, он был человеком праведным (1:19), ветхозаветным святым.

Вполне возможно, что и Иосиф, и Мария были достаточно молоды в момент обручения. Девушек зачастую сватали в двенадцать-тринадцать лет, а юношей — немногим позже того.

По иудейскому обычаю обручение знаменовало собой нечто большее, чем это бытует в современных понятиях. Еврейский брак складывался из двух событий: киддушин (обручение) и хуппа (церемония венчания). Женитьба почти всегда планировалась семьями жениха и невесты, причём нередко без их непосредственного согласия. Между семьями заключалось соглашение, которое скреплялось путём уплаты мохара — приданого, или выкупа, за невесту, которое должен был заплатить жених или его семья отцу будущей жены. Мохар был своего рода компенсацией отцу за связанные со свадьбой расходы и служил чем-то типа страховки невесте на случай, если жених будет недоволен и захочет с ней развестись. Соглашение вступало в силу сразу же после заключения, и молодая пара считалась официально вступившей в брак, хотя сама свадьба (хуппа), знаменующая окончание брачной церемонии, могла состояться годом позже. Обручальный период служил проверкой отношений молодых на прочность и испытанием на супружескую верность.

В это время они очень мало общались друг с другом, если общались вообще.

Иосиф и Мария не вступали в половые отношения, на что указывает фраза «прежде нежели сочетались они». Писание как в Ветхом, так и в Новом Завете уделяет значительное внимание моральной чистоте. Господь требует полового воздержания вне брака, и верности — в браке. И то, что Мария оставалась девой, служит немаловажным доказательством её благочестия.

Потому она и задала такой вопрос Гавриилу, что точно была уверена в собственной непорочности (Лук. 1:34). Это явное свидетельство против предположения, что Иисус родился от какого-либо другого человека.

Однако непорочность Марии служит защитой не только её нравственных качеств, её репутации и законности рождения Иисуса. Она подтверждает также божественную суть Сына Божьего. Родившийся младенец нигде не назван сыном Иосифа; Иосиф тоже ни разу не назван отцом Иисуса и не упоминается в благодарственном гимне Марии (Лук. 1:46-55). Если бы Иисус был зачат человеком, будь то Иосиф или кто другой, Он не был бы Богочеловеком и Спасителем. Его собственные слова о Себе были бы ложью, а воскресение и вознесение — мистификацией. А человечество навеки осталось бы заблудшим и обречённым на вечную гибель.

Конечно же, зачатие Иисуса от Духа Святого представляет собой величайшую тайну. Даже если бы Господь захотел, как бы Он мог объяснить нам в доступных нашему ограниченному сознанию терминах, каким образом произошло потрясающее объединение божественного и человеческого? Мы можем постичь это не более, чем сотворение бескрайней Вселенной из пустоты, чем единство Бога в трёх Лицах или появление абсолютно новой духовной природы в тех, кто поверил в Его Сына. Объяснение подобных загадок ждёт нас на небе, когда мы увидим Господа «лицом к лицу» и когда познаем, подобно как мы познаны (1 Кор. 13:12). А сейчас мы просто принимаем это верой.

Непорочное зачатие не должно было удивить иудеев, знавших Ветхий Завет и веривших ему. Дело в том, что в связи с неверным истолкованием фразы «жена спасёт мужа» в Иер. 31:22 многие раввины считали, что рождение Мессии должно быть необычайным. Они даже говорили, что у Мессии не будет земного отца и что рождение Его будет подобным росе Господней — как капли на траве, появляющиеся без воли человека. Но даже такое слабое истолкование не совсем ясного текста (кстати сказать, подобного толкования придерживались некоторые отцы Церкви) предполагало сверхъестественное рождение Мессии.

Более ясные указания есть у Исаии (7:14), но даже в Бытии можно услышать отголоски чудесного рождения. Господь некогда сказал змею, что вражда будет отныне «между семенем [его] и между семенем её [Евы]» (Быт.3:15). Строго говоря, семя принадлежит мужчине, и оплодотворение Марии Духом Святым является единственным случаем в истории человечества, когда женщина несла в себе семя, не принадлежавшее мужчине. Обетование Аврааму, касавшееся «его семени», — всего-навсего стандартная фраза в отношении потомков. А вот уникальное пророчество о «её семени» касается не Адама и Евы, а их далёких потомков — Марии и Иисуса Христа. Два семени в Быт. 3:15 можно рассматривать как простое обобщение; в таком случае эта фраза будет относиться ко всем потомкам сатаны и ко всем детям Евы. Такая точка зрения предполагает, что между ними, не прекращаясь, бушует непримиримая война, но праведники всё-таки одержат в конечном итоге победу над нечестивыми. Однако «семя» можно рассматривать и в единственном числе, и тогда оно будет обозначать величайшего и совершеннейшего Человека, родившегося от женщины, — Самого Господа, родившегося без участия мужского семени. В таком случае пророчество становится мессианским. Вполне возможно, что оно обозначает и то, и другое.
Павел недвусмысленно писал, что, «когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от женщины» (Гал.4:4). В этом стихе нет и слова о земном отце. Впрочем, одним из Его родителей должен был стать человек, иначе Сам Иисус не мог бы стать человеком, а значит, и принять на Себя нашу плоть. Но вторым родителем должен быть обязательно Бог, иначе Иисус не мог бы стать абсолютно безгрешной и совершенной жертвой за нас.

Нависшая угроза 

“Иосиф же муж её, будучи праведен и не желая огласить её, хотел тайно отпустить её. Но когда он помыслил это, — вот, ангел Господень явился ему во сне и сказал: «Иосиф, сын Давидов! Не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в ней есть от Духа Святого» “(Мф.1:19-20)

Как уже упоминалось, хотя Иосиф и Мария на тот момент были только обручены (ст. 18), он считался её мужем, а она — его женой. И, будучи человеком праведным, Иосиф столкнулся с двойной проблемой, по крайней мере, как ему думалось. С одной стороны, вследствие своей праведности и высоких моральных стандартов он знал, что не должен жениться на Марии, поскольку она беременна, и не от него. Вполне естественно, он предполагал, что у Марии была связь с другим. Но, с другой стороны, вследствие своей праведной любви и человеколюбия он не мог и подумать о том, чтобы публично опозорить её (что было обычным делом в подобных случаях) и уж тем более предать её смерти, как призывал закон (Втор. 22:23-24). Ничто не говорит о том, что Иосиф ожесточился, возмутился или пришёл в ярость.

Ему было стыдно (если его худшие опасения сбудутся), но даже не за себя, а за Марию. Он не хотел огласить её, подвергнув всеобщему посрамлению, поскольку любил её всей душой, и потому решился тайно отпустить её.

Слово аполуо буквально означает «отпустить», как оно здесь и переведено, но то же самое слово нередко обозначало развод. Иосиф планировал тайно развестись с ней, прежде чем станет ясно, что же произошло на самом деле и почему их свадьба не состоялась. По крайней мере некоторое время она будет в безопасности и будет жива.

Но когда он помыслил это, вдруг ангел Господень явился ему во сне и рассеял все его страхи: «Иосиф, сын Давидов! Не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в ней есть от Духа Святого». Этот стих подчёркивает сверхъестественный характер всего происходящего. Чтобы придать убедительность своему слову и ещё раз подтвердить царское происхождение Иисуса, ангел называет Иосифа сыном Давидовым. Хотя Иисус и не был кровным сыном Иосифа, Он, тем не менее, оставался его законным сыном.

Его настоящим Отцом был Бог, зачавший Его Духом Святым, но право претендовать на престол Давидов передалось Иисусу от Иосифа.

Фраза «родившееся в ней есть от Духа Святого» исполнена глубокого смысла. В ней заложено самое авторитетное свидетельство о непорочном зачатии. Это свидетельство было произнесено святым ангелом, посланником от Самого Господа.

Некий критик, потрясая кулаком в сторону неба, назвал Бога лжецом и воскликнул: «Нет ничего особенного в рождении Иисуса. Он вовсе не воплощённый Бог, и родился Он не от какой не от девы! Просто церковь в погоне за властью породила легенду, которую сама же и приняла в качестве догмы».

Но этого критика уже нет, а свидетельство Писания стоит непоколебимо.

Божественное свидетельство 

“Родит же Сына, и наречёшь Ему имя Иисус, ибо Он спасёт людей Своих от грехов их” (Мф.1:21)

Как бы специально для того чтобы подтвердить истину о сверхъестественном рождении Иисуса, ангел объясняет Иосифу, что Мария родит Сына. Иосиф должен был стать для него отцом, но отцом приёмным. В родословной Христа у Луки более ясно сказано, что Он был, «как думали, Сын Иосифов» (3:23).

Иосифу было заповедано назвать Сына Иисусом, подобно тому как Захарии было велено назвать своего сына Иоанном (Лук. 1:13). Что интересно, нигде не даётся точного объяснения цели или смысла имени Иоанна, а вот имя Иисуса было истолковано ещё до Его рождения. Иисус — это производное от еврейского Иешуа, или Иегошуа, что означает «Иегова (Яхве) спасёт». Все остальные люди с таким именем лишь напоминали о Божьем спасении. Но сей Иисус, Который родится от Марии, не просто будет напоминать о спасении, а станет этим спасением. Он действительно спасёт людей Своих от грехов их.

Истоическая взаимосвязь 

“А всё это произошло, да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: «Вот, дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил», что значит: «С нами Бог»” (Мф.1:22-23)

Здесь Матфей поясняет, что рождение Иисуса от девы было предсказано ещё в Ветхом Завете. И Господь ясно показывает нам, что в рождении Христа сбылись все пророчества. Слова «всё это» относятся к деталям этого рождения. Величайшее чудо Его появления на свет стало исполнением речённого Господом через пророка. Фраза эта интересна ещё и тем, что простым и понятным языком даёт определение богодухновенности Писаний — Слово Божье просто передавалось через человека. Господь изрекает, а человек служит лишь орудием, благодаря чему и остальные могут услышать божественное слово. На основании того, что сказано в этих стихах, цитируемый ветхозаветный текст из Исаии следует понимать как предсказание непорочного рождения Иисуса Христа.

Матфей неоднократно прибегает к фразе «да сбудется» (2:15, 17, 23; 8:17; 12:17; 13:35; 21:4; 26:54 и др.), обращая внимание на то, как Иисус и связанные с Его земным служением события отражены в ветхозаветных пророчествах. Все основные истины и события Нового Завета стали воплощением, кульминацией или исполнением древнего, хотя зачастую неполного или завуалированного откровения.

Контекстом 7-й главы книги пророка Исаии является время правления иудейского царя Ахаза. Ахаз, хотя и был сыном великого Озии, стал нечестивым царём. Он наводнил Иерусалим идолами и узаконил поклонение Молоху, которому принёс в жертву даже своего собственного сына. Сирийский (арамский) царь Рецин и Факей, царь Израиля (в те времена называемого также Самарией), решили устранить Ахаза и поставить на его место царя-марионетку, который повиновался бы их приказам. И перед лицом той опасности, которая нависла над династией Давида и над всем народом израильским, Ахаз, вместо того чтобы взыскать помощи у Господа, обратился к Феглафелласару, нечестивому царю ассирийцев. В качестве выкупа он послал ему золото и серебро из храма.

Тогда Исаия пришёл к Ахазу и заявил, что Бог Сам избавит народ Свой от врагов. Когда же Ахаз не послушал его, Исаия произнёс то незабываемое пророчество о Мессии, записанное в 7:14.

Какое же место занимает предсказание о непорочном рождении Мессии в той древней истории? В этом пророчестве Исаия утверждал перед нечестивым правителем, что никто и никогда не сможет истребить Божий народ и престол Давидов. Сказав: «Господь даст вам знамение», Исаия не случайно употребил местоимение «вам» — тем самым он подразумевал весь народ израильский. Он уверял народ, что Бог не позволит ни Рецину и Факею, ни кому бы то ни было другому покуситься на них и уничтожить династию Давида (ср. Быт. 49:10; 2 Цар. 7:13). Хотя народ и попал в руки Феглафелласара, который впоследствии стёр с лица земли Северное царство и четырежды опустошал Иудею, Господь сохранил их, как и обещал.

Затем Исаия говорит о рождении ещё одного ребёнка; и ещё до того как он (Махер-шалал-хаш-баз) подрастёт и станет «питаться молоком и мёдом» и научится «отвергать худое и избирать доброе», земли Рецина и Факея придут в запустение (7:15-16). Стоит ли удивляться, что когда ребёнку пророка исполнилось три года, оба этих царя уже были мертвы. Точно так же, как исполнилось это древнее пророчество, исполнилось и предсказание о непорочном рождении Господа Иисуса Христа. И то, и другое служит чудесным знамением, что Бог никогда не отвернётся от Своего народа. И самое великое знамение — это приход Эммануила, имя Которого значит: «С нами Бог».

В Ис. 7:14, то есть в стихе, который цитирует Матфей, пророк употребил еврейское слово алма. В Ветхом Завете оно обозначает девственницу. Впервые слово алма встречается в Быт. 24:43, где оно связано с именем Ревекки, будущей невесты Исаака. В этом стихе сказано: «Вот, я стою у источника воды, и девица, которая выйдет почерпать…». В 16 стихе той же главы Ревекка названа «девицей» (наара) и «девой» (бетула). Следует отметить, что замужнюю женщину никогда не называли алма. Слово алма ещё пять раз встречается в Писании (Исх. 2:8; Пс. 67:26; Прит. 30:19; Песн. П. 1:3 и 6:8),

и в каждом случае оно обозначает то же самое. Да и до недавнего времени как иудейские, так и христианские исследователи всегда давали только такой перевод.

Известнейший иудейский толкователь Раши (1040-1105), выступавший противником христианства, тем не менее писал по этому поводу: «Вот, алма зачнёт и родит сына, и нарекут имя Ему: Эммануил — то есть „Создатель пребудет с нами“. Вот каково знамение: зачнёт девушка (наара), ни разу в жизни не вступавшая в связь с мужчиной. И совершится это силой Духа Святого». Следует обратить внимание, что в современном еврейском языке слово «девственница» может переводиться и алма, и бетула. Почему же Исаия не сказал: «бетула»? Потому что это слово в Ветхом Завете несколько раз употреблено в отношении замужней женщины, которая не была девственницей (Втор. 22:19; Иоил. 1:8).

Слово алма означает «девственница», и именно так передали это слово (греческим партенос) в Ис. 7:14 переводчики Септуагинты (Ветхого Завета на греческом языке) за несколько сот лет до рождества Христова. «Знамение», о котором говорил Исаия, предназначалось специально для царя Ахаза, боявшегося, что царская династия Иуды будет уничтожена Сирией и Израилем. Пророк уверил царя, что Бог сохранит её. Рождение сына и смерть царей неприятеля послужили доказательством Божьей охраны и защиты.

А в будущем их ожидало ещё более великое рождение — девственное рождение воплощённого Господа, Который утвердит окончательный и нерушимый завет с народом Божьим.

Не следует думать, что Матфей лишь подогнал термин алма под христианское миропонимание — он использует его в том же значении, что и все его современники. В любом случае, учение о непорочном зачатии не сводится к одному только слову. Оно проистекает из предшествующего рассказа, свидетельствующего, что Иисус был зачат «от Духа Святого» (ст. 18, 20).

Имя Сына, родившегося от девы, должно быть Эммануил, что значит: «С нами Бог». Это имя служило скорее титулом или званием, чем реальным обращением. Придя в мир телесно, Иисус самым буквальным образом стал пребывающим с нами Богом.

Сам по себе удивителен тот факт, что дева во чреве примет, — беременная девственница! Не менее удивительно и то, что нарекут имя Ему Эммануил.

Ветхий Завет неоднократно уверяет нас, что Господь ни на мгновение не покидает народ Свой, чтобы хранить их в Своём завете. В своё время сначала скиния, а потом и храм должны были служить символами этого божественного присутствия. Скиния по-еврейски звучит мишкан, и происходит это слово от корня шакан, что означает «обитать, покоиться, пребывать». От этого же корня возникло слово шехина, обозначающее пристанище Божьей славы. Так вот, родившееся Дитя должно было стать Шехина, истинной Божьей Скинией (ср. Иоан. 1:14). И через пророка Исаию Слово Господне провозвестило, что Бог будет обитать среди нас, облекшись в видимую плоть и кровь, став ещё ближе и роднее, чем скиния и храм, в котором поклонялись Ему израильтяне.

Исполнение обещанного 

“Встав ото сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господень, и принял жену свою и не знал её, как наконец она родила Сына своего, первенца, и он нарёк Ему имя Иисус” (Мф.1:24-25)

То, что Иосиф встал ото сна, лишний раз доказывает, что видение было дано ему во сне (ср. ст. 20). Подобное этому неповторимое, прямое обращение Господа встречалось и раньше при откровениях свыше (см. Быт. 20:3;31:10-11; Числ. 12:6; 3 Цар. 3:5; Иов. 33:14-16). Интересно отметить, что все шесть случаев употребления слова онар («видеть сны») содержатся в Евангелии от Матфея и относятся к Иисусу Христу (см. 1:20; 2:12-13, 19, 22;27:19).

О реакции Иосифа не известно ничего, кроме того, что он тут же послушался, поступив, как повелел ему ангел Господень. Можете представить, какое он почувствовал изумление, облегчение и благодарность. Теперь он мог не только с достоинством принять свою возлюбленную жену Марию, но и заботиться о Самом Божьем Сыне в Его детские годы!

Один только этот факт уже свидетельствует о праведности Иосифа. Господь не мог поместить Своего Сына в семью, где отец не был бы полностью верен и посвящён Ему.

О жизни Иосифа, кроме того, что он отнёс младенца Иисуса в храм для благословения (Лук. 2:22-33), увёл Марию с ребёнком в Египет, чтобы избежать кровавой расправы Ирода (Матф. 2:13-23), и водил семью на праздник Пасхи в Иерусалим, когда Иисусу было двенадцать лет (Лук. 2:42-52), больше ничего не известно. Трудно сказать, когда Иосиф умер, однако, скорее всего, это случилось до начала публичного служения Христа и, уж конечно, до Его смерти, потому что на кресте Иисус перепоручает Свою мать Иоанну (Иоан. 19:26).

Вероятно, церемония свадьбы, когда Иосиф принял жену свою, состоялась вскоре после благовещения. Но он не знал её, как наконец она родила Сына своего, первенца. Матфей ясно говорит, что Мария оставалась девой до тех пор, пока не родила Сына, подразумевая, что обычные супружеские отношения начались после того. Тот факт, что в Евангелиях много раз говорится о братьях и сёстрах Иисуса (Матф. 12:46; 13:55-56; Марк. 6:3 и др.),

доказывает, что Мария не осталась девой навсегда, как утверждают некоторые.

И заключительным шагом в послушании Божьему повелению стало то, что Иосиф нарёк Ему имя Иисус, лишний раз демонстрируя, что Он станет Спасителем (ср. ст. 21).

Сверхъестественное рождение Иисуса — единственное, что может объяснить Его сверхъестественную жизнь. Один человек, скептически относившийся к непорочному зачатию, однажды обратился к христианину: «Если бы я заявил, что знаю ребёнка, который родился без участия земного отца, ты бы мне поверил?» «Поверил бы, — ответил верующий, — если бы его жизнь была такой, как у Христа». Величайшее доказательство сверхъестественного рождения и божественной сущности Иисуса — Его жизнь.

Вся слава Христу

Ландшафтный дизайн – это комплекс специальных мероприятий и решений по благоустройству территории, направленный на изменение внешнего вида территории путем активного использования природных компонентов. Ландшафтный дизайн Киев способен сделать ваш сад уютным, красивым, а главное – оригинальным и неповторимым.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий