Жан Кальвин


“Давайте остерегаться, чтобы наши слова и мысли не шли дальше того, о чем нам говорит Слово Божье… Божье знание нам надо оставить Богу… и воспринимать Его таким, каким Он Сам раскрывает Себя нам, не пытаясь узнать что-либо о Его природе за пределами Его Слова.” ЖАН КАЛЬВИН

Нет сомнений, что самым видным систематизатором протестантского богословия в XVI веке был Жан Кальвин. Лютер был смелым первопроходцем движения, а Кальвин – вдумчивым мыслителем, соединившим различные протестантские учения в единое целое. Кроме того, мучительный поиск спасения и радостное открытие учения об оправдании верой сыграли в жизни Лютера такую роль, что всегда занимали центральное место во всей его богословской системе заработок на партнерках. Кальвин же, будучи богословом второго поколения, не позволил учению об оправдании затмить остальные христианские догматы и обращал больше внимания на другие аспекты христианской веры, которые Лютер оставлял почти без внимания, в частности – на учение об освящении.

Ранние годы

Кальвин родился на севере Франции, в Нойоне, 10 июля 1509 года. В это время Лютер уже читал первые лекции в Виттенбергском университете. Отец Кальвина принадлежал к набиравшим силу зажиточным слоям Нойона и служил секретарем у епископа и у келаря соборного капитула. Благодаря своим связям он устроил молодого Жана на две мелкие церковные должности, доход от которых шел на оплату его учебы.

Воспользовавшись открывшимися перед ним возможностями и надеясь сделать церковную карьеру, молодой Кальвин учился в Париже, где познакомился с гуманистическими теориями, а также с консервативной реакцией на них. Благодаря проводившимся там богословским спорам он получил представление об учениях Уиклифа, Гуса и Лютера. Но как он сам заявил позднее: “Я упорно цеплялся за папские предрассудки”6. В 1528 году он получил степень магистра искусств. Отец, к тому времени потерявший влияние в Нойоне, решил, что ему следует отказаться от богословского поприща и заняться изучением права. С этой целью Кальвин продолжил учебу в Орлеане и Бурже у двух самых известных юристов того времени – Пьера де л’Этуаля и Андреа Альчати. Первый следовал традиционным методам изучения и истолкования закона, тогда как второй был изощренным гуманистом, слывшим человеком весьма напыщенным. Когда между ними возникли разногласия, Кальвин принял сторону де л’Этуаля. Это доказывает, что хотя Кальвин и испытывал в то время глубокое влияние гуманизма, его отнюдь не восхищала бессмысленная изощренность, присущая некоторым известнейшим гуманистам.

“Наставления”

Нам неизвестно, как и когда именно Кальвин порвал с Римом. В отличие от Лютера, Кальвин мало писал о внутреннем состоянии своей души. Весьма вероятно, что к необходимости оставить католичество и встать на путь протестантизма Кальвин пришел под влиянием некоторых членов кружка гуманистов и благодаря изучению Писания и раннехристианской эпохи.

В 1534 году он вернулся в Нойон и отказался от двух церковных должностей, на которые его устроил отец, хотя они были основным источником его доходов. Решил ли он уже тогда выйти из католической церкви или это был просто очередной этап на его духовном пути, установить с точностью невозможно. Но доподлинно известно, что в октябре того самого года Франциск I, до сих пор относившийся к протестантам достаточно терпимо, уже сточил свою политику, и в январе 1535 года Кальвин отправился в ссылку в Швейцарию, в протестантский город Базель.

Он видел свое призвание в том, чтобы посвятить себя учебе и литературным трудам. Он не стремился стать одним из лидеров Реформации, ему хотелось просто обосноваться в спокойной обстановке, где он мог бы изучать Писание и писать о своей вере. Незадолго до прибытия в Базель он написал краткий трактат о состоянии душ мертвых перед воскресением. Теперь он подумывал взяться за другие подобного рода трактаты, которые способствовали бы прояснению веры церкви в эти смутные времена.

Своей главной задачей в этой связи он видел краткое изложение основ христианской веры с протестантской точки зрения. До сих пор в протестантской литературе, с необходимостью подчинявшейся целям полемики, рассматривались почти исключительно спорные вопросы и очень мало внимания уделялось другим основополагающим догматам, таким как Троица, воплощение и так далее. Таким образом, он твердо намеревался заполнить этот вакуум, составив краткое руководство, которое назвал “Наставлениями в христианской вере”.

Первое издание “Наставлений” – книга объемом в 516 страниц – вышло в Базеле в 1536 году. Формат книги был небольшим, и она легко умещалась, как тогда было принято, в просторных карманах, что давало возможность тайно распространять ее во Франции. Она состояла всего из шести глав. В первых четырех рассматривались вопросы о законе, символе веры, молитве Господней и таинствах. В двух последних, более полемичных по тону, излагалось протестантское отношение к “ложным таинствам” Рима и христианской свободе.

Книга сразу завоевала необычайный успех. Первое издание, вышедшее на латинском языке, благодаря чему это сочинение можно было читать в разных странах, разошлось за девять месяцев. В дальнейшем Кальвин продолжил работу над последующими изданиями “Наставлений”, и год за годом объем книги увеличивался. Росту объема способствовали споры по разным вопросам, возникавшие в то время, высказывание различными группами точек зрения, которые Кальвин считал ошибочными, и практические потребности церкви; поэтому, чтобы получить представление о развитии богословской мысли Кальвина и его участии в разного рода дискуссиях, достаточно сравнить между собой разные издания “Наставлений”.

Следующее издание, также на латинском языке, вышло в Страсбурге в 1539 году. В 1541 году Кальвин опубликовал в Женеве первое издание на французском языке, ставшее классикой французской литературы. Последующие издания были “парными” и с выходом французского издания сразу же вслед за латинским: в 1543 и 1545 годах, в 1550 и 1551 годах, в 1559 и 1560 годах. Последними при жизни Кальвина вышли латинское и французское издания 1559 и 1560 годов, поэтому они считаются окончательным вариантом “Наставлений”.

Окончательный вариант резко отличается от небольшого пособия по христианской вере, опубликованного Кальвином в 1536 году, – шесть глав первого издания превратились в четыре тома с восемнадцатью в общей сложности главами. Первый том посвящен Богу и откровению, а также творению и природе человека. Во втором томе исследуется вопрос о Боге как Искупителе и о том, как это раскрывается нам сначала в Ветхом Завете, а затем во Христе. В третьем томе показывается, как через Духа мы можем соучаствовать в благодати Иисуса Христа и какие это производит плоды. Наконец, в четвертом томе рассматриваются “внешние средства” этого участия, то есть церковь и таинства. Работа в целом свидетельствует о глубоком знании не только Писания, но и древней христианской литературы, в частности трудов Августина, а также сути богословских споров XVI века. Нет сомнений, что она стала высшим достижением протестантского систематического богословия эпохи Реформации.

Женевский реформатор

Кальвин не намеревался вести бурную деятельность, подобно многим протестантам, ставшим лидерами Реформации в разных частях Европы. Он уважал их и даже восхищался ими, но был убежден, что у него призвание не пастыря или вожака, но скорее исследователя и писателя. После краткого посещения Феррары, а затем Франции он решил обосноваться в Страсбурге, где протестантизм одерживал победу, а оживленная богословская и литературная жизнь создавала благоприятные условия для дела, которому он решил посвятить себя.

Но прямой путь в Страсбург был закрыт из-за военных действий, и Кальвину пришлось сделать крюк через Женеву. Обстановка там была сложной. Незадолго до этого протестантский город Берн отправил в Женеву своих протестантских проповедников. Они добились поддержки со стороны небольшого сплоченного ядра прихожан и могущественного крыла буржуазии, выступавшего против ряда экономических и политических ограничений, отмены которых можно было добиться благодаря разрыву с Римом. Духовенство, которому не хватало образования, а еще больше убежденности, просто подчинилось постановлению городского совета Женевы, согласно которому месса отменялась и город становился протестантским. Все это произошло за несколько месяцев до приезда Кальвина в Женеву, и проповедники из Берна, которых возглавлял Гийом Фарель, оказались у руля религиозной жизни города и крайне нуждались в помощниках.

Кальвин приехал в Женеву в 1536 году с твердым намерением пробыть там не более одного дня, а затем продолжить путь в Страсбург. Но кто-то сказал Фарелю, что в городе находится автор “Наставлений”, и в результате состоялась незабываемая встреча, описанная впоследствии самим Кальвином. Фарель, “сжигаемый благородной страстью распространения Благой Вести”, изложил Кальвину несколько причин, по которым его присутствие в Женеве было бы крайне желательным. Кальвин почтительно выслушал человека, который был старше его лет на пятнадцать. Но его просьбе он не внял, заявив, что намерен заняться учеными штудиями и что в обстановке неопределенности, описанной Фарелем, это вряд ли возможно. Исчерпав все аргументы и не сумев убедить молодого богослова, Фарель воззвал к их общему Господу и бросил Кальвину вызов со страшной угрозой: “Да будут прокляты Богом тишина и покой, которые ты ищешь для своей работы, если перед лицом такой великой нужды ты отходишь в сторону и отказываешь в поддержке и помощи”. Кальвин продолжает рассказ: “Эти слова потрясли и сломили меня, и я отказался от поездки”7. Это было началом его стези женевского реформатора.

Поначалу Кальвин согласился лишь оказывать помощь протестантским руководителям города, в частности Фарелю, но вскоре богословские знания, юридическая подготовка и реформаторское рвение сделали его центральной фигурой в религиозной жизни Женевы. Фарель, который до того времени был лидером протестантов, с удовольствием стал основным помощником Кальвина. Но идти по пути реформации, предложенному Кальвином и Фарелем, готовы были не все. Два пастыря настаивали, что к решению реформировать церковь надо относиться серьезно, многие же из числа буржуазии, поддержавшей разрыв с Римом, возражали им и распространяли в других протестантских городах слухи о якобы совершавшихся женевскими реформаторами ошибках. Кульминацией конфликта стало обсуждение вопроса о праве на отлучение от церкви. Кальвин утверждал, что для приведения религиозной жизни в соответствие с принципами реформации нераскаявшихся грешников необходимо отлучать от церкви. Городской совет, находившийся в то время под влиянием противников Кальвина, не согласился с этим, заявив, что такая точка зрения представляет собой ничем не оправданный ригоризм. В конечном счете Кальвина, настаивавшего на своей правоте, изгнали из города. Фарелю предложили остаться, но он предпочел отправиться со своим другом в изгнание, а не служить инструментом в руках бюргеров, стремившихся установить такие религиозные правила, которые предоставляли бы множество свобод, но не предполагали бы никаких обязательств.

[ad#my_blok3]

Кальвин счел это данной ему Богом возможностью вернуться к своим ученым трудам и продолжил прерванную на долгий срок поездку в Страсбург. Но и там он не обрел покоя. В городе была большая община эмигрантов из Франции, изгнанных из страны за веру, и Мартин Буцер, возглавлявший реформаторское движение в Страсбурге, настоял на том, чтобы Кальвин стал их пастором. Именно там он начал проводить богослужения на французском языке и перевел на французский язык несколько псалмов и гимнов, которые пелись в общине французских изгнанников. Там же он подготовил второе издание “Наставлений” и женился на вдове Иделетте де Бюр, с которой жил счастливо вплоть до ее смерти в 1549 году.

Три года, проведенные в Страсбурге, с 1538 по 1541 год, были, вероятно, самым счастливым и спокойным периодом его жизни. Но несмотря на это, он сожалел, что не смог продолжить работу в Женеве, и очень беспокоился о судьбе женевской церкви. Поэтому когда ситуация в этом швейцарском городе изменилась к лучшему и новый городской совет попросил его вернуться, Кальвин без колебаний согласился.

В Женеву Кальвин вернулся в 1541 году и первым делом подготовил несколько церковных постановлений, которые городской совет утвердил с небольшими поправками. Тем самым управление церковью в Женеве передавалось в руки консистории, состоявшей из пасторов и двенадцати “старейшин” из числа мирян. Поскольку пасторов было всего пять, мирские старейшины составляли в консистории большинство. Но Кальвин пользовался таким высоким авторитетом, что консистория обычно следовала его рекомендациям.

В течение следующих двенадцати лет между консисторией и городским советом не раз возникали трения, так как церковный орган, следуя указаниям Кальвина, стремился подчинить жизнь граждан, которые в то же время были членами церкви, строгим требованиям, что не всегда нравилось городскому совету. В 1553 году к власти опять пришла оппозиция, и положение Кальвина стало шатким.

Именно к этому времени относится суд над Мигелем Серветом. Сервет был испанским врачом, работы которого в области психологии внесли значительный вклад в развитие медицинской науки. Но он был также автором нескольких богословских трактатов, в которых утверждал, что союз церкви с государством, заключенный после обращения Константина, означал по сути великое отступничество и что Никейский собор, провозгласивший учение о Троице, тем самым оскорбил Бога. Ему удалось бежать из французской тюрьмы, где католическая инквизиция судила его за ересь, но, когда он проезжал через Женеву, его опознали. Его арестовали, и Кальвин составил список обвинений против него из тридцати восьми пунктов. Противники Кальвина в Женеве встали на сторону Сервета под тем предлогом, что он обвиняется в ереси католиками и поэтому к нему надо относиться как к союзнику. Городской совет обратился за советом к другим протестантским кантонам Швейцарии, и все пришли к единодушному мнению, что Сервет – еретик не только по католическим, но и по протестантским меркам.

Это положило конец разногласиям, и Сервет был сожжен на костре, хотя Кальвин выступал за менее жестокую казнь отсечением головы.

Обстоятельства казни Сервета подвергались суровой критике, в частности со стороны Себастьяна Кастеллио, которого Кальвин ранее изгнал из Женевы за истолкование Песни песней как поэмы об эротической любви. Но и впоследствии сожжение на костре известного врача Сервета многие считали символом крайнего догматизма Кальвина. Безусловно, есть достаточно оснований для такой суровой оценки и самого суда, и той роли, которую во всем этом сыграл Кальвин. Но не надо забывать, что в то время с ересью в Европе в равной степени боролись как католики, так и протестанты. Сервет был приговорен к казни и французской инквизицией, которая не сожгла его на костре только потому, что ему удалось бежать.

После казни Сервета авторитет Кальвина в Женеве стал неоспоримым. Это объяснялось не в последнюю очередь тем, что он получил поддержку со стороны богословов других протестантских кантонов, в то время как его противники попали в сложное положение, поскольку им приходилось защищать еретика, осужденного и католиками, и протестантами.

В 1559 году сбылось одно из самых сокровенных желаний Кальвина – открылась Женевская академия, которую возглавил Теодор Беза, ставший впоследствии его преемником в качестве богословского лидера города. В этой академии женевская молодежь обучалась в соответствии с кальвинистскими принципами. Там училось и множество других студентов из разных концов Европы, которые затем, возвращаясь в родные земли, несли с собой кальвинистские взгляды.

Чувствуя приближение конца, Кальвин составил завещание и обратился с прощальным посланием к своим ближайшим помощникам. Последний визит ему нанес Фарель, взявший на себя проведение реформ в близлежащем Невшателе. Кальвин умер 27 мая 1564 года.

Кальвин и кальвинизм

При жизни Кальвина главным предметом расхождений среди протестантов (если не считать анабаптистов, к которым остальные протестанты относились как к еретикам) был вопрос о присутствии Христа в евхаристии. Именно он стал камнем преткновения на Марбургской встрече между Лютером и Цвингли. В этом вопросе Кальвин принял точку зрения страсбургского реформатора Мартина Буцера, занимавшего промежуточную позицию между Лютером и Цвингли. Кальвин считал присутствие Христа в евхаристии реальным, но духовным. Это означает, что присутствие – не просто символическое и что к причащению нельзя относиться только как к обряду воспоминания. В нем реально проявляется Божье воздействие на церковь, которая участвует в таинстве. С другой стороны, это не означает, что тело Христа спускается с неба или что оно может присутствовать у нескольких алтарей одновременно, как утверждал Лютер. Во время церемонии причащения верующие силой Святого Духа возносятся на небо и вместе с Христом предвкушают небесный пир.

В 1526 году Буцер, Лютер и другие богословы заключили “Виттенберг-ское соглашение”, отражавшее взгляды как Лютера, так и Буцера. В 1549 году Буцер, Кальвин, наиболее видные швейцарские протестантские богословы и некоторые богословы из Южной Германии подписали аналогичный документ – “Цюрихское соглашение”. Кроме того, Лютер благожелательно воспринял “Наставления” Кальвина. Таким образом, разногласия между Кальвином и Лютером в вопросе о присутствии Христа в евхаристии не были непреодолимым препятствием для протестантского единства.

Но последователи великих учителей оказались не столь гибкими. В 1552 году лютеранин Иоахим Вестфаль опубликовал направленный против Кальвина трактат, в котором утверждал, что кальвинистские взгляды тайком распространяются на традиционно лютеранских территориях, и представил себя защитником позиции Лютера в вопросе о евхаристии. К тому времени Лютер уже умер, а Меланхтон отказался выступить против Кальвина, как того требовал Вестфаль. Тем не менее результатом стала растущая отчужденность в отношениях между последователями Лютера и сторонниками Цюрихского соглашения, которых начали называть “реформатами” в противоположность “лютеранам”.

Таким образом, в этот ранний период основное отличие “кальвинистов” или “реформатов” касалось не учения о предопределении – здесь они в целом были согласны с лютеранами, – а их понимания евхаристии. Как мы увидим ниже, отличительным признаком кальвинизма предопределение стало лишь в следующем веке. При жизни же Лютера и Кальвина дело обстояло иначе, так как оба они провозглашали учение о предопределении.

Как бы там ни было, отчасти под влиянием Женевской академии и отчасти благодаря “Наставлениям” богословское влияние Кальвина вскоре начало ощущаться в самых разных частях Европы. В конце концов в Нидерландах, Шотландии, Венгрии, Франции и других странах появились церкви, принявшие учение женевского реформатора и получившие название “реформатских” или “кальвинистских”.

С уважением Андрей

Пакет обновления Windows 7 SP1 – это обновление, предназначенное для установки пользователями и ИТ-специалистами, помогающее обеспечивать поддержку компьютеров, предоставляющее текущие улучшения операционной системы.


Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий