Современная религия

Благодаря теории эволюции, ведущей религией современного общества является натурализм. Менее полутора сотен лет тому назад Чарльз Дарвин популярно изложил учение этой светской религии в книге «Происхождение видов». Хотя большая часть теорий Дарвина о механизме эволюции давно уже опровергнута, само учение об эволюции обрело статус основополагающего положения веры в современном общественном мнении. Сегодня натурализм вытеснил христианство, став главной религией западного мира, а теория эволюции превратилась в основной догмат натурализма. Натурализм гласит, что все законы и силы, действующие во Вселенной, являются природными, а не моральными, духовными или сверхъестественными. Натурализм по своему существу антитеистичен, он отвергает само понятие личного Бога. Поэтому многим кажется, что натурализм не имеет ничего общего с религией. Фактически распространено заблуждение, что натурализм воплощает самую суть научной объективности. Сами натуралисты любят говорить о своей системе как о философии, стоящей в оппозиции ко всем мировоззрениям, основанным на вере, и претендуют на ее научное и интеллектуальное превосходство именно из-за ее якобы не религиозного характера.
Но это не так. Натурализм правильнее всего было бы называть именно религией. Вся эта философия основана на предпосылке, в которую необходимо верить. Эта основная предпосылка — отказ от всего сверхъестественного — требует по настоящему твердой веры. И практически все подкрепляющие ее теории тоже должны приниматься на веру.
Подумайте, например, о самой идее эволюции. Положение о том, что все живое произошло в результате естественного эволюционного процесса, никогда не было и не будет доказано как факт. Оно вовсе не является «научным» в строгом смысле слова. Наука изучает то, что можно наблюдать и повторить в ходе опыта. Зарождение жизни невозможно ни наблюдать, ни воспроизвести ни в одной лаборатории. Так что подлинная наука, по определению, ничего не может сказать нам о том, откуда мы взялись или как это случилось. Вера в теорию эволюции — это чистая вера. Столь же религиозна и вовсе не «научна» любая догматическая вера в любую натуралистическую теорию.
Современный натурализм часто пропагандируется с подлинно миссионерским рвением, обладающим заметными религиозными особенностями. У популярного христианского символа, рыбы, который многие христиане помещают в своих автомашинах, теперь есть натуралистическое соответствие: рыба с ногами и словом «Дарвин» на боку. Интернет стал основной сферой распространения натуралистических проповедей, где сторонники этой теории настойчиво пытаются просветить темные души, до сих пор цепляющиеся за свои теистические предпосылки. Судя по тону некоторых материалов, которые я прочел, когда пытался обратить приверженцев натурализма в христианство, часто натуралисты держатся за свою веру с таким религиозным пылом, который вполне может поспорить и даже превзойти фанатизм любого религиозного фанатика. Натурализм явно является религией не менее, чем любое теистическое мировоззрение.
‘ Эволюционист Майкл Руз в 1980е гг. был Свидетелем на постыдном суде над креационизмом в Арканзасе (МакЛин против Арканзаса). Во время суда он утверждал, что креационизм — это религия, потому что он основан на недоказанных философских предположениях. По его словам, дарвинизм является наукой, так как не требует философских или религиозных предпосылок. Позже Руз признал, что был неправ, и сейчас он соглашается, что теория эволюции имеет под собой «метафизическую основу»: она основана на недоказанных верованиях, которые не более «научны», чем те, на которых основан креационизм.
Это становится видно также при изучении верований тех натуралистов, которые заявляют, что совершенно не подвластны религиозному влиянию. Возьмите, например, случай Карла Сагана, который был, возможно, самым известным ученым последних двадцати лет. Знаменитый астроном и общественный деятель, Саган открыто выступал против библейского теизма. Но он стал главным телепроповедником религии натурализма. Он проповедовал мировоззрение, полностью основанное на натуралистических предпосылках. В основе всей его теории лежало твердое убеждение: у всего во Вселенной есть естественная причина и естественное объяснение. Именно эта вера, — потому что это вера, а не научное наблюдение, — управляла всеми его теориями о Вселенной и придавала им форму.
Саган исследовал гигантскую протяженность и сложное устройство Вселенной и пришел к выводу (как и должен был, принимая во внимание его точку отсчета), что не существует ничего большего, чем сама Вселенная. Поэтому он позаимствовал атрибуты Бога, такие как безграничность, вечность и всемогущество, и превратил их в качества самой Вселенной.
«Космос — это все, что есть, или всегда было, или всегда будет» — этот фирменный афоризм Сагана повторялся в каждом эпизоде его популярного телесериала «Космос». Само это утверждение — явный догмат веры, а не научный вывод. (Ни сам Саган, ни все ученые мира, вместе взятые, не смогут научными методами исследовать то, что «всегда было или всегда будет»). Лозунг Сагана — отличный пример того, как современные натуралисты ошибочно принимают религиозную догму за подлинную науку.
Религия Сагана на самом деле представляет собой нечто вроде натуралистического пантеизма, и его девиз прекрасно отражает это. Он обожествил Вселенную и все, что в ней есть, настаивая на том, что сам космос есть, всегда был и всегда будет (см. Отк. 4:8). Исследовав космос достаточно для того, чтобы увидеть доказательства безграничного могущества и величия Творца, он приписал это всемогущество и славу самому творению. Именно такое заблуждение апостол Павел описывает в Рим. 1:2022:
Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце: называя себя мудрыми, обезумели.
В точности как идолопоклонники, которых изобразил Павел, Саган поставил творение на место, законно принадлежащее Творцу.
Карл Саган окинул взглядом Вселенную, увидел ее величие и пришел к выводу, что не может быть ничего более великого. Его религиозные предпосылки вынудили его отрицать, что Вселенная появилась в результате разумного замысла. Фактически, как верный натуралист, он должен был вообще отрицать, что она была сотворена. Поэтому он стал рассматривать Вселенную как вечную и бесконечную, так что в его представлении она естественным образом заняла место Бога.
Религиозный характер философии, сформировавшей мировоззрение Сагана, проявляется в большей части его сочинений и высказываний. Его роман «Контакт» (по которому был снят фильм в 1997 г.) полон религиозных метафор и образов. В нем рассказывается об обнаружении внеземной жизни, и происходит это открытие в декабре 1999 г., на пороге нового тысячелетия, когда мир полон мессианских ожиданий и апокалиптических страхов. В воображении Сагана открытие внеземного разума заняло место «откровения», что позволило совместить науку и религию в мировоззрении, прекрасно соответствующем системе верований самого Сагана. В его идеологии космос является Богом, а ученые — его новым священством.
Религия Сагана включила в себя веру в то, что род людской не является чем-то исключительным. Если Вселенная так непостижимо велика и безлична, разве может человечество представлять особую ценность? Саган пришел к выводу, что род человеческий совершенно не имеет значения. В декабре 1996 г., менее чем за три недели до смерти Сагана, у него взял интервью Тед Коппел для «Найтлайн». Саган знал, что умирает, и Коппел спросил его: «Доктор Саган, не могли ли бы вы поделиться с человечеством какой-нибудь мудростью?».
Саган ответил:
Мы живем в жилище из камня и металла, которое вращается вокруг заурядной звезды, одной из 400 миллиардов звезд, образующих систему Млечного Пути, — одну из миллиардов других галактик, которые составляют Вселенную, возможно, одну из очень большого количества — может, бесконечного, — других вселенных. Вот взгляд на человеческую жизнь и нашу культуру, о котором очень стоит поразмыслить .
В книге, которая была опубликована незадолго до его смерти Саган писал: «Наша планета — одинокая искорка в окружающем ее великом космическом мраке. В этом мраке, в этой бесконечности нет ни намека на помощь извне, которая могла бы спасти нас от нас самих» .
Хотя Саган решительно пытался сохранить оптимизм до самого конца, его религия привела его туда, куда неизбежно приводит натурализм: к ощущению своей предельной незначительности и отчаяния. Согласно его точке зрения, человечество живет на крохотной бледно-голубой пылинке среди бескрайнего моря галактик. Насколько мы знаем, остальная Вселенная не обращает на нас внимания, мы ни перед кем не отвечаем, мы так малы и незначительны перед таким огромным космосом. Безумно было бы говорить о внешней помощи или искуплении для человечества. Никакой помощи не придет. Нам недурно было бы самим как-то решить свои проблемы, но сделаем мы это или нет, космосу все равно. Вот о какой перспективе, по словам Сагана, стоит поразмышлять.
Все это показывает духовную бесплодность натурализма. Религия натуралистов освобождает от любой моральной и этической ответственности и в конечном итоге лишает человечество всяческой надежды. Если не существовало, не существует и не будет существовать ничего, кроме безличного космоса, мораль совершенно не нужна. Если нет личного Творца, перед Которым человечество отвечает, и если общий закон Вселенной гласит, что выживает сильнейший, то все моральные принципы, обычно управляющие человеческой совестью, абсолютно безосновательны и, возможно, даже вредны для выживания нашего вида.
На самом деле, популярность натурализма привела современное общество к моральной катастрофе. Самые вредные идеологии XIX и XX веков основаны на дарвинизме. Один из ранних приверженцев теории Дарвина, Томас Гекели, в 1893 г. произнес лекцию, в которой утверждал, что эволюция и этика несовместимы. Он писал, что «этическое поведение — то, что мы называем добродетелью, — приводит нас на путь, который во всех отношениях противоположен тому, что ведет к успеху в космической борьбе за существование» .
Философы, принявшие идеи Дарвина, быстро согласились с Гекели и начали создавать новые философские системы, в результате чего аморальность и геноцид оказались характерными чертами XX века.
Карл Маркс, например, сознательно следовал за Дарвином, когда изобретал свои экономические и общественные теории. Он послал Дарвину свою книгу «Капитал» с подписью: «От верного почитателя». Он называл труд Дарвина «Происхождение видов» «книгой, которая содержит естественно-исторические основы нашего мировоззрения»3.
В философии «общественного дарвинизма» Герберт Спенсер применил учения об эволюции и выживании сильнейших при рассмотрении человеческого общества. Спенсер утверждал: если сама природа решила, что сильные должны выживать, а слабые — погибать, то это правило должно управлять и человечеством. Расовые и классовые различия только отражают способ действия природы. Поэтому не существует никакой трансцендентной моральной причины сочувствовать борьбе обездоленных классов. В конце концов, и естественному процессу эволюции, и обществу будет только лучше, если признать превосходство правящих классов и поддерживать их влияние. Расизм таких авторов, как Эрнст Хекель (который считал, что африканские расы лишены культуры и неспособны к высшему умственному развитию), тоже основан на дарвинизме.
Вся философия Фридриха Ницше основана на учении эволюции. Ницше был ярым противником религии, в особенности христианства. Христианская мораль воплощала самую суть всего, что Ницше ненавидел; он полагал, что учение Христа поощряет человеческую слабость и губительно для развития человечества. Он насмехался над моральными ценностями христианства: кротостью, милосердием, скромностью, смирением, состраданием к бессильным и служением друг другу. Он полагал, что такие идеалы ослабляют общество. Ницше делил людей на два типа: «хозяев», просвещенных и доминирующих; и «стадо», слепо повинующихся последователей, которых легко вести за собой. И пришел к выводу, что единственная надежда человечества — это развитие «хозяев» в расу Ubermenschen (сверхлюдей), не ограниченных религиозными или общественными требованиями, которые пришли бы к власти и привели человечество на следующую стадию эволюции.
Неудивительно, что философия Ницше заложила основу для нацистского движения в Германии. Удивительно лишь, что в начале XXI века философы реабилитировали репутацию Ницше, и его произведения снова популярны в академическом мире. Действительно, его философия — или нечто вроде философии — то, к чему неизбежно должен возвращаться натурализм.
Все эти философские системы основаны на понятиях, диаметрально противоположных библейскому взгляду на природу человека, потому все они отталкиваются от мнения Дарвина о происхождении человечества. Они коренятся в антихристианских теориях о происхождении человека и космоса, поэтому не приходится удивляться, что они во всех отношениях противоречат библейским принципам.
Очевиднейший факт заключается в том, что все философские плоды дарвинизма были негативными, низменными и разрушительными для самой ткани общества. Ни одна из крупнейших революций XX века, опиравшихся на дарвини стические философии, не улучшила и не облагородила общества. Напротив, основное общественное и политическое наследство дарвинизма представляет собой целый ряд гнусных тираний, от вдохновленного Марксом коммунизма, с одной стороны, и до вдохновленного Ницше фашизма — с другой. Моральная катастрофа современного западного общества связана также непосредственно с дарвинизмом и неверием в первые главы Книги Бытие.
В данный исторический момент, несмотря на то что большинство людей полностью предано теории эволюции и натуралистическому взгляду на мир, библейское мировоззрение по прежнему сохраняется в коллективной памяти нашего общества. Люди, в целом, пока верят, что человеческая жизнь — это нечто уникальное. Они еще помнят о библейской морали, например о том, что любовь — величайшая добродетель (1 Кор. 13:13), что служение другому лучше, чем борьба за личное влияние (Мф. 20:2527), а кротость и смирение лучше высокомерия и бунта (1 Пет. 5:5). Но, как бы ни ценило светское общество эти добродетели, под этим нет никакой философской основы. Современное мышление уже отвергло Бога, явленного в Писании, и приняло вместо Него натуралистический материализм, поэтому для следования каким бы то ни было этическим стандартам нет никакой причины, нет основания ценить «добродетель» превыше «порока» и нет причины считать человеческую жизнь более ценной, чем любую другую форму жизни. Современное общество уже отказалось от своей моральной основы.
На пороге XXI столетия перед человечеством брезжит еще более мрачная перспектива. Кажется, что сегодня даже церковь перестает отстаивать учение Писания о происхождении человека. Многие члены церкви слишком робки и слишком смущены, чтобы утверждать буквальную истинность библейского рассказа о сотворении мира. Их сбивает с толку хор авторитетно звучащих голосов, которые настаивают, что возможно — и даже насущно необходимо — примирить Писание с новейшими теориями натуралистов.
Конечно, либеральные богословы уже давно проповедовали теистический эволюционизм. Они всегда охотно отрицали буквальную истинность Писания в любых вопросах. Эти новые веяния повлияли и на некоторых евангельских христиан, которые говорят, что возможно согласовать Быт. 1 — 3 с теориями современного натурализма, не противореча ни одному из основных положений христианства. Они придерживаются евангельских постулатов веры. Они учат в евангельских учебных заведениях. Они утверждают, что верят в непогрешимость и авторитетность Библии. Но им хочется заново истолковать Книгу Бытие так, чтобы согласовать ее с теорией эволюции. Они испытывают шок и изумление, когда ктото оспаривает их подход к Писанию. Иногда они используют насмешливые приемы либеральных богословов и скептиков-атеистов, которые всегда смущали верующих: «Вы что, действительно думаете, что Вселенной менее миллиарда лет?».
В результате за последние двадцать лет множество евангельских христиан проявило поразительную готовность истолковывать первые главы Книги Бытие с совершенно неевангельской точки зрения. Все больше людей придержива ется теории так называемого «креационизма старой Земли», которая сочетает в себе некоторые принципы библейского креационизма с натуралистическими и эволюционистскими теориями, пытаясь примирить два противоположных мировоззрения. Для этого креационисты «старой Земли» вынуждены истолковывать библейский рассказ о сотворении не совсем честно.
Среди тех, кто начал подобный пересмотр, есть горстка верующих ученых, большая часть которых не имеет никако-то опыта в толковании Библии. Но все они предлагают главное неверное толкование Быт. 1 — 3, предназначенное специально для согласования библейского текста с текущими тенденциями натуралистической теории. По их мнению, шесть дней сотворения в Быт. 1 были долгими веками, хронологический порядок сотворения подвижен, а большую часть подробностей сотворения, приведенных в Писании, можно воспринимать как поэтические или символические стилистические фигуры.
Многие люди, которые лучше разбираются в Писании, — пасторы и церковные руководители, регулярно отстаивающие веру и сражающиеся с лжеучениями, — готовы сдаться в битве за первые главы Книги Бытие. Недавно после проповеди ко мне подошел евангельский пастор. Его смутили и озадачили несколько прочитанных им книг — все они были написаны евангельскими христианами, — в которых утверждалось, что Земле миллиард лет. Эти авторы считали боль шую часть теорий эволюционистов бесспорным научным фактом. В некоторых случаях они пользовались научными или академическими постулатами, чтобы убедить читателей: их взгляды — результат некоей высшей экспертизы, а не привязывания натуралистических предпосылок к библейскому тексту. Пастор спросил меня, могут ли три первые главы Книги Бытие действительно являть собой лишь ряд литературных приемов, быть поэтической сагой, описывающей «духовное» значение того, что на самом деле происходило в течение миллиардов лет эволюции.
Я решительно ответил: «Нет, не думаю». Я убежден, что Быт. 1 — 3 следует воспринимать как есть — как явленную в божественном откровении историю сотворения. Ничто в самом тексте Бытия не предполагает, что библейский рассказ о сотворении является лишь символическим, поэтическим, аллегорическим или мифическим. Основную мысль этого отрывка просто невозможно согласовать с представлением о сотворении, которое происходило посредством эволюционных процессов в течение долгих периодов времени. И я не верю в то, что, при добросовестном толковании библейского текста, с использованием любых приемлемых герменевтических принципов, можно примирить эти главы с теорией эволюции или с любой другой якобы научной теорией о происхождении Вселенной.
Кроме того, подобно тому как натурализм ведет к философскому и моральному хаосу, возникают и всяческие богословские заблуждения, когда мы отвергаем буквальную истинность библейского рассказа о сотворении и грехопадении Адама или пытаемся идти на компромисс.
Я, конечно, понимаю, что некоторые из креационистов, сторонников идеи «старой Земли», верят в буквальное сотворение Адама и утверждают, что Адам был историческим лицом. Но их решение принять сотворение Адама буквально требует произвольного герменевтического сдвига в Быт. 1:2627 и затем снова в Быт. 2:7. Если все стихи, окружающие этот отрывок, интерпретировать аллегорически или символически, то неправомерно воспринимать эти стихи в буквально-историческом плане. Поэтому толкование текста Бытия в духе креационизма «старой Земли» фактически подрывает идею историчности Адама. Раз вы решили воспринимать рассказ о сотворении как миф или аллегорию, у вас нет оснований настаивать (как представляется неожиданно и произвольно), что сотворение Адама происходило на самом деле. Вера в исторического Адама просто не соответствует толкованию остального текста.
Быть приверженцем идеи «старой Земли» и оставаться при этом евангельским христианином — само по себе непоследовательно. Если Адам не был предком всего человечества в буквальном смысле слова, то библейское объяснение того, как проник в мир грех, не имеет смысла. Более того, если мы не согрешили в Адаме, мы не можем быть искуплены во Христе, потому что положение Христа как главы искупленного народа в точности параллельно положению Адама как главы народа падшего: «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15:22). «Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим. 5:1819). «Так и написано: первый человек Адам стал дущою живущею; а последний Адам есть дух животворящий» (1 Кор. 15:45; также см. 1 Тим. 2:1314; Иуд. 14).
Так что очень важно понимать: все, что в Писании говорится о нашем спасении через Иисуса Христа, зависит от буквальной истинности учения Быт. 1 — 3 о сотворении и грехопадении Адама. В Писании нет более важного отрывка.
То, что сторонники креационизма «старой Земли» (в том числе, в значительной степени, и евангельские христиане) делают с Быт. 1 — 3, либеральные богословы уже сделали со всем Писанием: истолковали текст в духовно-аллегорическом ключе, чтобы приписать ему угодное им значение. Опасно так толковать Писание. Такая интерпретация предполагает рискованные и бесполезные уступки религиозным предпосылкам натурализма, не говоря уже о серьезном оскорблении Бога.
Евангельские христиане, принимающие теорию «старой Земли» в толковании Книги Бытие, пользуются герменевтикой, которая враждебна возвышенному взгляду на Писание. Они применяют к первым главам Писания метод библейского толкования, основанный на антиевангельских предпосылках. Сторонники такого подхода уже вступили на путь, неизбежно уводящий от веры. Церкви и колледжи, в которых принят такой взгляд, недолго останутся евангельскими.
Одна из популярных теорий среди сторонников идеи «старой Земли» известна как «гипотеза расписания». Это мнение гласит, что «дни» сотворения мира — это даже не отдельные эпохи, а наслаивающиеся друг на друга стадии единого эволюционного процесса. Согласно этому мнению, шесть дней, описанные в Быт. 1, — это вообще не хронологический ряд, но скорее метафорическое «расписание», посредством которого процесс сотворения описывается для нашего ограниченного человеческого восприятия.
Очевидно, впервые эта теория была выдвинута немецкими либеральными богословами в XIX веке, но недавно ее переняли и некоторые ведущие евангельские ученые, самый известный из которых — доктор Мередит Дж. Клайн из Вестминстерской богословской семинарии.
Первым постулатом «гипотезы расписания» является идея о том, что «дни» сотворения в Быт. 1 — это символические единицы, не имеющие ничего общего с реальным временем. Сторонники теории обращают внимание на параллелизм между первым и четвертым днями (сотворение света и помещение светил на твердь), днями вторым и пятым (разделение воздуха и воды и сотворение рыб и птиц, обитающих в воздухе и воде), а также днями третьим и шестым (появление суши и сотворение наземных животных) и предполагают, что такой параллелизм — ключ к чисто поэтической структуре этой главы. Итак, согласно данной теории, на последовательность сотворения мира можно не обращать внимания, словно литературная форма отрывка сводит на нет его значение.
Естественно, сторонники этого взгляда соглашаются с современной научной теорией о том, что формирование Земли продолжалось несколько миллиардов лет. Они утверждают, что библейский рассказ — это всего лишь метафора, которую можно согласовать с нашим научным пониманием сотворения. Они говорят, что язык и детали Быт. 1 не имеют значения; единственная истина этого отрывка заключается в том, что процессом эволюции руководила рука божественного провидения. Рассказ о сотворении в Книге Бытие, таким образом, сводится к литературному приему — расширенной метафоре, которую нельзя воспринимать как истину.
Но, если бы Господь хотел сообщить нам, что сотворение заняло шесть буквальных дней, смог бы Он сформулировать это точнее, чем в Книге Бытие? Длительность дней определена периодами дня и ночи, которые с четвертого дня отмечались Солнцем и Луной. Сама неделя определила образец для человеческого труда и отдыха. Дни отмечены чередованием утра и вечера. Разве это не указывает на хронологическую прогрессию творческой деятельности Бога?
Проблема, связанная с «гипотезой расписания», заключается в том, что данная гипотеза предполагает деструктивный метод толкования. Если отвергнуть буквальное значение Быт. 1 и считать ее лишь литературной метафорой, то почему бы не сделать того же с Быт. 3? И в самом деле, многие либеральные богословы утверждают, что говорящий змей в Быт. 3 — образ сказочный или метафорический, поэтому весь отрывок не может быть буквально-историческим рассказом о грехопадении человечества. Но где тогда заканчивается метафора и начинается история? После всемирного потопа? После вавилонскбй башни? Почему именно там? Почему бы не считать все библейские чудеса литературным приемом? Почему бы не отвергнуть само Воскресение как простую аллегорию? Как сказал Э. Дж. Янг: «Если бы можно было применить гипотезу “расписания” к рассказам о непорочном зачатии или о Воскресении, или к Рим. 5:12 и далее, значение этих отрывков было бы также сведено к нулю, как это происходит с первой главой Книги Бытие» .
Янг указывает на несостоятельность «гипотезы расписания»:
Следует задать вопрос: «Если не обращать внимание на хронологический порядок дней, зачем вообще упоминать о шести днях?» Ибо, если мы отказываемся от хронологической последовательности, приведенной в Книге Бытие, получается, что мы очень мало можем сказать о содержании Быт. 1. Невозможно утверждать, что было две серии из трех дней, параллельные друг другу. В четвертый день… говорится, что Бог поместил на тверди светила. Но твердь была сотворена на второй день. Если четвертый и первый дни — это два аспекта одного процесса, тогда второй день (в который были созданы небеса) должен предшествовать дням первому и четвертому. Если допустить это, полностью пренебрегая грамматикой, почему бы не быть последовательными и не приравнять все четыре дня к первому стиху Бытия? Как только мы отходим от ясного текста, подобное становится неизбежным. Следует спросить со всей серьезностью: можем ли мы верить, что в Быт. 1 второй день предшествует дням первому и четвертому? Подобный вопрос не требует ответа .
Простой и весьма очевидный факт заключается в том, что, если читать Библию и интерпретировать сам текст, то не возникнет и мысли о том, будто период сотворения представлял собой нечто иное, чем обыкновенную неделю из семи дней. Четвертая заповедь не имеет смысла, если не считать дни творческой деятельности Бога подобными обычной человеческой рабочей неделе.
«Гипотеза расписания» — непосредственный результат превращения современной научной теории в герменевтический метод толкования Писания. Главная предпосылка, лежащая в основе «гипотезы расписания», — это представление о том, что наука более авторитетно говорит о происхождении и возрасте Земли, чем Писание. Те, кто придерживается такого мнения, в самом деле, больше верят в науку, чем в Писание. Они позволяют научным гипотезам — простым человеческим мнениям, не обладающим никаким божественным авторитетом, — превратиться в герменевтическое правило, согласно которому толкуется Писание.
Это неоправданно. Современные научные взгляды не могут считаться подходящей герменевтикой для толкования Книги Бытие (или любой другой части Писания). Писание богодухновенно (2 Тим. 3:16) — истина, открытая Богом. «Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет. 1:21). Иисус прекрасно подвел итоги: «слово Твое есть истина» (Ин. 17:17). Библия — высшая истина, поэтому именно с ней следует сверять научные теории, а не наоборот.
Писание обладает высшим авторитетом. Оно авторитетно в том, чему учит нас, и в том, что нам заповедует. Оно истинно, когда говорит о будущем и когда рассказывает о прошлом. Хотя это не научный учебник, в вопросах, пересекающихся с наукой, оно столь же авторитетно, как и в вопросах морали. Хотя многие пытались противопоставить науку и Писание, наука ни разу не опровергала и не опровергнет ни йоты в содержании Библии.
Поэтому серьезная ошибка считать, что современные ученые могут более авторитетно судить о происхождении мира,4 чем Писание. Писание — это свидетельство самого Бога о том, что случилось в момент сотворения. Когда речь идет о происхождении Вселенной, наука может только строить догадки. Наука не доказала ничего, что противоречило бы рассказу Книги Бытие. Фактически Бытие раскрывает некоторые научные загадки.
В Новом Завете даются ясные примеры того, как следует интерпретировать Книгу Бытие. Если бы язык первых глав Бытия нужно было толковать символически, то и в Новом Завете Бытие истолковывалось бы в символическом духе. В конце концов, Новый Завет тоже является богодухновенным Писанием, поэтому он представляет собой собственный комментарий Творца к рассказу Книги Бытие.
Что мы обнаруживаем в Новом Завете? Во всех ссылках Нового Завета на Книгу Бытие все, что было записано Моисеем, рассматривается как исторические события. И, в частности, первые три главы Книги Бытие постоянно упоминаются как буквальный рассказ об исторических событиях. Новый Завет утверждает, в частности, что Адам был сотворен по образу Бога (Иак. 3:9).
Павел писал Тимофею: «Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление…» (1 Тим. 2:1314). В 1 Кор. 11:89 он пишет: «Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа».
Учение Павла о первородном грехе в Рим. 5:1220 предполагает историчность Адама и буквальное толкование рассказа Книги Бытие о его грехопадении. Кроме того, все высказывания Павла об оправдании верой зависят от такого толкования. «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут…» (1 Кор. 15:22). Ясно, что Павел считал и сотворение, и грехопадение Адама историей, а не аллегорией. Сам Иисус упоминает о сотворении Адама и Евы как об историческом событии (Мк. 10:6). Сомневаться в историчности этих событий — значит подрывать саму суть христианского учения.
Более того, само Писание рассматривает сотворение и грехопадение Адама как исторические события, поэтому неоправданно считать остальную часть рассказа о сотворении аллегорией или литературным приемом. Нигде в Писании ни одно из этих событий не рассматривается как чисто символическое.    •
В самом деле, когда в Новом Завете говорится о сотворении (Мк. 13:19; Ин. 1:3; Деян. 4:24; 14:15; 2 Кор.4:6; Кол. 1:16; Евр. 1:2,10; Отк. 4:11; 10:6; 14:7), речь всегда идет о прошлом, завершенном событии, о непосредственном акте творения Бога, а не о продолжающемся до сих пор процессе эволюции. Обещанная новая тварь, ключевая тема Ветхого и Нового Завета, также представлена как разовое сотворение, а не как процесс, длящийся миллиарды лет (Ис. 65:17). Фактически образец для нового сотворения мира — сотворение изначальное (см. Рим. 8:21; Отк. 21:1,5).
В Евр. 11:3 вера в то, что мир был по повелению Бога сотворен, даже представлена как сущность самой веры в Бога: «Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое». Сотворение ex nihilo (из ничего) — ясное и последовательное учение Библии.
Теория эволюции была создана как атеистическая альтернатива библейского взгляда на сотворение мира. Согласно теории эволюции, человек создал Бога, а не наоборот. Как мы уже видели, конечная задача эволюционистов — вообще уничтожить веру в Бога и покончить с моральной ответственностью.
Когда человек размышляет о своем происхождении, интуиция подсказывает его разуму ряд вопросов. Кто управляет Вселенной? Существует ли высший Законодатель? Есть ли всеобщий Судья? Существует ли трансцендентный нравственный закон (норма), по которому следует жить? Существует ли Кто-то, перед Кем мы отвечаем? Будет ли в конечном итоге оценена наша жизнь? Состоится ли последний суд?
Теория эволюции была изобретена именно для того, что» бы не отвечать на эти вопросы.    
Теория эволюции была придумана, чтобы сбросить со счетов библейского Бога, — не потому, что эволюционисты действительно считают, будто происхождение мира можно объяснить без упоминания о Творце, но потому, что они не хотят держать ответ перед Богом Писания как перед Судьей. Марвин Л. Любенау пишет:
Реальный предмет споров между креационистами и эволюционистами — не вопрос существования Бога. Настоящая проблема — это природа Бога. Считать теорию эволюции атеистической по сути — значит не понимать уникальности теории эволюции. Теория эволюции была изобретена не как критика теизма. Она была задумана как специфическая критика Бога Библии, а Бог Библии явлен в учении о сотворении. Очевидно, что, если человек — атеист, для него естественно быть также эволюционистом. Но теория эволюции согласуется не только с атеизмом, но и с теизмом. Эволюционист может свободно выбирать себе любого бога по желанию, кроме библейского. Боги, допускаемые теорией эволюции, частные, субъективные и искусственные. Они никого не беспокоят и не выдвигают никаких абсолютных этических требований. Однако библейский Бог — это Творец, Хранитель, Спаситель и Судья. Все ответственны перед Ним. Его замысел расходится с намерениями грешников. Человеку страшно думать о том, что он сотворен по образу Бога. Бог, сотворенный по образу человека, весьма удобен .
Проще говоря, теория эволюции была изобретена, чтобы устранить Бога Книги Бытие, то есть забыть о Законодателе и избежать Его нерушимого закона. Теория эволюции — это просто последнее средство, изобретенное падшим человечеством, чтобы скрыть наше врожденное знание и библейское свидетельство о том, что Бог существует, и мы ответственны перед Ним (см. Рим. 1:28). Принимая эволюцию, современное общество отказывается от морали, ответственности и вины. Общество с таким энтузиазмом приняло эволюцию, потому что люди вообразили, будто она отменяет существование Судьи и позволяет им делать все, что захочется, без чувства вины и без последствий.
Ложь эволюционистов настолько явно противоречит христианской вере, что кажется немыслимым, чтобы евангельские христиане могли пойти на какие бы ни было компромиссы с эволюционистской наукой. Но в течение последних полутора веков эволюционисты, благодаря своей пропаганде, добились поразительных успехов и заставили евангельских христиан сбиться с пути. Примечательно, что многие современные евангельские христиане, — возможно, было бы даже справедливо сказать, что большинство из людей, называющих себя евангельскими христианами, — уже убеждены, что рассказ о сотворении мира в Книге Бытие не является подлинным историческим повествованием. Таким образом, они не только уступили учению эволюционизма, но и придерживаются взглядов, которые подрывают авторитет Писания как отправной точки.
Сторонники так называемого теистического эволюционизма, которые пытаются совместить гуманистические теории современной науки с библейским теизмом, могут заявлять, что делают это из любви к Богу, но на самом деле они слишком слабо любят Бога и слишком сильно свою научную репутацию. Подрывая историчность Книги Бытие, они подрывают сами основы веры. Посадив учение об эволюции на престол и заставив Библию служить ему, они создают условия для духовной катастрофы.
Писание, а не наука, — конечная проверка любой истины. И чем дальше евангельские христиане отходят от этого убеждения, тем дальше они отклоняются от протестантства и тем более приближаются к гуманизму.
Писание предостерегает нас от ложного «знания» (1 Тим. 6:20) — в особенности так называемого «научного» знания, которое противоположно истине Писания. То, что выдают за «науку», оказывается не более чем мировоззрением, основанным на вере и враждебным истине Писания, поэтому мы должны быть очень внимательны. Когда натуралистические и атеистические предпосылки агрессивно насаждаются, как будто они — доказанные научные факты, христиане обязаны разоблачать эту ложь и активно выступать против нее. Отход от библейского взгляда на сотворение мира уже принес современному обществу много зла. Настало время, когда церковь не может больше сдаваться и идти на компромисс по данному вопросу. Ослабление нашей веры в истинность библейской концепции сотворения может привести к возникновению в церкви целого ряда губительных моральных, духовных и богословских ответвлений, что в значительной степени усилит страшный моральный хаос, уже начавшийся в светском обществе.
Имея это в виду, пару лет назад я предпринял серьезное изучение Книги Бытие. Хотя в основном мое служение посвящено толкованию Нового Завета стих за стихом, недавно я вернулся к Ветхому Завету и произнес в нашей церкви ряд проповедей по Книге Бытие. Данная книга — результат моих доследований Быт. 1—3. Мы обнаружили в этих главах основы всех учений, столь важных для христианской веры. И, чем внимательнее я изучал первые главы Писания, тем явственнее видел, что они жизненно важны для всего, во что мы верим как христиане.
Печально, но те самые учреждения, которые должны наиболее ревностно защищать эти основы веры, систематически подрывают их. Все больше и больше христианских учебных заведений, апологетов и богословов отрекаются от веры в буквальную истинность Быт. 1 — 3. Помнится, несколько лет назад я читал обзор, показавший, что й одной из ведущих евангельских ассоциаций в Америке, в которую входит множество библейских колледжей и университетов, только пять или шесть колледжей решительно выступали против креационизма «старой Земли». Остальные были готовы заново истолковать Быт. 1 — 3 в соответствии с теориями эволюционистов. Множество известных учителей Библии и апологетов считают этот вопрос спорным, а некоторые даже активно доказывают, что буквальный подход к Книге Бытие подрывает правдоподобие христианства. Они проиграли битву или, что еще хуже, присоединились к врагам библейского креационизма.
Я благодарен тем, кто попрежнему борется за истину, — организациям «Ответы Книги Бытие», «Общество изучения сотворения» и «Институт исследований сотворения». В этих организациях и других, подобных им, работает много знающих ученых, которые оспаривают предпосылки эволюционистов на техническом и научном основании. Они явственно доказывают, что научная точность вполне совместима с верой в буквальную истинность Писания, и что битва за начало по сути своей представляет битву между двумя взаимоисключающими верами — вера в Писание против веры в атеистические гипотезы. На самом деле это не битва между наукой и Библией.
Моя задача в этой книге — рассмотреть, что говорит Писание о сотворении мира. Хотя я убежден, что истина Писания обладает научной последовательностью, я старался не уделять много времени научной защите креационизма и предоставить это тем, кто лучше разбирается в науке. Я поставил перед собой задачу исследовать свидетельства Писания о происхождении Вселенной и грехопадении человечества и показать, почему это учение несовместимо с верованиями натуралистов и теориями эволюционистов.
Как христиане, мы верим, что Библия — истина, явленная нам Богом, подлинным Творцом Вселенной. Эта вера лежит в основе подлинного христианства. Она совершенно несовместима со спекулятивными предположениями натуралистов.
В Писании Сам Творец открыл нам все, что необходимо для жизни и благочестия. И начинается это Откровение с рассказа о сотворении. Если мы неспособны верить в библейскую концепцию сотворения мира, то и остальное Писание не может быть достоверным.
Но оно достоверно. Чем лучше я понимаю то, что Бог открыл нам о нашем происхождении, тем яснее я вижу, насколько прочна эта основа. Я согласен с теми, кто считает: Божьему народу пора заново взглянуть на библейский рассказ о сотворении мира. Но я не согласен с теми, кто призывает к капитуляции перед теориями натуралистов. Взглянув на Писание серьезно, применив здравые герменевтические принципы, вы сможете правильно понять проблему сотворения мира и грехопадения человечества.
В Библии ясно и последовательно рассказывается о сотворении космоса и человечества. Для разумного человека не существует совершенно никаких причин, для того чтобы отвергать буквальный характер этого рассказа о возникновении нашей Вселенной. Хотя библейское повествование во многих вопросах расходится с натуралистическими и эволюционистскими гипотезами, оно не противоречит ни единому научному факту. В самом деле, все геологические, астрономические и научные данные вполне можно согласовать с библейским рассказом. Конфликт возник не между наукой и Писанием, но между библейской верой и натуралистическим сознательным неверием.
Для многих людей, учившихся в школах, где черта между гипотезой и фактом систематически и произвольно стиралась, это может прозвучать наивно или бесхитростно, тем не менее, это факт. Опять повторяю: наука пока не опровергла ни единого слова Писания и никогда не опровергнет. С другой стороны, теория эволюции всегда противоречила Писанию и всегда будет ему противоречить. Но идея того, что Вселенная развивалась в ходе ряда естественных процессов, остается недоказанной гипотезой, которую невозможно проверить, поэтому она не может быть «научной». У нас нет никаких доказательств того, что Вселенная образовалась естественным путем. Эволюция — просто теория, причем сомнительная. В конечном итоге, тот, кто принимает теорию эволюции, принимает ее на чистую веру.
Насколько же лучше основывать свою веру на Слове Божьем! Ни одно основание знания не сравнится с Писанием и не превзойдет его. В отличие от научных теорий, Слово Божье неизменно. В отличие от человеческих мнений, это — истина, явленная самим Творцом! Она вовсе не противоречит науке, как полагают многие. Подлинная наука всегда подтверждала учение Писания. Археология, например, неоднократно подтверждала истинность библейского повествования. Каждый раз, когда историческое повествование Писания можно было проверить и подтвердить археологическими свидетельствами или достоверными независимыми документами, библейский рассказ всегда подтверждался. Поэтому у нас нет веской причины сомневаться в библейском рассказе о сотворении мира или не верить в него, и уж точно нам вовсе не нужно пытаться согласовать его с новейшими веяниями теории эволюции.
Вот почему в этой книге я просто хочу рассмотреть, что говорит о сотворении мира библейский текст. Я не собираюсь вступать в полемику с современным эволюционизмом. Я не собираюсь приводить глубокие научные аргументы по поводу происхождения нашей Вселенной. Там, где научные факты соответствуют библейскому рассказу, я укажу на это Но моя основная задача — это исследовать свидетельства Библии о происхождении Вселенной, а потом рассмотреть моральные, духовные и вечные последствия библейского креационизма и выяснить, какое значение он имеет для современных людей.
Я благодарен авторам, которые изучали ранее эту тему и чьи труды очень помогли мне выработать свои собственные взгляды по данным вопросам. Основные из этих авторов — Дуглас Ф. Келли , Джон Анкерберг и Джон Уэлдон , Филипп Э. Джонсон , Генри Моррис  и Кен Хэм .
Кроме того, библейское понимание сотворения мира и грехопадения человечества создает необходимую основу для христианского мировоззрения. Все учение Писания о грехе и искуплении предполагает буквальную истинность первых трех глав Книги Бытие. Если мы в какой-то степени сомневаемся в истинности этого фрагмента, мы подрываем самую основу своей веры.
Если текст Быт. 1—3 недостоверен, то почему нам следует верить во все остальное, что сказано в Библии”? Без верного понимания своего происхождения мы не сможем ничего понять в своем духовном существовании. Мы не сможем осознать свои задачи и быть уверенными в своей судьбе. В конце концов, если Бог не является Творцом, Он не может быть и Искупителем. Если мы неспособны верить в первые главы Писания, как мы можем быть уверены в каких-либо других словах Библии?
Поэтому от правильного понимания первых глав Книги Бытие зависит очень многое. Слишком часто эти главы неправильно истолковываются людьми, задача которых состоит не в том, чтобы понять истинное значение текста, а в том, чтобы приспособить его к какой-либо научной теории. Такой подход неверен. Так как мы не можем наблюдать сотворение или повторить его в лаборатории, наука неспособна дать достоверный ответ о происхождении и грехопадении человечества. В конечном итоге, единственный достоверный источник истины о нашем происхождении — тот, что был явлен Самим Творцом. Это значит, что нашей отправной точкой должен быть библейский текст.
Я убежден, что правильное толкование Быт. 1-3 происходит естественным образом при внимательном чтении текста. Он учит, что Вселенная сравнительно молода, несмотря на свой зрелый вид, и что все сотворение мира в прямом смысле заняло шесть дней.

Вся слава Христу

Необходимым условием для комфортного сна ночью является удобный матрас, который должен отвечать сразу нескольким условиям. Многие покупатели недовольны качеством спального места кресла-кровати или дивана: не всегда устраивает жесткость, стыки и неровности мешают спать, возникает проблема сохранности презентабельного вида обивки. В случае если Вы хотите недорого купить матрас на диван в интернет магазине, то прекрасным решением будет обращение к нам. У нас Вы можете приобрести матрасы на все случаи жизни.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий