В каком теле воскреснут мертвые

“Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут? Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет; И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных; Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; Сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; Сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: “первый человек Адам стал душею живущею”; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного” (1Кор.15:35-49)

Первая из главных трудностей, которые разбирает Павел в главе 15, это – отвержение воскресения для всех. Некоторые из коринфян, хотя и приняли истину о воскресении Христа, отказывались верить в то, что и другие люди воскреснут или смогут воскреснуть. Стихи 12-34 показывают ошибочность такого неверия, а также и то, к каким опасностям оно приводит. Теперь апостол переходит к другой трудной теме, к теме, которая по сути является частью первой, а именно к вопросу о том, каким образом может быть возможно воскресение для всех. Кажется невозможным вместить представление о воскресении всего человеческого рода, – из-за сложности этой задачи и огромной силы, необходимой для ее осуществления.

“Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут?” (15:35)

Те из коринфян, которые отрицали воскресение, не могли поверить в него прежде всего из-за влияния гностической философии, которая утверждала, что тело по природе своей является злым, и только дух несет в себе доброе начало. Поэтому для них воскресение тела было нежелательным. А теперь, в этих стихах, Павел бросает вызов представлению также и о том, что воскресение невозможно. “Ну ладно, – говорили эти коринфяне, – предположим, что в воскресении есть что-то хорошее; но как бы оно могло произойти?”

Возможно, что частично трудности в вопросе о воскресении, которые были у некоторых греков, могли корениться в том неправильном взгляде на воскресение, которому учили многие раввины той поры. Неправильно толкуя такие отрывки, как 19:26 из книги Иова (“и я во плоти моей узрю Бога”), они приходили к выводу, что воскресшие тела во всем будут такими же, как наши земные тела. Например, автор еврейской апокрифической книги Варуха писал, что “земля тогда (при воскресении) конечно восстановит мертвых; при этом не произойдет никаких изменений в форме – что она получила, то и восстановит, таким же, каким оно было”. Для гностиков такое мнение превращало воскресение в нечто, даже еще менее желанное – и еще менее возможное.

Но почему человек, признающий Бога-Творца, мог бы решить, что для Него восстанавливать может быть труднее, чем создавать в первый раз? Как Павел спрашивал еще прежде царя Агриппу, “Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?” (Деян. 26:8). Почему люди даже и до сих пор, не исключая и некоторых христиан, все еще смущаются и беспокоятся из-за вопросов о том, как может Бог восстановить тела тех, кто утонул в море, разорван во время взрыва или сожжен? Почему в том, что Он восстановит эти тела, есть что-то более чудесное и невероятное, чем в том, что Он создал вселенную? И, кроме того, всякое мертвое тело, как бы хорошо его не набальзамировали, в конце концов распадается.

И все же одним из возражений противников представления воскресения была – и все еще остается – его кажущаяся невозможность. Но скажет кто-нибудь, как воскреснут мертвые? Как может Бог вновь собрать тела всех тех, кто умер на протяжении всех веков истории? С этим вопросом тесно связан был и другой вопрос: и в каком теле придут?

В стихах 36-49 Павел отвечает на вопросы, которые задает стих 35; в этом ответе можно выделить четыре аспекта: (1) Павел приводит пример из жизни природы; (2) он рассказывает о том, какого рода телами будут воскресшие тела; (3) он противопоставляет земные тела телам воскресшим; и (4) напоминает коринфянам о том прототипе воскресения, в который они уже поверили.

Пример воскресения

“Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет; И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или. другое какое; Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело” (15:36-38)

Как и отказ от воскресения из-за того, что оно кажется нежелательным, неверие в воскресение из-за того, что оно кажется невозможным, коренится в скептицизме языческой философии. Это неверие происходит не от честного сомнения или невежества: в согласии с этим Павел и отвечает. Безрассудный. Это слово употреблялось, когда хотели поднять на смех того, кто не имел понятия о чем-нибудь или не хотел употребить свои умственные способности.

Вопросы, упомянутые в стихе 35, не были вопросами того человека, который хотел бы узнать, в чем тут дело, это были насмешливые вопросы, язвительные шпильки того, кто думая, что уже все на этот счет знает. С этими вопросами дело обстояло так же, как и с большинством тех вопросов, которые задавали Иисусу книжники, фарисеи и саддукеи: цель их была не в том, чтобы раскрыть правду, а в том, чтобы поймать в ловушку и сбить с толку.

Чтобы выявить глупость этого возражения, Павел приводит общий пример из жизни природы. Он показывает три аспекта, в которых воскресение подобно сеянию и росту зерна: исходная, первоначальная форма разлагается; исходная и конечная формы это формы различного рода; и все же эти различные формы обладают преемственностью. В воскресении нет ничего невозможного, потому что в малых масштабах оно постоянно происходит в растительном мире.

Разложение

Первое сходство – это сходство разложения или смерти. То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. Когда зерно сажают в землю, оно умирает, – фактически как зерно оно прекращает свое существование; оно должно прекратить свое существование как зерно, в своей исходной форме, прежде, чем оно сможет ожить в своей конечной форме растения.

Прибегая к тому же самому сравнению, Иисус сказал: “Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода” (Иоан. 12:24). Прежде, чем Христос мог принести плод спасения для нас, Он должен был умереть. Подобно тому и мы, прежде, чем сможем участвовать в плоде Его воскресения или принести плод в Его служении, тоже должны умереть. “Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную” (ст. 25).

Когда Иисус был распят, Его земное тело умерло; оно прекратило свое существование в качестве земного тела. В точности, как это происходит с растущим зерном, старое должно окончиться прежде, чем может начаться новое. В случае с людьми одно тело умрет для того, чтобы дать жизнь другому.

Разница

Во-вторых, и в том, что касается роста зерна, и в том, что касается воскресения тел, между исходной и конечной формами существует разница. Зерно теряет свою тождественность с зернами, перестает быть зерном и становится все более и более похожим на взрослое растение. Но само зерно, то, что ты сеешь – будь то пшеничное зерно или… другое какое, – на вид ничем не похожее на зрелое, взрослое растение, на тело будущее. Только перестав быть зерном, оно становится взрослым растением крестьянской жатвы.

Когда Иисус воскрес из мертвых, Его прославленное тело радикальным образом отличалось от того, которое умерло. То, что вышло из гроба, отличалось от того, что было положено в гроб. Оно уже больше не было ограничено ни временем, ни пространством, ни вещественностью материального мира. Во время Своих явлений Иисус перемещался с места на место без того, чтобы совершать какие бы то ни было физические усилия, без того, чтобы предпринимать путешествия. Он появлялся или исчезал, как Ему было угодно, и входил в помещения, не открывая дверей (Лук. 24:15, 31, 36; Иоан. 20:19, и т.д.). Будучи в Своем земном теле, Он ничего этого не делал. Воскресение изменило тело Иисуса чудесным и радикальным образом, и при Его новом пришествии все воскресшие тела изменятся чудесным и радикальным образом.

Преемственность

В-третьих, несмотря на отличия, между старым и новым все-таки существует преемственность – они неразрывно связаны между собой. Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Семя меняется радикально, но, продолжая жизнь, оно продолжает ее в той же самой форме жизни. Пшеничное зерно не становится ячменем, и лен не становится кукурузой. Бог дал каждому роду семян свое тело, и тождественность этого тела продолжается во взрослом растении, которое из этого семени вырастает.

После того, как Иисус воскрес, ни один человек не узнал Его до тех пор, пока Он Сам не открыл им Себя. Но как только Он открывался им, Он становился узнаваемым. Ученики узнали и Его лицо, и Его рану в боку, и Его пронзенные руки. Подобным же образом и наши воскресшие тела, воскресшие тела всех верующих, будут находиться в преемственной связи с теми телами, которые мы имеем сейчас. Наши тела умрут и изменят свою форму, но они все еще будут оставаться нашими телами. Конечно, это не слишком трудно – поверить, что Бог, Который ежедневно в течение веков осуществляет этот процесс, создавая растения, может совершить то же самое и с людьми.

Форма воскресшего тела

“Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных; Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых” (15:39-42а)

В этих стихах более подробно разъясняется только что высказанная мысль о том, что наши воскресшие тела будут отличаться от наших земных тел. Видя такое широкое разнообразие среди Божиих творений, мы не должны сомневаться в том, что Он способен создать такие тела, которые, отличаясь друг от друга, все же продолжаются одно в другом.

Слова Не всякая плоть такая же плоть указывают на изумительное разнообразие земных тел, которые создал Бог. Стоит только оглянуться вокруг, и мы увидим, что разнообразие созданных существ и предметов фактически бесконечно. Что касается биологического мира, то плоть людей разительно отличается от плоти скотов, или плоти рыб, или плоти птиц. Не все существа обладают плотью одного и того же рода.

Я читал, что существует около шестисот октодециллионов различных комбинаций аминоацитов. Октодециллион – это десять в 108 степени, или один, за которым следует 108 нулей. Аминоациты – это те строительные элементы, из которых создано все живое. Не только каждый из видов растений и животных имеет различные типы аминоацитов, но и каждое отдельное растение, животное и человеческое существо обладает своей собственной, уникальной комбинацией их. Нет двух цветков, двух снежинок, семян, былинок травы или двух человек, даже если эти люди – однояйцевые близнецы, которые были бы в точности одинаковы. И все же каждое живое существо совершенно идентично с тем родом или видом, к которому оно принадлежит.

Эти два факта представляют собой одно из убедительнейших свидетельств против теории эволюции. Что бы мы ни ели, какой бы оригинальной или неуравновешенной ни была наша диета и какой бы ни была наша окружающая среда, мы никогда не изменимся так, чтобы превратиться в другое живое существо. Мы можем стать более здоровыми или более болезненными, можем потолстеть или похудеть, но мы никогда не перестанем быть людьми, человеческими существами, и никогда не станем каким-нибудь другим человеком, кроме того единственного, которым мы являемся. Биологические коды ограничены и уникальны. Невозможно повторить или продемонстрировать какое-либо научное доказательство на тот счет, что одна форма жизни превратилась или могла бы превратиться в другую.

Кроме того, есть тела небесные, которые, очевидно, сильно отличаются от тел земных по славе, то есть по природе, проявлению и форме. И небесные тела не только сильно отличаются от земных; они сильно отличаются и друг от друга. Солнце сильно отличается от луны, и то, и другое небесное тело отличается от звезд. Из астрономии мы знаем, что многие из тех небесных тел, которые обычно называют звездами, на самом деле – планеты, и поэтому похожи на землю и на луну, и что настоящие звезды на самом деле сами – солнца. Но Павел говорил с точки зрения обычного земного наблюдателя, а не с точки зрения науки. Однако, суть его мнения остается верной и с той, и с другой точки зрения. Звезды вырабатывают свой собственный свет, в то время как планеты и луны только отражают тот свет, который производят звезды. Таким образом, эти два типа небесных тел сильно различны по славе, то есть по характеру и проявлению.

Даже звезда от звезды разнится в славе. Дональд Пеатри писал:

Как и цветы, каждая звезда отличается своей собственной расцветкой. На первый взгляд, когда вы смотрите наверх, все они сверкают белым цветом, как замороженные кристаллы. Но попробуйте выделить одну или другую из них для наблюдения, и вы обнаружите, что звезды обладают тонкой цветовой гаммой. Качество их цвета определяется температурой поверхности каждой из них. В декабрьском небе вы увидите Альдебаран бледно-розовым, Ригел голубовато-белым, а Бетельгоис будет переливаться светом, переходящим из оранжевого в желтый, как топаз.

Каждая звезда – необычна, непохожа на другие звезды, в точности как каждое растение отличается от других растений, и каждое животное отличается от других животных, и каждый человек отличается от других людей. Бог обладает бесконечными творческими способностями, в том числе и способностями создавать бесконечное разнообразие. Так почему же кому-нибудь могло бы прийти в голову, что Ему было бы трудно воссоздать и воскресить человеческие тела, какою бы ни была их форма?

Так и при воскресении мертвых. Воскресшие тела будут отличаться от земных так же радикально, как небесные тела отличаются от земных. И воскресшие тела будут такими же индивидуальными и уникальными, как и все другие формы Божьего творения.

Когда Моисей и Илия явились на горе преображения, они были такими же неповторимыми личностями, как и во время их жизни на земле. При этом явлении они не обладали воскресшими телами, но они были определенными небесными существами, которые однажды будут иметь определенные небесные тела. Бог есть, а не был Богом Авраама, Исаака и Иакова – Богом живых, живущих, а не мертвых (Матф. 22:32). Эти патриархи не просто живы в небесах, но живы в качестве тех же самых личностей, которыми они были на земле. Иисус знает всех Своих овец по имени (Иоан. 10:3), на небе ли они или все еще на земле. Наши воскресшие тела будут такими же уникально нашими, как наши души и наши имена.

Контрасты воскресения

“сеется в тлении, восстает в нетлении; Сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; Сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное” (15:426-44)

Переходя более непосредственно к рассмотрению самого воскресшего тела, Павел в этих стихах отмечает четыре аспекта, отличающие наши прославленные будущие тела от наших земных тел. Эти аспекты представлены в виде четырех видов контрастных качеств.

Тленное / нетленное

Первый относится к длительности жизни. Одно из наиболее очевидных качеств всей естественной жизни, состоит в том, что она – тленная, покоряющаяся процессу изнашивания и, в конце концов, смерти. Этот процесс начинается даже в здоровом младенце. “Все идет в одно место; все произошло из праха, и все возвратится в прах” (Еккл. 3:20). “Ибо Он знает состав наш, помнит, что мы – персть. Дни человека, как трава; как цвет полевой, так он цветет. Пройдет над ним ветер, и нет его, и место его уже не узнает его” (Пс. 102:14-16).

Даже самые здоровые из людей, когда стареют, становятся слабыми, подверженными болезням и различным физическим недомоганиям. Смерть, конечно, намного ускоряет разложение. Марфа возражала Иисусу, когда Он попросил открыть гроб Лазаря, говоря “Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе” (Иоан. 11:39). Цель бальзамирования состоит в том, чтобы оттянуть разложение тела на как можно более долгий срок. Но даже искусство замечательных египетских мумификаторов не смогло предотвратить изнашивания мертвых тел, а тем более – возвратить им жизнь.

Одним из трагических последствий грехопадения было то, что, начиная с той поры, человеческие тела стали неизбежно смертными, подверженными смерти. Каждый человек, без исключения, сеется, то есть рождается, с тленным телом, в тлении.

Но воскресшее тело верующего будет воскрешено в нетлении. “Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, К наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас” (1 Пет. 1:3-4). Наши новые тела не будут знать ни болезней, ни разложения, ни изнашивания, ни смерти. “Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: “поглощена смерть победою” (1 Кор. 15:54).

Уничижение / слава

Второй контраст связан с ценностью человеческого тела и его потенциальными возможностями. Во время грехопадения потенциальная способность человека угождать и служить Богу была радикально редуцирована. Не только ум и дух человека, но и его тело стало неизмеримо менее совершенно исполнять то, что предназначил ему делать Бог. Создание, которое было сотворено совершенным, по образу Самого своего Создателя, было сотворено для того, чтобы во всем, что оно делает, проявлять и отражать своего Создателя. Но из-за греха то, что было создано, чтобы прославить Бога, стало отличаться уничижением.

Мы уничижаем Бога своею неспособностью вполне извлечь благо из того, что Он нам дал в Своем творении. Мы уничижаем Бога тем, что мы злоупотребляем телами, через которые, по Его замыслу, мы должны чтить Его и служить Ему, – тем, что мы уничижаем эти тела. Даже самый преданный Богу верующий умирает, обладая телом, находящимся в состоянии уничижения, несовершенства и неполноты.

Но это несовершенное и уничиженное тело однажды восстанет в славе. Всю вечность наши новые, бессмертные тела будут также и славными телами, усовершенствованными для того, чтобы угождать Творцу, Который создал их, чтобы хвалить и услаждать Его и Искупителя, Который восстановил их.

Немощь / сила

Третий контраст имеет отношение к способностям тела. Свойством наших теперешних тел является немощь. Мы немощны не только в том, что касается физической силы и выносливости, но и в том, что касается сопротивляемости болезням и подверженности вредным влияниям. Несмотря на то, что тело человека имеет от природы чудесные предохранительные механизмы, ни один из нас не имеет иммунитета против перелома кости, пореза ноги, против возможности подхватить различные инфекции, – и, в конечном счете, против умирания. Мы можем и должны сводить до минимума опасности, которым подвергаются наши тела, если они не являются необходимыми; ведь для верующего тело – это храм Святого Духа (1 Кор. 6:19-20). Но мы не можем полностью защитить свое тело от вреда, и того меньше – от смерти. Наши земные “храмы” неизбежно являются временными и хрупкими.

Но не таковы наши новые, будущие тела, которые восстанут в силе. Нам не сказано, в чем будет состоять эта сила, но она будет неизмеримой по сравнению с той, которой мы обладаем сейчас. Нам больше не придется говорить, что “дух бодр; плоть же немощна” {Матф. 26-41). Что бы наши небесные души не решили совершить, наши небесные тела окажутся в состоянии исполнить.

Мартин Лютер сказал: “Насколько слабым оно (человеческое тело верующих) является сейчас, когда лишенное всех сил и способностей, лежит в могиле, насколько же сильным станет оно в конечном счете, когда наступит время, так что никакое дело уже не будет для него невозможным, если оно задумает это дело, и оно будет таким светлым и подвижным, что. например, во мгновение ока оно сможет, проносясь внизу, по земле, тут же подняться наверх, в небеса”.

Душевное / духовное

Четвертый контраст связан со сферой или областью существования. Наше земное тело является строго природным или душевным. Это – единственная область, в которой оно может жить и функционировать. Физическое тело подходит для жизни в физическом мире и ограничено физическим миром. Несмотря на все несовершенства и ограничения, вызванные грехопадением, наши теперешние тела созданы для жизни на земле, прекрасно подходят для земного образа жизни. Но это – единственная сфера и единственная жизнь, для которых они подходят.

А новое тело верующего восстанет телом духовным. Наши души пребывают в земных телах, но однажды они будут пребывать в телах духовных. Тогда мы станем во всех отношениях духовными существами. И духом, и телом мы будем совершенно подходить для небесного образа жизни.

“Чада века сего женятся и выходят замуж, – говорил Иисус, – А сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых не женятся, ни замуж не выходят, И умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения” (Лук. 20:34-36).

При воскресении все, связанное с нами, навеки станет совершенным. Мы не будем такими же, как ангелы, но мы будем “равны” им в том, что и мы тоже будем обладать всем, необходимым для небесной, духовной, сверхъестественной жизни.

Прототип воскресения

“Так и написано: “первый человек Адам стал душею живущею”; а последний Адам есть дух, животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного” (15:45-49)

На вопрос “как воскреснут мертвые? и в каком теле придут?” (ст. 35) Павел отвечает и еще одним образом, показывая прототип воскресения и объясняя, в чем состоят различия между природным телом и духовным телом.

Он начинает с цитаты из Бытия 2:7, с добавлением двух слов первый и Адам. Так и написано: “первый человек Адам стал душею живущею”. Адам был создан с природным телом. Оно не было прославленным, но оно во всех отношениях было добрым и совершенным.

Адам и Ева исходно находились в испытательном периоде. Если бы они доказали преданность, а не непокорность, им было бы позволено съесть плоды с дерева жизни, что сделало бы их тела прославленными и бессмертными (см. Быт. 2:9). Но, поскольку они согрешили, они были изгнаны из сада, чтобы они не отведали плода дерева жизни и не стали жить вечно в состоянии греха (3:22).

А последний Адам, однако, есть дух животворящий. Последний Адам – это Иисус Христос. “Ибо как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие… Дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим” (Рим. 5:19, 21; ср. ст. 12, 15). От Адама мы унаследовали наши природные тела; от Христа мы унаследуем при воскресении духовные тела.

Тело Адама было прототипом наших природных тел, в то время как тело Христа было прототипом наших духовных тел. Все потомки Адама имеют природные тела, и все потомки Христа будут иметь духовные тела. Поэтому воскресение было прототипом всех последующих воскресений.

В стихе 46 Павел отмечает очевидное: Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Каждый человек, начиная с Адама и включая Христа, начал человеческую жизнь в природном, физическом теле. То тело – природное, тело воплощения, в котором Христос был рожден и в котором Он жил и умер. При воскресении это тело стало духовным, вечным.

Адам, первый человек, от которого произошел природный человеческий род, исходно существовавший на земле, фактически был создан прямо из земли (Быт. 2:7). В любом смысле слова он был земным, перстным. Но Христос, названный вторым человеком, потому что от Него произошел духовный человеческий род, существовал предвечно, до того, как Он стал человеком. Он жил на земле в естественном человеческом теле, но Он пришел с неба. Адам был привязан к земле; Христос был привязан к небу.

Поскольку по природе мы – потомки Адама, то принадлежим к тем, кто перстные. Но благодаря нашему наследству в Иисусе Христе мы принадлежим также и к тем, кто небесные. В Адаме мы перстные; во Христе мы стали небесными. Однажды наши природные тела, которые унаследованы от Адама, изменятся, преображаясь в наши небесные тела, которые мы получим от Христа.

И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. В точности так же, как мы сменим естественное тело Адама на духовное тело Христа, мы также сменим и Адамов образ на Христов.

На основании послевоскресных явлений Иисуса мы получили некоторое представление о том, насколько величественными, могучими и чудесными будут наши собственные воскресшие тела. Иисус являлся и исчезал, как хотел, возникая тут же в другом месте, далеко отстоящем от первого. Он мог проходить через стены или закрытые двери, и все же, несмотря на это, Он мог также есть, пить, сидеть, говорить и быть видимым теми, кому Он хотел показать Себя, Он был на удивление Тем же самым, и все же даже еще удивительнее было то, насколько Он стал другим. После того, как Он вознесся, ангел сказал изумленным ученикам: “Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, прийдет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо” (Деян. 1:11). То тело, которое ученики видели после воскресения Иисуса, это – то же самое тело, которое станет видимым, когда Он снова вернется.

Наши тела, тленные, уничиженные, немощные и природные, восстав из мертвых, станут нетленными, славными, сильными и духовными, – в точности, как это было с телом нашего Господа. То, что сейчас мешает нам служить Богу и исполнять Его волю, станет чудесным каналом осуществления Его воли. Мы будем обладать Его собственной силой, чтобы служить в ней Ему, восхвалять и возвеличивать Его и Его собственную славу. “Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их” (Матф. 13:43). В небесах мы будем излучать свет, как солнце, в сверкающей и величественной славе, которую Господь великодушно разделит с теми, кто Его. Христос “уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все” (Фил. 3:21).

Мы не можем совершенно точно представить себе, как это будет. Даже наши теперешние духовные глаза не могут вообразить, какими будут наши будущие духовные тела. “Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть” (1 Иоан. 3:2). Мы не увидим свое собственное воскресшее тело и не получим его до тех пор, пока мы не увидим тело Христово.

“Так места, где похоронен человек, становятся семенными участками воскресения, – прекрасно заметил Эрих Сауэр, – и кладбища Божьих людей, благодаря небесной росе, становятся полями воскресения обетованного совершенства”.

Грядущее воскресение – это то, на что надеется церковь и все верующие, то, что дает импульс, ободряет их в служении. Что бы ни случилось с нашими теперешними телами – здоровы они или больны, красивы или некрасивы, суждена ли им короткая или долгая жизнь, могут ли они себе позволить любые прихоти или же измучены пытками, это не те тела, в которых мы будем пребывать вечно, и нам не следует слишком цепляться за них. Наша благословенная надежда и упования в том, что эти сотваренные природные тела однажды восстанут телами духовными. Хотя мы можем иметь только слабое представление о том, каковы будут эти новые тела, для нас должно быть довольно и того, что мы знаем: мы “будем подобны Ему”.

Вся слава Христу

В каком теле воскреснут мертвые

Источник: Джон Макартур

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

  1. татьяна  Сентябрь 29, 2013

    доступное для обывателя разъяснение . спасибо за ваше желание поделиться своими знаниями. храни вас Господь.

    ответ
    • admin  Декабрь 2, 2013

      Слава Господу за Его ясное и простое Евангелие!

      ответ

Добавить комментарий