Признаки любви в христианской общине

“Прошу вас, братия: вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии и что они посвятили себя на служение святым; Будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся. Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, Ибо они мой и ваш дух успокоили. Почитайте таковых. Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью. Приветствуют вас все братия. Приветствуйте друг другу святым целованием. Мое Павлово приветствие собственноручно. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа. Благодать Господа (нашего) Иисуса Христа с вами, И любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь” (1Кор.16:15-24)

Во многих отношениях стихи 15-24 иллюстрируют содержащуюся в стихе 14 заповедь: “Все у вас да будет с любовью”, логическим следствием которой они являются. Заключительные слова Павла – это не просто любезности, которые он расточает под конец своего послания по обычаю или из вежливости. Не меньше, чем любая другая часть Писания, эти слова – часть Божьего Слова и даны с божественным умыслом.

В этих стихах Павел, либо прямо, либо косвенно, говорит о любви в церковном собрании. Поскольку именно любви коринфянам более всего не хватало, – это последний призыв Павла к ним. Этот отрывок вводится заповедью, обращенной к ним, во всем поступать с любовью (ст. 14), и заключается заверением, что сами они любимы (ст. 24).

Под поверхностью этих заключительных приветствий можно разглядеть семь признаков любви в христианском содружестве: распространение Евангелия, служение друг другу, покорность благочестивым верующим, товарищество, уважение к преданным работникам, гостеприимство и нежная привязанность. Таким образом, эти последние слова, которые кажутся небрежными “свободными концами”, составляют гармоничную тему, демонстрирующую то, каким должно быть отношение любви между коринфянами, по мысли Павла.

Распространение Евангелия

“Прошу вас, братия: вы знаете семейство Стефаново, что оно есть начаток Ахаии” (16:15а)

Члены семейства Стефанова были не только одними из первых обращенных в Коринфе, они были одними из тех, кого Павел называл начатком своего труда по распространению Евангелия по всей Ахаии, – южной провинции Греции, где находились Афины и Коринф.

Хотя большинство афинян, которым проповедовал Павел, остались скептичными и отвергли Евангелие, некоторые из них поверили (Деян. 17:34). Из Афин апостол отправился в Коринф, где первые несколько недель потратил на то, чтобы проповедовать, в первую очередь, евреям. Но “как они противились и злословили, то он, отрясши одежды свои, сказал к ним: кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам” (18:6). Несколько евреев, таких как Крисп (ст. 8), поверили в Христа, но большинство из коринфских обращенных было язычниками, среди которых был и сам Стефан, и его семейство. Павел никогда не прекращал проповедовать ни евреям, ни язычникам, потому что любовь никогда не перестает достигать погибших.

Стефан был одним из немногих коринфских верующих, которых Павел крестил собственноручно (1 Кор. 1:16). Он навещал Павла в Ефесе в то время, когда писалось это письмо (16:17), и, возможно, вместе с Фортунатом и Ахаиком доставил Павлу то письмо из Коринфа, которое было упомянуто в 7:1. Его семейство, видимо, состояло не только из членов его семьи, но и из всех его слуг и рабов.

Начатки были частью урожая, они сеялись первыми и потому во время жатвы созревали первыми, Их появление было для крестьянина символом, что и остальной урожай скоро поспеет к жатве. Обращение Стефана и его семейства было знаком, что Бог был готов снять жертву еще большего урожая душ в Коринфе и в остальной Ахаии. Те верующие, которым Павел писал это письмо, все были частью этого урожая.

Через распространение Евангелия ранняя церковь выражала свою любовь. Из-за того, что фессалоникийцы делали “дело веры и труд любви” и имели “терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа… от (них) пронеслось слово Господне не только в Македонии и Ахаии, но и во всяком месте прошла слава о вере (их) в Бога” (1 Фес. 1:3, 8). Хотя Павел служил среди них всего лишь в течение “трех суббот” (Деян. 17:2), свидетельство этой церкви стало известным по всему римскому миру. Если мы любим так, как любит Бог, так, как любил Павел и любила ранняя церковь, мы тоже будем приходить с Евангелием к тем, кто не знает Христа.

Любовь, с которой мы живем и свидетельствуем, наша только потому, что Бог дал ее нам (1 Иоан. 4:19). Павел любил потому, что им руководила Христова любовь (2 Кор. 5:14). Любовь, распространяющая Евангелие, как и всякое другое проявление христианской любви, не может вызываться плотью, нашей человеческой стороной. Это – дело Духа: вызывать и направлять нашу любовь и через нее приносить плод Богу.

До того, как Павел обратился, он был главным среди еврейских преследователей христианской церкви. После своего обращения он стал сам мишенью еврейских преследователей. Когда он был еще в Дамаске, “Иудеи согласились убить его… они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его” (Деян. 9:23-24). Поэтому для Павла было особенно трудно убедить кого бы то ни было, что он любил неверующих евреев. Стараясь убедить в этом римлян, он дал заверение своим словам: “Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом” (Рим. 9:1). И, продолжая, он заявил: “великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти” (ст. 2-3). Это – наивысшая степень любви, стремящейся к распространению Евангелия.

Кто-то сказал: “Распространение Евангелия – это рыдание Бога. Евангелизация – душераздирающий плач Христа над осуждением Иерусалима. Евангелизация – это вопль Моисея: “О, этот народ согрешил, но ныне, если есть на то Твоя воля, прости им; а не так, то вычеркни меня из Твоей книги”. Евангелизация – это крик убитого горем Павла: “я желал бы сам быть отлученным”. Евангелизация -это восклицание Джона Кнокса: “Дай мне Шотландию для Христа – или я умру”. Евангелизация – это плач родителей, не смыкающих глаз по ночам из-за того, что их ребенок не принял спасительной веры”. Нам нужно просить Бога о такого рода любви.

Мы часто слишком быстро сдаемся, когда те, кому мы свидетельствуем, отвергают Евангелие; тем самым мы предаем боль и нежность своей любви.

Служение друг другу

“они посвятили себя на служение святым” (16:15б)

Второй признак любви – это та забота, которую Стефан и его семейство проявляли по отношению к единоверцам: они посвятили себя на служение святым.

Основное значение тассо (посвятили) – “поставить для”. Часто оно употреблялось, когда говорили о том, что надо назначить, поручить, предназначить или послать конкретно человека или группу людей на конкретную работу или должность. Оно использовано в 13:1 послания к Римлянам, чтобы указать, что человеческие “власти от Бога установлены”. В Деяниях (13:48) оно употребляется, чтобы научить, что все, уверовавшие в Иисуса Христа, “предустановлены к вечной жизни”.

Посвятили себя – по-гречески здесь употребляется усиленная форма глагола, подчеркивающая, что Стефан и его семейство служили святым полностью по своей собственной инициативе. Нет ничего неуместного в том, чтобы церковь назначала служителей и распространяла обязанности среди своих членов, как это делала, например, ранняя церковь в Иерусалиме. Апостолы указали Иерусалимской церкви, что надо назначить несколько способных людей диаконами, которые будут заведовать раздачей пропитания нуждающимся вдовам в собрании, чтобы они сами могли больше времени посвящать молитве и проповеди Слова Божьего (Деян. 6:2-4).

Но Стефан и его семейство решили не ждать того, чтобы их кто-нибудь назначил. Они сами назначили себя на служение собратьям-верующим – помогать утолять всякую нужду, которую они видели среди святых. Их служение было самомотивированным и самоназначенным. Хотя в земной церкви иногда было необходимо поручать исполнение некоторых заданий, как это было с вышеупомянутым назначением диаконов, большая часть работы делалась и все еще делается теми, кто просто видит нужду – и утоляет ее.

Уильям Барклай пишет: “В ранней церкви охотное и непосредственное служение было началом официальной службы. Человек становился руководителем церкви не столько потому, что его назначали на эту должность какие-нибудь люди, сколько потому, что вся его жизнь и работа отмечали его среди других как человека, которого все остальные должны уважать. Все, участвующие в работе и труде Евангелия, достойны уважения – не потому, что они были назначены человеком на некую должность, но потому, что они делают дело Христа”.

Слово служение происходит от слова диакониа, что означает служба, услуга, обслуживание. Тот, кто исполняет такую работу, это диаконос – то слово, от которого мы произвели слово дьякон. Исходно этот термин употреблялся по отношению к официантам за столами и к другого рода домашним слугам. Обязанностью первых христианских дьяконов было в буквальном смысле этого слова обслуживать столы (Деян. 6:2), но слово “диакон” скоро стало связываться с любой службой церкви или для церкви, и поэтому оно часто уважительно переводиться как “служение” или “служитель”. В основе своей оба эти слова всегда означали смиренное, покорное личное служение, а не просто должность или конкретную функцию.

12:5 из первого послания к Коринфянам говорит о “служениях” (диакониа) использования наших духовных даров. Деяния 11:29 (“пособие”) и 2 Коринфянам 8:4 (“дар и участие”) говорят о диаконии финансового подаяния (ср. Рим. 15:31). Первые дьяконы были назначены “пещись (диаконео) о столах” (Деян. 6:2), для того, чтобы апостолы могли посвятить себя “служению (диакониа) слова” (ст. 4). Онисифор приносил Павлу большое утешение тем, “сколько он служил” (диакониа) ему в Ефесе (2 Тим. 1:16, 18). Иисус сказал: “Кто Мне служит (диаконео), Мне да последует; и где Я, там и слуга (диаконос) Мой будет. И кто Мне служит (диаконео), того почтит Отец Мой” (Иоан. 12:26). То, что Павел велел передать Архиппу, можно сказать и по отношению ко всем нам: “смотри, чтобы тебе исполнить служение, которое ты принял в Господе” (Кол. 4:17). Любой христианин призван его Господом к служению, и один из самых верных способов, как мы можем служить Христу, это служить святым ради Него (Матф. 25:34-40).

Один из выразительных переводов слова тассо (посвятили), это – “предались”, как это передано в Версии Короля Джеймса. Семейство Стефана “предалось служению святым”. Они были непрестанно служащими верующими, которых автор послания к Евреям хвалит, говоря: “Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послуживши и служа святым” (Евр. 6:10).

Наркомания характеризуется тремя симптомами.

Первый, это – привычка, сильное желание, побуждающее принимать данный наркотик.

Второй – растущая привыкаемость – чтобы добиться желанного результата, с каждым разом приходится принимать все большую и большую дозу.

Третий симптом – это зависимость: такое состояние, при котором наркоман должен принимать наркотик, чтобы функционировать.

Из-за того, что термин предаваться ассоциируется с наркотиками, он в наши дни имеет неблагоприятное дополнительное значение.

Но это слово подходит к тому типу служения, о котором говорит здесь Павел. Апостол и сам предавался Господней работе, и он очень старался побудить других верующих быть таким же, как он. У Павла была привычка делать Господне дело, его подталкивало к этому могучее, непреодолимое принуждение. Чем больше он служил, тем больше ему хотелось служить. Его привыкаемость к благочестивой работе заставляла Павла никогда не удовлетворяться тем, что он делал, и еще меньше – тем, что он уже сделал. Он стал зависимым от Господнего дела до такой степени, что оно стало необходимым для него, без него он не мог существовать. Он не мог нормально жить, если не был занят каким-нибудь служением, необходимым его Господу, Господним людям или неспасенным. Я уверен, что если бы он попытался “смотреть на вещи проще” и хоть немного отдохнуть, его замучили бы такие же симптомы, которые мучают наркоманов тогда, когда от них отнимают их наркотик. Он не был “работоманом”, предающимся работе как наркотикам, работе ради работы. Он предавался служению ради любви.

Подчинение

“Будьте и вы почтительны к таковым и ко всякому содействующему и трудящемуся” (16:16)

Третьим признаком любви в христианском содружестве является подчинение. Мы должны подчиняться в церкви не только назначенным руководителям, но и всем тем, кто преданно делает Господне дело. Всех благочестивых людей надо уважать, и всем им надо подчиняться.

Правильное подчинение – это ключевая тема жизни, исполненной Духом. Все верующие должны подчиняться друг другу (Еф. 5:21). Жены должны подчиняться своим мужьям (Еф. 5:22). Дети должны подчиняться своим родителям (Еф. 6:1-3). Верующие должны подчиняться законам и предписаниям государства (Рим. 13:1; 1 Пет. 2:13). Младшие должны подчиняться старшим (1 Пет. 5:5а). Каждый верующий должен покоряться путям, предписанным Богом.

В том, что касается покорности, прежде всего нас должно заботить не то, над кем мы должны властвовать, но то, под чьей властью мы должны находиться. Смирение защитит подчиняющегося от того, чтобы чувствовать себя отягощенным, и подчиняющего – от того, чтобы подавлять подчиненного. “Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать” (1 Пет. 5:5б). Когда мы смиренны, Божья благодать дает нам милосердие и тогда, когда мы руководим, и тогда, когда мы следуем руководству.

Говоря от тех, кто принадлежит Ему, Иисус сказал: “кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; И кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; Так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих” (Матф. 20:26-28). В отношениях с другими верующими прежде всего нам надо заботиться о том, как мы можем правильно подчиниться.

Практически это означает, что нам следует найти благочестивого человека, мужчину или женщину, который или которая были бы преданы Господней воле или Господней работе, и сделать этого человека образцом для себя. Подчиняясь, учась, возрастая и созревая духовно, мы постепенно сами станем такими людьми, которым другие смогут подражать. Павел мог сказать Коринфянам: “Будьте подражателями мне, как я – Христу” (1 Кор. 11:1; ср. 4:16). Фессалоникийцам он мог сказать: “Наше благовествование у вас было не в слове только, но и в силе и во Святом Духе, и со многим удостоверением, как вы сами знаете, каковы были мы для вас между вами. И вы сделались подражателями нам и Господу, принявши слово при многих скорбях с радостью Духа Святого” (1 Фес. 1:5-6). Автор послания к Евреям говорит: “Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их” (Евр. 13:7). Вот тот цикл ученичества, который Бог предназначил для Своей церкви: “Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его” (Лук. 6:40).

Павел хотел, чтобы эгоистичные, непокорные коринфяне последовали его примеру, и, в точности как он сам, постоянно покорялись примеру Христа. Мы все призваны покоряться тем, кто, в свою очередь, доказал свою покорность Христу. Кто же тот человек, которому нам следует покоряться? Это – любой, преданно отображающий и провозглашающий Слово Божие или служащий в Его служении; мы должны быть почтительны ко всякому содействующему и трудящемуся.

Люди Христовы не должны бороться за свои собственные права, привилегии и за то, чтобы другие их почитали. Они должны искать таких верующих, которым они могли бы подчиниться во Христе, кто мог бы быть для них учителем и образцом – и следовать этим людям. Истинная любовь приводит к истинной покорности, а истинная покорность сама собою разрешит бесчисленные конфликты, перебранки и жесткие, обидные чувства внутри Божьей семьи. Она сделает Его детей счастливее, а их работу для Отца – более продуктивной.

Товарищество

“Я рад прибытию Стефана, Фортуната и Ахаика: они восполнили для меня отсутствие ваше, Ибо они мой и ваш дух успокоили” (16:17-18а)

Другой чудесный признак любящей общины – товарищество. Это не то, что мы непосредственно делаем или даем, а “побочный продукт”, возникающий, когда мы совершаем нечто, например, совсем простое, остаемся с другом, который в беде, или навещаем больного. Главное в товариществе, что его переживают вместе, сообща; это то, что нельзя испытывать на расстоянии или из вторых рук.

Павел был благодарен, что три его друга Стефан, Фортунат и Ахаик пришли из Коринфа, чтобы побыть с ним. Они оказывали апостолу особую службу: восполняли для него отсутствие их товарищей-коринфян. Более того, они отнеслись к Павлу поистине по-дружески, оставаясь с ним, утешая его и отождествляя себя с Его служением. Тем самым освежили и успокоили дух Павла и дух коринфской церкви, которая их послала.

Один из тончайших комплиментов, которые нам могут сделать наши друзья-христиане: сказать, что их освежает наше присутствие. Это – признак истинного товарищества, в точности как товарищество – признак истинной любви. Товарищество может помочь исцелить наши раны – даже прежде, чем наши товарищи узнают о том, что мы ранены; оно может утешить нас даже тогда, когда те, кто вокруг нас, не знают о нашем горе; оно может подбодрить нас даже тогда, когда мы едва осознаем, что упали духом.

Товарищество может также предохранить нас от беды Одно только присутствие любящих друзей-христиан может уберечь нас от того, чтобы обидеться, впасть в грех или потерять мужество. Один из самых верных путей к духовному поражению – это начать пренебрегать дружбой с единоверцами. Коринфяне своими группками, своими тяжбами, своими половыми пороками, своим надменным злоупотреблением духовными дарами, своим осквернением основы христианского товарищества – Господней Вечери, нарушили эту дружбу.

Бог создал нас не только для Себя, но и друг для друга. Три друга из Коринфа сделали для Павла то же самое, что Иисус пообещал делать для Своих последователей-. Павел в этом отрывке использовал то же самое греческое слово (анапауо, успокоили), что употребил и Иисус, обещая “успокоить” тех, кто верит в Него: “Придите ко Мне, все труждающие и обремененные, и Я успокою вас” (Матф. 11:28). Друзья помогли апостолу, находившемуся в трудном положении, найти отдых и освежение. Они помогли облегчить его бремена просто тем, что были с ним. Поскольку они пришли из церкви, которая не была известна своей любовью или духом товарищества, эти трое, несомненно, дали Павлу особую духовную поддержку. “Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны” (Пр. 25:25). Стефан и Фортунат и Ахаик сами были для Павла добрыми вестями из Коринфа, прохладной водой для его истомленного жаждой духа.

Бог может утешить нас непосредственно, но часто Он выбирает другой способ и утешает нас через других людей. “Но Бог, утешает смиренных, – писал Павел, – утешил нас прибытием Тита” (2 Кор. 7:6). Незадолго до конца своей жизни, которую он самоотверженно отдал на служение и утешение других, Павел сам остро нуждался в утешении и помощи. Он просил Тимофея: “Постарайся придти ко мне скоро… Марка возьми и приведи с собою; ибо он мне нужен для служения”. Димас оставил апостола, а Тихик был послан в Ефес. Только Лука оставался при нем; и, каким бы дорогим и полезным ни был этот друг, Павел чувствовал потребность иметь вокруг себя больше товарищей.

Товарищество такого рода, которое давали эти люди, освежает всех участников. Приход трех друзей из Коринфа освежил и успокоил не только Павла, но и самих коринфян: мой и ваш дух. Когда Тит лично принес Павлу добрые вести о том, что коринфская церковь покаялась, что в ней произошло изменение сердец, Павел, обращаясь к этой церкви, писал, что теперь они освежают своей дружбой и других: “Посему мы утешились утешением вашим; а еще более обрадованы мы радостью Тита, что вы все успокоили дух его” (2 Кор. 7:13).

Уважение к верным работникам

“Почитайте таковых” (16:18б)

Коринфянам дается указание почитать таковых людей, как Стефан, Фортунат и Ахаик (ст. 15). Слово апигиноско (почитать) означает признание чего-либо существующего на самом деле. В 14:37 Павел использует. это слово, когда пишет коринфянам: “… тот да разумеет, что я пишу вам; ибо это заповеди Господни”. Теперь он говорит им, что они должны признавать верных, благочестивых работников теми, кем они и были на самом деле.

Павел говорит не о том, чтобы устанавливать витиеватые таблички с именами таких людей или же скульптурные изображения. Он просто призывал оказывать им уважение и признание, иногда – публично, а иногда – частным образом. В признании и одобрении заслуженных людей в церкви не только нет ничего неправильного; оно угодно Богу.

Коринфяне не испытывали ни уважения, ни признательности. Каждый член этой церкви был слишком озабочен своим собственным престижем и признанием. Они были гораздо более склонны критиковать друг друга, чем хвалить. Они были скоры на заявления вроде: “я Павлов”; “я Аполлосов”; “я Кифин”; “а я Христов” (1 Кор. 1:12), но произносили эти имена из гордости, а не из признательности. Павел не был уважаем многими коринфянами, о которых он писал: “Как не иду к вам, то некоторые у вас возгордились” (4:18). Очевидно, некоторые из коринфян ставили под сомнение его апостольство и его авторитетное право учить или получать от них поддержку (9:1-6). По меньшей мере четыре раза в этом послании Павел говорит или подразумевает, что коринфяне возгордились” (4:6, 18; 8:1; 13:4). “

Коринфская церковь имела членов, вроде Диотрефа, руководителя, о котором Иоанн писал: “любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас” (3 Иоан. 9). Диотреф завидовал даже нежному, полному любви апостолу Иоанну! Он насмехался и издевался не только над самим Иоанном, но и над теми братьями, которых послал в эту церковь Иоанн (ст. 10). Такой руководитель не благочестив, какими бы человеческими талантами и способностями он ни обладал, и подражать ему не следует (ст. 11). А “о Димитрии”, наоборот, “засвидетельствовано всеми и самою истиною” (ст. 12). Он из того рода христиан, которым нам надо подражать, которых следует уважать и поддерживать: “мы должны принимать таковых, чтобы сделаться споспешниками истине” (ст. 8).

По Божьему замыслу о руководстве церковью благочестивые люди должны подниматься наверх благодаря добродетели своего благочестия: своей правильной веры, правильной жизни и любящей заботы о других. Таких людей надо почитать и уважать, таким людям надо подражать. Когда мы выбираем руководителей просто из-за того, что они имеют деньги, престиж, образование, влияние или таланты, мы следуем мирским меркам, а не Божьим. Божьи мерки, на основание которых надо выбирать руководство -это чистота и духовная зрелость. Когда церковь следует благочестивым и зрелым руководителям и уважает их, тело Христово укрепляется в дружбе, служении и любви.

Одним из благочестивых людей, достойных подражания и уважения, был Епафродит. “Примите же его в Господе со всякою радостью, – говорит о нем Павел филиппийцам, -и таких имейте в уважении” (Фил. 2:29). Епафродит был живым воплощением бескорыстного жертвенного служения. Он служил Павлу от филиппийской церкви, в точности так же, как Стефан, Фортунат и Ахаик от церкви коринфской. Епафродит “за дело Христово был близок к смерти, подвергая опасности жизнь” (ст. 30).

Слово параболеуомаи в только что процитированном отрывке, переведенное как “подвергать опасности”, означает “выбросить” оставить, бросить игральные кости, поставить все на карту”. В ранней церкви была определенная группа верных христиан, которые постоянно находились на передней линии в свидетельстве и служении; их называли Параболани, – “Рискующие”. Кроме всего прочего, они подвергали себя опасности смертельно заболеть, ухаживая за больными и хороня мертвых. Они всегда ставили на карту свою жизнь ради Господней работы.

Найдя кого-нибудь, кто верен Слову Бога и кто отдает свою жизнь работе Иисуса Христа, мы должны сделать все, чтобы подражать этому человеку. Мы должны оказывать ему уважение. Когда так поступают, христианская церковь функционирует как организм, как живое тело, а не просто как организация.

Достойные уважения, не стремятся к нему. Что делает их почтительными – так это их смирение перед Господом в службе Ему. Но, хотя они и не желают почета, те, кого они учат и кому служат, должны стремиться к тому, чтобы оказывать им почтение. Это угодно Богу. “Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас, И почитать их преимущественно с любовью за дело их” (1 Фес. 5:12-13). В своем послании к Тимофею Павел говорит: “Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении” (1 Тим. 5:17). Божий замысел о церкви прост. Благочестивые должны быть в руководстве. Они правят, они учат, они увещевают, они служат примером. Они избраны, потому что они особенно покорны Господу. Остальные в церкви должны подчиняться им, в уважении, чести и любви. Руководители подотчетны Господу за то, как они руководят, остальные же подотчетны Господу за то, как они подчиняются этому руководству и уважают его. “Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтоб они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно” (Евр. 13:17). Если мы не следуем тем, кто осуществляет правильное руководство в церкви, и не почитаем таких людей, мы сокрушаем и подрываем плодотворность не только их работы, но и своей собственной. Мы не можем служить Господу должным образом, если не уважаем должным образом своих руководителей.

Радушие

“Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акилла и Прискилла с домашнею их церковью. Приветствуют вас все братия” (16:19-20а)

Как подразумевается в этих стихах, любовь всегда приводит к радушию, к гостеприимству, любви к чужестранцам. Павел не делает напрасный комментарий, тем более он не преувеличивает правду, чтобы произвести впечатление на читателей. Нет, церкви Асии не по обязанности слали формальные приветствия церкви в Коринфе, – Павел передавал подлинные приветы. Эти церкви искренне заботились о своих единоверцах в Коринфе, и их руководители попросили Павла передать им приветы, когда у него появилась такая возможность. Большинство из тех, о ком здесь идет речь, были незнакомы друг с другом, но выражаемая любовь не становилась от этого менее подлинной.

Когда Божьи люди преданы учению и чистой жизни, они связаны друг с другом любовью, – и отдельные личности, и церковные общины, – даже тогда, когда их разделяют большие расстояния, когда они сильно отличаются по культурной среде и обстоятельствам. Дух радушия и гостеприимства не гаснет среди любящих христиан, даже когда нет непосредственной возможности быть гостеприимными Мы можем поддерживать наших братьев во Христе молитвой и утешением, даже если у вас никогда не 6удет возможности принимать их у себя дома.

Акилла и Прискилла стали добрыми друзьями Павла, когда он жил у них дома, во время его первого служения и Коринфе (Деян. 18:1-3). Возможно, он провел с ними все эти полтора года. Они тоже делали палатки, были христианами, высокоуважаемыми апостолом и ценными в его служении. Они сопровождали Павла в Ефес, и вскоре после прибытия в этот город показали свое доскональное понимание Евангелия: приняв одаренного Аполлоса они “точнее объясняли ему путь Господень” (Деян. 18:18-19, 24-26). А из данного текста мы узнаем и о том, что они также установили у себя дома церковное собрание – домашнюю церковь.

В ранней церкви дома верующих использовались почти для всех типов христианской деятельности: для совместных трапез (Деян. 2:46); для учения и проповеди (5:42); для предевангелизации и евангелизации (10:23, 27-48); для богослужений и проповеди (20:7); для свидетельствования и дискуссий (28:23). Часто дом верующего был постоянным местом встреч, где происходили богослужения и где единоверцы собирались для дружеского общения. И от Акиллы и Прискиллы с домашнею их церковью Павел слал приветы и Коринф.

Когда в новозаветные времена христиане путешествовали, переезжая с места на место, они могли почти без исключения ожидать, что товарищи-христиане примут их с большой заботой и любовью. Среди верующих не было чужих (Деян. 2:42-46). Гостеприимство было второй натурой христиан, оно естественно проистекало из ил любви ко Христу и ко всем, кто принадлежит Ему. И сегодня каждый христианский дом должен быть открытой, прозрачной и любящей гаванью для тех, кто нуждается в гостеприимстве.

С самых ранних пор (см. Деян. 6:1) в церкви было множество вдов. Для того, чтобы быть внесенной в официальный церковный список, вдова должна была быть не моложе шестидесяти лет, известная своими добрыми делами, она должна была быть хорошей матерью и принимать “странников”. Павел продолжает приводить примеры того, какого рода гостеприимство он имеет в виду. Женщина, достойная называться истинной вдовицей, была такая, которая “умывала ноги святым”, “помогала бедствующим” и “была усердна ко всякому доброму делу” (1 Тим. 5:9-10). Гостеприимство для христиан – не случайная добродетель и не такая, которую они могут выбрать или не выбрать.

Главным свойством доброго самаритянина было гостеприимство, радушие. И непосредственно, и косвенно он сделал все для того, чтобы поддержать избитого и ограбленного. Поскольку он “сжалился” и, “подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу, и позаботился о нем. А на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: “позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе” (Лук. 10:33-35). Главный признак соседа-христианина -это гостеприимство, а гостеприимство – это важный признак христианской любви.

Нежная привязанность

“Приветствуйте друг друга святым целованием” (16:206)

И в заключение, любовь в общине отмечается внешними, видимыми знаками нежности.

В Писании поцелуи в романтическом смысле этого слова, поцелуи между мужчинами и женщинами, упомянуты только дважды в Притчах (7:13) и в Песни Песней (4:11). Все другие упоминания имеют отношение к выражению нежности между мужчинами и мужчинами или женщинами и женщинами. Они целовали друг друга в щеку или в лоб и по сути поцелуй для них был тем же самым, чем в наше время является теплое объятие. Из-за того, что мы более изолированы друг от друга, такого рода проявления нежности в наше время, к сожалению, не приняты.

Несмотря на то, что в ранней церкви обычай святого целования был прекрасным, чистым и важным выражением братской любви (ср. Рим. 16:16; 2 Кор. 13:2; 1 Фес. 5:26; 1 Пет. 5:14), в более поздние времена им стали злоупотреблять. К нему прибегали до того неизбирательно, что церковному собору в шестом веке пришлось объявить вне закона целование мертвых тел.

Павел говорил о подлинном и непосредственном выражении братской или сестринской любви, которую в те дни часто выражали поцелуем. Теплое, нежное пожатие руки или прикосновение к плечу может выразить такую же нежность. В большинстве церквей в наши дни опасность состоит в том, что верующие проявляют слишком мало нежности друг к другу, а не слишком много.

Один из недостатков больших церквей состоит в том, что они с легкостью позволяют чужим оставаться чужими. Застенчивых людей часто не замечают. А некоторые христиане, к сожалению, не хотят принимать участия в дружеском общении собрания верующих. Но там, где есть подлинная любовь, там христиане найдут способ подружиться с чужими и проявить нежность к братьям и сестрам во Христе.

Заключительные замечания

“Мое Павлова приветствие собственноручно. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа. Благодать Господа (нашего) Иисуса Христа с вами, И любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь” (16:21-24).

Послание, главная часть которого была продиктована писцу, подписано его собственной рукой – собственноручно, и закончено самим Павлом. Заключительные замечания – этот короткий постскриптум, возможно, написанный его собственным почерком, чтобы недвусмысленно удостоверить подлинность письма.

Заключение состоит из двух отличительных друг от друга частей: из предостережения и из нежного заверения в любви.

Предостерегает Павел против всякого, кто не любит Господа. Такой человек, несомненно, тем самым доказывает, что он не принадлежит Господу и поэтому не принадлежит к сотрудничеству народа Божьего. Когда Павел пишет в этом отрывке о любви, он использует термин филео, который означает “испытывать нежную привязанность”. Это -не такое сильное слово, как агапе (превосходная любовь), а нигде нет заповеди такою любовью любить Бога. Однако этот стих подразумевает, что такая минимальная нежность -один из элементов той любви, которая приемлема для Бога. Когда Иисус в третий раз спросил Петра, любит ли тот Его, Он употребил слово филео. И, когда Петр ответил да, Иисус принял эту любовь. Петр не утверждал, что он любит любовью агапе, но даже и его теплая нежность свидетельствовала о том, что он доверял Христу. Павел в этом отрывке выбирает именно это слово потому, что он подчеркивает нежность.

Если человек не любит Господа с нежностью, очевидно, что он не имеет к Нему превосходной любви и, таким образом, вообще не имеет в Нем доли. Такой человек “преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет “Бога”, и его не следует принимать в христианскую общину (2 Иоан. 9-10). Его не следует даже и приветствовать, потому что, приветствуя его, мы участвуем в его “злых делах” (ст. II). Такой человек должен считаться проклятым, преданным анафеме.

Эти две части заключительных слов Павла, которые кажутся несвязанными между собой, относятся к одной и той же истине, к теме самого послания: к любви. Предостережение – против тех, чей недостаток любви к Господу доказывает, что они потеряны. Добрая нежность выражается по отношению к тем, кто, вместе с Павлом, любят Господа и друг друга.

Я думаю, что слово маранафа (арамейский термин, означающий “Наш Господь, приходи”) в этом контексте является обращенным к Господу призывом придти и забрать прочь тех, кто прокляты, номинальных лжехристиан, которые всегда являются большой угрозой для истинной церкви. Идея тут такая: “Боже, приди и забери их”, прежде, чем они причинят еще больше вреда”. Таким образом, выражение маранафа содержит подразумеваемое приглашение к этим потерянным членам церкви, принять Христа прежде, чем Бог уберет их самих и возможность спасения для них будет навсегда утрачена.

Заключает свое послание апостол словами благодати и любви к тем, кто любит Господа. В этих двух словах – квинтэссенция того, что Павел хочет передать Коринфским верующим, и Господь – всем, верующим в Него.

С уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий