Почему стоит оставаться одиноким

“Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены Впрочем, если и женишься, не согрешишь, а если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плота; а мне вас жаль. Я вам сказываю, братия, время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; И плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; И пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего. А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, А женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею. Незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом, а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения Если же кто почитает неприличным для своей девицы то, чтобы она, будучи в зрелом возрасте, оставалась так, тот пусть делает, как хочет, – не согрешит, пусть таковые выходят замуж Но кто непоколебимо тверд в сердце своем и, не будучи стесняем нуждою, но будучи властен в своей воле, решился в сердце своем соблюдать свою деву, – тот хорошо поступает. Посему выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше. Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету, а думаю, и я имею Духа Божия” (1Кор.7:25-40)

Рассуждая о браке и безбрачии, Павел ясно указывает, что ни одно состояние не превосходнее другого в духовном отношении. Представление римско-католической церкви о том, что живущие в целибате священники и монахини по необходимости более преданы Богу, чем остальные люди, -противоречит этому учению Павла. Женат ли ты или одинок, – само по себе это не имеет никакого отношения к духовности. Женатый человек, женившийся по Божьей воле, не более и не менее духовен, чем одинокий, остающийся в одиночестве по Божьей воле. Духовность основывается на послушании Богу. В точности как в том, что касается обрезания, “все в соблюдении заповедей Божиих” (7:19).

В наши дни библейским нормам брака и семьи посвящаются многие книги, журнальные статьи, конференции и программы. Зачастую они приносят много пользы. Однако тому, что говорится в Библии об одиночестве, уделяется гораздо меньше внимания. Львиная доля литературы и программ для одиночек направлена на то, чтобы помочь им “найти пару” и, как кажется, отражает подразумевающееся допущение, что вести одинокую жизнь – не совсем нормально и уж, конечно, не желательно.

Допустим, многим одиноким трудно переносить свое одиночество, потому что до этого состояния их довел грех, и им приходится лежать в пустой постели, которую они сами себе уготовили. Но для человека, которому Бог дал дар одиночества (7:7), это состояние имеет много практических преимуществ. Продолжая отвечать на вопросы, которые ему задали Коринфяне, Павел приводит шесть причин, почему стоит оставаться одиноким: (1) давление со стороны общества (ст. 25-26); (2) скорби по плоти (ст. 28); (3) то, что образ мира проходит (ст. 29-31); (4) заботы, которые приносит с собой брак (ст. 32-35); (5) обеты отцов (ст. 36-38); и (6) продолжительность брака (ст. 39-40).

Давление со стороны общества

“Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным. По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женой? Не ищи развода. Остался ли без жены? Не ищи жены” (7:25-27)

Принцип здесь в том, что хорошо… оставаться так, а применяется этот принцип по отношению к живущим в девстве, – и к женщинам, и к мужчинам (хорошо человеку…).

И снова (ср. ст. 12) Павел указывает на то, что Христос не дает непосредственных заповедей относительно того, насколько хорошо одиночество (я не имею повеления Господня), хотя Иисус затрагивал этот вопрос (Матф. 19:12). И все же, учение апостола не менее божественно и авторитетно. Слово, переведенное как совет (гноме), может означать также “суждение, рассуждение и убеждение”. В качестве апостола, который получил от Господа милость быть Ему верным, Павел высказывает убеждение, что для одиноких христиан лучше оставаться так, как они были, если у них есть для этого необходимый дар от Бога.

Но хотя эта точка зрения авторитетная, она дается не как абсолютное повеление. Это – указание, совет, вполне заслуживающий доверия, – и в стихе 26 дважды утверждается, что оставаться одиноким хорошо. Павел и Господь говорят, что в одиночестве есть большой смысл.

И первое, почему, по мнению Павла, стоит оставаться одиноким, – это давление со стороны мирского общества той поры, – то, что он называет настоящей нуждой. Слово ананке (нужда) означает “нажим, бедствия, пагуба”, или, в некоторых случаях, “то, что приносит пагубу” (например, пытки или насилие). Кое-что наводит на мысль, что здесь имеется в виду жестокий конфликт между новой тварью во Христе и со старым космосом, старой системой мира. Когда человек становится христианином, он тут же в какой-то степени оказывается в конфликте с безбожной мирской системой общества, окружающего его.

Однако, упоминание о настоящей нужде может свидетельствовать о том, что Павел имел в виду также и более конкретный и жестокий вид конфликта. Из-за исповедания Евангелия множество христиан было арестовано, многих избивали, заключали в тюрьмы и, даже, убивали. Иисус предупреждал апостолов, что их “изгонят из синагог” и что “даже наступит время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу” (Иоан. 16:2).

Создается впечатление, что Павел предчувствовал надвигающиеся ужасные римские преследования христиан, первая волна которых пришлась на правление Нерона, то есть началась примерно через десять лет после’ написания этого послания к Коринфянам. Римский император Нерон довел до дьявольского искусства свои изощренные пытки, и само его имя стало синонимом садистской жестокости. По его приказанию христиан зашивали в звериные шкуры и бросали диким псам, на растерзание. На других верующих надевали пропитанные воском одежды, привязывали к деревьям и поджигали, – таким образом делали человеческие факелы для императорского сада.

Один из первых христианских мучеников происходил из Коринфа. Согласно “Книге мучеников” Фокса, Эраст, городской казнохранитель (Рим. 16:23), которого сам Павел, возможно, обратил в веру, был замучен в то время.

Религиозные преследования достаточно тяжелы для одинокого человека, но для того, кто женат, тяготы и мучения увеличиваются. Если бы Павел был женат, его страдания возросли бы из-за тревоги о семье и от сознания, что и семья тревожится за него. Каждый раз, когда его избивали, побивали камнями или заключали в тюрьму, члены его семьи испытывали бы страдания и страх за его жизнь. Кто позаботился бы о них в его отсутствие? Кто научил бы его детей, кто утешил бы его жену? Страдания и практические трудности апостола возросли бы во много раз, а действенность его служения уменьшилась бы. Женатые верующие, которым приходится испытывать преследования и трудности социального характера, неизбежно несут более тяжелый груз забот, чем неженатые.

Однако те, кто уже в браке, не должны искать развода. Брак – это союз на всю жизнь, который может быть разорван только смертью, прелюбодеянием или разводом со стороны неверующего. Остальные трудности, какими бы суровыми они ни были, никогда не могут быть причиной для развода.

Поэтому для тех, кто имеет дар одиночества, гораздо мудрее не вступать в брак. Соединен ли ты с женой? Не ищи развода. Павел говорит:”радуйтесь своему одиночеству, как благословению Божьему, воспользуйтесь его многими преимуществами”.

И до сих пор Бог дает дар одиночества некоторым из Своих детей. И многие признаки указывают на то, что теперь наступают и для нас времена углубляющихся конфликтов и, даже, преследований христиан. В 24-ой главе Евангелия от Матфея Иисус красочно описывает, какими беспорядками и ужасами будут отличаться последние времена. Характерными признаками последних времен будут войны, отступничества, преследования, лжепророки и всеобщие несчастья. Мы уже можем наблюдать такие явления, как перенаселение, загрязнение природы, рост преступности и безнравственности, лжепророков и сект, отпадение от веры и возвращающуюся угрозу глобальной войны. Новое столетие может принести с собой распространение военных действий на все новые районы, гражданские войны, революции, голод, болезни, преследования, деспотизм, природные катастрофы, экономический застой и депрессию.

Скорби по плоти

“Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти, а мне вас жаль” (7:28)

И снова Павел разъясняет, что для верующих не грех вступить в брак, если это брак с другим верующим (ст. 39, ср. 2 Кор. 6:14). Даже те, у кого есть дар вести одинокую жизнь, не согрешат, если женятся. Итак, если и женишься, по какой бы то ни было причине, не согрешишь. Суть этого отрывка в том, что брак – это то состояние, на которое христианин имеет законное право; но сначала ему лучше рассмотреть, что ему принесет одинокая жизнь, если он выберет ее.

О тех кто женится, Павел говорит: но таковы будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль. Апостол дает практический совет, а не моральное или духовное повеление. Верующие все еще остаются грешниками, послушными плотской ограниченности и слабости. Одинокому достаточно трудно переносить свои собственные недостатки, – что уж говорить о том, каково ему будет жить с другим грешником. Когда двое состоят в браке, многие трудности, связанные с человеческой природой, увеличиваются. Лицом к лицу начинаешь особенно ясно видеть недостатки своего партнера по браку, и это взаимно. Дети родителей-христиан рождаются такими же грешниками, как и всякие другие дети, и не становятся безгрешными, когда приходят к спасению В какой-нибудь степени они будут ссориться и друг с другом, и со своими родителями.

Это не значит, что в браке нет своих радостей и что семейная жизнь – это непрерывные неприятности. Любящая, преданная, духовная семья придает силы и радости не только ее членам, но несет благословение окружающим, укрепляет их духовные силы. В этих стихах Павел просто указывает на то, что, разрешая некоторые затруднения, брак в то же время может приводить к трудностям иного рода. Брак задуман Богом не как лекарство от всех бед, – личных, эмоциональных или духовных. А некоторые из трудностей он определенно усугубляет.

Слово “скорби” (тлипсис) буквально означает “то, что сжато вместе, или то, что находится под давлением”. Что теснее сближает людей или сжимает их, приближая друг к другу, чем брак? Двое становятся одним существом, но все же они – две личности, два различных человека. У каждого -свои представления и антипатии, свои характерные черты эмоции, у каждого свой темперамент и своя воля. Каждому из супругов свойственны в некоторой степени гнев, эгоизм, нечестность, гордость, забывчивость и бездумность И это относится даже к самым лучшим бракам! А когда один из супругов неверующий или духовно незрелый, эгоцентричный, темпераментный человек, или человек, подавляющий окружающих – тогда каждый конфликт в браке усугубляется.

Состоящим в браке приходится пережить свои конфликты, требования, жертвы и необходимость приспосабливаться, о которых одинокие люди не знают. Брак задуман Богом, брак свят, это состояние хорошее, утоляющее наши потребности, но оно не решает всех проблем. Наоборот – он создает новые. Брак никогда нельзя использовать как нечто вроде выхода, побега от реальности – даже от реальности одиночества. Многие люди приносят с собой в брак свое одиночество и кончают тем, что делают одиноким и другого человека. И, хотя брак задуман Богом как средство достигать нормального полового удовлетворения, вступление в брак не уничтожает искушения впасть в безнравственность, не кончает с вожделением. Тем, кто не способен воздержаться в половом отношении, Павел говорит: “пусть вступает в брак, ибо лучше вступать в брак, нежели разжигаться” (7:9). Но, даже, несмотря на то, что в браке имеется возможность удовлетворить физическое желание, ум человека может быть повернут в сторону достижения незаконного удовлетворения. Брак – это не средство исполнения грехов в половой жизни. Бывает так, что эти грехи только усугубляются, добавляя нового человека к списку тех, кто затронут их вредоносным влиянием. Конечно, бывает и так, что после того, как человек, покаявшись и получив прощение, женился, эти грехи исчезают, – но это не значит, что их устраняет брак. И брак не гарантирует того, что грехи в половой жизни не вернутся снова. Существуют скорби, свойственные только одиночеству; но скорби, свойственные браку, могут превзойти их.

Проходящий образ мира

“Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся . миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего” (7:29-31)

Центр тяжести этого отрывка в фразе, завершающей стих 31 ибо проходит образ мира сего. Слово, переведенное как “образ” (по гречески “схема”), означает “форма, стиль жизни, ход вещей или способ существования”. Образ мира непостоянен; он проходит.

Брачные взаимоотношения, хотя задуманы Богом и благословлены, не вечны. Говоря об ангелах в небесах, Иисус указал, что они “не женятся, ни выходят замуж” (Матф. 22:30). Благочестивые браки “заключаются на небесах”, но они в небесах не продолжаются. Брак исчезнет вместе с этим миром, потому что он задуман только для этого мира, а не для мира иного. Секты, которые распространяют учение о браках в небесах, противоречат одному из самых ясных и конкретных учений Господа. Брак проходит.

Слово время (каирос) относится к определенному периоду времени, этот период уже краток, или сведен вместе таким образом, что осталось лишь небольшое количество. Человеческая жизнь, даже самая долгая, коротка, “пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий” (Иак. 4:14). “Всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая -как цвет на траве, засохла трава, и цвет ее опал” (1 Пет 1:24; ср. Ис. 40:6-8). А во времена преследований и без того короткая жизнь становится и того короче.
Учить верующих, что мужья и жены должны жить как не имеющие супругов, не значит учить, что брачные отношения их больше не связывают или что их брачные обязанности сводятся на нет. Брак длится ровно столько, сколько длится жизнь, а потому он краток, как жизнь. И все же краткость жизни и трудные обстоятельства существования не уменьшают обязанностей мужей и жен. Кроме всего прочего, среди этих обязанностей – покорность жен по отношению к мужьям и любовь мужей по отношению к женам (Еф. 5:22-25, 28, 33; Кол. 3:18-19). И ни муж, ни жена не должны лишать своих супругов или супруг их брачных прав (1 Кор. 7:3-5). Павел учит тому, что брак не должен сводить на нет обязанности христианина, его преданность Господу и труду для Него. Брачные обязанности – не оправдание и не позволение лентяйничать в том, что касается Господних дел. Если мы пытаемся таким образом оправдываться, мы переставляем местами ценности, забывая о том, что стоит для нас на первом месте.

В наше время приходится сталкиваться и с такой трудностью христиане так привязаны к своим семьям, что от них трудно добиться посвященного служения Господу – даже если речь идет о миссионерах Во многих случаях они не хотят разлучаться со своими женами больше, чем на неделю, в крайнем случае, на две, – несмотря на то, что для важного служения может потребоваться больше времени. Необходимо установить равновесие, библейское равновесие, между осуществлением брачных потребностей и служением Господу.

Все христиане, женаты ли они, или одиноки, должны “о горнем помышлять, а не о земном” (Кол. 3:2). “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей… И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек” (1 Иоан. 2:15, 17). Мы должны более всего быть привязаны к вечному, понимая, что вечное важнее временного. Именно вечное должно для нас стоять на первом месте.

Но не только в том, что касается брака, мы не должны забывать, что для нас стоит на первом месте. Павел приводит четыре области, в которых мы не должны терять правильной перспективы. Вторая и третья области имеют отношение к чувствам печали или радости. Он пишет, что плачущие должны быть как не плачущие, и радующиеся, как не радующиеся. Мы более способны управлять своими эмоциями, чем это нам кажется, а особенно, если мы -христиане. Это не значит, что мы не должны иметь эмоций, и уж конечно мы не должны быть людьми жестокосердными или бесчувственными. С любовью это несовместимо. Но христианская любовь – это нечто большее, чем чувство; это -волевой акт, а не просто реакция на обстоятельства. На самом деле истинная любовь помогает сохранять пропорцию и нужную перспективу в том, что касается эмоций. Когда близкий человек, – будь то муж или жена, ребенок или милый друг, – умирает, или становится калекой, или заболевает, – мы не смеемся и не празднуем. Но, с другой стороны, зрелый в духовном отношении христианин в таких случаях не теряет голову, не падает духом, лишаясь всех надежд, всякой цели в жизни, всякого стимула жить дальше.

Другая опасность – чересчур увлечься чувством радости, радуясь тому, что является преходящим. Часто мы слишком большое внимание уделяем тому, что мы считаем праздником и счастьем. Личный успех, получение наследства или продвижение по службе иногда воодушевляют нас больше, чем духовная победа. Даже если мы во всех таких случаях воздаем хвалу Господу за благословение, мы можем потерять почву под ногами, утратить осознание того, что на самом деле является самым важным, и нами могут начать управлять скорее эмоции, чем здравый смысл и понимание того, что в духовном отношении стоит для нас на первом месте.

Четвертая область, о которой пишет Павел, это область финансов и владений: и покупающие, как не приобретающие. В том, что касается этой стороны жизни, коринфские верующие находились не в большей опасности, чем многие верующие в наши дни. Накапливание денег и вещей, которые за эти деньги можно купить, является главным занятием многих христиан, в этом отношении не отличающихся от окружающего их неверующего мира. Многие из пас более озабочены своим банковским счетом, домами и машинами, чем своей духовностью, – более озабочены внешним, чем внутренним. Мы очень привязаны к образу мира сего, хотя и знаем, что он проходит.

Пятая область – это область удовольствий; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся. Во времена изобилия, легкой, спокойной жизни, вседозволенности и неумеренного самовосприятия, легко жить для удовольствия. Даже те удовольствия, в которых нет ничего безнравственного или экстравагантного, все же могут быть мирскими. Мы можем столько времени отдавать мыслям о том, как бы получить побольше свободного времени, как бы удлинить отпуск, раньше выйти на пенсию, сделать свой дом более удобным, и тому подобное, – что все наши интересы сосредоточатся на этом, и мы начнем пренебрегать духовным.

Ни одна из этих пяти областей, по сути своей, не является чем-то плохим. Брак, горе, радость, собственность, удовольствия, – всему этому принадлежит законное место в жизни христианина. В самом деле, все это – часть того, что предоставляет нам Бог для нашей жизни здесь. Аскетизму Писание не только не учит – оно его запрещает (Кол. 2:18, 23; 1 Тим. 4:3). Но человеческие взаимоотношения, чувства, владения и удовольствия становятся грешными, когда все наши мысли и поступки начинают подчиняться им, и в особенности – когда они отрывают нас от труда для Господа. Мы должны держать брак в высочайшей чести (Евр. 13:4), Радоваться с радующимися и плакать с плачущими (Рим. 12:15), и не презирать земных владений. Наш “Отец небесный знает, что (мы имеем) нужду во всем этом” (Матф. 6:32). Но мы не должны переоценивать все это, зная, что оно проходит.

Заботы, приносимые браком

“А я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу. Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения” (7:32-35)

Четвертая причина, почему стоит оставаться одиноким, – это заботы, которые приносит с собой брак. И мужья, и жены, заботятся о мирском. Они заботятся о мирских нуждах друг друга, как и должно быть. Муж заботится о том, как угодить жене, и жена о том, как угодить мужу. Тот, кто не женат, (здесь слово “агамос” употребляется в широком значении) заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою телом и духом. А интересы женатого разделены между земным и небесным, – и этому так и следует быть.

Женщина незамужняя (Здесь “агамос” в смысле разведенная) и девица (в отличие от той, что стала одинокой из-за развода) способна быть святою и телом, и духом. Слово “святая” здесь употребляется в том основном значении – в значении отделенности от мира. Одинокие христиане, были ли они прежде женаты или нет, не более праведны или верны по своей природе, чем женатые. Но они способны -потому что семья предъявляет к ним меньше требований и возлагает на них не столько обязанностей, – больше посвящать себя труду. Быть святым или отделенным от мира значит быть свободным от мирских забот, но это не значит, что духовная верность женатого раздваивается или что неженатый более верен Богу. Многие женатые верующие святы в том смысле, что они в высочайшей степени преданы Господу, и многие неженатые верующие разделены в своих духовных интересах. Но практически неженатый способен и телом и духом отделиться от вещей этого мира, посвящая себя исключительно Господнему труду, более, чем женатый.

Женатые христиане не должны чувствовать себя виноватыми из-за того, что они женаты, и неженатые – из-за того, что они женятся. Апостол не стремится взвалить новое бремя на верующих, прибавить новые узы и заботы к тем, что они и без того имеют. И он не стремится заставить одиноких вечно оставаться одинокими. Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения.

Брак – не помеха для великой преданности Господу, и одиночество не гарантирует такую преданность. Но у одинокого меньше препятствий и больше преимуществ. Одинокому легче быть целеустремленным в делах Господа. А у женатого нет выбора: его интересы должны разделяться. Он не может быть верен Господу, если он не верен своей семье: “Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры, и хуже неверного” (1 Тим. 5:8). Однако, у одинокого выбор есть. Он свободен жениться или не жениться. Он не в узах, его не заставляют оставаться одиноким. Он может выбирать, – не между правильным и неправильным, но между хорошим и лучшим.

Павел не накладывал законнической петли (буквальное значение слова, переведенного как “узы”) на шеи одиноких христиан, не заставлял жениться, ни оставаться одинокими. Советуя им оставаться в том состоянии, в каком они находились, Павел руководствовался двумя причинами, и обе они были для их же пользы. Во-первых, он хотел помочь им избежать скорбей (ст. 28; ср. ст. 32), и хотел, чтобы они служили Господу без развлечения. Слово “служение” передает представление о людях, ожидающих Господа, как Его слуги (ср. 9:13).

Обеты отцов

“Если же кто почитает неприличным для своей девицы то, чтобы она, будучи в зрелом возрасте, оставалась так, тот пусть делает, как хочет; не согрешит; пусть таковые выходят замуж. Но кто непоколебимо тверд в сердце своем и, не будучи стесняем нуждою, но будучи властен в своей воле, решился в сердце своем соблюдать свою деву, – тот хорошо поступает. Посему выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше” (7:36-38)

По традиции, существовавшей у евреев, родители, а особенно отцы, долго играли господствующую роль в том, что касалось решения о браке детей. Этот принцип преобладал но многих обществах древности, не исключая и древнего Рима. Некоторые историки считают, что утрата отцовской власти в том, что касалось организации браков, привела к упадку Рима, так как это ослабляло семьи. Во времена Нового Завета устраивать браки, особенно для молодых людей, было нормой.

Из-за того, что существовало учение о преимуществах одинокой жизни, некоторые отцы в Коринфе, очевидно, дали обет, посвящая своих юных дочерей Господу, – обет о том, что их дочери останутся девами. Но, когда эти дочери стали достигать брачного возраста, многие из них, несомненно, захотели выйти замуж, – и их отцы попали в затруднительное положение. Должны ли они отказаться от обета, который дали за своих дочерей? Вероятно, у многих из дочерей не было дара вести одинокую жизнь. Желание выйти замуж у них боролось с желанием угодить отцу и Господу. Этот вопрос был среди тех, что упоминались в церковном письме к Павлу (7:1).

И снова Павел ставит ударение на то, что по отношению к браку верующий имеет выбор. Если намеченный супруг -христианин, то брак всегда допускается. Отец, который дал обет, что его дочь останется одинокой, чтобы служить Господу более преданно, был свободен изменить свое мнение и позволить ей выйти замуж, если она настаивала на этом. Что ни говори, а это был обет, принятый за другого, и поэтому он должен был подчиниться личным потребностям этого другого. Если она, будучи в зрелом возрасте, должна выйти замуж, то ее отец пусть делает, как хочет: не согрешит; пусть таковые выходят замуж. Как и сами неженатые не находятся в узах (ст. 35) и не совершают греха, женясь (ст. 28), не совершает греха и отец, который дал обет за свою дочь и изменяет свое решение. То, что он дал обет, хорошо; но если его дочь не способна или не склонна исполнять этот обет, и она, и ее отец свободны поступать так, как они желают. Слова “если это должно так быть” указывают на то, что дочь в самом деле намеревается выйти замуж, и отцу следует позволить ей это.

Но если отец оставался непоколебимо тверд в сердце своем, то есть не изменил своего мнения об обете, и не стесняем нуждою, то есть его дочь не просит его изменить мнения, и имеет добрые и чистые побуждения (властен в своей воле), глубоко предан (решился в сердце своем), он может соблюдать свою деву. Слово “нужда” лучше перевести как “необходимость”, – что относится к необходимости выйти замуж для его дочери (ср. “оставалась так”, стих 36). Побудить отца изменить решение соблюсти обет может только нежелание дочери. А его твердость в отношении обета поощрит и его дочь быть твердой в отношении ее обета. Поступая так, он делает хорошо.

Павел повторяет, что существует выбор: посему выдающий замуж девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше. Как и в случае с самим одиноким человеком (ст. 28), это выбор не между верным и неверным, но между тем, что хорошо, и тем, что лучше.

Постоянство брака

“Жена связана законом, доколе жив муж ее; если, же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия” (7:39-40)

Эти слова, дополняющие рассуждение Павла об одинокой жизни, не являются чем-то вроде “довеска”, как считают некоторые толкователи. Они затрагивают вопрос о постоянстве брачных взаимоотношений, не в том смысле, что они вечны, а в том смысле, что длятся всю жизнь. Они связывают нас до тех пор, пока оба супруга живы. Отвечая на это учение нашего Господа, Его ученики сказали: “если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться” (Матф. 19:10). Хотя христиане, обладающие даром вести одинокую жизнь, имеют право жениться, они должны помнить, что тем самым связывают себя на всю оставшуюся жизнь, если умрут раньше своих супруг или супругов. В любом случае верующий будет связан, доколе жив муж (или жена), что часто означает – до старости, и время наиболее продуктивного служения Господу окажется позади.

Если супруг умрет, верующий свободен выйти (замуж или жениться), если новый супруг в Господе (ср. 9:5). Конкретно этот совет обращен здесь к вдовам, но он относится также и к вдовцам. Здесь сделано два ударения: вдовы верующие не связаны необходимостью оставаться одинокими, но, если они вновь женятся, то должны жениться на верующих.

Но новый брак – это не идеальное состояние; это не лучше, что может дать Бог каждому. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету. И снова (ср. ст 28, 32, 35) Павел ясно показывает, что он не повелевает, но дает совет на благо тех, кто примет этот совет. Вдовый человек, имеющий благословение от Бога вести одинокую жизнь, будет блаженнее, если останется одиноким.

Утверждение Павла а думаю, и я имею Духа Божия, не умаляет вышесказанное, а подчеркивает его. С оттенком сарказма Павел замечает, что и им руководит Святой Дух, -видимо, намекая на то, что утверждали обе враждующие группировки, – и та, которая защищала превосходство безбрачья, и та, что отстаивала превосходство брака. Как-никак, а Павел говорил как “волею Божиею призванный апостол Иисуса Христа” (1:1). Его повеление было Божиим повелением, и его совет – Божиим советом.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий