Философия или Христос?

“Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу; ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти” (Кол.2:8-10)

С самого начала известной нам истории человек размышлял над проблемой истины. Он искал объяснения вселенной вокруг себя и значения собственного существования. Вопросы: «Кто я?», «Зачем я здесь?» и «Куда я иду?», универсальны для всего человечества. Мирские философские течения неспособны ответить на эти вопросы.

Слово философия происходит от греческих корней phileo, «любить», и sophia, «мудрость». Философия — это любовь и стремление к мудрости. У каждого человека есть свое мировоззрение, и в этом смысле любой из нас может считаться философом. В истории было немало людей, которые специализировались на философии как на академической дисциплине. Греческий мыслитель Фалес, современник пророка Иеремии, обычно считается первым философом в этом понимании слова. С того времени и до наших дней жили тысячи философов, и каждый из них предлагал свое объяснение вселенной.

Помню, как я в колледже проходил курс европейской философии. Большинство из философов, которых мы изучали, отрицали существование Бога или придерживались небиблейского отношения к Нему в духе деизма или пантеизма. Опыт был неприятный — изучать размышления не рожденных свыше людей, отчаянно пытающихся найти конечную истину без Бога. Но, как подчеркнул Френсис Шеффер, принадлежащий к нашему поколению, человек не может своими силами дойти до постижения конечной реальности. Апостол Павел согласен с этим утверждением. Он пишет в 1 Кор. 2:9, что конечная истина непостижима рациональными или эмпирическими средствами: «Не видел того глаз, не слышало ухо [эмпиризм], и не приходило то на сердце человеку [рационализм], что приготовил Бог любящим Его».

Оз Гиннесс так комментирует тщетность для современного человека искать истину вне Бога:

“Современный человек, нарисовавший себе картину общества в виде закрытой комнаты без выхода, сам себя поймал в ловушку, в метафизическом и социальном плане. В этом темном помещении без окон, а может быть, и без дверей, он ходит и ходит по кругу, ощупывая стены. Можем ли мы надеяться, чтобы он предположил, что существует иной свет, — не только тот, что исходит от него самого? Или же он будет упрямо ходить по кругу и цепляться за свои жалкие посылки?” 

Неудивительно, что многие философы писали о бесплодности такого подхода. Английский философ XVII века Дэвид Юм признавался: «Сначала я испугался и испытал смятение перед тем беспросветным одиночеством, которым обернулась для меня моя философия»

Немецкий философ XIX века Фридрих Ницше критиковал христианство как религию слабых. Он одним из первых объявил о том, что Бог умер. Однако он не смог жить, руководствуясь выводами своей философии. Гиннесс пишет: «Для того чтобы быть последовательным, Ницше должен был стать сверхчеловеком, но его взгляды оказались слишком радикальными даже для него самого. Подойдя к краю пропасти, он дрожал от ужаса перед “ответственностью за все живое”. Он зашел в тупик, и, возможно, безумие было для него единственным способом освободиться от этого непосильного бремени. “Горе мне, пошли мне безумие!”». Печально, но желание Ницше сбылось. Одиннадцать лет своей жизни он был умалишенным.

Одним из ведущих философов XX века был французский экзистенциалист Жан-Поль Сартр, также атеист. Главный герой его романа «Тошнота», Рокантен, утверждает: «Все сущее рождается без причины, живет в слабости и умирает случайно». Рокантен выражает позицию самого Сартра: без Бога жизнь человека не имеет никакого смысла.

Мы — скопление существ, неприкаянных, стесняющихся самих себя, ни у одного из нас нет ни малейшей причины находиться здесь, все мы в смятении, в смутной тревоге, чувствуем себя по отношению к другим лишними.

И я сам… Я тоже был лишним… Порой у меня мелькала мысль покончить с собой и стереть с лица жизни хотя бы одно из этих лишних существ. Но и сама моя смерть была бы лишней.

Комментируя взгляды Сартра на абсурдность существования человека вне Бога, Уильям Барретт пишет:

«В атеизме Сартра без обиняков констатируется… что человек — чужак во вселенной, чье присутствие неоправданно и ненужно, абсурдно попросту потому, что нет… никакого веского довода, чтобы оправдать, зачем существует он сам и его вселенная».

Бунт человека против Бога, по словам Шеффера, ввергает человека в пропасть отчаяния.

Апостол Павел писал: «Осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели» (Рим. 1:21-22). Устраняя из картины мира Бога и Его откровение, современные философы ввергают человека в пропасть тьмы невежества и безнадежного отчаяния.

 В городе Колоссы тоже были свои философы. Церкви угрожала опасность лжеучения, как и нам в наше время. На протяжении всей своей истории церковь боролась за сохранение чистоты своего учения. Павел беспокоится о колоссянах, и Кол.2:8-23 становится центром его послания к ним. В этом полемическом разделе Колоссянам он критикует лжеучителей.

Мы не знаем, какая именно ересь угрожала колосской церкви, и Павел этого не конкретизирует. Отчасти мы можем судить о содержании этого лжеучения на основании Кол. 2:8-23. Оно содержало элементы философии (Кол. 2:8-15), формализма (Кол. 2:16-17), мистицизма (Кол. 2:18-19) и аскетизма (Кол. 2:20-23). Так как эти особенности были характерны также для иудейской секты I века, известной как ессеи, во вступлении мы отметили, что, возможно, угрозу для колосских верующих представляли именно они (или группа со сходными верованиями).

Эта ересь содержала также компоненты, которые можно считать ранней формой гностицизма, — веры в существование трансцендентного знания за пределами христианского учения, доступного только избранной элите, достигшей определенного уровня развития. Но самым опасным было их учение о том, что Иисус не является Богом и источником всего знания. Тем самым они прямо посягали на Его Божественность и достаточность.

В Кол.2:1-7 Павел призывает колоссян хранить верность Богу и верить в полную достаточность Иисуса Христа. Он напоминает им, что, вопреки утверждениям лжеучителей, во Христе «сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Кол.2:3). Здесь Павел решительно утверждает достаточность Господа Иисуса. Это позитивное учение уравновешивается негативной оценкой в Кол. 2:8-23, где Павел сообщает колоссянам, чего им следует избегать. Он опровергает все до единого заявления колосских еретиков. Выступая против их притязания на тайное и высшее знание, он указывает, что не существует тайного знания вне Христа (Кол. 2:3). Далее Павел развенчивает их учение о ряде эманации Бога, подчеркивая, что «в Нем обитает вся полнота Божества» (Кол. 2:9). Колосские еретики поклонялись эманациям, которые Павел описывает в Кол. 2:15 как бесов, покоренных Христом. Он говорит о фальшивости формализма, с его вниманием к церемониям и обрядам, а также мистицизма, в Кол. 2:16-19. Наконец, в Кол. 2:20-23 Павел выступает против их аскетизма, потому что он «имеет только вид мудрости в самовольном служении» (Кол. 2:23).

Павел показывает нам здесь пример того, как поступать с ересями. В своем осуждении он не ограничивается, что просто называет, какая это ересь. О том, как она называется, у Павла вообще не сказано. Он не описывает подробно, во что верили еретики. Он разбирается с ересью иначе — утверждая истины, опровергающие заявления этих еретиков и сторонников всех похожих ересей, как бы их ни называли. Комментатор Чарльз Р. Эрдмен пишет: «Дойдя до главной части своего послания, апостол так красноречиво говорит о Божественности Христа, о достоинстве и полноте верующих, что у читателя не остается никаких сомнений по поводу лжеучения, которого следовало остерегаться колоссянам». Ни одна ложная система не устоит перед лицом истины.

В Кол. 2:8-10 Павел начинает атаку на первый из элементов колосской ереси: ложную философию. Предостерегая верующих, он противопоставляет недостаточность философии достаточности Христа.

Недостаточность философии

“Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу” (Кол.2:8а)

Павел беспокоится о том, чтобы люди, освобожденные из-под власти сатаны и ставшие подданными царства Христа, не оказались снова порабощенными. Его озабоченность этим видна и в Гал. 5:1: «Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства». Он призывает колоссян к постоянной бдительности, потому что опасность близка, на что указывает форма императива настоящего времени, блэпэтэ (смотрите). Церкви постоянно угрожает опасность лжеучений. Иисус говорит в Мф. 7:15: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные». В Мф.16:6 Он предостерегает: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской ».

Апостолы также предупреждали церковь о лжеучителях. Павел говорит ефесским старейшинам: «Я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте» (Деян. 20:29-31). Филиппийцам он пишет: «Берегитесь псов, берегитесь злых делате-лей, берегитесь обрезания» (Флп. 3:2). Петр тоже говорил об опасности лжеучителей. Он пишет во 2 Пет. 3:17: «Итак, вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения».

Павел дает вполне конкретное предупреждение: будьте осторожны, чтобы кто не увлек вас. Он употребляет глагол sulagogeo — редкое слово, встречающееся в Новом Завете только здесь, а вне Библии — только в греческих текстах более позднего времени. Два его корня sule, «добыча», и ago, «уносить». Буквально оно значит «похищать», «захватывать как военную добычу». То же самое понятие мы встречаем во 2 Тим. 3:6, где Павел предостерегает о тех, «которые вкрадываются в дома и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями». Для Павла немыслимо было, чтобы искупленные и освобожденные оказались уязвимыми из-за своего невежества и, вследствие духовной войны, стали пленниками духовных хищников, несущих ложное учение.

Конечно, сердце любого пастора печалится при вести о духовных детях, которые по незрелости своей уязвимы для опасных лжеучений и становятся жертвами культов. Многим может показаться, что они обрели какую-то истину, которая на самом деле есть ложь, и они поддаются ложному учению. Одна из основных обязанностей руководителей церкви — беречь стадо от волков и разбой-ников (Деян. 20:28-32), нападающих на паству и пытающихся похитить ее.

Павел описывает средства, которые используют лжеучителя для уловления колоссян: философия и пустое обольщение. Слово philosophia (философия) используется в Новом Завете только здесь. Как мы уже отмечали, оно означает «любовь к мудрости». Здесь имеется в виду не просто академическая дисциплина, так как «философия не сводится к иудейско-гностическим рассуждениям, о которых Павел предупреждал колосских христиан». Историк Адольф Шлэттер замечает, что «все, связанное с теориями о Боге, мире и смысле человеческой жизни, в то время называлось “философией”, не только в языческих школах, но и в иудейских школах греческих городов».

Иудейский историк I века Иосиф Флавий писал: «Среди иудеев есть три философские секты. Последователи первой из них — фарисеи, второй — саддукеи, а третья секта, проповедующая самую строгую дисциплину, называется ессея-ми» («Иудейские войны» 2.8.2). Таким образом, термин философия был достаточно широк, чтобы включать в себя религиозные секты. Использование опре-деленного артикля со словом философия показывает, что Павел имеет в виду конкретные верования заблуждающихся из Колосс. Скорее всего, здесь подразумевается трансцендентное, высшее знание, предположительно получаемое через мистический опыт.

Павел далее описывает эту философию как пустое обольщение. Лайтфут пишет: «Отсутствие предлога и артикля в этом последнем случае показывает, что kenes apates [пустое обольщение] описывает данную философию и определяет ее». Он перевел эту фразу так: «этой философией, которая есть пустое обольщение». Хотя лжеучителя в Колоссах считали свои взгляды на мир исполненными мудрости, Павел разоблачает их как пустое обольщение.

Слово apates (обольщение) означает «обман», «уловка» или «трюк». Философия колосских лжеучителей была совсем не тем, чем казалась на первый взгляд. Она выглядела здравой и обольщала тех, кто обманывался, но это была лишь иллюзия. Такая спекулятивная человеческая философия всегда, по сути, обман, какой бы глубокой и религиозной она ни казалась бы.

Комментатор Герберт Карсон разумно предостерегает:

“Относительно Павла можно с уверенностью сказать, что философия в обыденном смысле — как любовь к знанию и жажда истины, — видимо, была вполне совместима с его взглядами. Но он явно должен был выступать против философии как науки, с акцентом на первичности человеческого разума… Следовательно, хотя христианин может усматривать некую негативную ценность в спекулятивной философии, он постоянно должен остерегаться, дабы не начать изучать откровение не в качестве верующего, а в качестве гуманиста. Это не значит, что вера должна быть слепой и неразумной. Но христианину, вместо того чтобы выдвигать философские предпосылки, которые повлияют на изучение им Писания и на его истолкование, следует осознавать конечность нашего интеллекта и понимать, что разум наш также осквернен грехом. Ему надо быть готовым обучаться у Святого Духа и признавать, что Слово Божье, а не наш разум, — конечный источник истины.”

Далее Павел указывает на два источника этих пустых измышлений.

Первый из них — предание человеческое. Предание — это paradosis, нечто, передаваемое от одного поколения другому. Сам факт, что люди верили во что-то и передавали эту веру из поколения в поколение, не делает это нечто истиной. Часто предание — это передача заблуждений.

Понять это помогает изучение истории философии. Большинство философов, доказывая истинность своих взглядов или опровергая другие системы, опираются на труды своих предшественников. Френсис Шеффер замечал: «Один человек может нарисовать круг и сказать: “Можно жить внутри этого круга”. Другой человек может перечеркнуть его круг и нарисовать свой. Третий приходит и, перечеркнув первые два круга, рисует еще один — и так до бесконечности».

Иудаизм I века — еще один пример использования предания. Иудейские учителя и руководители, наряду со Словом Божьим, верили во множество обычаев, церемоний, ритуалов и уже не отличали Слово Божье от человеческого предания. В Мк.7 рассказывается о разговоре на эту тему между книжниками и фарисеями, с одной стороны, и Иисусом, с другой. В Мк.7:5 Иисуса спросили: «Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев?». Иисус ответил, в Мк.7:8-9: «Вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого… хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?».

У язычников тоже были предания. Петр использует то же самое греческое слово, в другой форме, в 1 Пет.1:18, обращаясь к язычникам: «Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов». В наше время защитники теории эволюции часто прибегают к избитому аргументу: «Ученые всегда в нее верили». Во всех приведенных выше примерах предание было передававшимися из поколения в поколение невежеством и ложью. Это было предание человеческое, а не Божье (2 Фес. 3:6), в то время как единственный источник истины — Бог.

Еще один источник такой ложной философии — стихии мира. Точное значение этого выражения определить трудно. Stoicheia (стихии мира) прежде всего обозначает буквы алфавита, буквально — «нечто, стоящее в ряду». Следовательно, Павел мог говорить о системе ложных верований колоссян как о чем-то слишком простом и элементарном для взрослых зрелых людей. Принять это учение значило деградировать, отойти от зрелого учения Писания, предпочтя инфантильные учения незрелой религии, основанной не на понимании и мудрости, а на нелепых детских идеях. Отказаться от библейской истины ради пустой философии — все равно что вернуться в детский сад после получения докторской степени.

Павел пишет:

“Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия. Ибо написано: «погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну». Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир “своею” мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих” (1Кор.1:18-21).

То же самое выражение есть также в Гал.4:3: «Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира». Здесь опять подчеркивается тема инфантильности. Будь то иудаизм I века, как в случае с галатами, или лжеучение, угрожавшее колоссянам, человеческая религия недостаточно развита, насыщена знанием, возвышенна, трансцендентна и глубока. Напротив, она банальна, примитивна и чересчур проста. И, что печально, в центре ее лежит попытка достичь спасения своими силами.

Есть и другое возможное, хотя и менее вероятное, значение слова stoicheia. Оно может относиться к элементарным духам — либо предполагаемым эманациям Бога, либо духовным существам, которых люди в древнем мире связывали со звездами и планетами.

Астрология возникла не сегодня. Многие великие люди древности, в частности Александр Македонский и Гай Юлий Цезарь, верили в нее. Для людей, веривших в астрологию, все в мире оказывалось строго детерминированным. Они считали, что судьбой каждого человека ведают зведы и планеты, если только не обладать тайным знанием, чтобы избежать это контроля. Возможно, именно на такое знание и претендовали лжеучителя. В таком случае Павел предостерегает колоссян, без сомнения веривших в астрологию до своего спасения, чтобы они избегали подобного ложного учения. В любом случае, то, что предлагали эти еретики, было не продвижением в сторону духовного знания, а отходом к духовной инфантильности и бесовскому учению (см.1 Тим. 4:1).

Достаточность Христа

“а не по Христу; ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно, и вы им. ете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти” (Kол.2:86-10)

Это один из наиболее благословенных отрывков всего Писания. Здесь представлено славное величие Личности Христа и Его полная достаточность. Вереятно, из всех посланий в Кол.2:9 Божественность Христа утверждается с наибольшей определенностью. Это скала, о которую разбиваются все попытки отвергнуть Божественность Христа. Очевидно, колосские еретики говорила что Иисус — не Бог, и это было самым вредным и опасным моментом, что не утратило актуальности и для любой другой системы.

Лжеучение, о котором мы говорим, было частью религиозной системы, созданной сатаной и распространявшейся людьми, и не соответствовало учению Христа и тому, что говорит о Нем Писание.

Как любая ложная религия, оно не могло никого спасти, и этим было опасно. Только во Христе обитает вся полнота Божества телесно. Только Он способен спасти. 

Слово pleroma (полнота) — то же термин, что используется в Кол. 1:19. Как мы отмечали при анализе данное отрывка, этот термин использовали колосские еретики. Они верили, что разны проявления божественной pleroma поделены между эманациями божества. Каждая из эманации обладала, по их представлениям, своей долей, и все они выстраивались строго по иерархии — от благих до злых. Но Павел настаивает, что во Христе пребывает вся полнота Божества, а не часть ее. Слово katolhed (обитает) означает «осесть и быть дома». Настоящее время глагола показывает, чте сущность Божества постоянно пребывает во Христе. Слово «Божество» подчеркивающее идею божественной природы, — природы Бога, которая постоянно пребывает в Иисусе Христе. Это не какой-нибудь божественный свет, освещающий Его временно, она принадлежит Ему. Он — воистину Бог, навеки. Как обладающий всей полнотой Божества, Христос — глава всякого начальства и власти. Он — не один из ряда низших эманации Бога, как утверждали лжеучителя. Напротив, Он — Сам Бог, то есть глава всего царства ангелов.

Как мы уже отмечали, колосские лжеучителя, очевидно, насаждали какую-то разновидность философского дуализма, полагая, что дух благ, а материя зла. Поэтому для них немыслимо было, чтобы Бог принял человеческий облик. Павел опровергает это лжеучение, подчеркивая, что вся полнота Божества пребывает во Христе телесно. Тот, Кто принял человеческий облик в Вифлееме, навечно сохранит человеческую природу. Он вечно будет Богочеловеком.

Так как Христос есть Тот, Кто Он есть, мы имеем полноту в Нем. Его полнота вменяется нам. Слово pepleromenoi (имеем полноту) — форма глагола pleroo, от которого произошло и существительное pleroma. Христос есть pleroma Бога, а мы наполняемся Его pleroma. Иоанн писал: «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (Ин. 1:16). Перфект причастия pepleromenoi указывает на то, что следствия этого исполнения вечны.

Вследствие грехопадения человек пребывает в прискорбном несовершенном состоянии. Он несовершенен духовно, потому что лишен общения с Богом. Он несовершенен морально, так как живет вне воли Божьей. Он несовершенен умственно, потому что не знает истины.

В момент спасения верующие становятся «причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1:4) и обретают полноту. Верующие имеют духовную полноту, потому что у них есть общение с Богом. Они имеют моральную полноту, потому что признают Божью волю. Они имеют умственную полноту, потому что знают истину о конечной реальности.

Утверждать, как делали заблуждающиеся из Колосс, что людям, ставшим полными во Христе, может чего-то недоставать, — абсурдно. «Причастникам Божеского естества» «даровано… все потребное для жизни и благочестия» (2 Пет. 1:3). Все истинные верующие имеют полноту во Христе и не нуждаются в учениях культов или лжеучителей.

У каждого человека есть выбор: следовать путем человеческой мудрости или прийти ко Христу. Следовать путем человеческой мудрости значит попасть в ловушку слуг сатаны и его ложной системы, в которой человек духовно остается неполным. Прийти ко Христу значит прийти к Тому, Кто единственный предлагает нам полноту. Да никогда не усомнятся в достаточности Христа и не обратятся к человеческой мудрости те из нас, кто обрел Его!

C уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий