Царь исполняет пророчества

“Когда же они отошли, вот, ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: «Встань, возьми Младенца и мать Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Он встал, взял Младенца и мать Его ночью и пошёл в Египет, и там был до смерти Ирода; да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: «Из Египта вызвал Я Сына Моего».Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось речённое через пророка Иеремию, который говорит: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет». По смерти же Ирода, вот, ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: «Встань, возьми Младенца и мать Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца». Он встал, взял Младенца и мать Его и пришёл в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошёл в пределы галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет; да сбудется речённое через пророков, что Он Назореем наречётся” (Мф.2:13-23)

Первое из четырёх ветхозаветных пророчеств, вокруг которых строится повествование Матфея во 2-й главе, — это рождение Мессии в Вифлееме (2:6; ср. Мих. 5:2), о котором говорилось в предыдущем разделе в связи с приходом волхвов. Остальные три записаны в данном тексте. Одно из них говорит о бегстве в Египет, другое — об убийстве детей в Раме, а третье — о возвращении в Назарет.

Бегство в Египет 

“Когда же они отошли, вот, ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: «Встань, возьми Младенца и мать Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Он встал, взял Младенца и мать Его ночью и пошёл в Египет, и там был до смерти Ирода; да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: «Из Египта вызвал Я Сына Моего»” (Мф.2:13-15)

Приход волхвов, несомненно, послужил большим ободрением и поддержкой Иосифу и Марии, подтвердив сказанное ангелами как им самим (Матф.1:20-23; Лук. 1:26-38), так и Захарии (Лук. 1:11-20) и пастухам (Лук.2:8-14). Своим приходом волхвы подтвердили также свидетельства Елисаветы (Лук. 1:39-45) и Симеона с Анной (Лук. 2:25-38) о родившемся у Марии Младенце. Даже мудрецы из далёкой Парфии услышали весть от Господа и пришли поклониться Иисусу, принеся Ему дары!

Однако радость была недолгой. Не успели волхвы отойти, как ангел Господень является во сне Иосифу и передаёт ему предупреждение от Господа.

В его словах уже не радость и надежда, а, скорее, беспокойство и опасение: «Встань, возьми Младенца и мать Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Как ранее волхвы получили от Бога повеление не возвращаться к Ироду (ст.12), так теперь Иосифу сказано бежать от злого и кровожадного царя.

Греческое слово феуго (бежать) означает «убегать от кого-либо или чего-либо». Здесь оно стоит в настоящем времени и в повелительном наклонении, то есть действие должно начаться немедленно и продолжаться какое-то время. Иосиф с семьёй должен был сразу же пуститься в бегство и не останавливаться, пока не окажутся в Египте, вне досягаемости Ирода. Расстояние от Вифлеема до границы гостиницы спб цены с Египтом было около 120 км, и ещё 150 км нужно было пройти, чтобы достичь безопасного места. А путь с ребёнком и медленнее, и труднее.

Для молодой еврейской семьи Египет был наилучшим пристанищем.

В период греческого господства в Средиземноморье Александр Македонский предоставлял убежище евреям в Александрии — египетском городе, который он назвал своим именем. Позднее, во времена правления римлян, город сохранил за собой славу укромного и безопасного места для евреев. Известный еврейский философ и историк Филон, горожанин всё той же Александрии, писал, что к 40 году по Р.Х., через несколько лет после смерти Христа, в городе проживало не менее миллиона евреев. В третьем веке до Р.Х. усилиями группы еврейских учёных из Александрии вышла в свет Септуагинта, перевод Ветхого Завета с еврейского языка на греческий. Септуагинта была широко распространена в ранней Церкви, и именно её цитируют многие новозаветные авторы.

Как уже говорилось в предыдущей главе, будет логично предположить, что драгоценные подарки волхвов (золото, ладан и смирна) пошли на оплату дороги и проживания в Египте, где Бог заповедал Иосифу оставаться со своей семьёй, доколе ему не будет сказано.

Конечно, Господь мог сохранить жизнь Своего Сына иным путём или в ином месте, даже в Вифлееме или Иерусалиме, под самым носом у Ирода. Он мог ослепить царское войско или истребить его рукой ангела, или же просто чудесным образом укрыть от посторонних глаз всю семью. Но Бог решил защитить Своего Сына самым простым и бесхитростным способом — при помощи бегства в другую страну. Повеления идти в Египет и затем возвратиться передавались сверхъестественно, но сама дорога и проживание в Египте, насколько нам известно, не отличались чудесами или сверхъестественными событиями Тепловая завеса Ballu BHC-9.000 TR. Семья Иосифа не перенеслась в Египет по мановению волшебной палочки, а должна была проделать долгий и утомительный путь, как и сотни других еврейских семей. Чтобы остаться максимально незамеченными, Иосиф из чувства предосторожности вышел ночью, возможно, даже никого не уведомив о своём намерении.

О бегстве в Египет не известно ровным счетом ничего, кроме самого факта этого события, хотя о нём и ходит множество самых разных домыслов. Некоторые древние авторы, в надежде улучшить и дополнить библейское повествование, выдумали истории о том, как, соприкоснувшись с пелёнками Иисуса, исцелился бесноватый ребёнок; как, едва завидев Младенца-Христа, разбойники убежали в пустыню, а идолы рассыпались на глазах, когда Он проходил мимо них. Другие, наподобие языческого философа второго столетия Цельса, пытались дискредитировать Иисуса заявлениями о том, что в детстве и ранней юности Он изучал в Египте оккультные науки, которыми издревле славилась эта страна. Как и многие иудейские противники христианства в те дни, Цельс утверждал, что Иисус возвратился в Палестину, чтобы удивить народ чудесами и заставить их обманным путём поверить в Него как Мессию.

Вполне вероятно, что их пребывание в Египте до смерти Ирода продлилось всего лишь несколько месяцев. И здесь нам сообщается настоящая причина этого бегства: «Да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: „Из Египта вызвал Я Сына Моего“». Ветхозаветные пророки были устами Господа на земле. Без откровения свыше они не могли бы узнать, что Мессия родится в Вифлееме и какое-то время пробудет в Египте.

Так что бегство в Египет — это ещё один довод в пользу того, что Иисус есть Сын Божий, обещанный Мессия.

Семью веками раньше Господь сказал Осии: «Из Египта [Я] вызвал сына Моего» (Ос. 11:1). Угроза со стороны Ирода не стала неожиданностью для Господа, Который задолго до его рождения знал, как расстроить планы царя нечестивого против Царя истинного. Слова «сын Мой» в книге пророка Осии относятся к народу израильскому. В историческом аспекте они показывают, что Бог уже совершил для народа Своего, избавив их от рабства фараона и вызвав из Египта под предводительством Моисея. Почему же тогда Матфей истолковал, как пророческое, событие, которое свершилось почти за 700 лет до рождения Осии, плюс 700 лет от Осии до Матфея?

Контекстом книги Осии служат всеобщая трагедия, упадок и духовное разложение. На примере неверности собственной жены Гомерь, Осия живописно изображает неверность Израиля Господу. Гомерь была блудницей в буквальном смысле, а Израиль — в духовном. Избранный Божий народ так же бессовестно бегал за ложными богами, как она — за своими любовниками. И хотя сердце Осии скорбело и сокрушалось, он продолжал любить свою жену и старался вернуть её. В конечном итоге, Гомерь, утратив всякое целомудрие и стыд, очутилась в публичном доме. Тогда Господь повелел Осии выкупить её: «Иди ещё и полюби женщину, любимую мужем, но прелюбодействующую, подобно тому, как любит Господь сынов Израилевых, а они обращаются к другим богам» (Ос. 3:1). И пророк вернул её на свободу за «пятнадцать сребреников и за хомер ячменя и полхомера ячменя» (ст. 2).

Пророк привёл жену домой и продолжал любить её, как и раньше. Она осталась его женой, и заключённый между ними завет не потерял силу. В 11:3-4 Осия повествует, как Бог учил израильтян, носил их на руках, врачевал их и влёк узами любви, облегчал их бремя и давал им пищу. Он вывел их из Египта, чтобы явить Свою верность, хотя они и не были верны Ему.

Несмотря ни на что, Господь обещал обратить Израиль к Себе. Конечно, народ будет обличён и понесёт наказание, однако в один прекрасный день он возвратится к Богу, потому что Бог назвал его Своим сыном. Тем самым Господь ещё раз напомнил народу о Своей великой и неизменной любви к ним.

«Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего» (Ос.11:1). И Бог не отступится от Своего призыва. Цитируя последнюю часть этого стиха, Матфей относит её ко Христу. Хотя Осия не мог сознательно предсказать, что Мессия так же когда-то выйдет из Египта, Матфей показывает, что возвращение Иисуса из этой страны было похоже на призвание Израиля из неё много веков назад. Таким образом, исход служил прообразом возвращения Иисуса из Египта с Иосифом и Марией. Как Господь некогда вывел из Египта израильтян, чтобы сделать их Своим избранным народом, так теперь Он вывел оттуда Своего славнейшего Сына, чтобы сделать Его Мессией.

Прообраз — это неявное (т.е. образное) предсказание, это событие или человек в Ветхом Завете, который в чём-то отображает те или иные стороны будущей Личности или служения Господа Иисуса Христа; автор не видит самого будущего героя или явления. Образные предсказания о Господе настолько же истинны и отчётливы, как и буквальные. Но невозможно назвать человека или событие истинным ветхозаветным прообразом, если сама Библия не говорит об этом. Лишь те ветхозаветные прообразы верны и истинны, о которых сказано в Новом Завете. Никакой прообраз не был явным в своё время: его объяснение дожидалось новозаветной поры. Но когда Новый Завет называет какие-либо лица или события Ветхого символом будущего или свершившегося, мы можем смело относиться к ним как к прообразам. Если же отбросить эти простые меры предосторожности, то ничто не остановит полёта аллегорий, духовных фантазий и создания прообразов по собственной прихоти. Поскольку прообразы являются формой скрытого откровения, нам не обойтись без божественного подтверждения их правомочности Духом Святым в тексте Нового Завета. А потому, благодаря проведённой Матфеем параллели, мы знаем, что исход Израиля из Египта служил прообразом возвращения из этой страны Иисуса в Его детские годы.

В более глубоком смысле, Иисус вышел из Египта вместе с Израилем ещё при Моисее. Как Матфей уже показал, Иисус был потомком Авраама и принадлежал к царской династии Давида. Если бы Израиль погиб в Египте или в пустыне, или в любой другой ситуации, Мессия не смог бы прийти из Египта или даже родиться.

Плач в Раме слышен 

“Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось речённое через пророка Иеремию, который говорит: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет»” (Мф.2:16-18)

Третье исполнившееся пророчество, записанное Матфеем во 2-й главе, — это пророчество о зверском убийстве детей в Вифлееме. После того как Иосиф тайно увёл Иисуса и Его мать в безопасное место, злобный Ирод, будучи в ярости от невозвращения волхвов (см. 2:7-8), совершил один из самых кровавых поступков в своей карьере, и уж конечно — один из самых жестоких.

Греческое слово эмпайзо (осмеянный) в общем передаёт идею насмешки. Его первоначальное значение — «забавляться, как дитя», особенно в смысле издевательств или насмешек над кем-то. Оно употребляется, например, при описании насмешек и обвинений врагов в адрес Христа (Матф. 20:19;27:41; Марк. 15:20; Лук. 22:63; 23:11 и т.д.). Но идею в Матф. 2:16 лучше передаёт слово «обман». Но, так или иначе, здесь подразумевается восприятие поступка волхвов глазами Ирода, а не их истинные намерения. Они не хотели обмануть царя или насмеяться над ним, они лишь повиновались повелению Божьему — «не возвращаться к Ироду» (ст. 12). Но царь ничего не подозревал о предупреждении от Господа и видел лишь непослушание мудрецов.

Ненависть Ирода к новорождённому претенденту на престол зародилась, как только до дворца дошли слухи о Его рождении. Для того-то он, собственно, и просил волхвов заглянуть к нему на обратном пути, чтобы выведать от них точную информацию о местонахождении Младенца, чтобы потом найти и уничтожить Его, а не поклониться Ему, как Ирод заявил волхвам (2:8).

Когда же те отошли домой другим путём, благополучно миновав столкновения с Иродом, к ненависти присоединилась ярость: Ирод весьма разгневался.

Тумоо (гневаться) — довольно сильное греч. слово, и смысл его усугубляется наречием лиан (весьма, или чрезвычайно). Глагол стоит в страдательном залоге, подразумевая, что Ирод совершенно потерял самообладание и целиком находился во власти разбушевавшихся эмоций. Его чувства и жалкие остатки рассудка были ослеплены. Ирода нисколько не волновало то, что, если волхвы не вернулись, возможно, они разгадали его злые намерения и успели предупредить семью. А если это так, то семья уже давно покинула Вифлеем и, может быть, даже страну. Знай Ирод, что объект его ненависти давно бежал, извращённое сознание и тогда бы, возможно, подвигло его на такой жестокий шаг — просто от бесчувственной ярости и отчаяния. Если смерть младенцев не гарантирует смерти Иисуса, он просто убьёт их вместо Него.

Так или иначе, гнев Ирода нашёл себе выход в отчаянном и бессердечном убийстве всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже. Ирод остановился на двух годах из расчёта времени, которое выведал от волхвов. Скорее всего, Иисусу на тот момент было не больше шести месяцев, но даже если волхвы назвали именно этот возраст (2:7), Ирод не стал бы рисковать. Убийство всех младенцев мужского пола от двух лет и ниже было лишь мерой предосторожности на случай, если волхвы ошиблись или обманули его.

Но преступление Ирода было ещё более мерзким и отвратительным оттого, что он осознанно стремился уничтожить Мессию, Христа. Не случайно он спрашивал первосвященников и книжников о том, «где должно родиться Христу» (2:4). Как самоуверенно и глупо было восставать против Самого Помазанника Божьего! (ср. 1 Кор. 16:22).

Складывается впечатление, будто с первых страниц своего Евангелия Матфей стремится отобразить восстание против Мессии людей, из среды которых Он вышел и ради которых, в первую очередь, пришёл на эту землю (Деян. 3:26; Рим. 1:16). Книжники и первосвященники, как и многие другие жители Иерусалима, слышавшие или узнавшие от волхвов о «родившемся Царе иудейском», не проявили ни малейшего интереса к тому, чтобы найти Его, не говоря уже о том, чтобы поклониться Ему (см. Матф. 2:2-5). Хотя сам Ирод не был иудеем и не имел права на иерусалимский престол, он, тем не менее, провозгласил себя царём и якобы даже защищал религиозные и экономические интересы Иудеи. Поэтому такое незаконное и извращённое отвержение Христа Иродом символизирует Его отвержение всеми иудеями.

Убийство в Вифлееме положило начало трагедиям и кровопролитию, которые приведут к отказу Израиля от своего Спасителя и истинного Царя.

Невинные и беспомощные младенцы стали первыми жертвами в разгоревшейся с новой силой войне между царством мира сего и Царством Христа, Божьего Помазанника. Не успеет смениться и два поколения, как в 70-м году по Р.Х. иерусалимский храм будет разрушен и более миллиона горожан погибнут от меча римского военачальника Тита. Однако все эти несчастья меркнут перед будущими гонениями антихриста, правителя несоизмеримо более жестокого и могущественного, чем Ирод, и во время Великой скорби прольётся столько крови израильтян, сколько не проливалось за все былые годы (Дан. 12:1; Матф. 24:21-22). И всё это из-за отказа принять Мессию.

Меньше всего Ирод думал исполнять библейские пророчества, но именно так всё и получилось. Тогда сбылось речённое через пророка Иеремию.

Зверский поступок Ирода записан только у Матфея, но предсказан он был ещё в книге пророка Иеремии. Глагол «сбылось» (от греч. плероо — «наполнять») подчёркивает полное исполнение ветхозаветного пророчества. Это пророчество, как и пророчество о возвращении Иисуса из Египта, было дано в форме прообраза, то есть, как мы уже увидели, в форме образного предсказания, раскрывшегося в Новом Завете. В стихе, цитируемом Матфеем (Иер.31:15), Иеремия говорит о великой напасти, которая в скором времени грядёт на Израиль, когда большая часть его людей попадёт в вавилонское рабство. Рама — город в 8 километрах к северу от Иерусалима, лежавший на границе Северного (Израиля) и Южного (Иуды) царств. В него также сгоняли иудейских пленников перед отправкой в Вавилон (Иер. 40:1). Рахиль, жена Иакова (называемого также Израилем), была матерью Иосифа, двое сыновей которого, Ефрем и Манассия, стали праотцами двух колен в Израиле, названных их именами. Имя Ефрем часто используется в Ветхом Завете как синоним Северного царства. Другим сыном Рахили был Вениамин, чьё племя вошло в состав Южного царства. Однажды Рахиль воскликнула: «Дай мне детей, а если не так, я умираю» (Быт. 30:1), а теперь её горячо любимые «дети», бесчисленное множество её потомков, шли в плен в языческую страну.

Таким образом, плач Рахили о детях своих, символизирует плач иудейских матерей о великой трагедии, разразившейся в Израиле во дни Иеремии, а в переносном смысле служит прообразом горького плача в Вифлееме по поводу убийства детей жестоким Иродом в его попытке уничтожить Мессию. Поэтому, когда Мессия был ещё младенцем, Рахиль безутешно плакала, как позже Он заплачет об Иерусалиме, видя, как собственный народ отвергает Его, и зная, какие они испытают скорби (Лук. 19:41-44).

Хотя Матфей, стремясь подчеркнуть всю трагичность ситуации, не цитирует конец стиха, этот стих из Иеремии заканчивается весьма обнадёживающим обетованием: «Так говорит Господь: „Удержи голос твой от рыдания и глаза твои от слёз, ибо есть награда за труд твой, — говорит Господь, — и возвратятся они из земли неприятельской“» (Иер. 31:16). Как через несколько поколений Господь возвратит Свой народ из Вавилона, точно так же в один прекрасный момент Он освободит Своих избранных от рабства сатаны. «И так весь Израиль спасётся, как написано: „Придёт от Сиона Избавитель и отвратит нечестие от Иакова. И этот завет им от Меня, когда сниму с них грехи их“» (Рим. 11:26-27; ср. Ис. 27:9; 59:20-21). Но до наступления этого великого и знаменательного дня в Израиле будет продолжаться противление, отступление и скорбь. А убийство младенцев в Вифлееме возвестило начало целого ряда ужасных событий.

Возвращение в Назарет 

“По смерти же Ирода, вот, ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: «Встань, возьми Младенца и мать Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца». Он встал, взял Младенца и мать Его и пришёл в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошёл в пределы галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет; да сбудется речённое через пророков, что Он Назореем наречётся” (Мф.2:19-23)

Четвёртое, и заключительное, пророчество во 2-й главе Евангелия от Матфея относится к решению семьи Иисуса отправиться из Египта в Назарет.

По смерти Ирода величайшая на тот момент опасность для жизни Иисуса самоликвидировалась. Иосиф Флавий в книге «Иудейские древности» пишет, что «перед смертью Ирод сильно страдал от болей в желудке. Его тело охватывали судороги, его дыхание стало зловонным, и ни целители, ни тёплые припарки не принесли облегчения». Заслуженный конец, надо сказать, для такого человека. Вот только приготовленные его старшим сыном и наследником Архелаем роскошные и дорогостоящие похороны были отнюдь не заслуженными — особенно в свете того, что за пять дней до смерти Ирод, с позволения Рима, приговорил к смерти другого сына, Антипатра, за заговор против отца.

Ангел Господень велел Иосифу оставаться в Египте, доколе ему не будет сказано (2:13). И вот, он является Иосифу снова и говорит: «Встань, возьми Младенца и мать Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца». Тот факт, что ангел сказал об искавших души Младенца во множественном числе, доказывает, что Ирод был не одинок в своём замысле погубить предполагаемого соперника. Но, как и сам Ирод, все прочие заговорщики, хотевшие смерти Младенца, уже умерли.

Иосифу было приказано возвратиться не в какой-то определённый город или район, а просто взять Младенца и мать Его и вернуться в землю Израилеву. Но дойдя до южных окраин Израиля и услышав, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, Иосиф убоялся туда идти.

Искавшие убить младенца Иисуса были мертвы, но Архелай представлял не меньшую, хоть и не настолько явную опасность. Во время одной из многочисленных зверских расправ незадолго до своей смерти Ирод убил двух известных раввинов, Иуду и Матфия, подговоривших своих учеников и других преданных иудеев разрушить изображение надменного римского орла, которого царь дерзко воздвиг над воротами храма. На следующую Пасху поднялся бунт, и Архелай, проявив бесчувственную жестокость, характеризовавшую его отца, уничтожил три тысячи иудеев, многие из которых пришли в Иерусалим на Пасху и к восстанию никакого отношения не имели.

Так что никто из иудеев, проживавших на территории Архелая, не мог быть в безопасности. Поэтому Иосиф опять получил во сне откровение и пошёл в пределы галилейские. То, что они, придя, поселились в городе, называемом Назарет, объяснялось не только происхождением из тех мест Иосифа и Марии (Лук. 2:4-5), но и словами «да сбудется речённое через пророков». На протяжении всего повествования Матфей подчёркивает два момента: (1) божественное откровение в ангельских видениях, сопровождавшее их на каждом шагу; и (2) осуществление Божьего плана, открытого в Ветхом Завете.

Конкретных указаний на то, что Иисус наречётся Назореем, в Ветхом Завете мы не находим. Некоторые толкователи пытались связать слово «Назорей» с еврейским словом незер (ветвь), упоминающимся в Ис. 11:1, но этимологически эта идея, как и попытка привязать его к «отрасли» из Ис. 53:2, не находит подтверждения. Поскольку Матфей ссылается на пророков во множественном числе, похоже, что сразу несколько пророков изрекали подобные предсказания, хотя ни одно из них не записано в Ветхом Завете.

Есть и другие высказывания и события, не описанные в Ветхом Завете, но, тем не менее, цитируемые или упоминающиеся в Новом. Например, Иуда пишет: «О них пророчествовал и Енох, седьмой от Адама, говоря: „Вот, идёт Господь со тьмами святых ангелов Своих — сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах, которые произвело их нечестие“» (Иуд. 14-15). Однако такого пророчества нет ни в Бытии, ни в какой другой книге Ветхого Завета. Подобным образом, и о наставлении Иисуса, что «блаженнее давать, нежели принимать», мы узнаём только потому, что об этом позднее говорил Павел (Деян. 20:35). Слова эти не упоминаются ни в одном Евангелии, включая Евангелие Луки, который, собственно, и приводит речь Павла в Деяниях. А Иоанн признаётся, что записать всё, что сказал или сделал Иисус во дни Своего земного служения, просто не представлялось возможным (Иоан. 21:25).

Матфей не сообщает, какие пророки предсказывали, что Мессию нарекут Назореем — известно лишь, что таковых было несколько. И это пророчество сбылось, когда Иисус с семьёй поселился в Назарете, где раньше и жили Иосиф с Марией. Первоначально Евангелие от Матфея предназначалось, главным образом, для иудеев, и, скорее всего, им было вполне понятно, о каких пророках идёт речь. А для остальных читателей Дух Святой, очевидно, рассудил, будет довольно просто знать, что такое пророчество было и что оно исполнилось, как и утверждает Матфей.

Назарет лежал в 90 км к северу от Иерусалима, в пределах галилейских, куда Господь повелел отправиться Иосифу. Город располагался на плоскогорье диаметром около двух с половиной километров, и обитатели его славились своей грубостью и жестокостью. Слово «назорей» долгое время служило ругательством и было синонимом грубого или неотёсанного человека. Вот почему Нафанаил, сам родом из Каны, которая была немного южнее, спрашивал у Филиппа: «Из Назарета может ли быть что доброе?» (Иоан.1:46). Вопрос этот приобретает особое звучание из уст того, о ком Сам Иисус отзывался: «Вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства» (ст. 47).

Хотя Нафанаил и не склонен был очернять соседей, он был потрясён, что Тот, «о Котором писали Моисей в законе и пророки» (ст. 45), мог прийти из города с такой сомнительной репутацией, какая была у Назарета.

Ранние иудейские гонители Церкви, по-видимому, считали происхождение Иисуса из Назарета скорее доказательством того, что Он не мог быть Мессией, чем наоборот, как утверждает Матфей. Тертулл, полномочный представитель первосвященника Анании, и прочие иудейские начальники насмешливо отзывались о Павле перед римским правителем Феликсом, называя его «язвой общества, возбудителем мятежа между иудеями, живущими по вселенной, и представителем назорейской ереси» (Деян. 24:5). А один из отцов Церкви, Иероним, писал, что во время молитв в синагогах христиан зачастую презрительно называли назореями, прося Бога изгладить их имена из Книги жизни (см. Пс. 68:29). Так что возвращение Иисуса в Назарет не только оправдало предсказания безымянных пророков, но и снабдило Его именем (Иисус из Назарета), ставшим символом бесчестья, тем самым исполнив и многие другие пророчества, в которых Мессия предстаёт нашему взору «презренным и умалённым перед людьми» (Ис. 53:3; ср. 49:7; Пс.21:7-9; 68:20-21). Да и авторы Евангелий не оставляют сомнений в том, что Он был предметом насмешек и ненависти (см. Матф. 12:24; 27:21-23, 63;Лук. 23:4; Иоан. 5:18; 6:66; 9:22, 29).

Так, малозначительный и презренный Назарет почти на тридцать лет стал домом для царственного Сына Божьего и праведных Иосифа и Марии.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий