Запрещение тяжбы

“Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащих в церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом пред неверными. И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения? Но вы сами обижаете и отнимаете, и притом у братьев. Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего” (1Кор.6:1-11)

Коринфские верующие были так увлечены человеческой философией и так настаивали на том, чтобы верить во что им угодно и делать что им угодно, что они разделились, рассорились и вели исключительно безнравственный образ жизни. Их жизнь вновь сползла в старую колею, они вернулись к прежнему образу мыслей, к прежнему поведению, и образ праведности, выражающий нового внутреннего человека, созданного согласно божественной природе, был так от их соседей-язычников. А приведенные выше стихи обнаруживают, что они еще и завидовали друг другу, угрожали своим братьям по вере и отнимали друг у друга выгодные дела и прибыль. Они дошли до того, чтобы таскать друг друга в суд – и к тому же в мирской, языческий суд. Они вывешивали свое “грязное белье” напоказ перед всем миром.

В том, что касается судопроизводства, ситуация в Коринфе была, вероятно, подобна афинской, где судебные процессы были вполне обычным, повседневным явлением. Подать в суд для афинян было чем-то вроде спорта, состязания или, даже, развлечения уборка квартир киев. Один древний автор утверждал, что по манере говорить каждый житель Афин был юристом. Когда в этом городе между двумя сторонами возникало какое-нибудь разногласие, которое они не могли разрешить сами, первым делом они обращались за помощью к частным арбитрам. Каждая из сторон назначала арбитром незаинтересованное в этом деле частное лицо, и двое арбитров, вместе с третьим, нейтральным, брались за разрешение спора. Если им это не удавалось, дело передавалось в суд сорока, который назначал каждой стороне общественного арбитра. Интересно отметить, что каждый афинский гражданин должен был служить арбитром в течение шестидесятого года своей жизни. Если же и общественному третейскому суду не удавалось решить это дело, оно передавалось в суд присяжных. Этот суд состоял из присяжных заседателей, которых было от нескольких сотен до нескольких тысяч. Каждый гражданин старше 30 лет должен был служить присяжным. Большинство афинских граждан постоянно участвовали в юридических делах того или иного рода, – то ли в качестве одной из судящихся сторон, то ли в качестве арбитра, то ли в качестве присяжного.

Коринфяне так привыкли спорить, дискутировать и таскать друг друга в суд то того, как были спасены, что они принесли эти эгоистические привычки и в свою новую христианскую жизнь. Это было не только неправильно в духовном отношении, но и практически в этом не было необходимости.

Иудеи в течение столетий разрешали свои споры либо частным образом, либо в судах при синагогах. Они отказывались выносить свои тяжбы на рассмотрение языческого суда. По их мнению, поступать так – значило бы подразумевать, что Бог, применяющий Свои собственные библейские принципы через Свой избранный народ, не способен разрешать любые споры и затруднения. Идти в языческий суд – рассматривалось как богохульство. И греческие, и римские власти позволяли Иудеям продолжать поступать таким образом, и не только в Палестине, но и за ее пределами. По римским законам иудеи могли судить сами почти любое преступление и выносить почти любой приговор- кроме смертного. Как мы знаем из суда нал Иисусом, у Синедриона было право заключить Иисуса в темницу и бить Его, сколько угодно, но им требовалось раз-решение Рима, представленного Пилатом, чтобы осудить Его на смерть.

Поскольку римляне рассматривали христиан как иудейскую секту, коринфские верующие, вероятно, имели право разрешать свои тяжбы между собой. Однако многие из них решали преследовать друг друга судебным порядком, – в синагогах перед иудейскими судьями или в языческих публичных судах, возможно, потому, что они не надеялись на такие же благоприятные для себя приговоры от своих единоверцев. Публичные судебные процессы были еще одним проявлением их плотских наклонностей, еще одним кусочком закваски (5:6-8), который они оставили в своей новой жизни во Христе.

Вступая в конфликт с этим злом в коринфской церкви, Павел говорит, что их ложное поведение основывалось на непонимании трех аспектов: они не понимали, каким было их истинное положение по отношению к миру, как они должны были относиться друг к другу и каким характером в отношении Божьих норм праведности они должны были обладать.

Истинное положение христиан

“Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащих в церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы судить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом пред неверными” (6:1-6)

Слово “дело” – это перевод греческого выражения, состоящего из трех слов (из существительного, глагола и предлога) которое обычно употреблялось, когда речь шла о судебной тяжбе. С другим – буквально переводится как “с соседом”. Слово “нечестивые” не описывает моральный характер кому христиане приносили свои тяжбы, а относится к духовному положению этих людей: общественные арбитры и присяжные были неспасенными и поэтому неоправданными или неправедными. Христиане приносили свои судебные тяжбы на рассмотрение неверующих, что шокировало и глубоко огорчало Павла. Поскольку ответ он уже знал, вопрос его был риторическим. Этим вопросом он хотел сказать коринфянам: “Как же это возможно? Неужели это – правда, что некоторые у вас судятся друг с другом, и притом, даже, в публичных, языческих судах?” Глагол “толмао” (смеет) стоит в настоящем времени, указывая на продолжающуюся реальность.

Павла заботило не то, что верующие в публичных судах не получат беспристрастного судебного разбирательства, -не исключено, что их будут там судить не менее беспристрастно, чем их судили бы единоверцы. Павла заботило, что коринфяне имели так мало уважения к авторитету церкви и к ее способности разрешать разногласия в своей собственной среде. Христиане – это члены тела Самого Христа, и в них пребывает Его Дух. Христиане – это святые, освященные Божии, которые “в Нем… обогатились всем”, которые не имеют “недостатка ни в каком даровании” (1:2-7). “Как, – спрашивает Павел, – вам могло только в голову прийти выносить свой сор из избы, выносить свои ссоры из семьи на всеобщее рассмотрение?” У народа Божьего ведь нет недостатка ни в чем, – у него есть доступ к источникам истины, мудрости, беспристрастности, справедливости, любви, доброты, великодушия и понимания.

Христиане не должны таскать других христиан по мирским судам. Когда мы таким образом отдаем самих себя под власть мира, мы признаемся, что мы неправы – ни мыслями, ни делом. Верующие, которые идут на суд с неверующими, больше озабочены местью или выгодой, чем единством Тела и славой Иисуса Христа. Споры между христианами должны разрешаться самими христианами и в христианской среде. Если мы, будучи христианами, обладая всеми чудесными дарами и источником сил во Христе, не можем разрешить, кто прав, кто виноват, – то как же мы можем ожидать, что это смогут неверующие? Павел настаивает на том, что христиане способны разрешать споры, и притом всегда. Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? “Если однажды вы собираетесь сидеть в верховном Божьем суде, судящем весь мир, разве нет у вас права разбирать и судить мелкие, повседневные споры, которые случаются между вами сейчас?”

Следует заметить, что термин “дела” может быть переведен также и как “судебные тяжбы”.

Когда Иисус Христос вернется, чтобы установить Свое Тысячелетнее Царство, все верующие, за все годы христианской истории, будут Его сопроводителями, сидящими вместе с Ним на Его престоле (Отк. 3:21; ср. Дан. 7:22). В обязанности соправителя будут входить и обязанность судить мир. У апостолов будет особая власть, они сядут “на двенадцати престолах, судить двенадцать колен Израилевых” (Матф. 19:28). Но каждый верующий так или иначе будет участвовать в этом. Тот, “кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, И будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего” (Отк. 2:26-27).

Если святые однажды будут помогать судить всю землю, они, конечно, способны судить самих себя внутри церкви сейчас. Будущее правление будет основываться на абсолютной приверженности Слову Божьему и на истинно благочестивых качествах характера, – а ведь все это доступно верующим уже и сейчас. Во время будущего Царства нам не будут даны новые принципы мудрости и справедливости, отличные от тех, которые мы открываем для себя в Писании сейчас.

Однако, коринфские христиане не только не правили сами, но и выходили на позорище перед неверующими, выставляя напоказ свою гордость, свои плотские наклонности, свою жадность и ожесточение перед целым миром, – перед тем самым миром, который они однажды призваны будут судить и которым они должны будут праведно управлять.

Верующие однажды будут судить даже ангелов. О том, каких именно ангелов мы будем судить, Библия ясно не говорит. Падших ангелов будет судить Господь (2 Пет. 2:4; Иуд 6), но нам не сказано, будут ли верующие участвовать в этом суде. Греческое слово (крино), переведенное как “судить”, может означать также “править” или “управлять”. Это, конечно, и было бы подходящим значением, если бы мы получили власть над святыми ангелами, ведь на них не будет греха, за который их можно было бы судить. С догматической уверенностью об этом говорить трудно, но я склонен думать, что прославленные верующие будут помогать судить падших ангелов и каким-нибудь образом управлять, святыми ангелами. Если Христос был возвышен над всеми ангелами (Еф. 1:20-23), если мы – в Нем и подобны Ему, и если мы должны будем разделять и Его власть. ми будут степень такого небесного правления и его сфера, для Павла в данном случае не суть важно; главное, что он хочет подчеркнуть, это – то же самое, о чем он говорил прежде: если в веке будущем мы должны будем судить мир и править над миром, и даже над ангелами, то мы уж тем более способны, руководствуясь Писанием и с помощью Святого Духа, разрешать любые тяжбы между самими собой сейчас.

А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значущих в церкви. Различные переводы, содержащиеся в английских версиях, наводят на мысль, что стих 4 труден для перевода. И мы не должны догматично подходить к конкретному значению этих слов. Но основной смысл ясен: невообраззимо, чтобы те, кто будет править н вечности, имея сейчас, на земле, ссоры и споры, пытались разрешить их через суды, руководимые неверующими, прибегали к помощи людей, ничего не значущих в церкви. Если из среды христиан две стороны не могут согласиться между собой, они должны попросить товарищей-христиан решить это дело за них, и они должны быть готовы принять вынесенное товарищами решение и твердо придерживаться его. Верующий, даже самый бедный в том, что касается образования, но ищущий совета у Божьего Слова и у Святого Духа, гораздо более способен разрешать споры между товарищами-единоверцами, чем самый высокообразованный и самый опытный судья-неверующий и лишенный божественной истины. Поскольку мы во Христе, мы стоим над миром и, даже, над ангелами. И, разрешая возникающие в нашей среде споры своими силами, мы даем миру свидетель-ство о питающем нас источнике сил, о нашем единстве, согласии и смирении. А если мы обращаемся в публичный суд, мы свидетельствуем о противоположном.

Павел стыдился поведения тех, кого он учил и среди кого он служил. Они и без его новых упреков уже знали о том, что вести себя подобным образом недостойно христиан. К стыду вашему говорю. И с нотой сарказма он продолжает неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом перед неверными. Самым характерным для братьев-христиан признаком должна быть любовь. Иоанн абсолютно недвусмысленно говорит: “всякий, не де-лающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга” (1 Иоан. 3:10-11), Однако, любовью коринфские братья и сестры не отличались. Они вели себя как неспасенные, а ведь христианин без любви – это “медь звенящая или кимвал звучащий”, он, по сути дела, “ничто”, – как напоминает им Павел несколькими главами ниже (13:1-2).

В нашем обществе иногда оказывается невозможным избежать того, чтобы не прибегать к мирскому суду, когда речь идет о ссоре относительно прав и собственности. Но даже в таких исключительных случаях, когда христианин неизбежно оказывается перед судом с товарищем по вере, его целью должно быть прославлять Бога, а не добиваться эгоистичной выгоды. Общее правило таково: не ходи судиться с единоверцем, но разрешай спор среди товарищей-христиан.

Как христиане должны относиться друг к другу

“И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения? Но вы сами обижаете и отнимаете, и притом у братьев” (6:7-8).

Христиане, которые подают в суд на других христиан, в духовном отношении терпят поражение даже до того, как их дело будет выслушано. Уже сам тот факт, что они имеют тяжбы, это знак морального и духовного поражения, – это унизительно (по-гречески “хетша”). Верующий, который подает в суд на единоверца – по какой бы то ни было причине, – всегда проигрывает дело в глазах Бога. Он уже потерпел духовное поражение. Если он пытается достичь желанного через суд, руководимый неверующими, это значит, что он – эгоистичен и не доверяет силе, мудрости и труду Бога.

На самом деле христиане должны относиться к этому так: лучше… оставаться обиженными, лучше… терпеть лишения, чем судиться с единоверцем. Намного лучше потерпеть убыток в деньгах, чем потерпеть убыток в духовном отношении. Даже если по закону мы явно правы, у нас нет морального и духовного права настаивать на своем законном праве перед публичным судом. Если брат обидел нас чем-нибудь, мы должны простить ему и оставить исход этого дела в руках Божьих. Бог может дать, Он может и взять. Он обладает высшей властью, Его воля, Его намерения и в том, что мы выигрываем, и в том, что мы теряем. Нам следует с благодарностью принимать и то, и другое.

Когда Петр спросил Иисуса, сколько раз он должен прощать брату, согрешающему против него, Господь ответил: “до седмижды семидесяти раз” (Матф. 18:21-22), – это выражение обозначает неограниченное количество. Чтобы объяснить это, Иисус рассказал ученикам притчу о непрощающем рабе. После того, как царь простил ему огромный, неоплатный долг, этот человек отказался простить такому же рабу, как он сам, небольшую сумму. За это разгневанный царь “отдал его истязателям”. Иисус сказал: “Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца брату своему согрешений его” (23-35), Поскольку Бог во Христе простил каждому из нас такой огромный грех против Себя, ни один христианин не имеет права не прощать других, а особенно единоверцев. Если он не прощает другим, Господь отдаст его на наказание, пока он не покается или не будет устранен.

Если нас обижают или мы терпим лишения, нам следует прощать, а не ожесточаться. Если мы не можем убедить бра та поступить правильно, и если он не послушается единоверцев, лучше, если мы потерпим убыток или несправедливость, чем если мы возбудим против него судебное дело. “Не противься злому, – говорит Христос, – но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду” (Матф. 5:39-40). Вопреки мирской мудрости, лучше, когда против тебя возбуждают дело и ты теряешь, чем самому возбудить дело и выиграть В духовном отношении для христианина невозможно подать в суд и выиграть. Когда мы несправедливо лишаемся чего-либо, мы должны положиться на заботу Бога, Который способен обратить это к добру для нас и к Своей славе.

Один мой друг, адвокат по профессии, говорит, что гот за годом он советовал десяткам христиан прекратить тяжбы, которые они возбуждали друг против друга. Примерно и 90% случаев он добился успеха. И он заметил, что все без исключения верующие, прекратившие тяжбы, были благо словлены. И так же без исключения все те, кто настаивал на разрешении своих споров в суде, стали ожесточенными и обидчивыми, – независимо от того, проиграли ли они свое дело или выиграли его. Если они обращались в суд, духовно они всегда терпели поражение.

Господь знает потребности Своих детей, Он проследит за тем, чтобы мы имели то, что нам нужно. А нам надо искать “прежде Царства Божия и правды Его, и это вся приложится” нам (Матф. 6:33). Первым делом христианин должен заботиться не о том, чтобы защищать свои владения или свои права, а о том, чтобы защищать свои взаимоотношения с Господом и со своими единоверцами.

Каким характером должны обладать христиане

“Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего” (6:9-11)

Намерение Павла – не в том, чтобы перечислить грехи, указывающие на то, что человек теряет свое спасение. Скорее, здесь он перечисляет типы грешников, характерные для неспасенных. Те люди, чья жизнь полностью подчиняется таким грехам, не спасены, – а потому они неправедные, неоправданные. Они Царства Божия не наследуют, потому что они неправы перед Богом. Они вне Царства – вне сферы спасения.

Как эти стихи отнести к верующим, – догадаться нетрудно. “Так почему же, – спрашивает Павел коринфян, – вы продолжаете жить как неспасенные, как неоправданные? Почему же вы продолжаете сползать в колею вашей старой жизни – той жизни, от которой вас спас Христос? Почему вы поступаете согласно старым меркам и нормам поведения, почему вы следуете все тем же эгоистичным, неблагочестивым побуждениям? Вам следует отделиться от путей мира сего, а не следовать им. И, прежде всего, почему со своими бедами вы идете в мирские суды?”

Верующий – это новое творение (2 Кор. 5:17), существо, обладающее новой, сокровенной личностью, созданной по подобию Божьему (2 Пет. 1:4), которой не свойственна больше непробиваемая нечестивость. Но в душе непослушного христианина плоть может верховодить, причем до такой степени, что на вид он не будет отличаться от неверующего.

Список грехов, приведенный в стихах 9-10, – не исчерпывающий, но перечисленные здесь грехи представляют собой главные типы моральных грехов; грехи такого рода всегда являлись признаком благочестивого общества искупленных.

Слово блудники относится к половой безнравственности в целом и к половой безнравственности неженатых в особенности. Писание постоянно осуждает такое поведение. пот грех весьма характерен для нашего современного общества. Его изображают и превозносят в книгах, в журналах, и кинофильмах и по телевидению как норму человеческого поведения. Но блудодеяние в любой форме – это мерзость для Бога, и оно должно быть мерзостью для Его народа. Люди, постоянно предающиеся этому греху и защищающие его, не могут принадлежать Богу, поскольку наследники Царства не предаются блуду и не защищают его. Истинные верующие могут заниматься блудом, но, как бы глубоко они в этом ни погрязли и как бы слабы они ни были, в глубине души они сознают, что это – зло. (См. Рим. 7:15-25, где Павел рассуждает о конфликте между желанием греха и угрызениями совести).

Слово идолослужители относится ко всем, поклоняющимся любым ложным богам и приверженным любой ложной религиозной системе, а не только к тем, кто кланяется идолам. Наше общество никогда еще не было до такой степени завалено многочисленными воззваниями ложных религий и сект, никогда еще не было так влюблено в них, как в наши дни. Никакие верования, никакие проповеди или религиозные ритуалы не кажутся слишком эксцентричными, чтобы не найти себе последователей.
Слово прелюбодеи относится конкретно к женатым, вступающим в половые связи вне брачного союза. Поскольку брак свят, это особо гнусный грех в глазах Божьих. Ветхий Завет требует карать за него смертью. Этот грех не только развращает тех, кто в нем участвует, но и губит семью. Он пятнает уникальные, Богом установленные взаимоотношения между мужем и женой, и он неизбежно причиняет вред их детям. И это, только первые результаты этого греха.

Слова малакии и мужеложники относятся к тем, кто портит нормальные половые отношения между мужчинами и женщинами, подменивая половые роли. К этим грехам относятся трансвестизм, изменения пола, гомосексуализм и другие половые извращения. Человек – уникальное Божье творение, созданное по Его Собственному образу, был сотворен как мужчина и женщина (Быт. 1:27). Господь строго запрещает затушевывать различия между мужчинами и женщинами, а тем более менять половые роли: “На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье; ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий делающий сие” (Втор. 22:5). В оригинале этого стиха, по древнееврейски, здесь употреблены термины, указывающие на нечто большее, чем одежда: здесь имеется в виду более широкое понятие, включающее в себя любой инструмент, утварь или прибор.

Гомосексуализм осуждается на протяжении всего Писания. Этот грех был типичен для Содома, термин “содомия” стал синонимом гомосексуализма. Мужчины в Содоме пылали извращенными половыми желаниями, и однажды они окружили дом Лота, требуя, чтобы тот выдал им двух ангелов (пришедших в виде мужчин), – они хотели “познать их” (Быт. 18:4-5). Бог полностью истребил Содом и Гоморру, потому что их грех был “тяжел весьма” (18:20). С тех пор слово “содомия” означает половое извращение, а выражение “Содом и Гоморра” – моральную испорченность. Для верующих эти термины стали означать также и Божью ненависть к моральной испорченности и Божью кару за нее.

К тому времени, когда жил Павел, гомосексуализм был повсеместно распространен – и в Греции, и в Риме. В своем комментарии к этому отрывку Уильям Беркли сообщает, что Сократ был гомосексуалистом, и Платон, вероятно, тоже. Диалог Платона “Пир” – это трактат, прославляющий гомосексуализм. Нерон, который правил примерно в то же время, когда Павел писал это послание к коринфянам, имел мальчика по имени Спорис, которого кастрировали для того, чтобы он мог стать “женой” императора, в добавление к его естественной жене. После того, как Нерон умер, мальчика передали одному из наследников императора, Ото, для употребления с той же самой целью.

Смешение половых ролей, как и прелюбодеяние, – особое зло, потому что оно губительно сказывается на семейных отношениях. Оно портит библейский замысел о семье, библейские нормы авторитета и подчинения внутри семьи, и тем самым тормозит передачу благочестия от одного поколения к другому Самые нечестивые общества в человеческой истории были поражены этим недугом – извращением половых ролей, несомненно, потому, что сатана так упорно старается погубить семью. Церкви, которые во имя любви защищают гомосексуализм и смотрят сквозь пальцы на служителей-гомосексуалистов, на их “браки” и общины, не только извращают Божьи нормы морали, но и подбивают ко греху других членов своих общин. Поощрение греха никакого отношения к любви не имеет. Воистину любить их – не значит делать то, что им угодно, а значит делать то, что угодно Богу. “Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его” (1 Иоан. 5:2-3). Примирение с грехом никогда не может быть делом любви – ни любви к Богу, ни любви к тем, с чьими грехами мы примиряемся.

Слова воры и лихоимцы описывают один и тот же, лежащий в основе, грех – грех жадности. Жадный желает того, что принадлежит другим, а вор действительно берет Жадность – это проявление эгоизма, и, как всякий эгоизм, она никогда не может насытиться. Жадному надо все больше и больше. В наши дни трудно найти человека, – даже среди христиан, – который удовлетворялся бы своими доходами и владениями. Но жадность – не то, чем отличаются наследники Царства. В христианской жизни жадности места нет.

Слово пьяница в дополнительных объяснениях не нуждается. Подобно другим грехам, перечисленным здесь, почти всегда этот грех ведет к серьезным бедам, когда Божье имя и Слово подвергаются презрению и насмешкам. В наши дни алкоголизм распространился даже среди школьников. Становится все больше алкоголиков среди детей в возрасте до десяти лет и подростков, как и среди старших. Тот вред, который алкоголь наносит и отдельным людям, и их семьям, измерить невозможно.

Злоречивые – это те, кто губят людей длинными языками. Эти люди ранят словами. Бог не считает их грех второстепенным, потому что он исходит из сердец, полных ненависти, и причиняет боль тем, на кого злоречивые нападают, губит их и доводит до отчаяния.

Хищники – это те, которые воруют окольными путями. Они нечестивыми уловками отбирают у других преимущества ради собственной выгоды. Вымогатели, растратчики, мошенники, получающие деньги обманным путем, внушая доверие своим жертвам, посредники, продающие испорченные товары или предлагающие несуществующие службы, лица, помещающие фальшивые объявления, как и хищники других родов и оттенков в наши дни распространены так же, как и во времена Павла.

И такими были некоторые из вас, – продолжает Павел. В коринфской церкви, как и в сегодняшних церквах, были бывшие блудники, бывшие прелюбодеи, бывшие воры и так далее. Хотя многие христиане и не грешили теми конкретными грехами, которые перечислены в этом отрывке, каждый христианин до спасения грешил. Каждый христианин -бывший грешник. Христос и пришел для того, чтобы спасти грешников (Матф. 9:13). В этом – великая истина христианства: нет грешника слишком закоренелого, слишком долго предающегося греху, чтобы он не мог быть спасен. “А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать” (Рим. 5:20). Но некоторые, прекратив быть грешниками на некоторое время, вновь вернулись к своим прежним привычкам.

Павел трижды использует слово но – (“алла” – самый сильный в греческом языке противительный союз), чтобы подчеркнуть контраст между христианской жизнью и жизнью мирской, которую он только что описывал. Но омылись, но освятились, но оправдались. Безразлично, на какой ступени они находились до того, как были спасены. Бог может спасти грешника от любого греха и от всех греков, вместе взятых. Но совсем не безразлично, каким стал верующий после спасения. Он должен жить жизнью, соответствующей его очищению, его освящению и оправданию. Его христианская жизнь должна быть чиста, свята и праведна. Новая жизнь во Христе приводит к новому образу жизни и требует нового образа жизни.

Слово омылись говорит о новой жизни, о возрождении. Иисус “спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом” (Тит. 3:5). “Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое” (2 Кор. 5:17). “Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе” (Еф. 2:10). Когда человек омыт Христом, он рождается заново (Иоан. 3:3-8).

Освятились – это слово говорит о новом поведении. Быть освященным – значит, что тебя внутренне сделали святым и ты способен силою Святого Духа, жить и внешне праведной жизнью. Пока человек не спасен, он не имеет святой природы и не имеет способности вести святую жизнь. Но во Христе нам дана новая природа, и мы теперь можем вести новый образ жизни. Абсолютное преобладание греха разбито и замещено жизнью святости. Своими плотскими склонностями и грехами коринфяне мешали этой Божьей работе.

Оправдались – это слово говорит о новом положении верующих перед Богом. Во Христе мы одеты в Его праведность, и теперь Бог видит в нас праведность Своего Сына, -вместо наших грехов. Христова праведность теперь зачисляется на наш счет (Рим. 4: 22-25). Мы объявлены и мы сделаны праведными, святыми, невинными, не имеющими вины, потому что Бог оправдывает “верующего в Иисуса” (Рим. 3:26).

Коринфские верующие пережили преображение именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего. Божье имя символизирует Его волю, Его силу и Его преображающее воздействие. Готовность Христа покориться воле Отца, Его смерть на кресте ради нас и Его воскресение из мертвых, – все но обеспечило наше омовение, освящение и оправдание.

Плодом жизни, преображенной изнутри, должен быть преображенный образ жизни. Павел очень строго говорит о неприемлемости для верующих такого поведения, которое свойственно неспасенным и находящимся вне царства. Некоторые из коринфских верующих вели себя, как вели они себя в прошлом, до искупления. Не для этого спас их Христос! Он спас их от этого.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий