Безнравственность в церкви

“Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены, имеет жену отца своего. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело. А я, отсутствуя телом, но присутствую у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, В собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, Предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа. Нечем вам хвалиться. Разве не знаете, что малая закваска квасит все тесто? Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины. Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; Впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего; Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или злоречивым, или. пьяницею, или хищником; с такими даже и не есть вместе. Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас” (1Кор.5:1-13)

Город Коринф во дни Павла во многом был подобен современному нам западному обществу. Коринфяне упорно стремились жить по-своему. И ни в чем они не были так настойчивы, как в отношении осуществления физического вожделения. Половая распущенность была безудержной, и церковь, – тогда, как и сейчас, – не оставалась нетронутой этой бедой.

Вся 5-я глава 1 послания к Коринфянам посвящена проблеме безнравственности в церкви, и большая ее часть – конкретно безнравственности в половой жизни. Но не меньшей угрозой, чем сама аморальность, была терпимость церкви по отношению к ней. Возможно, из-за того, ‘что коринфяне ориентировались на философию и так любили человеческую мудрость, они стремились объяснить с рациональной точки фения и безнравственное поведение своих единоверцев куплю гранитные памятники. Как бы то ни было, мер по исправлению грешников они предпринимать не собирались. Даже те из них, кто сам не пел безнравственную жизнь, возгордились (ст. 2), возможно, ссылаясь на свою “свободу во Христе”, как это делают многие современные верующие. Очевидно, среди коринфян было много таких, кто гордо выставлял свои пороки напоказ в церкви.

Глава адресована не тем верующим, или “так называемым” верующим, которые, “называясь братом”, оставались блудниками (ст. 11), а остальным членам церкви, которые смотрели на безнравственность своих единоверцев, как безучастные зрители, ничего не предпринимая по сути, высокомерно отказываясь предпринимать что бы то ни было по этому поводу.

Начиная с 1:10 и вплоть до 4:21 Павел рассуждал о более философских и психологических типах грехов, о грехах ума и чувств. Разделение в церкви в первую очередь порождалось духом групповщины, который проявлялся в возникновении нескольких групп, каждая из которых претендовала на исключительность и считала, что именно она выгодно отличается от других в том, что касается духовности.

А глава 5 рассматривает в первую очередь грехи плоти. Но эти грехи были связаны с грехами ума и сердца, потому что все грехи связаны между собой. Грех в одной области всегда делает нас менее защищенными перед грехами в других областях. Например, в наши дни возрастание числа грехов в области половой жизни и грехов, связанных с насилием, идет рука об руку с расширением гуманистического образования, с ростом аморальной философии и соотносятся с ростом гордости и самоудовлетворенности, в то время как все, что касается Бога иисус, интересует людей все меньше.

Главное, для чего Павел написал эту главу, чтобы призвать коринфян наказать упорствующих во грехе членов церкви. В этой главе он объясняет, почему наказание необходимо, говорит о том, каким оно должно быть, по какой причине и в какой сфере должно накладываться.

Необходимость наказания

“Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, каково не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать…” (5:1-2а)

Первое, что должны были понять коринфяне из послания Павла, – это что существовала необходимость наказывать грешников. Поскольку они, очевидно, рационально объясняли или преуменьшали безнравственность в своей среде, они не видели нужды в наказании грешников. Первым шагом Павла, было показать им, что безнравственность есть безнравственность – что это нечто серьезное, нечто такое, что не должно быть терпимым, – им это уже и самим следовало знать. Поскольку был верный слух, что (у них) появилось блудодеяние, это значит, что сведение об этом было широко известным и должно было бы шокировать самих коринфян не меньше, чем оно шокировало Павла.

Эту церковь тщательно учили – и сам Павел, и другие служители. Коринфские верующие получили хорошее начальное образование в том, что касается христианского учения и морали. Кроме того, в предыдущем, не вошедшем в Библию, послании Павла им было прямо сказано о необходимости наказывать верующих, упорствующих во грехе. “Я писал вам в послании не сообщаться с блудниками” (ст. 9). Но, как это ни печально, хотя беды, о которых Павел пишет в этой главе, не были для коринфян новыми, они относились к ним с терпимостью.

Коринфская церковь в общем славилась своей безнравственностью, и слухи об этом не раз доходили до Павла. Как только что упоминалось, он писал об этом в предыдущем письме к ним. Но та беда, о которой он первым делом упоминает, было такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего.

Блудодеяние – это перевод греческого слова “порнейа”, от которого произошло современное слово порнография. Это слово относится к любой недозволенной половой деятельности. В данном случае блудодеяние было одной из форм инцеста, потому что мужчина жил с женой своего отца, то есть со своей мачехой. Термин жена отца указывает, что эта женщина не была его родной матерью, но вышла замуж за его отца после того, как его родная мать умерла или развелась с его отцом.

Что Бог рассматривает такие отношения как инцест, ясно из Ветхого Завета. Половые отношения между мужчиной и его мачехой считались относящимися к той же категории, как и отношения между мужчиной и его родной матерью. Любой, повинный в тех или иных половых “мерзостях”, должен был быть отрезан от своего народа (Лев. 18:7-8, 29; ср Вт. 22:30), – что означает высшую меру наказания Из работ Цицерона и других римских авторов мы знаем, что такого рода инцест был строго запрещен также и по римскому праву. Как заметил Павел, такого блудодеяния было не слышно даже у язычников. Член коринфской церкви был повинен в таком грехе, каким не грешили даже его соседи-язычники – и какой они не потерпели бы в своей среде Поэтому этот грех был тяжелым препятствием на пути свидетельствования этой церкви.

Стоит указать на три момента, касающиеся этих конкретных взаимоотношений, которые кажутся очевидными Во-первых, настоящее время глагола “имеет” указывает, что грешное поведение длилось в течение некоторого времени и все еще продолжалось. Это не было нечто, случившееся однажды, это не была короткая связь, – это были продолжительные и открытые отношения. Может быть, мужчина и его мачеха жили вместе, как муж и жена. Во-вторых, поскольку прелюбодеяние не было осуждено, эта связь между пасынком и мачехой, возможно, побудила эту женщину развестись с его отцом. К тому времени, когда Па вел писал свое послание, ни один из них не состоял в законном браке. В-третьих, поскольку Павел не призывал коринфян наказать также и женщину, по-видимому, она не была христианкой. Поэтому мужчина, будучи верующим, поступал не только безнравственно, но и состоял в несравненном отношении к этой женщине (2 Кор. 6:14).

Но еще больше, чем сам грех, Павла шокировала терпимость церкви по отношению к нему. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать. Кажется, ничто не могло задеть коринфян, пробиться сквозь их высокомерие и самохвальство (ср. 1:12; 3:3, 21; 4:6-7, 18). Они были настолько самодовольны и самоуверенны, что оправдывали или объясняли с рациональной точки зрения самое развращенное поведение в своей среде. Возможно, они смотрели на кровосмешение как на выражение своей христианской свободы или же рассматривали свою терпимость как проявление христианской любви. В любом случае их ослепляло их собственное высокомерие, затмевая от них ясную истину Божьих норм поведения. Возможно, они, будучи членами группы, преданной одному из великих духовных руководителей (Павлу, Аполлосу или Петру, см. 1:12) чувствовали себя в такой безопасности, что думали, будто бы они могли безнаказанно грешить.

На самом же деле им следовало лучше плакать. Церковь, которая не плачет над грехами, особенно над грехами в своей собственной среде, находится на грани духовной катастрофы. Когда грех перестает нас шокировать, мы теряем защиту от него. Как писал Александр Поуп, Порок – чудовище, столь мерзкое на вид, что кто его увидит – прочь бежит; но, видясь часто, с ним мириться начинаем, жалеем, а потом – в объятья заключаем.

По этому пути и пошла церковь в Коринфе. Она с гордостью подчинялась своим собственным чувствам и объяснениям, вместо Божьего Слова, – и оказалось, что она не обращает внимания и даже оправдывает вопиющий грех в своей среде.

Фиатирская церковь во многом была образцовой. Она была сильна в “любви, и служении, и вере, и терпении”, и росла, совершая все больше добрых дел. Но она с терпимостью относилась к “жене Иезавели, называющей себя пророчицею” (Отк. 2:19-20). Некая женщина в церкви, претендовавшая на то, чтобы говорить от имени Бога, на самом деле вводила в заблуждение других верующих, уча их вести безнравственную жизнь. Хотя ей дали время покаяться, она не раскаялась. Поэтому и она сама, и все те, кто участвовали в ее любодеяниях, стали предметом сурового Божьего осуждения. Наказание им должно было быть предостережением всем христианам и напоминанием о праведных путях Божиих, о том, что Он знает их умы и сердца (ст. 21-23). Бог относится серьезно к чистоте Своей церкви и повелевает Своим детям относиться к ней не менее серьезно.

Каждый раз, когда христиане не каются в грехе и не очищаются от него, грех разрастается и распространяется на других. Когда Павел писал свое второе послание к Коринфянам, он все еще был глубоко озабочен духовным и моральным состоянием этой церкви: “Ибо я опасаюсь… чтобы опять, когда приду, не уничижил меня у вас Бог мой и чтобы не оплакивать мне многих, которые согрешили прежде и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве, какое делали” (2 Кор. 12:20-21). Поскольку коринфяне отказывались плакать над своими грехами, они заставляли плакать Павла и оскорбляли Святого Духа (Еф. 4:30).

Христиане не должны относиться к греху внутри своей церкви более терпимо, чем к своему собственному греху. “А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым… И не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте” (Еф. 5:3, 11). Это -обязанность всех членов церкви, а не только пастора и руководителей, – обличать грешные дела внутри общины. От нас требуется, без фарисейства и не суя нос в чужие дела, быть постоянно начеку, бдительно соблюдая чистоту тела нашего Господа, церкви, которой угрожают безнравственность и разного рода грехи. Мы должны осознать, что необходимо распознавать грех в церкви и очищаться от этого греха. Обнаружив грех, мы должны духовно плакать, пока не очистимся от него.

Метод наказания

“дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело. А я, отсутствуя телом, но присутствуя духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, В собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, Предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа” (5:2б-5)

В этих стихах Павел ясно говорит о том, какие меры надо предпринять, чтобы наказать человека, который отказался раскаяться и оставить свою вопиющую безнравственность. Его следовало отлучить от церкви, изъять… из среды вас.

Иисус так изложил метод церковного наказания:

“Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь” (Мф. 18:15-17).

Наказание не находится в противоречии с любовью. Фактически, как раз наоборот: с любовью несовместима безнаказанность. “Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает” (Евр. 12:6). Господь наказывает Своих детей, потому что Он любит их, -и мы станем наказывать своих братьев и сестер в Господе, если мы истинно любим Его и истинно любим их. А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело… призвал коринфскую церковь вместе с ним признать серьезность нарушений, осознать потребность в наказании и предпринять соответствующие меры, – как это уже и сделал Павел, так, словно бы он находился среди них. Он говорит коринфянам, что внутри себя, в своем духе, он осудил грешника и утвердил необходимость наказания.

Итак, Коринфская церковь должна была собраться во имя Господа нашего Иисуса Христа и силою Господа нашего Иисуса Христа совершить то, что, как они знали, было волею Христа в этом конкретном деле, совершать то, что совершил Он, если бы находился среди них. Им были известны принципы, которым учил Христос (Мф. 18), и апостол призывал их применить эти принципы на деле. Господь объяснял, что ответственность за наказание грешников несет местная община А когда местная церковь действует во имя Иисуса, то есть согласно Его слову, она может быть уверена в том, что действует Его силою.

Ведь именно в контексте Своего учения о церковном наказании Господь сказал “что вы свяжете на земле, то будет связано на небе” и “если двое из вас согласятся просить о всяком деле, то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Мф. 18:18-20) Господь всегда благословит и исполнит силы то, что мы воистину делаем в Его имя. Если мы последовали Его указанию о том, чтобы “подтвердилось всякое слово” мы знаем, что наше решение о вине или невинности (связывать или разрешать) будет в согласии с небесным Когда мы собираемся в Его имя, Он всегда с нами – Сам очищая нас (ср Еф 5:25-27). Церковь никогда не находится в большом согласии с небесами и никогда не действует в таком совершенном согласии со своим Господом, чем в тех случаях, когда разбирает вопросы о грехах, чтобы сохранить свою чистоту.

Когда коринфяне соберутся, чтобы совершить наказание, на свое собрание, Павел будет с ними духом. Апостол учил их как пастор, теперь писал к ним во второй раз (1 Кор. 5:9) и собирался продолжать давать им советы и ободрение, помогая им осуществлять волю Божию, даже и тогда, когда он не мог быть с ними лично.

Вывести человека, исповедующего христианство, из своей среды, отлучить его от церкви, – это будет означать предать (его) сатане во измождение плоти Сатана – правитель сего; мира поэтому предать верующего сатане означает вытолкнуть его назад, в его собственный мир, отнять у него заботу и поддержку христианской общины Этот человек потерял свое право на участие в церкви Иисуса Христа, которую Христос во что бы то ни стало хочет соблюсти в чистоте Слово ” предать” (парадидами) указывает на юридический акт, приговаривающий осужденного к наказанию. Приговор, который следовало вынести грешному верующему, – это отдать его сатане. Например, Именея и Александра Павел отлучил от церкви, так как эти двое постоянно богохульствовали и не каялись в этом. Это были пасторы, преподающие ложное евангелие; Павел их “предал сатане, чтобы они научились не богохульствовать” (1 Тим. 1:20).

Такое наказание приводит к измождению плоти. Слово измождение (олефрос) может означать даже смерть. Это слово часто употребляется, когда говорят о Божьем наказании за грех. Но над духом верующего сатана не имеет силы. Когда сатана нападал на Иова, ему позволялось наносить этому божьему человеку только физические повреждения. Сатана мог разрушить имения Иова и нанести вред его телу, но погубить душу Иова сатана не мог. Внутри себя верующий целиком принадлежит Христу, и мы можем быть абсолютно уверены, что дух его будет спасен в день Господа нашего Иисуса Христа. Но, пока этого не случится, верующий может быть предан на великие страдания от рук сатаны.

Иисус ясно говорил, что все страдания и несчастья не являются прямым результатом греха – ведь страдания Иова не были результатами его греха. Когда его ученики предположили, что слепорожденный был наказан за свой грех, Иисус ответил: “не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии” (Ин. 9:2-3) Но точно также ясно говорит Писание о том, что болезнь может быть прямым результатом греха. Поскольку некоторые из коринфских верующих злоупотребляли причастием и недостойно участвовали в Господней вечере, Павел говорил им; “Оттого многие из вас немощны и немало умирает” (1 Кор. 11:30). Физическая слабость, болезнь и даже смерть мо-гут быть плодами упорного греха. Когда Анания и Сапфира солгали церкви о выручке за продажу их собственности, они солгали также и Святому Духу. Их развращенность привела к тому, что они упали мертвыми на месте, “и великий страх объял церковь и всех слышавших это” (Деян. 5:1-2), Поскольку они были верующими, Господь взял их к себе, но Он не мог позволить, чтобы такая безнравственность пятнала Его церковь.

Измождение плоти – эти слова указывают на то, что человек, занимавшийся в Коринфе инцестом, возможно, должен был умереть, если не раскается в своем грехе. Там не говорится о том, что он заболел какой-то определенной болезнью или получил какое-то повреждение, или попал в какие-то конкретные обстоятельства, но его тело встало на путь разрушения, что произошло с особой целью наказания. Если он продолжал грешить, его жизнь заканчивалась до того, как он должен был бы умереть в ином случае. Он пойдет на небеса, потому что он – верующий; но отправится раньше срока. Чтобы защитить Свою церковь, Господу придется забрать его до времени. Поскольку некоторые верующие цепляются за эту жизнь, имея ограниченное представление о небесах, такое смертельное наказание может подействовать на них как предостережение: вот что может случиться и с ними, если они будут грешить.

Но может быть и так, что этот человек раскаялся. Возможно, он был одним из тех, о которых Павел говорил во втором послании к коринфянам, что таких надо простить, утешить и оказать им любовь, “чтобы не сделал нам ущерба сатана; ибо нам не безызвестны его умыслы” (2 Кор. 2:5-11). Наказанный брат все же остается братом, и презирать его нельзя, даже если он не раскаялся (2 Фес. 3:14-15). А если он покаялся, его надо простить и восстановить в любви (Гал. 6:1-2).

Причина наказания

“Нечем вам хвалиться. Разве не знаете, что малая закваска квасит все тесто? Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины” (5:6-8)

Наказание иногда должно быть суровым, потому что если не наказывать, то это приведет к гораздо более тяжелым последствиям. Грех – злокачественное явление, духовно разлагающее и болезнетворное. Он не долго остается изолированным. Если не изъять его из среды верующих, он будет распространять свою инфекцию до тех пор, пока не заболеет вся община.

Коринфяне не могли смело посмотреть в лицо этой истине, хотя они знали о ней уже задолго до этих событий. Их гордость подталкивала их к забывчивости и небрежности, и Павел говорит им: Нечем вам хвалиться. Тем самым он хочет сказать: “поглядите, куда вас завело ваше высокомерие и хвастовство. Поскольку вы все еще любите человеческую мудрость, признание от людей и то, что от мира сего, вы оказались совершенно слепыми к вопиющему греху, который и погубит вашу церковь, если вы не удалите его из вашей среды”. Разве не знаете, что малая закваска квасит все тесто? Если бы он использовал более современное сравнение, он бы сказал: разве вы не знаете, что одно гнилое яблоко может испортить всю бочку?

Бог устанавливает диагноз – духовное здоровье – только по нормам Своей праведности. Мы можем быть высокоодаренными, осыпанными всеми благословениями, иметь большой успех, быть высокоуважаемыми – и также быть великими грешниками. Таким и было состояние Коринфской церкви. Среди верующих этой церкви служителями были Павел, Аполлос и Петр. Коринфяне во Христе “обогатились всем, всяким словом и всяким познанием” и “свидетельство Христово утвердилось” в них, и не имели “недостатка ни в каком даровании” (1:5-7). И все же они были горды, высокомерны, хвастливы и безнравственны – и даже терпимы к грехам, не исключая и таких, которые осуждались язычниками.

Подобно коринфянам, книжники и фарисеи во дни Иисуса были весьма довольны собой. Они любили “предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях”, и чтобы люди звали их: “учитель! учитель!”. Они думали, что заслужили такое признание. Но Иисус обрушил на них множество горьких упреков (фраз, начинающихся с выражения “горе вам”), показывая грех за грехом, в которых они были повинны. Он обличал их слепоту и лицемерие. Их необузданная гордость совершенно затмила от них самые очевидные духовные принципы, а их высокомерие соблазнило их жить жизнью, полной постоянного притворства. “Змии, порождения ехидины! как убежите вы от осуждения в геенну?” (ст. 13-33). Но в собрании верующих христиан такая гордость еще более оскорбительна, чем это было в случае с духовными лицемерами, вроде тех иудеев, к которым обращался тогда наш Господь.

Большая община, впечатляющая работа Воскресной школы, активное свидетельство, посещения, советы и любые полезные программы, – все это не защищает и не оправдывает такую церковь, которая неверна в том, что касается очищения себя самой. Когда, – будь-то с готовностью, будь-то даже только по небрежности, – допускается, чтобы грех прошел неоспоренным, чтобы он безнаказанно сошел с рук грешникам, тогда церковь, большая по размерам, окажется в большей опасности распространения инфекции этой духовной болезни.

В древности, непосредственно перед выпечкой хлеба маленькую порцию теста изымали и приберегали. Этой малой закваске, или дрожжам, давали забродить в воде, и затем добавляли ее в следующий замес свежего теста, чтобы тесто поднялось.

В том примере, который приводит Павел, закваска иллюстрирует влияние. Обычно это сравнение относилось к влиянию зла, хотя в Мф. 13:33 оно символизирует доброе влияние небесного царства. Однако, в данном случае имеется в виду злое влияние. Все тесто в этом примере – местная церковь. Если греху дать возможность, он испортит всю церковь, подобно тому, как закваска квасит все тесто. В том состоит порода греха, чтобы бродить, портить и распространяться все шире.

Для иудеев в историческом отношении закваска также означала нечто плохое из прошлого, привнесенное в настоящее. Когда Бог готовил Израиля покинуть Египет, Он научил Свой народ обрызгать кровью ягненка перемычки и косяки своих дверей, чтобы ангел смерти, во время казней египетских проходя мимо, не убил бы и их новорожденных первенцев (Исх. 12:23). И, когда израильтяне пекли хлеба, готовясь к побегу из Египта, им не разрешалось добавлять к тесту закваску. С одной стороны, у них не было времени замешивать закваску в тесто и ждать, пока тесто поднимется, так как они .”не могли медлить” (ст. 39). С другой стороны, хлеб – это символ пищи жизни, а Пасха и исход – символ избавления от старой жизни (в Египте) и вступления в новую жизнь (в земле обетованной). Закваска – это символ старой жизни: путей Египта, путей мира, которые надлежало полностью оставить позади. Поэтому как в то время, когда они выходили из Египта, так и каждый раз, когда они впоследствии отмечали Пасху, Господь повелел: “не ешьте квасного” и “не должно находиться у тебя квасного хлеба, и не должно находиться у тебя квасного во всех пределах твоих” (13:3,7). Каждый кусочек закваски следовало выбрасывать.

Подобным же образом и христиане должны освободиться и отделиться от старой жизни. Ничего старого мы не должны привнести с собой в новую жизнь. Очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Слово очистите -это перевод составного слова (“эккафайро” – очистить или освободить полностью), с помощью которого подчеркивается полнота очищения. Пасха в Египте – это символ жертвоприношения Иисуса Христа, совершенного пасхального Агнца Божьего, и помещения Его крови на нас; эта новая Пасха полностью отделяет нас от господства греха и наказания осуждения. И мы тоже должны удалить все, относящееся к старой жизни, все, что внесет в новую жизнь инфекцию скрытой болезни и проникнет внутрь новой жизни, если мы вовремя не очистимся. Как Израиль в результате Пасхи был освобожден из Египта и должен был ясным образом порвать с угнетателем, так и верующий должен полностью отделиться от своей старой жизни, покончить с ее грешными взаимоотношениями, нормами и привычками. Христос умер, чтобы освободить нас от рабства греха и дать нам новые узы праведности (Рим. 6:19), которые и есть единственная истинная свобода.

Дэвид Брайнэрд, который всю свою короткую взрослую жизнь провел миссионером для американских индейцев, в своем дневнике писал:

“Я никогда не отступал от Иисуса, и притом распятого, и обнаружил, что, когда мои люди были захвачены этим великим евангельским учением – о Христе, и притом распятом, – мне не приходилось давать им указания о том, что касается морали. Я обнаружил, что одно вытекает из другого наверняка и неизбежно, одно является плодом другого… Я обнаружил, что мои индейцы начали одевать одежды святости, и их общая жизнь становилась освященной даже в мелочах, когда ими владело учение о Христе, к притом распятом”.

Одно из сильнейших средств защиты от греха, которое есть у нас, христиан, – это просто сосредоточиться на нашем Господе и на жертве, которую Он принес ради нас. Понять, что Его смерть за грех в применении к нам призывает нас прочь от греха, к полному разрыву со старыми путями – это значит понять освящающую задачу креста (см. Тит. 2:11 – 14). Невозможно быть занятым этой истиной и грехом в одно и то же время.

Павел заключает это высказывание словами о том, что мы должны продолжать праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины. Пасху Ветхого Завета праздновали только раз в году в воспоминание об избавлении из Египта. А христиане должны праздновать постоянно. Каждая наша мысль, каждый план, каждое намерение должны находиться в согласии с Божьей волей Тот совершенный пресный хлеб (опресноки), который Он желает, чтобы мы ели, это хлеб чистоты и истины. Чистота – качество человека, подлинно честного и искреннего, и от этого качества происходит истина В ном контексте оба слова – синонимы очищенной новой жизни в Иисусе Христе – жизни, в которой нет места для старой закваски, для нечистоты порока и лукавства. Слово порок говорит о злом нраве или о склонности ко злу. А лукавство (или .развращенность) – это действие, в котором проявляются злые наклонности. Мы призваны праздновать нашу Пасху во Христе не раз в году, но постоянно, посвящая всю свою жизнь чистоте и отказываясь от греха.

Наказание в церкви необходимо, чтобы удалять нечистоты, которые могли бы запятнать и испортить это празднование. Наказание предохраняет Тело Христово от проникновения в него инфекции зла.

Сфера наказания

“Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; Впрочем не вообще с блудниками мира сего, или. лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с такими даже не есть вместе. Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак извергните развращенного из среды вас” (5:9-13)

Наказание, которое Бог повелевает Своей церкви наложить на нераскаявшихся, должно быть наказанием определенного рода и налагаться внутри определенных рамок. В вышеприведенных стихах указываются некоторые определенные типы проступков, которые требуют наказания, и даются дальнейшие объяснения о том, каким образом наказание должно накладываться.

В предыдущем письме (см. Введение) Павел велел коринфским христианам не сообщаться с блудниками. Сообщаться – перевод слова “сунанамигнуми”, которое буквально означает “смешиваться”. Составная форма, использованная здесь, усиливает смысл этого слова, которое означает в этом употреблении “вести тесное, задушевное общение с кем-либо”.

Верным христианам нельзя вести тесную дружбу ни с кем из единоверцев, постоянно совершающих серьезные грехи, – подобные тем, что перечислены в этих стихах. Если нарушители не послушают совета и предостережения двух или трех верующих и даже целой церкви, их следует вывести из общины. Им нельзя разрешать участие ни в какой деятельности церкви, – ни в богослужениях, ни в Воскресных школах, ни, даже, в социальной работе. Что очевидно и что важнее всего – им нельзя позволять исполнять руководящую роль в церкви. Они должны быть абсолютно отрезаны и от личного, и от группового общения с другими христианами, не исключая и совместных трапез (ст. 11, ср. 2 Фес. 3:6-13).

При этом нельзя делать никаких исключений. Даже если нераскаянный человек – близкий друг или член семьи, его следует изолировать. Если он грешит, он должен потерять связь с единоверцами, чтобы не заразить их своей испорченностью и чтобы принять на себя последствия своего греха. Боль, вызываемая такой изоляцией, может обратить этого человека к раскаянию.

Церковь, не наказывающая нераскаянного грешника из своей среды, подобна человеку, который, хотя у него есть все основания предполагать, что у него рак, отказывается идти к врачу, – либо потому что не хочет прямо посмотреть в лицо беде, либо потому, что боится лечения. Но если он будет слишком долго медлить, болезнь распространится по всему его телу и для лечения будет слишком поздно. Ни одна церковь не обладает таким железным здоровьем, чтобы справиться с инфекцией греха, постоянно проникающего в ее среду. В этом отношении церковь не больше способна противиться беде, чем бочка самых здоровых и питательных яблок может сопротивляться порче, исходящей от одного единственного гнилого яблока. Единственное спасение в обоих случаях – изоляция.

Что касается коринфян, они неправильно истолковали полученный ими в предыдущем письме совет Павла о том, чтобы не сообщаться с блудниками. Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего, – объясняет он. Очевидно, эта церковь прекратила общение с неверующими вместо того, чтобы прекратить общение – с нераскаянными верующими. Апостол указывает, что поступать так невозможно – иначе нам пришлось бы покинуть эту планету. Кроме того, грех вне церкви и приблизительно не так опасен для церковной общины, как грех в ее собственной среде. Возможно, неверная реакция коринфян отражала, кроме того, их желание терпимо относиться к греху в своей среде. А их обращение с неспасенными в миру, может быть, обнаруживало их духовное высокомерие.

Что касается этого мира, мы должны ему свидетельствовать; именно ему мы призваны нести Евангелие Мы должны не приспосабливаться к миру (Рим. 12:2), но быть в мире и иметь общение с неспасенными – иначе мы никогда не сумеем евангелизировать их В Своей первосвященнической молитве Господь молился “Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил от зла. . Как Ты послал Меня в мир. так и Я послал их в мир” (Ин. 17:15, 18). Мы должны “быть неукоризненными и чистыми, чадами Божьими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором (мы сияем), как светила в мире” (Фил 2:15). Бог задумал, чтобы мы были в мире, чтобы мы были солью мира и светом миру (Мф 5:13-16), чтобы мы были Его свидетелями миру (Деян. 1:8)

С кем мы не должны сообщаться, это с так называемыми верующими – с тем, кто называясь (ономазо – “носить имя кого-либо”) братом, остается блудником. Такие люди угрожают духовному здоровью церкви. Мы не можем знать, кто верит воистину, а кто – нет, но наказание следует накладывать на любого, называющего себя христианином. Поскольку мы не можем различать, с плевелами следует обращаться как с пшеницей. Любой, носящий имя Христа, должен быть подвергнут наказанию.

Павел ясно говорит о том, что отлучать от церкви следует только тех, кто совершает исключительные грехи, – вроде того брата, который жил со своей мачехой. Отлучение следует применять по отношению к любому, кто, называя себя христианином, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником.

Хотя верующие получают новую, божественную природу, хотя их внутренний человек наполняется жизнью Бога, приобретает новое святое “я” – плоть все еще остается и сохраняет способность предаваться самым разнообразным грехам. Верующий, который не хочет воспользоваться ресурсами, предоставляемыми ему новой жизнью, и покоряется плоти, скатится назад, в привычную колею зла, – и станет предаваться грехам, вроде упомянутых здесь. Употребленные здесь греческие слова – это существительные, указывающие на модели поведения.

Могут ли верующие скатиться в такую колею греха? Ответ – да. При спасении цена греха оплачивается и господство греха оказывается сломленным, так что покорность ему перестает быть необходимостью, – но остается добровольной. Верующие, выбирающие грех, будут идти путем греха, пока не раскаются. В 6:9-11 Павел говорит, что такие неправедные не войдут в Царство Божие (имея в виду спасение), и заверяет коринфян, что они уже не таковы, как все такого рода грешники. И все-таки, в 6:8, он говорит, что коринфяне ведут себя подобно таким грешникам. Суть тут в том, что в неверующих действует несломленная структура греха, которая не может быть обуздана. А у верующих эта жесткая структура разбита, власть греха над ними проявляется не так часто и не так абсолютно. В их жизни находится место также и праведности, и доброте, проявлению добродетели. Однако, из-за того, что наша человеческая природа остается при нас, грех всегда разбивает структуру праведности. И если верующий упорствует во грехе, устанавливается грешная колея, мешающая проявлениям святости – признаку новой природы. Вот почему мы получаем так много заповедей и призывов к послушанию и к соблюдению церковной дисциплины. Верующий в определенные моменты своей жизни и в определенных отношениях может быть достаточно грешным для того, чтобы охарактеризовать его как неверующего.

Мысль Павла – если соотнести этот текст с 6:9-11 – в том, что верующие могут поступать как неверующие, которым закрыт доступ в Царство. Мы не можем отделить пшеницу от плевелов или определить, подлинно ли брат тот, кто называет себя братом, по той самой причине, что христиане могут впадать в грешный образ жизни, сходный с путями неверующих. Такой грешный образ жизни делает верующего неотличимым от неверующего – для мира, для церкви и даже для него самого. Все гарантии у него отнимаются, конфискуются (ср. 2 Пет. 1:5-10; 1 Ин. 2:5). Существенно важно осознать, что у спасенного ход греха не останется ненарушимым, как у неверующего. Он принесет какой-нибудь плод праведности, потому что новая природа должна проявиться (Ин. 15:1-8). Некоторые члены церкви грешили всеми этими грехами. Безнравственный – главный субъект обсуждения 5-ой главы 1-го послания к Коринфянам. Что некоторые из них были лихоимцами, подразумевается в 10:24, а в 10:21-22 говорится о том, что некоторые участвовали в идолослужениях. Очевидно, что многие из них были злоречивыми или хищниками, с презрением отзывавшимися о членах других групп (3:3-4) и, вероятно, с пренебрежением обращавшимися с Тимофеем, когда он пришел служить им (16:11). Среди них были пьяницы (11:21), и среди них были лихоимцы (6:8). Все это послание напоминает о том, на какие грехи способны верующие. Все нарушители должны были быть изъяты из общины до тех пор, пока не покаяться и не изменятся к лучшему. Остальные верующие должны были воздерживаться от общения с ними, где бы они ни оказались, и должны были с такими даже и не есть вместе.

На нас не лежит ответственность судить внешних. Внешним мы должны свидетельствовать, но не судить их. Мы не можем удерживать их от грехов, и ни один шаг к исцелению не изменит грехов неблагочестивых. Внешних же судит Бог. Но на нас лежит ответственность судить тех, кто внутри церкви (внутренних). Мы должны извергнуть развращенного из среды (нас).

Наказывать – трудно, наказание причиняет боль и часто разрывает сердце. Если мы наказываем грешников, это не значит, что мы их не должны любить, но это значит, что мы должны любить Христа, Его церковь и Его Слово больше, чем их. Наша любовь к грешникам должна быть не сентиментальной терпимостью, а исправляющей любовью (ср. Пр. 27:6).

Это не значит, что каждый в церкви должен быть совершенным, ведь это невозможно. Каждому случается впадать в грех, каждый имеет несовершенства и недостатки. В каком-то смысле церковь – это больница для тех, кто знает о своей болезни. Они доверились Христу как Спасителю и хотят последовать за Ним как за Господом – быть такими, какими их хочет видеть Господь. Изгонять из общины следует не тех, кто признал свой грех и жаждет праведности, но тех, кто постоянно и нераскаянно упорствует в грехе, несмотря на все советы и предостережения. Нам следует продолжать любить их и молиться за них, чтобы они покаялись и вернулись к чистой жизни. И, если они действительно покаяться, нам следует встретить их с радостью и весельем, “простить и утешить” и принять назад в общину (2 Кор. 2:7).

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий