Мотивы того, кто прощает


Мотивы того, кто прощает

“Я, Павел, написал моею рукою: я заплачу; не говорю тебе о том, что ты и самим собою мне должен. Так, брат, дай мне воспользоваться от тебя в Господе; успокой мое сердце в Господе. Надеясь на послушание твое, я написал к тебе, зная, что ты сделаешь и более, нежели говорю. А вместе приготовь для меня и помещение; ибо надеюсь, что по молитвам вашим я буду дарован вам. Приветствует тебя Епафрас, узник вместе со мною ради Христа Иисуса, Марк, Аристарх, Димас, Лука, сотрудники мои. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим. Аминь” (Флм. 1:19-25)

Сэр Томас Мор, лорд-канцлер Англии при короле Генрихе VIII, сказал следующее своим судьям, несправедливо осудившим его на смерть: «Благословенный апостол Святой Павел… согласился с приговором Святому Стефану и хранил вещи тех, кто забивал его камнями, однако оба они теперь святые на небесах и будут там друзьями навеки, так что я воистину верю и от всего сердца молюсь, чтобы вы, лорды, здесь на земле бывшие моими судьями и осудившие меня, на небесах радостно встретились со мною, для нашего вечного спасения». В словах Томаса Мора являет себя красота прощения. Это показывают слова Стефана: «Господи! не вмени им греха сего» (Деян. 7:60), а также слова Господа нашего: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34).

В завершение своего Послания к Филимону Павел говорит о мотивах прощения. Его исполненные благодати, но решительные слова должны стать для Филимона решающим доводом и побудить его простить Онисима. Каждое из его замечаний содержит истину, которая должна и нас стимулировать к прощению. В этом отрывке мы можем выделить шесть причин, побуждающих нас прощать других: осознание неоплатного долга, возможность стать благословением, необходимость повиновения, признание ответственности, важность сохранения общения и требование благодати.

Осознание неоплатного долга

“Я, Павел, написал моею рукою: я заплачу; не говорю тебе о том, что ты и самим собою мне должен” (Флм. 1:19)

Обычно Павел диктовал послания своему секретарю. Но во многих посланиях он приписывал завершающее приветствие своею рукою (см. Кол. 4:18; 2 Фес. 3:17). Это все равно как когда бизнесмен диктует письмо секретарю, а потом подписывает его сам. Строки Флм. 1:19-25, если не все послание, были написаны самим Павлом.

В Флм. 1:18 Павел выражает готовность уплатить долг Онисима. Как мы уже отмечали, вероятно, перед побегом Онисим украл какие-то вещи или деньги у Филимона. Павел знал, что воздаяние — неотъемлемая часть прощения и что Онисиму нечего отдать Филимону. Говоря, что он сам может заплатить за Онисима, Павел фактически подписывает долговую расписку. Хотя Павел находился в темнице, у него, вероятно, были средства, чтобы уплатить долг Онисима (см. Флп. 4:14-18).

Далее, в скобках, Павел напоминает Филимону: ты и самим собою мне должен. Павел собирался занести долг Онисима в счет, а потом вычеркнуть его, потому что Филимон обязан Павлу гораздо большим. Онисим был должен Филимону нечто материальное; долг Филимона Павлу был духовным. Онисим был должен Филимону временно; долг Филимона Павлу был вечным будильники. Павел поделился с ним Благой Вестью, спасительным знанием об Иисусе Христе. Такой долг Филимон не мог вернуть никогда.

Этот принцип относится и к нам. Когда кто-то оскорбляет нас и что-то нам должен, мы должны вспоминать о своих долгах другим людям. В жизни каждого из нас есть люди, которые в духовном отношении сделали для нас столько, что мы не сможем вернуть им долг. Мы в долгу перед ними.

Я обязан многим людям. Я обязан моим благочестивым родителям, которые привели меня ко Христу, обучили Писанию и поощряли на пути служения. Я обязан им тем, что они поддерживали меня, заботились о моих потребностях и обучали меня. Я обязан им тем, что они воспитывали меня и выработали во мне духовную ответственность за мое поведение, когда я вырос.

Я обязан своей жене за ее дружбу, любовь, поддержку, мудрость и все, что она сделала для меня. Я обязан своим детям за их доброту, заботу и беспокойство обо мне, а также за то, что они делали все, о чем я их просил.

Я обязан многим друзьям, которые несли служение для меня. Я обязан своим учителям в колледже и семинарии, а также многим людям, на книгах которых я учился. Я обязан своим коллегам и другим пасторам, которые несли служение вместе со мной. Я обязан своей пастве за поддержку, ободрение и общение.

Мы обязаны такому количеству людей, что должны с готовностью прощать тех, кто что-то задолжал нам. Как я, получивший столько неоценимых духовных богатств от стольких людей, ничего не просивших взамен, могу не простить временный долг?

Возможность стать благословением

“Так, брат, дай мне воспользоваться от тебя в Господе; успокой мое сердце в Господе” (Флм. 1:20)

Мне и мое в греческом тексте эмфатические. Филимон был благословением для многих людей (см. Флм. 1:7). Теперь Павел просит принять это благословение. Воспользоваться — это слово от глагола oninemi, от которого происходит и имя Онисим (см. Флм. 1:11). Филимон даст Павлу воспользоваться от себя в Господе в том смысле, что обрадует Павла, подав церкви пример повиновения и любви. Павел призывал филиппийцев: «Дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны» (Флп. 2:2). Простив Онисима, Филимон поддержал бы единство колосскои общины, тем самым доставив большую радость Павлу. Это успокоило бы его сердце в Господе; это стало бы для него духовным благословением. Нежелание прощать Онисима опечалило бы сердце апостола, потому что он горячо любил обоих. Это также помешало бы свидетельству колосскои церкви перед наблюдающим за нею миром. Верующие должны быть готовы прощать, зная, что прощение дарит радость и благословение другим верующим.

Необходимость повиновения

“Надеясь на послушание твое, я написал к тебе, зная, что ты сделаешь и более, нежели говорю” (Флм. 1:21)

Павел надеялся на послушание Филимона Христу. Он не сомневался в готовности Филимона повиноваться ему самому (Флм. 1:8), но напоминает ему о необходимости повиноваться Христу. Зная о благочестивом характере Филимона (Флм. 1:4-7), Павел уверен в его реакции.

Как мы уже отмечали, можно предположить, что Филимон был хорошо знаком с богословием прощения. Он знал принципы, которым учит Мф. 6: прощение верующего в отношениях с Богом зависит от его готовности простить ближнего. Он знал: Господь научил его, что прощение не должно иметь границ (Мф. 18:21-22; Лк. 17:3-4). Без сомнения, он был знаком с учением Павла о прощении (см. 2 Кор. 2:7; Еф. 4:32; Кол. 3:13). Так как Филимон знал о заповедях прощения, Павлу не нужно было повторять их.

Некоторые исследователи считают, что слова Павла зная, что ты сделаешь и более, нежели говорю — призыв к освобождению Онисима. Но такое предположение необоснованно (см. Флм. 1:16). Здесь возможны и другие толкования. Может быть, Павел призывает Филимона принять Онисима, не упрекая его, но с распростертыми объятиями (см. Лк. 15:22-24). Возможно, он просит Филимона позволить Онисиму нести служение бок о бок с ним, а не только быть слугой. Павел мог также призывать Филимона простить других людей, обидевших его.

Филимон должен был повиноваться Богу, велевшему прощать, и повиноваться добровольно, не из-за закона и не из страха, а по любви.

Признание ответственности

“А вместе приготовь для меня и помещение; ибо надеюсь, что по молитвам вашим я буду дарован вам” (Флм. 1:22)

Зная, что обвинения против него особо ничем не подкреплены, Павел во время своего первого заключения надеялся скоро выйти на свободу (см. Флп. 2:23-24). Он полагал, что его освобождение произойдет скоро, зная, на какую дату назначено заседание императорского суда. Соответственно, он просит Филимона приготовить для него помещение, где он мог бы остановиться, когда прибудет в Колоссы. За несколько лет до того Павел писал римлянам о своем желании отправиться в Испанию (Рим. 15:24,28). Теперь он хотел еще раз навестить церкви востока, прежде чем отправиться на запад.

Из всех призывов Павла к Филимону этот — самый тонко завуалированный. Он не угрожает Филимону, как делал в случае с коринфянами (см. 1 Кор. 4:21). Напротив, «в его упоминании о личном посещении им Колосс побуждение присутствует подспудно, ненавязчиво. Апостол таким образом смог бы сам увидеть, что Филимон не разочаровал его ожиданий».

Затем Павел упоминает о средствах, которые будут способствовать его освобождению. Он пишет Филимону: Надеюсь, что по молитвам вашим я буду дарован вам. Молитвы — нервы, двигающие мускулами всемогущества. Молитва — не пустое занятие, потому что воля Божья свершится в любом случае; молитва — это средство, с помощью которого осуществляется Божья воля. Иаков писал: «Много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5:16). Павел понимал, что высшая воля Бога осуществляется именно через молитвы.

Просьба Павла, конечно же, должна была повлиять на отношение Филимона к Онисиму. Филимон вряд ли стал бы молиться о том, чтобы Бог привел Павла в Колоссы, если бы не простил Онисима. Но если не молиться об освобождении Павла, значит, ему придется оставаться в темнице. Апостол умело подталкивает Филимона к решению простить Онисима. Здесь вступает в дело духовная ответственность.

Все верующие несут ответственность перед Господом. В Евр. 13:17 сказано: «Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет». Так как руководители несут ответственность за тех, кто им поручен, они вправе ждать ответа от них. Понимание этой ответственности — существенный мотив прощения.

Важность сохранения общения

“Приветствует тебя Епафрас, узник вместе со мною ради Христа Иисуса, Марк, Аристарх, Димас, Лука, сотрудники мои” (Флм.1:23-24)

Жизнь христианина проходит не в вакууме. Верующие действуют не в одиночку и не в отрыве от общины.

Передавая приветы от пятерых знакомых, Павел напоминает Филимону о его ответственности перед ними. Нежелание простить Онисима разочаровало бы людей, которые многого ждали от него, и вызвало бы их неудовольствие.

Эти пятеро человек фигурируют также в Кол. 4:10-14. Тихик, упоминаемый в Колоссянам, здесь не назван. Он должен был доставить послания к Филимону и к колоссянам, поэтому сам мог поприветствовать адресата. Иисус Иуст, о котором говорится в Колоссянам, а здесь — нет, был, возможно, не знаком Филимону. Должно быть, он был родом из Рима.

Епафрас, вероятно, был обращен Павлом. Скорее всего, он был основателем колосской церкви, а также церквей соседних городов, Лаодикии и Иераполя. Он происходил из Колосс (Кол. 4:12), то есть был знаком Филимону. Вероятно, он был пастырем церкви, которая собиралась в доме Филимона. В Кол. 1:7 он описан как «возлюбленный сотрудник наш, верный для вас служитель Христов». Из Кол. 4:12-13 мы узнаем, что этот человек был предан молитве, всемерно заботился о своей пастве. Павел называет его узник вместе со мною ради Христа Иисуса. Это не значит, что он тоже был узником, но он очень поддерживал Павла во время заключения.

Марк — это Иоанн Марк, племянник Варнавы и автор евангелия, которое носит его имя. Его дезертирство во время первого миссионерского путешествия (Деян. 13:13) привело к расколу между Павлом и Варнавой (Деян. 15:36-39). Но теперь Марк изменился. Воспитание со стороны Павла, а также опека Петра (см. 1 Пет. 5:13) и Варнавы помогли ему достичь духовной зрелости. Он стал так ценен для Павла, что апостол просил его прийти незадолго до смерти (2 Тим. 4:11).

Аристарх был обращенным иудеем (Кол. 4:11), уроженцем Фессалоник (Деян. 20:4; 27:2). Он был давним сотрудником Павла и не оставлял его в трудные времена. Он находился рядом с Павлом во время бунта в Ефесе (Деян. 19:29) и во время опасного морского путешествия в Рим, закончившегося кораблекрушением (Деян. 27:4). Он был возлюбленным соратником Павла и был с ним во время заключения (Кол. 4:10). Согласно преданию, он мученически погиб в Риме во время гонений при Нероне.

Немногое известно о Димасе, но то, что мы знаем, печально. Во 2 Тим. 4:10 Павел пишет: «Димас оставил меня, возлюбив нынешний век». Скорее всего, он стал отступником, потому что Иоанн пишет: «Кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1 Ин. 2:15). Но в то время он еще был сотрудником Павла.

Лука, «врач возлюбленный» (Кол. 4:14), был обращенным язычником, врачом и автором третьего евангелия. Он часто сопровождал Павла в путешествиях и, без сомнения, лечил апостола, который часто болел. Он был верным и преданным другом Павла, он один оставался с ним в последние дни (2 Тим. 4:10).

Эти пять человек были хорошо знакомы Филимону. Он получил хорошую возможность подать им пример, простив Онисима. А если бы Филимон не пожелал простить Онисима, то вряд ли смог бы наслаждаться общением с этими людьми.

Требование благодати

“Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим” (Флм. 1:25)

Теперь Филимон был уже, без сомнения, убежден в необходимости простить Онисима. На тот случай, если ему трудно будет найти в себе для этого силы, Павел добавляет эти последние слова. Здесь знакомое благословение на самом деле является молитвой о том, чтобы Филимон, его домочадцы и колосское собрание получили благодать, нужную для прощения Онисима.

Павел понимает, что плотский человек не способен выполнить его просьбу, ведь плоть взывает о мщении. И по закону это невозможно, ведь закон требует справедливости. Хотя Филимон не мог простить Онисима своими силами, через благодать Господа Иисуса Христа, действующую в Духе, он мог это сделать. Павел молится о том, чтобы Филимон принял ту самую благодать, которая поз-волила Христу простить нас.

Вывод

На этом заканчивается Послание к Филимону, но не история Филимона и Онисима. Что было дальше? Без сомнения, Филимон простил Онисима. Маловероятно, чтобы это послание попало в Новый Завет, если бы он этого не сделал. Если бы Филимон не простил Онисима, эта книга как часть канона производила бы неверное впечатление. Если он не был тем благочестивым и добродетельным человеком, которого описывает Павел в письме, Святой Дух не стал бы включать эту книгу в Новый Завет. Кроме того, как часть канона, эта книга получила широкое распространение в ранней церкви. Если бы Филимон не простил Онисима, кто-нибудь обязательно возражал бы против включения ее в канон. (Послание было широко известно, что также подтверждает его подлинность.)

Что же касается дальнейшей истории Филимона и Онисима, то Павел был освобожден, как он и предчувствовал (Флм. 1:22), и путешествовал еще. В частности, он совершил путешествие в Колоссы, где сам увидел, как Филимон обошелся с Онисимом.

Полвека спустя отец церкви Игнатий, находясь в Смирне на пути в Рим, где он должен был принять мученичество, написал послание ефесской церкви. Он говорил в нем: «Я приветствовал ваше большое собрание в лице Онисима, вашего епископа, человека, чью любовь нельзя описать словами». Мог ли это быть тот же человек? Может быть, и нет, потому что тому Онисиму должно было уже быть очень много лет. Но если это был он, какое это было бы прекрасное завершение для одной из величайших историй апостольского века!

В нашем веке тоже была одна история, которая свидетельствует о силе прощения. Она началась в воскресенье, 7 декабря 1941 г., в 7.55 утра. Японцы совершили неожиданный воздушный налет на флот Соединенных Штатов на базе Перл-Харбор, Гавайские острова. Менее чем за два часа 2403 человека — американские солдаты, матросы и гражданские лица, было убито, еще 1178 — ранено. Потери воздушных сил составили 188 самолетов, большая часть Тихоокеанского флота США потеряла боеспособность или была уничтожена.

Этот налет возглавлял блестящий японский летчик по имени Мицуо Фукида. Ему было тридцать девять лет, и его кумиром был Адольф Гитлер. Хотя несколько раз в его самолет попадали с земли, он остался жив в этом налете. Нападение на Перл-Харбор побудило США принять участие во Второй мировой войне, и в конечном итоге японские города были уничтожены атомными бомбами.
После войны Фукиду преследовали воспоминания обо всех людях, смерть которых он видел. Стремясь к уединению, он купил себе ферму в окрестностях Осаки. Он все больше и больше думал о проблеме мира и решил написать книгу на эту тему. В книге, которую он собирался назвать «Больше никаких Перл-Харборов», он хотел призвать всех людей на планете жить в мире. Но Фукида напрасно пытался найти принцип, на котором мог бы держаться такой мир. Его
историю рассказывает Дональд Э. Розенбергер, американский моряк, переживший нападение в Перл-Харборе. Он пишет: Фукида услышал две истории о военнопленных, которые восхитили его. Ему казалось, что в них отразились принципы, которые он искал.

Первую историю ему рассказал один друг — лейтенант, попавший в плен к американцам и содержавшийся в военном лагере в Америке. Фукида увидел его имя в газете, в списке пленных, возвращавшихся в Японию. Он решил навестить его. Когда они встретились, они говорили о многом. Потом Фукида задал вопрос, который больше всего волновал его: « Как с вами обращались в лагере? ». Его друг сказал, что обращались с ними довольно хорошо, хотя духовно и морально они очень страдали. Но потом он поведал Фукиде историю, которая, по его словам, произвела большое впечатление на него и на всех военнопленных. «В лагере, в котором находился я, случилось одно событие, — сказал он, — благодаря которому мы, заключенные лагеря, забыв о горечи и ненависти, обрели прощение и чувство облегчения».

В лагерь регулярно приходила молодая американская девушка по имени Маргарет — «Пегги» — Ковелл. Ей было около двадцати, и она делала для пленных все, что могла. Она приносила им приятные мелочи, журналы и газеты. Она ухаживала за больными и постоянно старалась как-то помочь им. Однажды они поинтересовались, почему она так заботится о них, и были потрясены ее ответом. Девушка сказала: «Потому что мои родители были убиты японской армией!»

Такое заявление может потрясти представителя любой культуры, и тем более непонятно оно было японцам. Для них нет более тяжкого оскорбления, чем убийство родителей. Пегги постаралась объяснить им свои мотивы. Она сказала, что ее родители были миссионерами на Филиппинах. Когда японцы вторглись на острова, ее родители бежали в горы на севере Лусона. Но потом их нашли. Японцы решили, что они — шпионы, и приговорили их к смерти. Они уверяли их, что ни за кем не шпионят, но японцы им не поверили, и они были казнены.

Пегги узнала о судьбе родителей только после войны. Получив сообщение об их гибели, она сначала разгневалась и огорчилась. Она была вне себя от горя и возмущения. Мысли о последних часах жизни родителей переполняли ее скорбью. Она представляла себе, как они ожидали смерти взаперти, отданные на милость своих тюремщиков, без всяких шансов спастись. Она представляла, как жестоко с ними обращались эти грубияны. Она представляла себе, как они стояли перед японскими палачами, а потом упали мертвыми на землю, у подножия далекой филиппинской горы.

Потом Пегги вспомнила о бескорыстной любви своих родителей к японскому народу. Постепенно она пришла к убеждению, что они простили бы людей, любить которых и служить которым призвал их Бог. Она поняла, что ее родители умерли без горечи в сердце, не упрекая своих палачей. Почему же тогда она должна была относиться к этому по-другому? Неужели ей нужно было вынашивать в себе ненависть и желать мести, если ее родители были полны любви и прощения? Конечно, нет! Поэтому она выбрала путь любви и прощения. Она решила стать служительницей в ближайшем лагере для японских военнопленных в доказательство своей искренности.

Фукида был тронут этой историей, но в особенности на него произвела впечатление возможность, которую он искал: принцип, который мог стать хорошим основанием для мирной жизни. Неужели это было то, чего он искал: любовь-прощение, идущая от Бога к человеку, а потом — от человека к человеку? Может ли он положить этот принцип в основу своей книги «Больше никаких Перл-Харборов»?

Вскоре после этого генерал Дуглас Макартур пригласил Фукиду в Токио. Когда он садился в поезд на станции Шибуя, ему вручили памфлет под заглавием «Я был пленным в Японии». Там говорилось об американском сержанте Джекобе Дешей-зере, который сорок месяцев провел в заключении в Японии, а после войны вернулся туда, чтобы любить японский народ и служить ему, помогая прийти к Иисусу Христу.

Фуки да с интересом прочел эту историю. Дешейзер летал на бомбардировщике В-25 в составе шестнадцатой армии, самолеты которой, под командованием генерала Джимми Дулиттла, 18 апреля 1942 г. взлетели с палубы американского корабля для бомбардировки Токио. Ни один из самолетов не был сбит, но у них закончилось горючее, и они не смогли приземлиться в нужном месте. Команда самолета Дешейзера, пять человек, села на территории оккупированного Китая. На следующее утро они были схвачены и до конца войны посажены в тюрьму.

Дешейзер отмечал, что с военнопленными обращались плохо. Он писал, что чуть не сошел с ума, — так их ненавидели японские часовые. Потом один из них принес заключенным Библию. Все они находились в одиночном заключении и поэтому стали ее читать. Когда наступила очередь Дешейзера, он держал книгу три недели. Он с удовольствием внимательно прочел ее всю, Ветхий и Новый Завет. Наконец он написал: «Чудо обращения произошло 8 июня 1944 г.».

Дешейзер решил, что если он доживет до конца войны и будет освобожден, то вернется в Соединенные Штаты, посвятит какое-то время серьезному изучению Библии, а потом приедет в Японию, чтобы делиться вестью о Христе с японским народом. Так он и сделал… Толпы людей приходили послушать его историю, и многие откликались на его призыв принять Христа.

Все это произвело сильное впечатление на Фукиду. Вот и еще один пример любви, которая преодолевает ненависть. Он почувствовал силу прощения, которая действительно изменяла сердца и жизнь людей… Взволнованный, он почувствовал: этот принцип обладает достаточной силой, чтобы стать основой его книги. Он решил узнать все о Дешейзере и его вере.

На вокзале по пути домой он купил Новый Завет на японском языке. Несколько месяцев спустя он начал каждый день читать по две-три главы Писания… В сентябре 1949 г. Фукида прочел Лк. 23. Впервые он прочел историю о распятии.

Сцена распятия потрясла Фукиду. В прекрасном изложении Святого Луки Иисус предстал перед ним как живой. Перед лицом ужасной смерти Христос сказал: «Отче! прости их, потому что не знают, что делают». Слезы выступили у Фукиды на глазах; он пришел к концу долгого-долгого пути. Без сомнения, именно эти слова — источник той любви, которую проявили Дешейзер и Пегги Ковелл… Распятый на кресте Иисус молился не только за Своих гонителей, но и за все человечество. Это значило, что Он молился и умер и за Фукиду, японца, живущего в XX веке.

Закончив читать Евангелие от Луки, Фукида принял Господа Иисуса Христа. Он написал свою книгу, назвав ее «От Перл-Харбора до Голгофы». Девизом его жизни, который он постоянно цитировал, стали слова из Лк. 23:34: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают».

Прощение способно повлиять на мир. Бог знал об этом, Павел знал об этом, и Филимону нужно было это знать. Святой Дух знает, что всем людям необходимо это знать, вот почему это прекрасное маленькое послание включено в Писание.

Да примем все мы близко к сердцу его послание!

С уважением Андрей


Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий