Свидетельство воскресения Христа


“Напоминаю вам, братия. Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором утвердились, Которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, И что Он погребен был и что воскрес в третий день, по Писанию, И что явился Кифе, потом двенадцати; Потом явился более ежели пятистам братии в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; Потом явился Иакову, также всем Апостолам; А после всех явился и мне, как (некоему) извергу. Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божию есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился; не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною. Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали” (1Кор.15:1-11)

В отличие от большей части первого послания к Коринфянам, глава 15 полностью посвящена одному из учений. В этих пятидесяти восьми стихах Павел дает наиболее обширный во всем Писании разбор учения о воскресении.

Как сердце качает животворную кровь, разнося ее по всему телу, так и истина о воскресении дает жизнь каждой области Евангельской истины. Воскресение – это центр, вокруг которого вращается все христианство и без которого ни одна из его остальных истин не имела бы большого значения. Без воскресения христианство было бы всего лишь религией, принимающей желаемое за действительное, и занимало бы свое место в одном ряду со всеми остальными философскими и религиозными предположениями человека.

Воскресение было главным пунктом всех других истин, которым учил Христос. Он учил Своих учеников, что “Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть” (Марк. 8:31; ср. 9:9, 31). Он говорил: “Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет” (Иоан. 11:25). Первые две проповеди, которые были произнесены после Пятидесятницы, обе сосредотачивались на воскресении Христа (Деян. 2:14-36; 3:12-26). Эта истина превратила сокрушенных, отчаявшихся последователей распятого Раввина в смелых свидетелей и мучеников, которые всего за несколько лет после события распространили Евангелие по всей римской империи и за ее пределы. Веру в воскресение, истину о том, что эта жизнь – только прелюдия к жизни будущей, которая наступит для тех, кто доверился Иисусу Христу, не могли изгладить ни насмешки, ни тюрьмы, ни пытки, ни, даже, смерть. Никакой страх и ужас в этой жизни не могут погасить надежду на жизнь будущую, которая придет, и радость этой будущей жизни.

Истинное новозаветное христианство – это религия воскресения. Джон Лоун, британский философ 18-го столетия, сказал: “Воскресение нашего Спасителя имеет для христианства первостепенную важность: от него зависит ответ на вопрос о том, Мессия ли Он”.

Поскольку воскресение – это краеугольный камень, на котором держится все христианство, вопрос о воскресении явился мишенью для самых ожесточенных нападок сатаны. Если устранить воскресение, тем самым устраняется и животворная сила Евангелия, и божественность Христа, и спасение от греха, и вечная жизнь, “И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков” (1 Кор. 15:19). Если Христос не жил после гроба, те, кто в Него верят, уж никак не могут надеяться на то, что это удастся им.

Без воскресения было бы невозможно обеспечить спасение, и без веры в воскресение спасение получить невозможно. “Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься”(Рим. 10:9). Поэтому невозможно быть христианином и не верить в воскресение Иисуса Христа.

Трудность в области учения, с которой имеет дело эта глава, состояла не в том, что коринфяне не верили в воскресение Христа, а в том, что они не верили в то, что они сами воскреснут. Павел старался убедить их не в том, что Христос воскрес из мертвых, но в том, что однажды они тоже, вместе с Ним, восстанут к новой жизни. И все-таки, для того, чтобы заложить основы учения о воскресении, в первых одиннадцати стихах этой главы он дает обзор свидетельства о воскресении Христа, в истинность которого коринфяне, как Павел и признает, уже верили (стихи 1, 11). Павел представляет пять свидетельств или свидетельских показаний: свидетельства церкви; Писаний; очевидцев; конкретное свидетельство самого апостола; и свидетельство общего благовестия.

Свидетельство церкви

“Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, Которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали” (15:1-2)

Хотя Павел не пишет о первом свидетельстве именно как о свидетельстве, он подразумевает это: уже один только тот факт, что коринфские христиане, как и все остальные, получили Евангелие, поверили в Иисуса Христа и чудесным образом преобразились, являлся важным свидетельством могучей силы Евангелия, чья сила – в воскресении Христа.

Павел снова обращается к ним как к братьям (ср. 15:10; 2:1; 3:1; 10:1 и т.д.). Он заверяет тех, кому пишет, что признает их своими товарищами-христианами. Обращаясь к ним как к братьям, он тем самым не только показывает, что он отождествляет себя с ними, но и выражает свою любовь к ним (ср. 15:58).

Апостол говорит им, что то, о чем он собирался им сказать, не является для них чем-то новым, – это просто то Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли. Только в стихах 3-4 он впервые конкретно определяет, что сердце Евангелия в том, “что Христос умер за грехи наши… и что Он погребен был, и что воскрес в третий день”. Суть первых двух стихов в том, что коринфские верующие сами были живым свидетельством правильности этого учения. Тот факт, что они вышли из духовной ослепленности и смерти иудаизма или язычества в свет и жизнь Христа, свидетельствовал о силе Евангелия, и тем самым – о силе воскресения. Это свидетельствовало также о том, что они уже поверили в истину. Именно Евангелие о воскресении Иисуса Христа проповедовал им Павел, – то Евангелие, которое они приняли, и в котором, как он их уверял, они теперь утвердились, которым они и спасаются, избавленные от силы греха и от осуждения. Поскольку воскресение Христа было реальностью и коринфяне поверили в это воскресение, они теперь были частью Его церкви и тем самым – свидетельством силы воскресения.

Ограниченная фраза Павла, – если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, – предостережение против неспасающей веры. То есть более точным переводом, яснее передающим смысл этой фразы, было бы: “если вы крепко придерживаетесь проповеданного вам, если ваша вера не потеряла своей ценности или если вы не верите безрезультатно”. То, что коринфяне крепко придерживались того, что проповедовал им Павел (ст. 11:2) было результатом подлинного спасения и свидетельствовало о нем, точно так же, как и спасение, и новая жизнь во Христе были свидетельством силы Христова воскресения. Однако, следует признать, что некоторым не хватало истинной спасающей веры, и поэтому они не слушались больше Своего Бога.

Учение Павла о том, что верующие находятся в безопасности, что их положение вполне надежно, было недвусмысленным. “Ибо, кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями; А кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил” (Рим. 8:29-30; ср. ст. 35-39; 5:9-10; 9:23; 1 Кор. 2:7 и т.п.). Только Божьей силой мы спасены, и только Его силой мы сохраняем свое спасение. Наше спасение в первую очередь сохраняется тем, что Христос крепко держит нас, а не тем, что мы крепко держимся за Него. То, что мы за Него держимся, это свидетельствует о том, что Он держит нас.

Человек, исповедующий христианство, придерживается правоверного учения и образа жизни, а затем полностью оставляющий и то, и другое, тем самым доказывает, что его спасение никогда не было подлинным и реальным. Он способен избавиться от того, что Божье, потому что держался за Бога он только своими силами. Он не принадлежит Богу, и поэтому Божья сила не может удержать его. Такой человек не удерживает слово, потому что вера его тщетна. Она никогда не была реальной. Он не может удерживать, потому что его не удерживают.

Наш Господь постоянно говорил о поддельных верующих, которые имеют бесполезную, неспасающую веру. В притче о сеятеле (Матф. 13:1-23) повествуется о том, что некоторые из семян Евангелия упали на неплодородную или заросшую сорняками почву, и что плевелы часто выглядят как пшеница (13:24-30, 34-43). Иисус говорил о том, что одна и та же сеть ловит разную рыбу, – хорошую берут, а плохую выбрасывают (13:47-50). Он говорил о домах, не имеющих фундамента (7:24-27), о девах, не имеющих масла в лампадах, и о слуге, который зарывал в землю свой талант, и поэтому его “выбросили во тьму внешнюю” (25:1-30). Он предостерегал против врат и путей, которые кажутся добрыми, но ведут к погибели (7:13-14).

Очевидно, были такие коринфяне, которые признали господство Иисуса, спасение и воскресение, но только умом и чисто внешним образом, то есть не поверили в Него или не посвятили себя Ему. Они верили лишь так, как верили демоны (Иак. 2:19). Они признавали Христа, но они не приняли Его, не утвердились в нем, не спаслись Им и не удерживали Его слово, преподанное Павлом. Как Иисус ясно показал в только что приведенном выше примере, реакция многих людей на Евангелие была в том или ином смысле положительной, но ко спасению приводит только истинная вера в Иисуса Христа.

Многие люди имеют бесполезную веру. “Многие скажут… “Господи! Господи!” в день суда, но будут изгнаны из-за своей пустой, притворной веры (Матф. 7:22-23; 25:11-12). Те, кто бросают Христа и Его церковь, тем самым доказывают, что они никогда по настоящему не принадлежали Ему и Его истинному телу (ср. 1 Иоан. 2:19). Именно те, кто пребудет “в слове Моем”, – говорит Иисус, – те, кто преподанное удерживают, те “истинно Мои ученики” (Иоан. 8:31; ср. 2 Кор. 13:5; 2 Иоан. 9). Поистине оправданные и праведные не только спасены верой, но и продолжают жить верой, – “праведный верою жив будет” (Евр. 10:38). Послушание и постоянная преданность – это признаки искупленного.

Тот факт, что, несмотря на огромную незрелость коринфян и множество их слабостей, коринфская церковь все же продолжала свое существование, был крепким аргументом, свидетельствовавшим о силе Евангелия. Кто, кроме воскресшего, живого Христа, мог взять таких грешников и превратить их в общину искупленных? Несмотря на недостатки и неудачи коринфян, несмотря на то, что среди них были ложные последователи христианского учения, в истинных верных святых жил Христос, – и через них присутствовал в общине. Павел стыдился многого из того, что они делали или не делали, но он не стыдился называть их братьями.

Хотя это доказательство во многом субъективно, уже тот факт, что церковь Иисуса Христа выдержала испытание временем в течение двух тысяч лет, свидетельствует о реальности Его воскресения. Его церковь и Его слово выжили, несмотря на скептицизм, преследования, ереси, неверность и непослушание. Критики христианства возводили клевету на воскресение, объявляя его обманом и фальшивкой, но им никогда не удавалось объяснить, откуда у такой фальшивки могла взяться сила, заставившая многих мужчин и женщин отдавать все, в том числе, если необходимо, свободу и жизнь, для того, чтобы, любя мертвого Христа, последовать за Ним! Его живая, живущая церковь – свидетельство того, что Христос и Сам жив; а живым Он может быть только в том случае, если воскрес из мертвых.

Х.Д.А. Мэджер, бывший принципал Рипон Холла в Оксфорде, писал:

“Если бы все, связанное у Его учеников с Ним, кончилось бы Его распятием, трудно было бы понять, как могла бы возникнуть христианская церковь. Эта церковь основывалась на вере в то, что Христос был Мессией. Распятый Мессия это вовсе не Мессия, а тот, кто отвергнут иудаизмом и проклят Богом. Именно воскресение Иисуса Христа, как писал в 1:4 послания к Римлянам св. Павел, и утвердило Его “Сыном Божиим в силе”.

Церковный историк Кеннет Скотт Латоуррэтт писал в своей “Истории распространения христианства”:

“Именно убежденность в том, что Иисус воскрес, помогла Его исследователям выйти из того отчаяния, в которое их погрузила Его смерть. Эта убежденность привела к тому, что движение, начатое Им, сохранилось навеки. Лишь из-за глубочайшей веры в то, что распятый воскрес из мертвых, и они видели Его и говорили с Ним, они могли, возможно, почти забыть и смерть Иисуса, и даже Его Самого”.

Последователи Будды писали об этом религиозном руководителе: “Когда Будда умер, это был полный уход, после которого ничего уже не остается”. Маххамед умер в Медине в возрасте 61 года, 8-го июня 632 года, и его могила, находящаяся там, ежегодно посещается десятками тысяч мусульман. Но они сходятся оплакать смерть, а не отметить его воскресение. А церковь Иисуса Христа празднует победу ее Господа над смертью и могилой, – и не только в Пасхальное воскресение, но и во время каждого богослужения.

Свидетельство Писания

“Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, И что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию” (15:3-4)

Вторым свидетельством подлинности воскресения Христа был Ветхий Завет – Писание иудаизма и ранней церкви. Ветхий Завет ясно предсказывал Христову смерть, Его погребение и воскресение. Когда Павел говорит я… преподал вам, он имеет в виду, что он принес коринфянам авторитетное учение, а не какое-нибудь учение собственного изготовления. Он не составлял это учение, он преподал только то, создателем чего был Бог.

Двум ученикам на пути в Эммаус Иисус сказал: “О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех Пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании” (Лук. 24:25-27). Когда неверующие иудеи просили знамения того, что Иисус – это Мессия, Он отвечал: “род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. Ибо как Иона был в чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи” (Матф. 12:39-40).

Во время Пятидесятницы Петр процитировал из шестнадцатого псалма и затем, истолковывая его, сказал, что Давид, автор этого псалма “прежде сказал о воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления” (Деян. 2:25-31). Перед царем Агриппой Павел заявлял: “получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, То есть что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам” (Деян. 26:22-23).

Иисус, Петр и Павел цитировали или упоминали такие отрывки из Ветхого Завета, как Бытие 22:8, 14; Псалтырь 16:8-11, Пс. 22; Исайя 53 и Осия 6:2. Вновь и вновь, прямо и косвенно, буквально и при помощи метафор, Ветхий Завет предсказывал смерть Иисуса, Его погребение и воскресение. Ни один еврей, веривший Писанию, которые мы теперь называем Ветхим Заветом, и понимавший его, не должен был удивляться тому, что Мессии было предназначено умереть, быть погребенным и затем воскреснуть. Павел дважды повторяет слова – по Писанию, чтобы подчеркнуть, что воскресение не было чем-то новым и не противоречило истинному еврейскому вероучению.

Свидетельство очевидцев

“И что явился Кифе, потом двенадцати; Потом явился более нежели пятистам братии в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; Потом явился Иакову, также всем Апостолам” (15:5-7)

На протяжении всей истории показания ответственных и честных очевидцев рассматривались как одна из самых надежных форм свидетельства на суде. Третье свидетельство Павла в пользу воскресения – это показания очевидцев.

Законовед сэр Эдвард Кларк сказал:

“Я провел доскональное юридическое изучение свидетельских показаний о событиях первого Пасхального дня. Для меня эти показания убедительны. В высшем суде мне приходилось не раз заверять решения присяжных заседателей, вынесенные на основании свидетельских показаний, которые не были и приблизительно настолько же неотразимыми. Вывод логически вытекает из свидетельских показаний, и подлинный очевидец всегда безыскусен и пренебрегает эффектами; к показаниям этого рода относятся евангельские свидетельства, и я как юрист признаю их безусловно, без всяких ограничений как свидетельства правдивых людей о фактах, для доказательства которых они могли привести достаточные основания”.

Историк Томас Арнольд Оксфордский писал:

“Можно доказать, что свидетельства в пользу жизни, смерти и воскресения нашего Господа удовлетворительны, -и часто это уже было доказано. Это – добросовестные, хорошие свидетельства, если расценивать их на основании общих правил о том, как отличать хорошие свидетельства от плохих. Тысячи и десятки тысяч человек изучили их кусок за куском, как каждый судья, когда он подводит итог свидетельских показаний в важном деле на суде. Я сам изучал их много раз, снова и снова, – не для того, чтобы убедить других, но для собственного удовлетворения. В течение многих лет я изучал историю других времен и привык проверять и взвешивать свидетельства тех, кто писал об этих временах. Мне не известен ни один факт в истории человечества, для доказательства которого существовало бы более полное обилие свидетельств, чем для доказательства того великого знамения, которое нам дал Бог, – что Христос умер и вновь воскрес из мертвых”.

Явление Иисуса Петру

Знаменательны слова Павла о том, что Иисус явился тем, кто видел Его после воскресения. До того, как Он открыл, Кем Он был, даже и Мария Магдалина (Иоан. 20:14-16), двое учеников на пути в Эммаус (Лук. 24:15, 31), или ученики, собравшиеся вместе в пасхальный вечер (Иоан. 20:19-20) не узнали Его. Евангельские записи постоянно говорят о появлении Иисуса или о том, как Он показывался после Своего воскресения (Матф. 28:9; Марк. 16:9, 12, 14; Лук. 24:31-39; Иоан. 21:1; и т. д.). Он был узнан только теми, кому Он решил открыть Себя, и не существует никаких записей о том, чтобы Он открыл Себя кому-нибудь . еще, кроме Своих последователей.

Одним из требований, предъявлявшихся к апостолу, было непременное условие – увидеть воскресшего Христа (Деян. 1:22). И первым апостолом, которому Он явился, был Кифа, то есть Петр. Мы не знаем точно времени этого явления или того, как оно произошло. Мы только, знаем, что это случилось где-то после Его явления Марии и до Его явления двум ученикам на пути в Эммаус (Лук. 24:34). Нам не говорится, почему Господь явился Петру первым или отдельно от других учеников. Но можно предположить, что причиной этого было великое горе, которое Петр переживал из-за того, что он отверг своего Господа, и то, что ему надлежало руководить апостолами и первой церковью до Иерусалимского собора (Деян. 15). Тем, что Он первым пришел к Петру, Иисус подчеркивал Свое милосердие. Петр отрекся от Господа, но Господь от него не отрекся. Христос явился Петру не потому, что Петр больше всех из апостолов заслужил увидеть Его, но, возможно, потому, что Петру больше всех нужно было Его увидеть. Петр был оратором Господа в Пятидесятницу и в течение нескольких последующих лет он сыграл решающую роль в работе по распространению христианства. В этом качестве он был первым свидетелем воскресшего Христа.

Явление Иисуса двенадцати

После этого Иисус явился Двенадцати. Как упоминалось выше, Он явился одинадцати ученикам (которых все еще часто называли “двенадцатью”, даже до того, как был найден заместитель Иуды Искариота), когда они собрались отпраздновать пасхальный вечер (Иоан. 20:19; Лук. 24-36).

Апостолы заложили фундамент церкви (Еф. 2:20), которая с самого начала основывала свои верования и обычаи на их учениях (Деян. 1:22). Они были честными и надежными очевидцами самого важного события в истории, способными дать о нем свидетельские показания.

Явление Христа пятистам

Потом явился более нежели пятистам братии в одно время. Качество конкретного свидетельства представлено апостолами, каждый из которых был известен поименно и к каждому легко было обратиться с вопросом. А количество свидетелей подчеркивается в этом стихе, где говорится о пятистах братиях, которые все видели восставшего Христа в одно время. Писание не дает указаний на тот счет, кем были эти люди, или где именно Христос им являлся, но они были наверняка хорошо известны в ранней церкви, и им, как двенадцати, часто задавали вопросы о том, как они видели воскресшего Спасителя. Даже в то время, когда Павел писал это послание, – более двух десятилетий после этого события, большинство из свидетелей все еще были живы. Они доныне в живых, – добавляет Павел, – а некоторые и почили, то есть умерли.

В одно и то же время и в одном и том же месте пятьсот очевидцев видели Иисуса живым после того, как Он воскрес!

Явление Иисуса Иакову

Нам не сказано, которому Иакову… Иисус потом явился. Имя Иакова носили двое апостолов: один – сын Заведен, а другой – сын Алфея. Однако, я склонен считать, что тут речь идет о том Иакове, которого называли братом Господним, о том, который был братом Иисуса по матери, автором послания Иакова и важнейшим руководителем Иерусалимской церкви (Деян. 15:13-21).

Вначале Иаков был скептиком. Подобно своим братьям, он долгое время не мог понять, что Иисус был Мессией (Иоан. 7:5). Но теперь этот человек – один из членов семьи Иисуса, который несколько лет не признавал Христа, стал очевидцем, убедительным свидетелем Его воскресения, обладавшим большим влиянием. Возможно, именно то, что Иаков увидел Христа воскресшим, в конце концов и привело его к спасительной вере, так же, как это было с Павлом. Как бы то ни было, к свидетельству апостолов и пятисот братии добавилось убедительное свидетельство члена семьи и бывшего неверующего.

“В продолжение сорока дней” (Деян. 1:3) между Своим воскресением и вознесением Иисус являлся всем Апостолам и в других случаях, которые здесь конкретно не упомянуты (см. Иоан. 21:1-14).

Свидетельство особого очевидца

“А после всех явился и мне, как (некоему) извергу. Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божию есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною” (15:8-10)

Четвертым из главных свидетельств о воскресении Христа было свидетельство самого апостола Павла. – особое и уникальное свидетельство человека, видевшего воскресшего Господа. Исходно Павла не было среди апостолов, все из которых были учениками Иисуса во время Его земного служения. Не было Павла и среди пятисот других верующих, которые видели воскресшего Христа. Наоборот, Павел в течение нескольких лет был не только неверующим, но и одним из злейших преследователей церкви.

Однако, и ему – после всех, было дано увидеть воскресшего Христа. Господь явился Павлу не только после Своего воскресения, но и после Своего вознесения, что делает свидетельство Павла еще более уникальным. Христос явился Павлу не в течение тех сорока дней, когда Он являлся всем остальным, но несколько лет спустя. Все, кому являлся Христос, были верующими, за исключением, возможно, Иакова. В то время как Павел, известный тогда как Савл, был яростным, дышащим ненавистью неверующим, когда Господь показался перед ним на дороге в Дамаск (Деян. 9:1-8). Павел имел и другие видения (Деян. 18:9-10; 23:11; ср. 2 Кор. 12:1-7).

Иисус явился Павлу как некоему извергу. Слово эктрома (изверг) обычно употреблялось по отношению к извергнутому эмбриону, к выкидышу или к недоношенному младенцу – к жизни, неспособной поддерживать себя. В метафоре, к которой прибегает Павел, слово изверг может передавать представление о жизни, не имевшей надежды на помощь Бога, о том, что Павел родился без надежды встретить Христа. Но кажется, что лучше всего к мысли Павла подходит представление о рождении не ко времени – слишком рано или слишком поздно. Павел пришел к вере слишком поздно для того, чтобы быть одним из двенадцати. Слово изверг, передавшее представление о еще не сформировавшемся, мертвом и бесполезном, использовалось также в насмешку по отношению к человеку, из которого хотели сделать посмешище. До своего обращения, которое по времени совпало с его видением воскресшего Господа, Павел был духовно бесформенным, мертвым и бесполезным – человеком, над которым Бог мог бы только смеяться, который должен был вызывать презрение. Даже когда он родился, это было не в срок. Христос уже ушел. Как же мог он стать апостолом? И все же, благодаря особому божественному промыслу, Он явился и мне, – свидетельствует Павел.

Хотя Павел ни разу не усомнился в своем апостольстве и не колебался употребить тот авторитет, который принесло с собой это звание, он также никогда не переставал изумляться тому, что из всех людей Христос призвал к этой высокой должности именно его. Он считал себя не только наименьшим из Апостолов, но даже и тем, кто недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию.

Павел знал, что все его грехи были прощены, и его не мучили угрызения совести из-за того, что он когда-то причинил Божьим людям. Но он не мог забыть того, за что он был прощен, и это постоянно напоминало ему, что только благодаря Божьей благодати он стал тем, кем он стал: благодатию Божию есмь то, что есмь. То, что он так мало заслужил Божье прощение, было постоянным напоминанием о том, как милосердно и великодушно была ему дана Его благодать.

Возможно, воспоминания Павла о том, что он гнал церковь Божию, были могучим стимулом сделать все для того, чтобы благодать Его (в нем) не была тщетна (сравните с его свидетельством в 1 Тим. 1:12-17). В Новом Завете приводится достаточно доказательств того, что Павел с полным основанием мог сказать: я более всех их потрудился (сравните это его признание с тем, что отмечено во 2 Кор. 11:23-12:12). И все же он хвалился не своей собственной духовностью или силой, но Божьей, потому что, как он поспешил добавить, не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною. Та самая благодать, благодаря которой он был призван, отвечала и за его преданность. Бог Своей суверенной волей назначил Павла апостолом, и Он же суверенно благословил его апостольское служение. Павел верил, отзывался и слушался, он постоянно чутко реагировал на Божью руководящую волю. Но апостол знал, что без помощи Божьей благодати, все что он делал, было бы напрасно и не имело бы никакой ценности (ср. Еф. 4:15-16; Кол. 1:28-29, и т.д.).

Истина и сила воскресения Христова произвела в Павле три огромных изменения. Во-первых, это было глубокое признание греха. Впервые Павел осознал, как далека была его внешняя религиозная жизнь от внутреннего благочестия. Он увидел себя таким, каким он был на самом деле: Божьим врагом и преследователем Его церкви. Во-вторых, он пережил коренной перелом характера: из преследователя церкви он превратился в ее величайшего защитника. Его жизнь преобразилась: ранее главным в его жизни была самодовольная, ханжеская ненависть, а теперь главным стала самоотверженная любовь. Из гонителя он превратился в служителя, из того, кто заключал в темницу, – в избавителя, из судьи – в друга, из того, кто отнимал жизнь, – в того, кто жизнь дарит. И, в-третьих, энергия Павла обратилась в противоположную сторону: так же ревностно, как он однажды враждовал с искупленными Божьими, он теперь служил им.

Свидетельство общей вести

“Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали” (15:11)

Последним свидетельством Христова воскресения было свидетельство общей вести, которую проповедовал каждый истинный апостол, пророк и пастор. Итак я ли, они ли, – Петр, двенадцать, пятьсот, Иаков, или кто-нибудь другой, – мы так проповедуем и вы так уверовали. Повсюду в ранней церкви, без исключения, проповеди и учение сосредотачивались на смерти, погребении и воскресении Христа. Кто бы и где бы ни проповедовал Христа, главной вестью, вокруг которой строилась проповедь, было Его воскресение. На счет того, насколько это учение истинно или важно, не существовало никаких разногласий. Такое согласие едва ли могло сохраниться в том случае, если бы весть о воскресении была сфабрикована.

До наступления нашего века скептицизма и гуманизма учение о воскресении Христа нигде не подвергалось сомнению внутри церкви, если не считать несколько изолированных ересей. Христианство Нового Завета, будь-то в древности, будь-то в наши дни, ничего не знает об Евангелии, чьим сердцем не был бы Иисус Христос, воскресший Господь и Спаситель.

С уважением Андрей


Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

  1. Марина  Февраль 14, 2012

    спасибо огромное за статью! очень актуально!

    ответ

Добавить комментарий