Самодовольство и смирение

“Это, братия, приложил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано, и не превозносились один пред другим. Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил? Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы и в самом деле царствовали, чтобы и нам с вами царствовать! Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти; потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков. Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, И трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; Хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне” (1Кор.4:6-13)

Когда Авраам стоял пред лицем Господа, заступаясь за Содом, он говорил: “вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел” (Быт. 18:27). Когда Иаков ожидал нападения Исава, он молился такими словами: “Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему” (Быт. 32:10). Когда Бог повелел Моисею обратиться к фараону с требованием освободить израильтян, Моисей ответил: “Кто я, чтобы мне идти к фараону и вывести из Египта сынов Израилевых?” (Исх. 3:11). Подобным же образом ответил и Гедеон на призыв Бога освободить Его народ от Мадианитян: “Господи! как спасу я Израиля? вот, и племя мое в колене Манассиином самое бедное, и я в доме отца моего младший” (Судьи 6:15).

Иоанн Креститель не мог представить себе, что Христос крестится от него: “мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?” За день до этого он, отвечая священникам и левитам сказал: “я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете, Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я не достоин развязать ремень у обуви Его” (Ин. 1:26-27). Даже самоуверенный Петр после того, как ему пришлось быть свидетелем чуда с великим уловом рыбы, “припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный”. Павел служил Господу “со всяким смиренномудрием”, признавая, что уверенность его “не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога” (2 Кор. 3:5) и считая себя “наименьшим из всех святых” (Еф. 3:8). Люди, избираемые Богом, всегда были смиренными.

В Своем воплощении Сам Иисус Христос дал впечатляющий пример смирения. Павел говорил, что “Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной” (Фил. 2:6-8). Иисус даже говорил о Себе: “Я кроток и смирен сердцем” (Мф. 11:29).

Однако коринфские христиане не научились этой добродетели: ни из Ветхого Завета, ни от Павла, ни даже от Самого Господа. Столкнувшись с этой проблемой, Павел упрекает их, противопоставляя грех их самодовольства примеру смирения апостолов.

Самодовольство Коринфян

“Это, братия, приложил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано, и не превозносились один пред другим. Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил? Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы и в самом деле царствовали, чтобы и нам с вами царствовать!” (4:6-8).

Коринфяне были горды и хвастливы. Причиной того, что они разделились на группки, называя себя Павловыми, Аполлосовыми или Кифиными (1:12, 3:4, 22), была гордость. Они гордились своей человеческой мудростью и своими руководителями-людьми. Это была мирская, плотская гордость, порождавшая серьезные разделения, которые для церкви были настоящим бедствием. Сами эти руководители были благочестивыми и смиренными слугами Господними, и коринфяне должны были бы благодарить Бога за то, что Он послал им таких людей. Но, вместо благодарности, они возгордились.

До сих пор в своем послании Павел учил их прежде всего не превозносить человеческую мудрость и людей-руководителей “Это, братия, приложил я к себе и Аполлосу ради нас”. Слово “это” относится к сравнению с крестьянами (3.6-9) и к сравнению со слугами-домостроителями (4:1-5): все эти сравнения относятся к тем, кто служит Богу http://www.rpp1-lift.com.ua/ru/lifts/. Павел говорит своим коринфским братиям, что он приложил эти метафоры и аналогии к самому себе и к Аполлосу. Он делал это для того, чтобы научить их не гордиться собой, или – “чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что записано, и не превозносились один перед другим”. Павел (я) и Аполлос были приведены как пример того, какими должны быть истинные служители: смиренными слугами и домостроителями (4:1). Слуги верны и кротки, а не горды, домостроители достойны доверия и покорны своим хозяевам, а не высокомерны. И ни один христианин не должен быть ни гордым, ни надменным.

К верным слугам Божьим следует относиться с причитающимися им почетом и уважением. Мы должны “уважать трудящихся (у нас), и предстоятелей (наших) в Господе, и вразумляющих (нас) (1 Фес. 5:12). И “достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении” (1 Тим. 5:17). Но их следует почитать только внутри рамок, установленных Писанием. Благочестивое уважение превращается в неблагочестивое превознесение, когда мы начинаем мудрствовать сверх того, что написано. Когда любящая благодарность и законная преданность засоряются гордостью и самодовольством, церковь Христова раздробляется и слабеет. То, что Бог задумал как средство объединения, сатана превращает в средство разделения.

Коринфяне зашли далеко за пределы того уважения к служителям, которое предписывается Библией, и разбились на фракции или секты. Как это часто случается, руководителей превозносили ради их последователей, а не ради самих руководителей. Руководители не участвовали в этом прославлении, их просто использовали как некие точки отсчета, вокруг которых могла разрастаться гордость самих коринфян. По сути, примеры смирения, которые подавали коринфянам их руководители, были как раз отвергнуты; таким образом, Павлу приходилось напоминать им о своем собственном смирении и смирении Аполлоса, Фракции давали коринфянам возможность превозноситься один перед другим.

Во время освобождения Израиля из Египта Моисей, руководитель израильтян, стоял перед фараоном и требовал освобождения своего народа. Через Моисея Господь совершил великие чудеса, которые в конце концов убедили фараона отпустить Израиль. Моисей, несомненно, был главой своего народа. После того, как Господь возложил Свой Дух на семьдесят старейшин, двое из них, Елдад и Модад, продолжали пророчествовать в стане, когда остальные уже прекратили. Когда Моисею донесли об этом, его молодой помощник, Иисус Навин, с раздражением попросил; “господин мой Моисей! запрети им”. Но Моисей возразил ему: “не ревнуешь ли ты за меня? о, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!” (Числа 11:28-29). Преданность Иисуса Навина была обращена не по адресу. Неправильно направленная преданность, даже обращенная к верным Богу людям, неизбежно приносит с собой враждебность по отношению к другим Божьим слугам. Такая преданность возбуждает зависть, соперничество и разделения.

Моисей не возвеличивал себя и не позволял другим возвеличивать себя. Так же относились к этому вопросу и Павел с Аполлосом. “Если мы, будучи апостолами и служителями Божьими, отказываемся превозносить себя или позволять вам или кому бы то ни было превозносить нас, – говорил Павел коринфянам, – какая же может быть у вас причина превозноситься самим?” (Интересно сравнить этот текст с Деян. 14:8-18).

Этой причиной было высокомерие. Превозноситься (фусиоо) буквально значит кичиться (Версия короля Джеймса), надуваться от гордости, быть напыщенным, раздуваться. Павел четырежды использует это слово для описания коринфских верующих (см. также 4:18,19;5:2), и еще три раза, чтобы предостеречь их против гордости (8:1; 13:4; 2 Кор. 12:20). Суть гордости состоит в том, что “я живу для себя”. Когда каждый тащит в свою сторону, к себе, дружба и согласие разрываются.

С гордостью тесно связан и другой грех – хвастовство. Гордость должна бахвалиться, но это – не более извинительно, чем превозноситься. Что хвалишься? – вопрошает Павел. На самом деле он задает свой вопрос в трех частях. Первое, о чем он спрашивает: кто отличает тебя? “Почему, хочет он сказать, – ты думаешь, что ты выше других верующих в церкви? Почему ты думаешь, что твоя группа лучше, чем любая другая? Ты сделан из того же теста, что и другие, и искуплен одним и тем же Господом. Ты не лучше других. И хвастаться тебе нечем”.

Во-вторых, он спрашивает: что ты имеешь, чего бы не получил? Что имеет любой из нас, чего он, тем или иным образом, не получил бы? Мы не даем сами себе жизнь, кто-то другой дает нам пищу, окружает нас заботой и защищает в младенчестве; не мы даем себе образование, таланты, страну, в которой родились, возможность зарабатывать на жизнь, уровень интеллигентности и все остальное. Как бы усердно мы ни учились в школе, с каким бы старанием мы ни работали над своим бизнесом или в своей профессии, мы не получим ничего, кроме того, что дал нам Господь и что дали нам многие другие при помощи Его провидения.

А христианам было дано и более того. Мы имеем спасение, вечную жизнь, Божье присутствие в нас, Его Слово, Его духовные дары, Его любовь и бесконечное число других благословений, для обладания которыми мы ничего не сделали и ничего не можем сделать. Все это – дары Божьей благодати. У нас нет абсолютно ничего хорошего, чего бы мы не получили (ср. Иак. 1:17; 1 Пар. 29:11-16). Что есть у любого, чем он мог бы похвастаться?

Если у нас есть хороший пастор, его дал нам Бог. Если у нас есть хорошие родители, их дал нам Бог. Если мы живем в хорошей стране, Бог дал нам ее. Если у нас острый ум или творческий талант, Бог дал нам их. У нас нет основания хвастаться ни людьми, ни владениями. Не только служители, но и все христиане – не кто иные, как Божии домостроители. Все, что у нас есть, одолжено у Бога, доверено нам ненадолго для служения Ему.

Третий вопрос логически вытекает из всего этого: А если получил, что хвалишься, как будто не получил? Другими словами: если коринфяне обладали только тем, что кто-то им дал, почему же они хвалились, как если бы они сами создали или заслужили все это? Само основание их хвальбы было не более, чем сознанием их гордости. Нет ничего, более обманчивого или подталкивающего к самообману, чем гордость. Мы склонны верить почти всему о самих себе, если это нам льстит.

Но Павел не позволял коринфянам оставаться под властью самообмана. Он вырывал с корнем любое оправдание и разбивал любую самозащиту. Он их слишком любил, чтобы позволить сатане сбивать их с истинного пути и злоупотреблять ими. Апостол был настолько озабочен тем, чтобы они поняли серьезность своего греха, и так решительно выразил свою точку зрения, что в его словах звучит подчеркнутый сарказм: Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы и в самом деле царствовали, чтобы и нам с вами царствовать!

Чтоб разоблачить их самодовольство, он осыпает их притворными похвалами. Он говорит коринфским верующим, что они великолепны и чудесны. У них в избытке любого добра, они богаты, они царственны. У них есть все. Они достигли. Если бы не контекст, коринфяне, возможно, приняли бы эти слова Павла за чистую монету. Ведь именно так они о себе и думали. Подобно лаодикийцам, они считали себя богатыми и ни в чем не имеющими нужды. Однако, так же, как и лаодикийцы, они на самом деле были “несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги” (Отк. 3:17).

Они были довольны собой, и поэтому им не хватало блаженства и удовлетворения “алчущих и жаждущих правды” (Мф. 5:6). Они не были склонны сказать, вместе со своим бывшим пастором: “не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился” (Фил. 3:12), потому что, по их мнению, они уже достигли и усовершенствовались. Они считали самих себя уже царствующими, как если бы наступило их собственное Тысячелетнее царство. Вы стали царствовать без нас. Продолжая свой сарказм, Павел предположил, что они получили свои короны от Христа без (“хорис” – “без содействия”, ср. Ин. 1:3) помощи его и Аполлоса или каких-либо других апостолов.

На этом месте сарказм изменяется, и Павел переходит от упреков к размышлениям. О, если бы вы и в самом деле царствовали, чтобы и нам с нами царствовать! Павел желал бы, чтобы все они на самом деле были бы коронованы. Если бы имели истинную славу, разделенную с ними Господом, и воистину царствовали бы с Ним, – вместе с Павлом и Аполлосом. Но это было не так. Коринфские верующие не царствовали, и причин прославиться у них не было.

Смирение апостолов

“Ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти; потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков. Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, И трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; Хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне” (4:9-13).

Бог допустил, чтобы Его Сын был осужден на смерть и выставлен на позорище. Теперь “нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти”. Для мира апостолы были никчемными учителями ничего не стоящих идей, не приносящих человечеству никакой пользы. Единственное, чего они заслуживали – смерть. Здесь используется сравнение с людьми, которых выводили в конце представления на убой, – с осужденными на смерть преступниками. В случае с апостолами Бог вывел их на позорище в глазах людей, чтобы показать Свою славу.

Содержание стихов 9-13 можно суммировать в четырех словах: позорище, безумцы, страдальцы и сор. Эти слова описывают положение Павла в отличие от того положения, и котором находились коринфяне, по их собственному мнению. Они считали, что у них есть все свое; а он знал, что у него ничего своего не было.

Позорище

Когда римский полководец одерживал важную победу, ее отмечали так называемым триумфом: полководец входил в город во всем военном великолепии, с офицерами и войсками. За ними следовала группа пленных в цепях, с побежденным царем и его офицерами, – их выставляли напоказ так, чтоб все могли видеть и над ними смеяться. Пленникам был вынесен смертный приговор: их бросали на арену, бороться с дикими зверями. Это и было то позорище, о котором писал Павел. Он считал себя такого рода пленным, такого рода заключенным, побежденным в той духовной борьбе, которую он вел, и приговоренным к смерти. Джеймс Мофетт переводит эту фразу так: “Бог предназначил нам, К апостолам, найти свой конец, как осужденные на смерть гладиаторы на арене”.

Вскоре после Своего преображения Иисус рассказал Своим ученикам о том, что Его ожидают арест, смерть и воскресение. Они не поняли, о чем Он говорил, но, вместо того, чтобы попросить Его объяснить им это, они начали спорить о том, кто из них был наибольшим. Когда же Иисус спросил их, о чем они рассуждали по дороге, им было стыдно ответить, и они промолчали. “И сев призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть будь из всех последним и всем слугою. И взяв дитя, поставил его посреди них, и, обняв его, сказал им: Кто приймет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня” (Марк 9:35-37).

Жизнь ученичества – это жизнь слуг, а жизнь слуг – это жизнь, полная смирения, – жизнь, которая так устрашает мир, что находится под страхом смерти (ср. Иоанн. 10:2).

Во время Тысячелетнего царства двенадцать апостолов будут, во главе со Христом, царствовать на земле. Они сядут “на двенадцати престолах, судить двенадцать колен Израилевых” (Мф. 19:28). Но, когда они служили на земле, они сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков. Над ними издевались, на них плевали, их бросали в тюрьмы, били, осыпали насмешками, – в общем, обращались с ними, как с преступниками. Тогда они были последними; но в грядущем Христовом царстве они будут первыми.

Безумцы

Вновь Павел говорит с сарказмом: мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии. Другими словами: “вы все еще думаете о Евангелии и о его служителях, что они глупы. Вы стыдитесь быть Христовыми слугами. Вы хотите славы, почестей и мирского признания”. Коринфяне все еще любили человеческую мудрость. Они все еще испытывали искушение считать проповедников Евангелия болтунами, – как это делали афинские философы (Деян. 17:18). Они не могли вынести того, чтобы стать “безумными ради Христа”, и считали себя мудрыми, крепкими и находящимися в славе.

Страдальцы

Апостолы ради Христа стали не только позорищем, не только безумными, они взяли на себя и множество страданий. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся… Апостолы жили в низших слоях общества. В то время как коринфские верующие жили как цари, апостолы жили, как рабы. Им пришлось на собственном опыте узнать значение слов Иисуса: “лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову” (Мф. 8:20). В своем втором послании к коринфянам Павел перечислял, каким страданиям ему пришлось подвергаться в служении:

“Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне по сорока ударов без одного; Три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; Много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, В труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневное стечение людей, забота о всех церквах” (2 Кор. 11:23-28).

К тому же Павел трудился (кориао – работать до изнеможения), работая своими руками, а это тот вид работы, который греки считали ниже своего достоинства. Физическая работа была уделом рабов. Но Павел не стыдился того, что ему ради его Господа приходилось претерпевать такого рода обращение или совершать какую бы то ни было работу (ср. Деян. 18:3, 20:34; 1 Фес. 2:9, 2 Фес. 3:8).

И он не чувствовал ни обиды, ни ожесточения. Злословят нас (лоудорео – “оскорблять словами”), – писал он, – мы благословляем, гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим. Воистину апостолы смотрели на самих себя как на галерных рабов и как на слуг. Они стремились быть смиренными и верными. Для обид и зависти у них не было времени. Они знали, что неизмеримо богаче, чем их преследователи. Ведая что в грядущем мире будут первыми, они охотно соглашались быть последними в этом мире. Этим они давали Богу возможность проявить Свою силу в их немощи.

Сор

Мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне. Из последующего стиха (14-го) становится ясным, что Павел все еще противопоставляет себя и других апостолов коринфянам. Они с гордостью смотрели на самих себя как на тех, кто стоит на вершине; апостолы смиренно считали, что находятся на самом дне.

Сор и прах – это синонимы, означающие грязь и отбросы, которые счищают с немытой посуды, горшков и кастрюль, а затем выбрасывают. Обычно эти слова употребляли в переносном ‘смысле по отношению к людям, находящимся на самом дне общества: к самым деградированным преступникам, которых часто приносили в жертву во время языческих церемоний. Так смотрел на апостолов мир. Они были сором и прахом в религиозном отношении, не лучше преступников, и поступали с ними часто не лучше, чем с преступниками.

Верующим не трудно поладить с этим миром, – до тех пор, пока они держат про себя Евангелие. Но если они начинают проповедовать Божье Слово, учить ему и жить в согласии с ним, они тем самым крайне обижают мир (ср. 2 Тим. 3:12). Находиться внутри света истины оскорбляет мир, вызывает его негодование. Сатана – бог этого мира и правитель мрака. Его царство не может выдержать света Евангелия, и тех, кто стоит за этот свет и живет в нем, оно будет гнать и губить изо всех сил. Мир будет стараться оторвать от себя и выбросить любого, кто смело провозглашает Слово.

В глазах Бога мы не сор и прах, мы – рабы и служители. Поэтому ни в глазах мира, ни в глазах Бога у нас нет причины хвалиться собой. То, что Господь любит в Своих слугах, и то, что в конечном счете принесет им награду и славу, это дух послушания и смирения (1 Пет. 5:6).

Так Павел разоблачил и разбил в пух и прах коринфский дух самодовольства, раздробленности и групповщины.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий