Реформация в Британии

 

"Всеобщее отступничество, о котором пророчествовал св. Павел, наблюдается сейчас как в религиозной жизни, так и в общепринятых правилах поведения. Разложение очевидно, и религиозные принципы основываются уже не на ясном Слове Божьем, а на обычаях, законах, воле, согласии и решениях людей."
ДЖОН НОКС
 
До начала XVII века Британией правили Тюдоры в Англии и Стюарты в Шотландии. Эти династии были связаны кровным родством, и в конце концов два королевства объединились. Но в XVI веке они враждовали и даже воевали, поэтому Реформация шла в них разными путями. Исходя из этого, в данной главе мы рассмотрим сначала, что происходило в Англии, а затем обратимся к шотландской Реформации.
 
Генрих VIII
 
В начале XVI века Шотландия была союзницей Франции, а Англия – Испании, и соперничество между французской и испанской коронами на континенте отражалось на враждебных отношениях между французской и испанской коронами. Дабы укрепить связи с Испанией, английский король Генрих VII договорился о браке своего сына и наследника Артура с Екатериной Арагонской, одной из дочерей Фердинанда и Изабеллы. Свадьба, ко времени которой новобрачной было пятнадцать лет, сопровождалась пышными празднествами в ознаменование дружеского союза между Англией и Испанией. Но Артур умер четыре месяца спустя, и испанцы предложили заключить новый брак между молодой вдовой и младшим братом ее покойного мужа Генрихом, ставшим теперь наследником английского престола. Король Англии, желавший сохранить дружбу с Испанией и приданое вдовы, согласился на этот брак. Но канонический закон запрещал мужчине жениться на вдове своего брата, поэтому английским представителям в Риме пришлось испросить у папы разрешение на брак, и как только Генрих достиг соответствующего возраста, его женили на Екатерине.
 
Брак оказался несчастливым. Несмотря на данное папой разрешение, оставались сомнения, имеет ли папа право нарушать закон, согласно которому человек не может жениться на вдове своего брата. Это в свою очередь ставило под сомнение законность самого брака. У Генриха и Екатерины не было наследника мужского пола (единственным выжившим ребенком была принцесса Мария Тюдор), и это истолковывалось как знамение Божьего гнева. Страна недавно пережила кровопролитную династическую войну, и появление наследника мужского пола казалось крайне необходимым. Но после нескольких лет совместной жизни Генриха и Екатерины стало ясно, что такого наследника у них не будет.
 
Предлагались разные решения. Сам Генрих хотел сначала объявить законным и сделать наследником своего внебрачного сына, которому он дал титул герцога Ричмонда. Для этого требовалось согласие папы, но папа не хотел предпринимать шаги, которые могли бы поссорить его с Испанией. Тогда кардинал, которому были поручены переговоры, предложил Генриху устроить брак Марии с его незаконнорожденным сыном. Но король полагал, что брак Марии с ее сводным братом приведет к еще более серьезным, последствиям, чем его собственный брак со вдовой своего брата. Он предложил, чтобы Рим объявил недействительным его брак с Екатериной, благодаря чему он мог бы жениться на другой принцессе, которая дала бы ему долгожданного наследника. Скорее всего, на этом первоначальном этапе переговоров Генрих еще не был влюблен в Анну Болейн и заботился в первую очередь об интересах государства, а не о своих собственных.
 
Разводы не были каким-то необычайным явлением, и папа утверждал их по разным причинам. В данном же случае основанием служило то, что, несмотря на разрешение папы, брак между Генрихом и вдовой его брата все равно был незаконным, и поэтому его нельзя было считать истинным браком. Но еще большую роль играли другие факторы, ни в коей мере не связанные с каноническим законом. Основная трудность заключалась в том, что Екатерина была теткой Карла V, который в то время, по сути, держал папу "под башмаком" и к которому королева обратилась с просьбой спасти ее от бесчестия. Папа Климент VII не мог объявить брак Генриха с Екатериной недействительным, не оскорбив тем самым Карла V. Поэтому он старался как можно дольше оттянуть принятие решения, а его представители даже предлагали Генриху тайно взять другую жену, не изгоняя первую. Но такое решение было неприемлемым, так как Генрих хотел иметь официально признанного наследника. Томас Кранмер, главный советник короля по религиозным вопросам, предложил заручиться мнением католических университетов. Наиболее авторитетные из них – Парижский, Орлеанский, Тулузский, Оксфордский, Кембриджский и даже итальянские – признали брак Генриха с Екатериной недействительным.
 
С этого момента Генрих VIII начал проводить политику, которая в конечном счете привела к разрыву с Римом. Были восстановлены старые законы, запрещавшие обращаться за поддержкой к Риму, и теперь духовенство впрямую зависело от короля. Король также предложил удерживать денежные средства, обычно направлявшиеся в Рим. С помощью этой угрозы он вынудил папу назначить Кранмера архиепископом Кентерберийским. Однако конфликты короля с папством не означали, что он испытывал какую-то симпатию к протестантизму. Более того, за несколько лет до этих событий он написал направленный против Лютера трактат, восторженно встреченный папой Львом X, который присвоил ему титул "защитника веры". По мнению Генриха, нужна была не реформация в том виде, в каком она происходила на континенте, а восстановление прав короны в ответ на неоднократное необоснованное вмешательство папы.
 
Но в Англии наряду с отголосками учения Уиклифа уже распространялись лютеранские идеи, и их сторонников радовало постепенное охлаждение отношений между монархом и папством. Программа реформ Уиклифа включала создание национальной церкви под руководством гражданских властей, и политика Генриха с неизбежностью вела в этом направлении. На это надеялся и Томас Кранмер, стремившийся поставить церковь под власть короля.
 
Окончательный разрыв произошел в 1534 году, когда парламент под давлением короля принял ряд законов, запретивших выплату в римскую казну аннатов и других подобного рода вкладов, объявивших брак Генриха с Екатериной недействительным, лишив тем самым Марию права на наследование престола, и, наконец, провозгласивших короля "высшим главой церкви Англии". Дабы придать последнему закону большую силу, парламент объявил, что все, кто осмеливаются называть короля раскольником или еретиком, считаются виновными в государственной измене.
 
Наиболее заметной фигурой, выступившей против этих законов, был сэр Томас Мор, в прежнем – канцлер королевства и личный друг Генриха VIII. Он отказался присягнуть королю как главе церкви и был за это брошен в тюрьму. Туда к нему приходила одна из дочерей, которой он дал прекрасное образование в гуманистическом духе. Она попыталась убедить его отказаться от своих взглядов и с этой целью привела ему список достойных и уважаемых людей, которые уже сделали это. Рассказывают, что Томас Мор ответил: "Я привык поступать по совести, не оглядываясь на других". На суде бывший канцлер, выступая в свою защиту, разъяснил, что он никогда не отрицал права короля быть главой церкви, что он всего-навсего отказывается публично подтвердить это право и что человека нельзя осуждать за то, что он чего-то не сказал. Но когда его приговорили к смертной казни, он открыто заявил, что для очистки совести хочет внести ясность и сказать, что, по его мнению, мирянин, в том числе и король, не может быть главой церкви и что ни один человек не облечен властью изменять законы церкви. Пять дней спустя его казнили в лондонском Тауэре. Перед казнью он воскликнул, что умирает как "добрый слуга короля, но прежде всего Бога". В 1935 году, через четыреста лет после смерти, имя Томаса Мора было внесено в официальный список святых католической церкви.
 
До сих пор речь шла просто о расколе без каких-то попыток реформирования и без провозглашения новых вероучительных формулировок для оправдания самого раскола. Но многие в Англии чувствовали необходимость глубоких реформ и в происходивших событиях усматривали возможность для их осуществления. Характерной в этом отношении была позиция Томаса Кранмера, поддерживавшего политику короля в надежде, что она приведет к дальнейшим и более глубоким изменениям.
 
В религиозных вопросах Генрих VIII, по сути, был консерватором. Он твердо верил в большинство традиционных догматов церкви, хотя в основном, несомненно, руководствовался политическими мотивами. Поэтому в период его правления законы, имеющие отношение к религиозным вопросам, менялись по политическим соображениям.
 
Став главой церкви, Генрих, естественно, объявил свой брак с Екатериной недействительным и узаконил фактический брак с Анной Болейн. Анна не дала ему наследника мужского пола, она родила только дочь Елизавету, а впоследствии ее обвинили в супружеской измене и приговорили к смертной казни. Затем король женился на Джейн Сеймур, от которой наконец получил наследника мужского пола. После смерти Джейн Генрих попытался с помощью четвертого брака заключить союз с немецкими лютеранами, так как был обеспокоен угрозой со стороны Карла V и французского короля Франциска I. С этой целью он женился на Анне Клевской, свояченице видного князя-протестанта Иоганна Фридриха Саксонского. Но когда стало ясно, что лютеране не намерены отказываться от своего вероучения, хотя его и отверг Генрих, и что Карл V и Франциск I не могут договориться о совместной политике в отношении Англии, Генрих развелся с четвертой женой и приказал обезглавить человека, устроившего этот брак. Новая королева, Екатерина Говард, придерживалась консервативных взглядов, поэтому после заключения пятого брака короля для сторонников реформ начался трудный период. Генрих договорился с Карлом V о совместном вторжении во Францию. Поскольку теперь ему не надо было опасаться императора, ставшего его союзником, он прервал все переговоры с немецкими лютеранами. В Англии он предпринял шаги, чтобы по возможности привести церковь в соответствие с католическими нормами, за исключением подчинения ее папе. Он отказался восстановить монастыри, которые ранее закрыл, конфисковав их земли под предлогом проведения реформ, и собственность которых теперь не хотел возвращать. Н о Екатерина Говард впала в немилость и была обезглавлена, а Карл V, преследуя собственные цели, порвал союз с Англией. Следующая и последняя жена Генриха VIII Екатерина Парр была сторонницей реформ, и после смерти короля в начале 1547 года положение их противников пошатнулось.
 
Реформаторские идеи распространялись в стране в течение всех лет правления Генриха, временами при поддержке короля, а иногда против его воли. Кранмер распорядился перевести Библию на английский язык, и по королевскому указу экземпляр английской Библии был помещен в каждой церкви на видном месте, где все могли читать ее. Это стало мощным оружием в руках сторонников реформ, которые, странствуя по Англии, привлекали внимание к отрывкам Писания, подкреплявшим их учение и цели. Закрытие монастырей лишило консервативное крыло его наиболее стойких союзников. А многочисленные и влиятельные гуманисты видели в политике короля возможность осуществить реформы без тех крайностей, в которые, как им казалось, впадают немецкие протестанты. В результате ко времени смерти Генриха сторонники реформ пользовались широкой поддержкой во всем королевстве.
 
Эдуард VI
 
Генриха сменил его единственный наследник мужского пола Эдуард, болезненный молодой человек, проживший после восшествия на престол всего шесть лет. Первые три года правления Эдуарда при регентстве герцога Сомерсета были периодом широкого распространения реформ. Миряне при причащении получали чашу, священнослужителям разрешалось жениться, из церквей убирали иконы. Но самым значительным религиозным событием регентства Сомерсета стала публикация "Книги общественного богослужения", основным составителем которой был Кранмер и которая впервые дала английскому народу литургию на родном языке.
 
После Сомерсета регентом стал герцог Нортумберленд, отличавшийся меньшей принципиальностью, чем его предшественник. Тем не менее из соображений чисто практических он продолжил политику реформ. При его регентстве было опубликовано пересмотренное издание "Книги общественного богослужения". Влияние идей Цвингли можно увидеть при сравнении слов, которые служитель должен произносить, предлагая хлеб причастникам, в старом и новом изданиях. В первом варианте они звучали так: "Предложенное тебе тело нашего Господа Иисуса Христа сохраняет тело твое и душу твою для вечной жизни". В новом издании они видоизменились: "Возьми и ешь это в воспоминание, что Христос умер за тебя, питай Им сердце твое с верой и благодарением". Первое издание можно было понимать как в католическом, так и в лютеранском ключе, тогда как второе явно черпало вдохновение у Цвингли и у тех, кто придерживался сходных взглядов. Различие между двумя изданиями показывало, в каком направлении развиваются события в Англии. У лидеров реформаторской партии, все больше склонявшихся к кальвинизму, были основания надеяться, что они добьются победы без особого сопротивления.
 
Мария Тюдор
 
После смерти Эдуарда VI корона перешла к его сводной сестре Марии, дочери Генриха VIII и Екатерины Арагонской. Мария всегда была католичкой – для нее начало реформаторского движения навсегда осталось отмеченным позором ее юных лет, когда ее объявили незаконнорожденным ребенком. Кроме того, если считать, что Генрих имел законные основания провозглашать себя главой церкви и объявлять брак с Екатериной недействительным, она стала внебрачным ребенком и, следовательно, имела сомнительные права на престолонаследие. С учетом всего этого, а также из соображений политической целесообразности, Мария поставила перед собой цель восстановить в Англии католичество. В этом деле она могла рассчитывать на мощную поддержку своего родственника Карла V, а также многих консервативных епископов, лишившихся сана за время правления двух последних королей. Но она понимала, что должна действовать осторожно, поэтому первые пять месяцев посвятила упрочению своего положения в Англии и укреплению связей с католической династией Габсбургов, для чего вышла замуж за своего двоюродного брата Филиппа Испанского, ставшего впоследствии Филиппом II.
 
Почувствовав себя на троне увереннее, Мария перешла к преследованию протестантов. В конце 1554 года Англия официально вернулась под власть папы. Порядки, введенные при Генрихе и Эдуарде, по большей части отменялись. Восстанавливались дни памяти святых. Женатым священникам предписывалось оставить своих жен. Затем в королевстве начались открытые гонения на протестантов. Почти триста человек были сожжены на кострах, а бесчисленное множество других оказались в тюрьмах или ссылке. В результате королева получила прозвище, под которым известна до сих пор, – "Мария Кровавая".
 
Самым известным мучеником в годы правления Марии стал Томас Кранмер. Он был архиепископом Кентерберийским, поэтому его дело отправили на рассмотрение в Рим, где после его осуждения как еретика было сожжено его изображение. Но королева ставила целью принудить лидера реформаторской партии к отречению от своей веры, надеясь тем самым одержать моральную победу над протестантами. Для этого его заставили наблюдать из тюрьмы за казнью двух его наиболее видных последователей и близких товарищей – епископов Латимера и Ридли. В конце концов Кранмер подписал отречение. Историки до сих пор спорят, поступил ли он так из страха перед костром или во исполнение своих же неоднократных заявлений о том, что он всегда будет повиноваться монархам. Скорее всего, он сам точно не знал своих мотивов. Как бы там ни было, он письменно отрекся, но, несмотря на это, был приговорен к смертной казни в назидание тем, кто вздумал бы продолжить его дело. Кранмер согласился на публичное отречение перед казнью. Архиепископа привели в церковь Св. М арии, где был подготовлен деревянный помост, и после проповеди ему предоставили возможность для покаяния. Он начал говорить о своих грехах и о своей слабости, и все ожидали от него заявления, что он согрешил, отойдя от католической церкви. Но он, обманув ожидания своих мучителей, отказался от слов отречения:
 
Они написаны вопреки истине, которую я храню в сердце, они написаны из страха перед смертью, дабы сохранить жизнь, если это возможно… И поскольку я написал многое, что противоречит верованиям моего сердца, рука моя должна быть наказана в первую очередь; если я смогу подойти к костру, она сгорит первой. Что касается папы, я отвергаю его как врага Христа и антихриста вместе со всеми его лжеучениями8.
 
Этот последний мужественный шаг престарелого человека, который действительно держал свою руку в огне, пока она не обуглилась, заставил забыть о его колебаниях, и в глазах протестантов Кранмер стал великим героем веры. Под влиянием его примера многие принялись с новой энергией распространять протестантское учение, и становилось все яснее, что для искоренения протестантизма Марии понадобятся еще более суровые меры.
 
Елизавета
 
Мария умерла в конце 1558 года, и на престол взошла ее сводная сестра Елизавета, дочь Генриха VIII и Анны Болейн. Карл V не раз советовал Марии казнить ее, но кровавая королева не посмела зайти так далеко, и теперь ее преемница резко поменяла проводимую ею политику. Многие из тех, кто был вынужден покинуть королевство по религиозным причинам, теперь вернулись на родину, неся с собой воспринятые на континенте цвинглиан-ские и кальвинистские идеи. Мария по убеждениям и по политическим соображениям была католичкой. Елизавета по тем же причинам избрала протестантизм. Если глава английской церкви – папа, а не король, то брак Генриха VIII с Екатериной Арагонской остается в силе и Елизавета, рожденная Анной Болейн еще при жизни Екатерины, должна считаться незаконнорожденной. Папа Павел IV дал понять, что готов признать Елизавету законной дочерью Генриха, если она будет придерживаться римско-католического вероисповедания. Но Елизавета даже не уведомила его о своей коронации и отозвала английского посла в Риме. Будучи менее расчетливой по сравнению с Марией, она тем не менее пришла к выводу, что отец поступил правильно, провозгласив себя главой церкви Англии, и никогда не отходила от этого убеждения.
 
Елизавета придерживалась умеренных протестантских взглядов. Ее идеалом была церковь с единообразными обрядами, объединяющая страну в общем богослужении, но не препятствующая свободно высказывать различные точки зрения. В этой церкви не должно быть места ни для римского католичества, ни для крайнего протестантизма. Допустимы любые формы умеренного протестантизма, если их сторонники участвуют в общем служении церкви Англии.
 
Политика Елизаветы в области религии нашла выражение в новом издании "Книги общественного богослужения". Свидетельством ее политики "широкой церкви" стало объединение двух разных, взятых из прежних изданий формулировок, которые должны были использоваться во время богослужения, при раздаче хлеба. Новый текст был следующим:
 
Предложенное тебе тело нашего Господа Иисуса Христа сохраняет тело твое и душу твою для вечной жизни. Возьми и ешь это в воспоминание, что Христос умер за тебя, и питай Им сердце свое с верой и благодарением.
 
Несомненно, что эта "сдвоенная" формулировка преследовала цель примирить позиции тех, кто считал причащение просто обрядом воспоминания, и тех, кто утверждал, что человек действительно вкушает тело Христово.
 
Та же политика отражена в "Тридцати девяти статьях", опубликованных в 1562 году как богословское основание церкви Англии. В них многое в католических догматах и обычаях открыто отвергалось, но в то же время не делалось никаких попыток отдать предпочтение одной из протестантских точек зрения. Статьи предлагали "средний путь", который могли принять все, за исключением католиков и занимавших крайние позиции протестантских доктринеров. С тех пор такой подход стал одной из основных отличительных черт англиканской церкви, то есть церкви Англии, и вышедших из нее церквей, главным образом церквей в бывших британских колониях.
 
При правлении Елизаветы положение католичества в Англии было шатким. Некоторые католики встали на сторону вынужденной бежать из своей страны королевы Шотландии, Марии Стюарт, речь о которой пойдет в следующем разделе этой главы. Если бы Елизавету признали незаконнорожденной, английский престол унаследовала бы Мария Стюарт. Поэтому она стала главным звеном нескольких заговоров католиков, которых папа освободил от всяких обязательств по отношению к Елизавете. Изгнанные из страны католики заявляли, что Елизавета – еретик и узурпатор, и строили планы ее свержения и возведения на английский престол Марии Стюарт. В то же самое время бежавшие из Англии выпускники католических семинарий тайно возвращались в страну, где, рискуя жизнью, совершали таинства. Отличить тайные встречи, на которых совершались запрещенные обряды, от заговоров против королевы и правительства было очень трудно. Арестовывали и приговаривали к смертной казни как заговорщиков, так и незаконно проникнувших в страну священников. Доказательств покушений на жизнь королевы было предостаточно, и в большинстве своем они связывались с надеждой возвести на престол Марию Стюарт. Неясно, была ли вдохновительницей этих заговоров сама Мария. Но так или иначе, она в них была вовлечена, и Елизавета после долгих колебаний приказала предать свою двоюродную сестру смерти.

[ad#my_blok3]

 
Общее число казненных по религиозным причинам при Елизавете и Марии Тюдор было примерно одинаковым, но при этом надо иметь в виду, что
 
Елизавета царствовала почти в десять раз дольше, чем Мария. Во всяком случае, в конце жизни Елизаветы католикам дали понять, что верность папе в религиозных вопросах они могут сочетать с политической и гражданской лояльностью короне. Именно на этом основании им впоследствии была предоставлена возможность открыто исповедовать свои религиозные убеждения.
 
В конце правления Елизаветы возросло и число "пуритан". Они придерживались кальвинистских взглядов, а "пуританами" их назвали потому, что они призывали восстановить учение Нового Завета во всей его чистоте. Движущей силой религиозной жизни в Англии они станут позднее, поэтому к рассмотрению их богословских взглядов мы вернемся в одной из следующих глав нашего рассказа.
 
Реформация в Шотландии
 
Шотландское королевство, расположенное к северу от Англии, традиционно проводило политику союза с Францией против англичан, неоднократно вторгавшихся на его территорию. Но в XVI веке страна разделилась на сторонников традиционной политики и тех, кто считал, что обстоятельства изменились и что в наибольшей мере интересам страны отвечает политика сближения с Англией. Самую большую победу сторонники новой политики одержали в 1502 году, когда шотландский король Яков IV женился на Маргарите Тюдор, дочери короля Англии Генриха VII. Поэтому когда королем Англии стал Генрих VIII, появилась надежда, что два королевства будут наконец жить в мире. Яков V, сын Якова IV и Маргариты Тюдор, приходился Генриху племянником. Последний стремился установить еще более тесные связи и с этой целью предложил Якову руку своей дочери Марии. Но Шотландия решила вернуться к традиционному союзу с Францией, и Яков женился на француженке Марии де Гиз. С этого времени два британских королевства пошли разными путями, в частности в том, что касается реформации церкви и отношений с папством.
 
Между тем протестантизм обретал последователей и в Шотландии. Гораздо раньше сюда проникли идеи лоллардов и гуситов, искоренить их сторонников не удалось, и теперь протестантизм нашел среди них благодатную почву. Многие шотландцы, учившиеся в Германии, возвращались на родину, неся с собой учения и труды Лютера и других реформаторов. Шотландский парламент принял законы, направленные против этих сочинений и против тех, кто распространял протестантскую доктрину. 1528 год был отмечен первой мученической смертью, принятой одним из странствующих проповедников, и с этого времени казни участились. Но все было напрасно. Несмотря на гонения, новое учение продолжало привлекать последователей. Особенно глубокие корни протестантизм пустил среди дворянства, недовольного усилением королевской власти и утерей многих прежних привилегий, и среди студентов, читавших и в обход закона распространявших тайно полученные книги протестантских авторов.
 
Когда в 1542 году умер Я ков V, наследницей престола стала его дочь Мария Стюарт, родившаяся всего через несколько дней после его смерти, что привело к борьбе за власть. Генрих VIII хотел женить на малолетней королеве своего сына и наследника Эдуарда, и этот план поддерживала проанглийски настроенная протестантская шотландская знать. Со своей стороны, католики профранцузской ориентации хотели отправить Марию для получения образования во Францию и там выдать ее замуж за французского принца. В этом они преуспели, сорвав тем самым планы Генриха.
 
Тем временем группа протестантских заговорщиков захватила замок Сент-Андрус и убила архиепископа. Правительство, раздираемое внутренними конфликтами, мало что могло сделать. Чтобы схватить и наказать бунтовщиков, были отправлены войска, но после непродолжительной осады их отозвали, и отныне протестанты всего королевства видели в замке Сент-Андрус оплот своей веры.
 
Именно тогда на сцену выступил Джон Нокс. О молодых годах пламенного реформатора, ставшего лидером шотландского протестантизма, известно мало. Родился он около 1515 года, изучал богословие и был рукоположен священником до 1540 года. Затем он стал домашним учителем сыновей двух дворян, участвовавших в заговоре по захвату замка Сент-Андрус, и поддерживал связь с Джорджем Уисхартом, известным протестантским проповедником, принявшим смерть за веру. Когда заговорщики захватили замок Сент-Андрус, Ноксу поручили привести туда его юных воспитанников. После этого Нокс намеревался отправиться в Германию изучать протестантское богословие, но в замке он оказался в самой гуще событий, сотрясших страну. Помимо воли его сделали проповедником в протестантской общине, и с этого времени он стал основным рупором протестантского движения в Шотландии.
 
В замке Сент-Андрус протестантам удалось продержаться благодаря тому, что и Англия, и Франция переживали трудные времена и не могли вмешаться в шотландские дела. Но как только Франция сумела отправить в Шотландию подкрепление, правительство послало против замка сильную армию, и протестантам пришлось сдаться. Однако условия капитуляции не были выполнены, и Нокса с некоторыми другими повстанцами приговорили к каторжным работам, на которых будущий реформатор в невыносимых; условиях провел девятнадцать месяцев. Его освободили благодаря вмешательству Англии, где теперь правил Эдуард VI и где Нокс стал пастором.
 
Этот английский период его жизни закончился со смертью Эдуарда, когда на трон взошла Мария Тюдор и начались преследования протестантов. Нокс уехал в Швейцарию, где оставался некоторое время в Женеве с Кальвином и в Цюрихе с преемником Цвингли Буллингером. Он также дважды посетил Шотландию, чтобы укрепить решимость протестантской общины.
 
Тем временем в Шотландии происходили важные события. Молодую Марию Стюарт отправили во Францию, где она пользовалась покровительством своих родственников из семейства Гизов. Ее мать, тоже принадлежавшая к этому роду, осталась в Шотландии регентом. В апреле 1558 года Мария вышла замуж за наследника французского престола, который через год с небольшим был коронован под именем Франциска П. Таким образом, в шестнадцать лет Мария стала супругой короля Франции и официальной королевой Шотландии. Но это было еще не все – она также претендовала на титул законной королевы Англии. Мария Тюдор умерла в 1558 году, и престол заняла ее сводная сестра Елизавета. Но если справедливы утверждения католиков, что Елизавета – незаконнорожденная, престол должен был принадлежать Марии Стюарт, правнучке Генриха VII. Поэтому после смерти Марии Тюдор Мария Стюарт приняла титул королевы Англии, превратившись тем самым в злейшего врага Елизаветы. В Шотландии в качестве регентши правила королева-мать Мария де Гиз. Ее прокатолическая политика вынудила протестантских лидеров объединиться, и в конце 1557 года они заключили торжественное соглашение. Они дали обещание служить "благословенному Слову Божьему и Его конгрегации" и поэтому получили название "Лорды конгрегации". Понимая, что у них одни цели с английскими протестантами, они установили с ними связь. Регентша усилила гонения на "еретиков", но они не оставляли своих позиций и в 1558 году организовали собственную церковь. Незадолго до этого они написали Ноксу в Швейцарию и попросили его вернуться в Шотландию.
 
В изгнании Нокс написал сочинение с резкими выпадами в адрес женщин, правивших в то время в Европе: регентши Шотландии, Марии Тюдор в Англии и Екатерины Медичи во Франции. Его работа "Первые звуки труб против чудовищного правления женщин" вышла не ко времени, так как едва она попала в Англию, как умерла Мария Тюдор и ее сменила Елизавета. Хотя книга была направлена против ее покойной сводной сестры, Елизавете в ней многое не понравилось, ибо аргументация Нокса, построенная на антифеминистских предубеждениях, могла относиться и к ней самой. Это препятствовало естественному пониманию, которое могло бы сложиться между Елизаветой и Джоном Ноксом, к которому, несмотря на его неоднократные отречения ,английская королева относилась с недоверием.
 
Развитие событий не благоприятствовало шотландским протестантам. Регентша попросила у Франции войска для подавления лордов Конгрегации, которые одержали над захватчиками несколько побед. Но из-за отсутствия денег их армия не могла долго продержаться на поле боя. Они неоднократно взывали к Англии, указывая, что если католикам удастся подавить протестантское восстание и королевство останется в руках католической партии, тесно связанной с Францией, то под угрозой окажется корона Елизаветы. Нокс, вернувшийся незадолго до этих событий, поддерживал протестантов проповедями и силой своей убежденности. Наконец, в начале 1560 года Елизавета решила послать в Шотландию войска. Английская армия присоединилась к шотландским протестантам, и казалось, что длительная война неизбежна. Но регентша умерла, и французы решили, что настало время приступить к мирным переговорам. В результате французы и англичане вывели свои войска.
 
Но как только непосредственная опасность миновала, между Ноксом и лордами, до сих пор поддерживавшими реформаторское движение, начались разногласия. В основе конфликта лежали экономические причины, хотя и не они одни. Лорды стремились завладеть церковными ценностями, а Нокс и его сторонники хотели использовать их, чтобы создать систему всеобщего образования, облегчить положение бедных и поддержать церковь.
 
В разгар этих неурядиц знать решила предложить Марии Стюарт вернуться в Шотландию и занять трон, унаследованный ею от отца. Мария надеялась быть шотландской королевой, оставаясь во Франции, но смерть мужа лишила ее таких надежд, и она приняла предложение шотландцев. В Шотландию она приехала в 1561 году. Она никогда не пользовалась популярностью, и поначалу следовала советам своего незаконнорожденного сводного брата Джеймса Стюарта, графа Меррея, одного из лидеров протестантов, удерживавшего ее от прямого столкновения с другими протестантскими лордами.
 
Нокс, по всей видимости, был убежден в неизбежности конфликта с королевой, и в этом вопросе она, судя по всему, разделяла его точку зрения. С самого начала она настояла, чтобы месса совершалась в ее личной часовне, и пламенный реформатор резко выступил против "идолопоклонства новой Иезавели". Между ними состоялось несколько бурных встреч. Но лорды, которым такое положение дел было на руку, не поддержали выпадов проповедника.
 
Осложнение отношений с королевой и некоторыми протестантскими лордами не помешало Ноксу и его последователям создать реформатскую церковь Шотландии, по своему устройству близкую к идеалам пресвитерианства, возникшего позднее. В каждой церкви старейшины и служители избирались, но последние занимали свои должности только после проверки, произведенной другими служителями. Столпами новой церкви стали "Книга церковной дисциплины", "Служебник церкви Шотландии" и "Шотландское исповедание".
 
В конечном счете Мария сама стала причиной своей гибели. Она всегда мечтала занять английский престол и, пытаясь осуществить эту мечту, потеряла сначала шотландский трон, а затем и жизнь. Дабы сделать свои претензии на английский престол неоспоримыми, она вышла замуж за своего двоюродного брата Генриха Стюарта, лорда Дарили, который тоже имел основания претендовать на него. Граф Меррей возражал против этого брака и против союза Марии с Испанией для искоренения протестантизма в стране, и когда его возражения проигнорировали, он восстал. Тогда Мария призвала на помощь лорда Босуэла, способного военачальника, разгромившего графа Меррея и вынудившего его искать защиту в Лондоне. Мария, воодушевленная этой победой, заявила, что скоро она взойдет на трон в Лондоне.
 
Лишившись здравых советов графа Меррея, Мария проводила все более неразумную политику. Она решила, что брак с Дарили был ошибкой, и дала понять это Босуэлу и другим. Вскоре после этого Дарнли был убит, и подозрения пали на Босуэла. Он был оправдан в ходе суда, на который не допустили ни одного свидетеля обвинения. Но оправдание не сняло с него подозрения, тем более что через несколько месяцев Мария стала его женой.
 
Шотландские лорды ненавидели Босуэла, и вскоре они восстали. Королева, предпринявшая попытку подавить восстание, лишилась поддержки войск и оказалась в руках лордов. Они убедили ее, что располагают доказательствами ее участия в убийстве Дарнли, и предложили ей либо отречься от престола, либо предстать перед судом за убийство. Она отреклась в пользу своего годовалого сына Якова VI, родившегося у нее от Дарнли, и граф Меррей вернулся из Англии, став регентом Шотландии. Марии удалось бежать и собрать войско. Но граф Меррей разгромил его, и ей оставалось только искать защиты у ненавистной Елизаветы в Англии.
 
Пленение и смерть Марии стали темой многочисленных романтических сказаний, в которых она предстает жертвой своей жестокой и честолюбивой сестры. Но на самом деле Елизавета приняла ее с таким почтением, какого нельзя было ожидать от человека, которого долгое время объявляли незаконнорожденным, пытаясь отобрать у него корону. Мария была узницей в том смысле, что не имела права покидать предоставленный ей замок, но в то же время были даны строгие указания относиться к ней как к королеве, и ей разрешили самой набрать для себя тридцать слуг. Но к ней сходились нити многих заговоров, большинство из которых имели целью убийство Елизаветы, представлявшей собой основное препятствие на ее пути к престолу и восстановлению католичества в Англии. Другим общим звеном этих заговоров была подготовка вторжения в Англию испанских войск для помощи Марии. Когда был раскрыт третий заговор, доказательства неоспоримо свидетельствовали, что Мария была если не его вдохновителем, то во всяком случае активным участником, ее предали суду и приговорили к смертной казни. Представ перед палачом, она приняла смерть достойно, как и подобает королеве.
 
В Шотландии после бегства Марии противоборство между разными партиями продолжалось. Нокс выступал за регентство графа Меррея. Но когда реформатора разбил паралич и он был вынужден отойти от дел, оппозиция еще сохраняла достаточную силу. Узнав о резне, устроенной во Франции в Варфоломеевскую ночь (о которой пойдет речь в одной из следующих глав), он в последний раз попытался вернуться на кафедру, с которой призвал шотландцев продолжить борьбу, если они не хотят испытать такую же судьбу. Умер он через несколько дней после своей последней проповеди. К тому времени стало ясно, что верх в Шотландии одерживают реформатские взгляды.
 
С уважением Андрей

Joomla одна из наиболее мощных Систем Управления Контентом с открытым исходным кодом на планете. Она используется по всему миру для всего – от простых сайтов до комплексных корпоративных приложений. Установка joomla 1.5 на хостинг не составит для вас большого труда, что несомненно показывает все плюсы данной CMS

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий